home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава девятая, которая многое объясняет

– Ну и чего ты ждёшь, Иван Фёдорыч?

Генерал-майор Дюваль говорил шёпотом, будто боялся спугнуть незваного гостя, пытающегося прорваться через междумировой переход вот уже четвёртый раз за последние сутки. Три предыдущие попытки закончились неудачей – светящееся зеркало портала выгибалось пузырём, но никак не хотело пропускать незваного гостя с той стороны. Эта обещала быть более удачной.

– Да не говори под руку, Жора! – прикрикнул академик Шрёдингер.

Иван Фёдорович наблюдал за вторжением из «зазеркалья» через оптику крупнокалиберного пулемёта и имел все основания думать, что пули размером с сосиску станут достойным аргументом при неблагоприятном развитии ситуации. Какое бы чудо-юдо оттуда ни вылезло, шансов у него не больше, чем у таракана против тапочка сорок пятого размера. Проверено опытным путём.

Дюваль оптимизма не разделял и на всякий случай приготовил старый добрый РПГ с кумулятивной гранатой. И кажется, не ошибся.

– Это танк ползёт, – прошептал Жерар Семёнович, увидев появившийся из портала маленький гусеничный транспортёр. – Долбануть, пока он сам не взорвался? Всякое ведь бывает.

Опытный десантник вспомнил первые годы после эпидемии, когда современные границы государств ещё не определились, и то здесь, то там вспыхивали мелкие конфликты за обладание спорными территориями. Народу почти у всех противоборствующих сторон катастрофически не хватало, поэтому широко использовались такие вот виды вооружения. Дистанционно управляемой танкетке не нужна сложная и дорогая начинка, её нужно только подкатить поближе к противнику и вовремя взорвать. Дешево и сердито! Пусть малоэффективно, зато эффектно.

– Погоди, Жора, – отмахнулся Шрёдингер. – Сейчас мы его накроем силовым полем, а потом…

Что будет потом, академик так и не сказал – танкетка остановилась, выдвинула из корпуса штырёк с привязанной белой тряпкой и начала разваливаться. От неё попросту отлетали детали, и буквально через несколько секунд самодвижущийся механизм представлял из себя кучу металлолома.

– Что за сюрпризы? – Иван Фёдорович углядел среди обломков блестящий информационный кристалл и перевёл взгляд на Дюваля. – Жора, а не может такого случиться, что это наш японец о результатах разведки докладывает?

– С чего бы ему о нас беспокоиться? – засомневался Дюваль. – Сам-то в это веришь?

– А почему бы нет? Перед лицом инопланетной угрозы всё человечество просто обязано объединиться.

– Вот давай не будем цитировать передовицы из газеты «Правда» за март тысяча девятьсот сорок первого года. Там, помнится, тоже про сознательность мирового пролетариата вообще и германского в частности было. Ага?

Шрёдингер и сам обладал цинизмом в достаточной степени, чтобы верить собственному предположению, поэтому выдвинул следующую идею:

– А если это приглашение на переговоры?

– Вряд ли. – Жерар Семёнович бросил взгляд на экран дозиметра. – Там уровень радиации, как в пяти Чернобылях, и лишь вдвое не дотягивает до Запорожья. Ты пойдёшь парламентёром в эпицентр ядерного взрыва?

Генерал-лейтенант Шрёдингер задумался. В принципе, он и предполагал, что из междумирового портала ничего хорошего не появится. Когда пришёл доклад о первой попытке преодолеть барьер с той стороны, Иван Фёдорович отдал приказ не приближаться к переходу и решил рискнуть самостоятельно. Да не такой уж и риск на самом деле, скорее перестраховка.

Но что же, чёрт возьми, записано на том кристалле?

Любопытство удалось удовлетворить только на следующий день, после полной дезактивации посылки из другого мира. Но на всякий случай решили ограничить количество присутствующих на просмотре информации с кристалла человек. Вдруг это всё-таки сюрприз сумрачного инопланетного гения, и вместо записи там большой бабах?

