home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава восьмая, с мордобоем, побегом, разрушениями и ожиданиями

Тюремная камера не лучшее место для приличного человека, но Онодэра не унывал. Ведь не может такого быть, чтобы хитроумный кицунэ не нашёл выхода из трудного положения. Он обязательно выкрутится из неприятной ситуации с непременным ущербом для негостеприимных хозяев и вытащит из темницы своего преданного последователя. Ведь не зря же судьба и путь воина заставили самурая понять благородную суть поступков демона-оборотня? Нет, не зря!

Ну а то, что кицунэ не любит находиться в человеческом облике и не превращается в лису, легко объяснимо – у людей одна жизнь, а у котов их девять. Не хочет оказаться уязвимым в трудную минуту.

Ой, мама-кошка, да это же не мои мысли! Я научился телепатии и понимаю бред Онодэры без переводчика? Ёшкин дрын, куда катится мир?

А ещё самурай очень переживает за выданные врагу секреты, что характеризует его как положительного и ответственного человека. Только зря он это делает. В смысле, переживает. Воспитанный на просмотре анимэ и чтении манги японец не сможет выдать ничего тайного, так как в его голове вымысел и реальность давным-давно перемешались и слились в единое целое. Думаю, ничего страшного не произойдёт, если неприятель узнает о существовании девочек-волшебниц, несущих возмездие во имя Луны, трансформеров и черепашек-нинзя, покемонов и Годзиллы. Пусть подлые инопланетяне боятся заранее и развязывают себе пупок в бесконечной гонке магических вооружений.

Ну а после моих откровений энергетический эсэсовец остался пребывать в твёрдой уверенности, что на нашей планете любого захватчика встретят бесчисленные орды злых немецких овчарок, бороться с которыми можно только при помощи намордников, строгих ошейников, кожаных трусов и плёток. Пусть попробуют!

Однако хватит веселиться, пора и о грустном. В нашей нынешней ситуации самое грустное заключается в том, что Онодэра уверил себя в моём всемогуществе. Самурай вбил себе в голову, будто я являюсь демоном-оборотнем, и совсем не хочет признавать того факта, что их японские кицунэ всегда появляются в виде лисы. Иногда в облике песца, но очень редко. Мне что, теперь девять хвостов отращивать? Единственный бы сохранить.

И тем не менее отсюда нужно выбираться в обязательном порядке. Коты, конечно, существа тщеславные, но не до такой степени, чтобы желать известности нового Эдмона Дантеса. Нет, не того, который Пушкина застрелил, а графа Монте-Кристо, отсидевшего четырнадцать лет в замке Иф. Эй, самурай, хочешь стать аббатом Фариа?

Молчит. Или мысли читать не умеет, или анимэ по романам Александра Дюма не смотрел никогда. А глаза такие жалобные-жалобные…

– Время приёма пищи!

Это не японец, это наши тюремщики пожаловали. Сейчас забросят в камеру очередную зубастую тварь и будут наблюдать через решётчатую дверь за гладиаторскими боями. Мама-кошка, кто бы знал, как я ненавижу насекомых! Доведётся вернуться домой, обязательно переведу тысяч двадцать на счёт фабрики по производству инсектицидов. Пароль онлайн-банка и номер карточки академика знаю, так что…

На этот раз муравьи-садисты превзошли самих себя, подбросив вместо привычной личинки стрекозы-мутанта аж целого скорпиона. Здоровенную такую скотину, как раз по грудь вскочившему на ноги самураю. Лапы, клешни, хвост с ядовитым жалом… всё как полагается. Интересно, это нам на обед, или всё-таки его покормить решили?

А вот мой самурайский друг долго раздумывать не стал – сработали рефлексы, и мозолистая пятка впечаталась в щёлкающее рыло. Холицеры там были или мандибулы, точно не скажу, но щёлкнуло по хлебальнику знатно. Насекомое отлетело обратно к двери и умудрилось сквозь решётку ткнуть жалом с хвоста самого любопытного тюремщика. И правильно, нечего подглядывать! Решётки служат для предотвращения побегов заключённых, а не для удовлетворения вуайерических… вуайермических… тьфу, вуайеристских наклонностей.

Разумеется, разумные муравьи не смогли простить обиду низшему существу и бросились в камеру учинять справедливость. Я еле успел увернуться от самого резвого, но тут же попал в аварию со следующим участником дорожного движения – инопланетный мураш проскакал по мне, как татарская конница по Дикому Полю, и вцепился в скорпиона. Тот не сдавался и принял бой! Казалось, вот-вот послышится воинственный клич «Спартак – чемпион!» и на помощь герою примчится кавалерия из-за холма.

Да, она примчалась, я угадал. Но к представителю противоположной стороны. Ещё четыре муравья заскочили в камеру и принялись дубасить бедного скорпиона голыми псевдоподиями! Я вроде бы говорил, что не разбираюсь в анатомии насекомых и тем более не знаю точного наименования их конечностей? А неважно! Главное, что они так увлеклись, что забыли про оружие.

