home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



9

Письмо Феридэ отправила со своей служанкой, пятнадцатилетней девочкой, которой она полностью доверяла.

Ихсан жил в гостинице в центре Стамбула. Служанка быстро нашла его номер, но ей пришлось долго ждать возвращения офицера. Поэтому девочка вернулась в дом Феридэ не сразу.

Она застала молодую женщину нервно прохаживающейся из угла в угол. Феридэ, обеспокоенная долгим отсутствием девочки, уже начала волноваться.

— Все в порядке? Ты передала письмо в руки майора? — спросила Феридэ, только завидев на пороге служанку.

— Да, госпожа, как вы и сказали. Сначала офицера не было, но я дождалась его. Он слегка удивился, увидев меня. Я представилась и подала ему записку. Майор несколько раз перечитал послание, потом дал мне несколько монет и сказал: «Передай госпоже, что я выполню все, о чем она просит…»

— Он не очень расстроился?

— Нет, в общем-то не очень… Конечно, глаза его погрустнели, а в остальном офицер вел себя обычно: смеялся, шутил…

— Спасибо тебе. А теперь иди и помни, что никто не должен знать об этом.

Девочка, немного обидевшись, с вызовом произнесла:

— Я что, маленькая?

Феридэ закрыла за служанкой дверь и легла на кровать. У нее болела голова и стучало в висках. Решив немного отдохнуть, молодая женщина незаметно уснула. Когда же она открыла глаза, за окном уже было темно. Из гостиной доносился шум голосов. С трудом Феридэ заставила себя подняться с постели. «Хотя я и немного поспала, но голова словно раскалывается, — подумала она. — Не беда. Мне надо обязательно спуститься вниз, а то я сегодня целый день провела в своей комнате. Что подумают домашние?»

В другое время Феридэ оправдала бы свое отсутствие болезнью, но теперь, хотя внешне и был заключен мир, она чувствовала, что и Неджмие, и свекровь следят за каждым ее шагом.

Наскоро приведя себя в порядок, Феридэ вошла в гостиную. Там, сидя рядом друг с другом, тихо ворковали Хуршид и Неджмие. Молодая женщина тотчас же пожалела о том, что спустилась, но было уже поздно. Ей пришлось поддержать беседу с гостем. А Хуршид вел себя как обычно: весело смеялся и занимал женщин историями из своей жизни. Видя, что Феридэ плохо себя чувствует, доктор предложил свои услуги.

— Нет, спасибо, мне не нужно, — отказалась она.

— Вы плохо выглядите, давайте я посмотрю вас, — настаивал Хуршид.

Появившаяся вдруг тетушка Бесимэ и Неджмие в один голос принялись уговаривать невестку, и наконец та сдалась. В сопровождении доктора она поднялась в свою комнату.

После осмотра Хуршид протянул ей лекарство и сказал:

— У вас просто сдали нервы… Выпейте, это немного успокоит вас.

Молодая женщина повиновалась, и через несколько секунд ей страшно захотелось спать. Глаза ее слипались, и, пробормотав несколько слов извинения, Феридэ опустилась на кровать.

Вдруг женщине показалось, что Хуршид склонился над ней. Ехидно усмехаясь, он начал что-то говорить о ней, о Кямране, о старом докторе Хайруллах-бее. Потом его лицо исказила ненависть, и он принялся угрожать ей. Молодой женщине не понравился этот сон, и она перешла в другой — бесцветный. Там никого не было, но показался он куда более уютным…

Следующий день Феридэ провалялась в постели. После снотворного у нее была чугунная голова и сухость во рту. Никто ее не беспокоил, лишь тетушка принесла поесть. Но молодая женщина отказалась.

Прошла неделя. В доме установилось относительное спокойствие. Свекровь вела себя как обычно, но после ссоры отношения с Феридэ у них были уже не те. Они подчеркнуто вежливо разговаривали друг с другом, и, глядя со стороны, можно было бы просто позавидовать, как хорошо они ладят между собой. Феридэ подсознательно чувствовала, что все это просто так не кончится. Или они со свекровью разойдутся врагами, или будут еще больше любить друг друга.

Но взрыв произошел, и не там, где молодая женщина ожидала. Все началось с того, что у Феридэ пропало несколько юношеских писем, адресованных Кямрану, но не отправленных. Подумав, что письма отыщутся где-нибудь в столе, она решила не поднимать шума. Но, перерыв всю свою корреспонденцию, молодая женщина убедилась в обратном. Кроме того, в своем дорожном дневнике она не досчиталась нескольких страниц. «Кому это понадобилось? — недоумевала она. — Юношеские излияния если и могли быть кому-то интересны, то лишь Кямрану… А страницы дневника?..» Перебрав все свои бумаги, Феридэ новых пропаж не обнаружила. Погоревав, она решила не придавать этому особого значения. Однако через несколько дней молодая женщина поняла, как она ошиблась.