Не бабахнуло. Комп «Горгоны Медузы» без проблем принял стандартный носитель и выдал запрос на начало воспроизведения. Иван Фёдорович вслух обругал косоруких техников, не сумевших починить искусственный интеллект корабля за целых десять дней, и вручную нажал кнопку «пуск».

– О, глядите, наш Василий! – оживился генерал-майор Дюваль после того, как появилось изображение. – Только что он в такой странной позе?

Полтора часа просмотра записи допроса кота Василия и самурая Онодэры прошли в полном молчании, изредка прерываемом эмоциональными комментариями генералов. А когда незнакомец в чёрном балахоне и с туманной маской вместо лица разоткровенничался насчёт целей и методов захвата Земли инопланетной цивилизацией, матюки зазвучали во весь голос. Потом зрителей немного порадовали виды разгромленного муравейника и последовавший за ним взрыв реактора. И лишь в самом конце появилось искажённое лицо японца, произнёсшего всего несколько слов:

– Мы погибаем, но не сдаёмся! Прощайте, товарищи!

В тишине отчётливо послышались всхлипы полковника Сафаровой и шумное сопение старшего прапорщика Таругина.

Шрёдингер выключил запись и произнёс:

– Этот кристалл должен попасть к президенту сегодня же. Лилия Александровна, вы готовы к прыжку через внепространство?

– Почему опять я, Иван Фёдорович?

– Это же ваши коты изобрели способ путе– шествия в космосе без кораблей? Вот вам и отдуваться.

– Они же не специально!

– Мы в ответе за тех, кого приручили.

– Экзюпери не про моих котов так говорил, Иван Фёдорович.

– Он их не знал, а то бы… Собирайтесь в прыжок, товарищ полковник!


Неизвестная точка в космосе. Дата не определена

Ой, мама-кошка, мой напарник совсем сошёл с ума, если там вообще было с чего сходить. Представляете, надел скафандр незнакомой конструкции, прямо в открытом космосе вылез на внешнюю обшивку корабля и прикрутил к ней огромные иероглифы, будто бы обозначающие название нашего корыта. Целую неделю чуть ли не одним напильником вытачивал закорючки из запасных броневых листов… Такое трудолюбие, да в мирных бы целях!

И ещё по-русски продублировал, но более мелкими буквами. Да-а-а, вот так летишь себе спокойненько, звёздами любуешься, а потом выясняется, что твой корабль теперь носит звучное имя «Наруто». Тьфу, хоть пешком дальше иди. Печально…

И возразить невозможно, потому что говорить не умею, а пользоваться местными средствами коммуникации пока не научился. Вот вроде бы ничего сложного, интерфейс на понятном английском языке, техника инопланетная подозрительно напоминает земную, но всё равно никак не разберусь. Тупею с возрастом, что ли? Или Онодэра, паразит, аппаратуру блокирует. Может ведь быть такое?

Вполне может, так как сам японец чувствует себя на нашем космическом пепелаце как рыба в воде. Будто родился прямо здесь! И это очень подозрительно. Я, конечно, не параноик, но неприятный осадочек остаётся. Каким образом он за четыре с половиной часа освоил управление чужим космическим кораблём? Ладно бы был гением, вроде Ивана Фёдоровича Шрёдингера… так нет же, обыкновенный выпускник Шанхайского университета. Вот ни в жизнь не поверю, будто в китайских университетах все такие.

Да, чуть не забыл… на приём к начальнику какого-то там управления хроноопераций мы не полетели. Во-первых, это не наш начальник, а во-вторых…

Вот со вторым как раз большие проблемы. Скорее всего, неизвестный собеседник нашего инопланетного гестаповца заподозрил подмену, и через две недели после разговора мы обнаружили за спиной целую эскадру. Если преувеличиваю, то очень не намного. Восемь тяжёлых крейсеров – это уже эскадра или пока ещё нет? Кстати, откуда земной японский самурай знает классификацию инопланетных звездолётов? И как принялись те звездолёты гонять нас по всей галактике…

Ну, насчёт всей галактики я слегка погорячился, но за пятую её часть точно ручаюсь – лично видел звёздную карту с пометками о пройденном маршруте. И почему-то упорно прём к точке, обозначенной красноречивым и понятным без дополнительных объяснений значком. Черепушкой с перекрещенными костями.

Погоня не стреляет, но регулярно посылает сообщения с требованием остановиться и сдаться в плен. Откуда инопланетяне так хорошо знают английский язык и заодно прекрасно понимают ответы Онодэры, произнесённые с использованием русских идиоматических выражений? И если с самураем как раз всё ясно, то эти где научились?

Но сегодня гонка преследования вплотную приблизилась к финалу. Увы, но противник сообразил, что перехватить нас не успевает, а добровольно сдаваться мы не собираемся, и открыл огонь на поражение. Мама-кошка, каким образом у японца получается уворачиваться от залпов многолучевых орудий, выжимать из двигателей чудовищную скорость на грани взрыва реактора и управлять защитными полями? Что удивляет – хоть и не входим во внепространство, но летим явно быстрее света, причём во много раз. Как такое может быть? Вот и я не знаю. А кто знает?

Резкий звук чуть было не довёл меня до инфаркта! Какая скотина приспособила вместо привычного и милого кошачьему слуху ревуна тревоги запись лая обложивших медведя охотничьих собак? Так и заикой сделают. А это точно тревога? Да, вроде бы она самая – везде мигают красные лампочки, а с консоли управления слышится механический, но почему-то захлёбывающийся от ужаса голос корабельного навигатора:

– Зафиксировано излучение систем наведения имперских мобильных редутов! Рекомендуются полное отключение двигателей и подача сигнала о сдаче на канале номер двадцать четыре. Согласно инструкции Ассамблеи Совета Содружества, при встрече с имперскими кораблями рекомендуется безоговорочная капитуляция во избежание ненужных потерь. Экипажу немедленно запереть оружие в сейфе и приготовиться к прибытию абордажных партий. Повторяю: согласно инструкции Ассамблеи Совета Содружества…

Мама-кошка, да его заклинило на этом сообщении. И откуда в голосе бездушного электронного механизма столько паники? И почему я не удивляюсь тому факту, что корабли погони пытаются отвернуть и смыться?

Онодэра тоже ничему не удивляется. Он откинулся на спинку пилотского кресла, заложив руки за голову, и с нескрываемым облегчением произнёс:

– Вот мы и дома, товарищ Василий! Приглашаю в гости. Ты не против?

Пся крев, я уже не кицунэ и не сэнсэй, а просто Василий? Ситуация всё непонятнее и непонятнее. Объяснения будут?

– Смотри, – японец ткнул пальцем в обзорный экран, где искорки преследовавших нас крейсеров превратились в огненные шары. – За время моего отсутствия ничего не изменилось. Всё так же крепка броня и танки наши быстры. Добро пожаловать в Российскую Империю, товарищ Василий!

Спустя каких-то полтора часа я убедился, что кое-кто в этой части Вселенной страдает гигантоманией и излишней скромностью одновременно. Обозвать космическую крепость шестикилометровой длины мобильным редутом – больше чем скромность. Да у неё только двуглавый орёл на борту раза в три превышает площадь Московского Кремля с близлежащими улицами и набережной. А что же тогда представляют из себя космические форты и эти… как их там… равелины? Или нет таких?

Встретили нас тут неплохо, чуть ли не с распростёртыми объятиями, так как пёсий японец успел передать на редут какой-то условный сигнал или пароль. Кораблик затащили внутрь крепости швартовыми полями, и едва только в шлюзовую камеру закачали воздух, как на пороге образовался аж целый вице-адмирал. Бородатый такой мужик средних лет в чёрном мундире и с кортиком на боку.

И этот хмырь не придумал ничего лучше, как ухватить меня огромными лапищами и прижать прямо мордой к холодным и жёстким орденам на своей груди:

– Кот? Неужели настоящий кот?

Я возмутился неуместному панибратству и только приготовился расцарапать любвеобильную физиономию, как вмешался самурай:

– Вы поосторожнее с ним, товарищ вице-адмирал.