Тетушка Бесимэ вызвала ее в гостиную и протянула сложенный вчетверо листок бумаги.

— Читай, — сухо приказала она.

Феридэ взяла листок в руки и машинально развернула. Вся страничка была исписана ее почерком. Подумав, что это одно из пропавших писем, молодая женщина даже обрадовалась.

— Мне знакомы эти закорючки, — улыбнулась она.

— Ну, тогда, может быть, ты прочтешь вслух! — В глазах тетушки сверкнул недобрый огонь.

Феридэ, бегло пробежав глазами по строкам, вдруг побледнела.

— Я никогда не писала такого… — твердо произнесла она.

Неджмие, тихо стоявшая рядом, зло рассмеялась.

— Ну, не я же это написала твоим почерком, — язвительно прошипела она.

Феридэ растерянно переводила взгляд с тети на сестру мужа. Руки ее дрожали, и листок бумаги, который она держала, трепыхался, как раненая птица. Все молчали, ожидая, что скажет Феридэ. А она еще раз пробежала по строкам, выхватывая отдельные выражения:

— Мой дорогой Ихсан… Муж больше не будет мешать нашим встречам… Я тебя очень люблю… Мне опротивели сварливые родственники… Я хочу, чтобы у нас был ребенок…

Феридэ с ненавистью отшвырнула листок в сторону.

— Это все неправда! — отчаянно крикнула она. — Неужели вы могли поверить…

Ища поддержки, молодая женщина взглянула на свекровь, но ее лицо, казалось, было вырублено изо льда, а глаза источали холодное сияние. Феридэ поняла, что попалась в ловушку. Ведь ясно, что это письмо — подделка, и притом подделка очень искусная. Многое, что произошло с ней за последнее время, теперь предстало абсолютно в ином свете. Ей вспомнились и пропажа писем, и неизвестный, подслушивавший ее разговор с Ихсаном, и странный сон… «Самое главное, сейчас не заплакать, — подумала Феридэ. — Все решат, что я хочу вымолить у них прощение. Бесполезно доказывать, что тут нет моей вины.»

Тем временем Неджмие демонстративно подняла брошенный на пол листок и, помахивая им, злорадно проговорила:

— Ну, что ты скажешь теперь в свое оправдание?

Феридэ, стиснув ладони так, что побелели косточки на пальцах, молчала.

— Смотри-ка, наша гордая Чалыкушу поймана с поличным, — не унималась Неджмие.

Неожиданно Феридэ заметила, что при этой семейной разборке присутствуют и чужие. В углу гостиной, незаметно примостившись на самом краешке дивана, сидел Хуршид. Выражение его лица было настолько серьезным, как если бы он находился в театре и строил из себя знатока. Феридэ с пренебрежением посмотрела на него. Хуршид встал со своего места и, не говоря ни слова, взял под руку разгневанную Неджмие и повел ее в сад.

— Феридэ, — обратилась тетушка Бесимэ к молодой женщине. — Я же просила тебя прекратить все отношения с этим офицером.

— Тетушка, это письмо — подделка, — срывающимся голосом проговорила Чалыкушу. — Неужели вы не понимаете… Ведь мне больше жизни дорог Недждет, а моя любовь к Кямрану… Разве можно сомневаться в ней? Да я скорее бы умерла, чем не то что написала, а даже подумала о таком…

Феридэ замолчала, встретившись с внимательным взглядом тетушки. Казалось, в душе свекрови происходила борьба. Ей очень хотелось поверить невестке, но, очевидно, вспомнив про письмо, Бесимэ снова замкнулась в себе.

— Феридэ, — ледяным голосом продолжила свекровь, — я тебя предупреждала, но все оказалось бесполезным… Поэтому я прошу тебя: собери свои вещи и уезжай. Нам не нужен позор в доме.

Молодая женщина в ужасе отступила назад. Заламывая руки, она спросила:

— Вы меня выгоняете? А как же Недждет? Как вы объясните ему мое отсутствие?

— Не волнуйся, придумаем что-нибудь подобропорядочнее…

— Но… — попыталась возразить Феридэ.

Тетка резко оборвала невестку:

— Для него это будет лучше. Сейчас Недждет маленький, но когда подрастет, он сможет разобраться сам, кто из нас прав.

— Тетушка, но это же несправедливо по отношению ко мне…

Бесимэ промолчала.

— Я могу хотя бы попрощаться с малышом? — с горечью в голосе произнесла Феридэ.

Пожав плечами, тетушка нехотя ответила:

— Ты можешь увидеть Недждета, но ничего не говори ему. Подожди минуточку, я приведу мальчика.