Тот ослабил удушающий захват и с глуповатой улыбкой пояснил:

– Никогда не думал, что увижу живого кота. Ещё в детстве мечтал, разглядывая картинки в букваре… Ведь коты ушли с Земли на третий год Нашествия?

Опс, мама-кошка, мне кажется, что я опять чего-то не понимаю. Во-первых, какое, к псам блохастым, нашествие, а во-вторых – куда мы ушли с Земли? В-третьих – когда и зачем? Мы вообще не уходили, если память не изменяет. Или я что-то пропустил?

Онодэра поправил адмирала:

– На четвертый год, если быть точным.

Тот кивнул:

– Да, действительно… Но кто бы мог подумать, что через полторы тысячи лет можно будет не только увидеть, но и подержать в руках полумифическое существо из детских сказок?

Как он меня обозвал? Сам ты из сказок, ризеншнауцер бородатый!

Японец наконец-то вспомнил, что мы трое суток толком не жрамши, только на сухомятке, и деликатно намекнул:

– Илья Григорьевич, нам бы перекусить сейчас, а потом за отчёты засесть. Вы же знаете требовательность светлейшего князя Шойгу – выполнение служебных обязанностей превыше всего!

– Ну конечно же, Николай Герасимович, – спохватился вице-адмирал и осторожно вернул меня на палубу. – Насчёт обеда я уже распорядился, и кают-компания в полном вашем распоряжении. Но не желаете ли сначала переодеться?

– Ещё как желаю! – оживился самурай с неизвестно откуда взявшимися русскими именем и отчеством. – Уже и забывать начал, как мундир выглядит. И если бы вы знали, Илья Григорьевич, насколько за эти десять лет мне надоело изображать идиота!

– Тогда не стану больше отвлекать, Николай Герасимович, – кивнул адмирал. – Ваша каюта на седьмой палубе, и через час жду вас к обеду. Надеюсь, вы удовлетворите моё любопытство в разумных пределах? Всё же не каждый день люди возвращаются из рейда в прошлое. Честь имею, товарищ генерал-майор!

Ой, мама-кошка, а можно я не буду просыпаться? Определённо, мне этот сон начинает очень нравиться. Или всё-таки не сплю?

Бывший самурай, оказавшийся разведчиком в больших чинах, плескался под душем, а я внимательно наблюдал за работой робота-портного. Обыкновенный ящик с каталогом на экране, где можно выбрать любую военную форму, время от времени выплёвывал из своих недр запаянные пластиковые пакеты. Надраенные до синих искр хромовые сапоги вывалились без всякой упаковки, намекающе и заманчиво развернувшись в мою сторону голенищами.

Нет, воздержусь! И не уговаривайте! Я тут в статусе сказочного существа, и не стоит портить репутацию необдуманными поступками. Впрочем, обдуманными тоже. И потом, вдруг аппарат не выдаст новые сапоги взамен испорченных? А генерал-майор в тапочках будет выглядеть нелепо и вряд ли решится пойти в таком виде в кают-компанию. А там обед ждёт! Нет, и не уговаривайте!

Фальшивый самурай вышел из душа с мокрой головой и довольной физиономией. Проследил за моим внимательным взглядом, направленным на сапоги, вздрогнул и извиняющимся тоном произнёс:

– Ну да, я не японец, а бурят. Кому от этого хуже?

Пусть оправдывается, пусть! Люди должны жить с постоянным чувством вины перед кошками. Затащил, понимаете ли, пёс знает куда, и никаких объяснений. Нельзя так поступать с разумными существами. Я же не собака, в конце концов.

Но на всякий случай придал морде вопросительное выражение и требовательно мяукнул. Ну, долго ждать?

Псевдосамурай с тяжёлым вздохом распаковал пакет, скептически осмотрел ткань мундира и всё же решился:

– Ты, Василий, читать умеешь? Нет, я не ставлю под сомнения твои выдающиеся способности, но на простой вопрос ответить можешь?

Киваю. А куда деваться, если спрашивают прямо и открыто?

– Умеешь, значит. Это хорошо, потому что рассказывать долго, и предысторию сам прочитаешь после обеда. Пока скажу коротко – ты в будущем.

М-да… заявление произвело впечатление, сравнимое с посадкой голой задницей на рельсу при минус сорока градусах. Ощущения примерно одинаковые, только там последствия менее трагические. Я-то надеялся на параллельный мир с возможностью вернуться!

– Понимаешь, Василий, – продолжил липовый Онодэра, он же генерал-майор Николай Герасимович Цырендоржиев. – Через каких-то восемь лет Земля подвергнется нападению чужой цивилизации, и война существенно задержит развитие человечества. Ты даже не представляешь, насколько… Мы, потомки победителей в той войне, смогли вернуться в космос только спустя одиннадцать столетий.

Ага, а какой у них сейчас год?

– И вот уже четыре века стараемся наверстать упущенное.

Всё-таки коротко у Николая Герасимовича не получилось. Он целый час рассказывал о политической ситуации в обжитом человечеством пространстве, о происках Совета Содружества, вознамерившегося повлиять на прошлое и использовать предков в собственных целях.

– Да, друг мой Василий, они решили ослабить вашу Земную Федерацию изнутри, а в идеале вообще раздробить на множество карликовых государств, чтобы вы не смогли дать достойный отпор агрессору. Ну а потом, естественно, явиться спасителями и благодетелями.

Мама-кошка, ничего не понимаю! А зачем тогда армия вторжения на третьей планете системы альфы Песца? Против кого она?

Генерал-майор правильно истолковал мой недоумевающий взгляд и пояснил:

– В планы Содружества не входит полное уничтожение экономики и инфраструктуры Земли, как это произошло в нашем варианте истории, и они решили ослабить потери землян при помощи встречного удара по противнику. Их аналитики сделали вывод, что ослабленный атакой биороботов вражеский десант можно будет разгромить достаточно легко, но в то же время не допустить, чтобы у предков сохранились более-менее боеспособные вооружённые силы. Ну знаешь… это как в драке двух папуасских племён – большой белый бвана помогает одному из них убить и съесть соперника, а потом милостиво разрешает напасть на третье.

– Мяу?

– Да, и этим третьим стали бы мы, то есть Российская Империя. Что, не веришь?

– Мур?

– Зря не веришь. Содружество давно облизывается на наши территории, и если бы не военная мощь империи… Но представляешь, как тяжело удерживать паритет с двумя миллиардами населения против шестидесяти восьми?

– У-р-р?

– Ах да, ты же не знаешь. Чуть больше трехсот пятидесяти лет назад тогдашний император Евгений Двенадцатый разрешил покинуть Землю всем недовольным, то есть попросту вышвырнул из империи диссидентов, предложив им шесть пустующих планет, прошедших терраформирование. Разумеется, выставил не голыми и не босыми… проклятое человеколюбие и гуманизм, мать их конституцию… Но кто же знал, что среди эмигрантов окажется профессор Циммерман, восстановивший утерянную технологию клонирования человека?

– Р-р-р-мяу?

– Теперь у нас она тоже есть, но используется исключительно по медицинским показаниям и только единожды для каждой личности. Ну и в качестве награды за военные заслуги разрешается прожить жизнь в третий раз. А в Содружестве клонирование бесконтрольно.

– Мур-р-р?

– Спрашиваешь, почему им нужны предки для войны с нами? Очень просто – после определённого количества копирований мозг исходной личности начинает разрушаться, и последующие клоны получаются вполне законченными дебилами, не способными ни к чему, кроме размножения естественным, так сказать, путём. Да, можно дать им оружие и бросить в бой, как не раз и случалось, но пограничные мобильные редуты трупами не завалишь.

Николай Герасимович замолчал, оглядел себя в зеркале и предложил:

– Давай продолжим разговор после обеда?


Глава восьмая, с мордобоем, побегом, разрушениями и ожиданиями | Кот Шрёдингера | Глава десятая, финальная, с обязательным хеппи-эндом