Когда тетушка вышла из гостиной, Феридэ принялась лихорадочно искать ответ: что же делать дальше. «Куда я могу поехать?.. Куда?.. — словно необъезженные жеребцы, скакали мысли в ее голове. — Только в Кушадасы[5]. Там у меня дом, оставленный в наследство первым мужем… А может быть… Впрочем, нет… Тогда в Кушадасы». Но женщине не хотелось жить там. С этим городом у нее были связаны неприятные воспоминания. Несколько лет назад Феридэ работала там учительницей. Коллеги в школе завидовали молодой красивой женщине, сплетая вокруг нее всевозможные интриги. Когда умерла ее приемная дочь, Феридэ тяжело заболела. Неизвестно, чем бы все закончилось, если бы старый доктор Хайруллах не выходил ее, взяв к себе в дом. Но ее беда стала лишь поводом недоброжелателям лишний раз посплетничать. Разгорелся скандал, дошедший до Министерства образования. Чтобы избежать позора, Феридэ пришлось выйти замуж за старого доктора…

Было у него еще и имение в Аладжакая[6], но его они превратили в приют для бездомных детей. После смерти старого доктора Феридэ, выйдя замуж за Кямрана, переехала в Стамбул, надеясь, что уже больше никогда не вернется в холмистые Кушадасы…

И вот теперь судьба поворачивалась так, что возвращения ей все-таки не избежать. Чалыкушу представила себе, как она приедет в этот небольшой городок, войдет в дом, наполненный тяжелыми воспоминаниями, расскажет обо всем оставшейся за хозяйку старой няне доктора, и как та сразу запричитает над несчастной судьбой бедной девочки. Садовник будет хмуриться и постоянно закуривать свою трубку… «Нет, не буду ничего говорить старой женщине, — подумала Феридэ, — а то с ее больным сердцем удар может оказаться роковым».

Тут тетушка Бесимэ привела Недждета. Только сейчас Чалыкушу заметила, как мальчик похож на Кямрана — те же золотые волосы, то же серьезное выражение зеленых глаз…

Феридэ обняла мальчика и почувствовала, что помимо ее воли на глазах появились слезы. Чалыкушу не хотела плакать. Она очень любила этот дом, сад, тетушку Бесимэ и даже Неджмие… И если оскорбления она перенесла мужественно, то, увидев Недждета, внезапно осознала, что, возможно, целует мальчика в последний раз… Сердце Чалыкушу разрывалось от горечи.

Малыш, казалось, что-то почувствовал. Всегда такой шустрый, сейчас он стоял неподвижно и изо всей силы прижимался к мачехе. Феридэ слышала, как бьется сердце мальчика, и вспоминала свою умершую дочь Мунисэ.

Девочка была приемышем. Женщина подобрала ее в захудалой деревне и выходила. Как много планов строила Чалыкушу насчет будущего Мунисэ, но, к сожалению, девочка умерла от дизентерии. Это было еще до того, как Чалыкушу узнала Недждета. А теперь она теряла и приемного сына.

— Мама Феридэ, — неожиданно спросил он, затаив дыхание, — а мы пойдем еще на пристань встречать папу?

— Конечно, малыш, — тихо ответила Чалыкушу, едва сдерживаясь, чтобы не разрыдаться.

Тетушка Бесимэ заметила это и, желая избежать неприятной сцены, потянула Недждета за руку.

— А теперь — умываться, — сказала она строго.

Мальчик заупрямился, цепляясь за платье мачехи.

— Иди, малыш… — попросила его Феридэ. — Иди… и слушайся бабушку…

Малыш разжал свои пальчики, и направился в ванную. Когда он скрылся за дверью, Чалыкушу опрометью бросилась наверх в свою комнату. Она упала на постель и, зарывшись головой в подушку, чтобы ее никто не слышал, отчаянно зарыдала…

Собирая вещи в своей уже бывшей комнате, Феридэ думала о судьбе мальчика: «Он еще слишком мал, чтобы запомнить меня. Его воспитает тетушка Бесимэ. А вся моя нерастраченная любовь, предназначавшаяся ему, так и угаснет в моем сердце».

Несчастная женщина спешно собрала небольшой баул, положив в него необходимые вещи и несколько дорогих ей безделушек. Шикарные наряды и драгоценности, которые покупал ей муж, Феридэ решила оставить. Конечно, тетушка Бесимэ ничего бы не сказала, возьми она их с собой, но Неджмие раскричалась бы на весь дом. А Чалыкушу хотелось уйти незаметно и тихо…

Феридэ спустилась по лестнице и в последний раз окинула взглядом гостиную, знакомую ей с детства. В саду молодая женщина провела рукой по качелям, вспомнив, что именно так и сделал ее муж перед роковым путешествием. «Знал ли ты, Кямран, что так все обернется? — подумала она. — Ожидала ли я, выходя за тебя замуж, что через полгода снова останусь одна и буду стоять на обочине бесконечной дороги, которая неизвестно куда ведет?»

Вздохнув, женщина вышла за ворота и направилась к пристани.


предыдущая глава | Счастье Феридэ | ЧАСТЬ ВТОРАЯ