«А у кафе «Метелица» два мужика метелятся, и дым туманом стелется…» Эх, жалко, что петь не умею. Ой, мама-кошка, я же про оружие вспомнил, да?

Японец опять сообразил первым – хотя излучатели плохо приспособлены для использования человеческими руками, но он умудрился нажать на нужную кнопку и влепить в кучу-малу солидный заряд. Тех аж в разные стороны разбросало! Лежат и дёргаются… А кому сейчас легко?

– Беги, кицунэ-сэнсэй, я прикрою!

У самурая проснулось дремлющее благородство души? Вот свинья, он же твёрдо уверен в отсутствии такового у меня! Но ведь никто не сможет упрекнуть Василия Шрёдингера в том, что он способен бросить друга в беде! Ой, мама-кошка, кажется, я назвал самурая другом? Куда катится мир?

– Беги, кицунэ-сэнсэй! – Онодера направил раструб излучателя в морду очухавшемуся скорпиону. – И отомсти за меня!

Ага, вот галстук со шнурками завяжу и обязательно брошусь мстить. Ой, пся крев, можно и не завязывая…

Я увернулся от щёлкнувших прямо перед носом клешней и заскочил скорпиону на загривок. «Мы красные кавалеристы, трам-папам, и командира нашего зовут Абрам… и Сара-пулемётчица, и красный конь Адам… Мы красные кавалеристы, трам-парам…» Петь не умею, но очень люблю! А вот пытаться тыкать жалом мне в спину явно не стоит.

Онодэра опять сообразил очень быстро. Вообще подозреваю, что у него в родне были коты – скорость мышления явно превосходит человеческую и вплотную приближается к моёй. Лет через сто догонит, если живы останемся. А мы останемся, я верю.

Японец тоже запрыгнул на скорпиона, из-за чего бедное членистоногое чувствительно просело. Рессоры слабоваты? Вот она, отсталость инопланетных технологий! Ух ты, да им управлять можно?

Да, оказалось, что можно. Вместо руля японец использовал хвостовое жало… э-э-э… в смысле, не своё, а скорпиона, так как самураям природа хвостов не выделила. А так нормально – тычет ядовитым шипом, как кавалерист шпорами, и вопит во весь голос:

– Кицунэ хенко банзай!

Несмотря на перегруз, наш скакун рванул с места с приличной скоростью. Видно собственный яд действует на скорпиона чем-то вроде допинга и стимулятора. Или он боится очухавшихся муравьёв, добравшихся до излучателей и собирающихся устроить маленький армагеддон? Мда… никогда не был силён в психологии инопланетных чудовищ.

Эх, рано я начал нахваливать ездового скорпиона – тупая скотина совершенно не ориентировалась в запутанных тоннелях муравьиного подземелья и буквально через час заблудилась. Впрочем, за этот час мы от души повеселились, и искренне надеюсь на получение местными жителями незабываемых впечатлений. Да, почти полный разгром муравейника они вряд ли когда позабудут.

Причём скажу положа лапу на сердце – мы как бы и не виноваты в случившемся. Кто просил идиотов устраивать погоню со стрельбой из тяжёлого оружия? Ладно бы излучатели и парализаторы… нет же, принялись швыряться сгустками плазмы и лупить из лучевых дезинтеграторов. И что в итоге? А в итоге имеем обрушившиеся галереи, сгоревшие подземные грибные плантации, сотни покалеченных и разорванных на куски особей, испепелённую залпом в упор муравьиную королеву… Жалко, энергетический эсэсовец в чёрном балахоне по дороге не попался, а то бы и ему досталось. Но ничего, доберёмся когда-нибудь и до космического гестапо, если найдём выход на поверхность.

Онодэра с выражением крайней озабоченности попинал упавшего скорпиона:

– Наш конь издох, уважаемый кицунэ-сэнсэй.

Ага, от передоза скончался. И чего удивляется, если сам тыкал насекомое его же собственным ядовитым жалом? Тут любой копыта откинет и ласты склеит.

Однако понимание причин происшествия, оставившего нас без средства передвижения, не отменяет забот по поиску нового транспорта. Не могут же муравьи передвигаться по планете пешком? Подозреваю, что такой муравейник здесь не один, следовательно, между ними должно существовать сообщение. Или не должно?

Внезапно самурай закрутил носом и расплылся в довольной улыбке:

– Отнятые у меня вещи хранятся неподалёку. Я чувствую запах ружейной смазки.

– Мур-р-р?

– Там ещё васаби в рюкзаке. Запах Ниппон…

До чего же люди сентиментальны. Только у них могут выступить слёзы на глазах при воспоминании об адской смеси, созданной как последний аргумент для перевоспитания грешников. Надеюсь, черти не настолько жестоки, чтобы кормить своих подопечных японской горчицей, и используют её лишь в качестве устрашения. Иначе бесчеловечно даже с точки зрения нечистой силы.

Выбитая ударом ноги дверь размазала по стене не успевшего отскочить муравья-мутанта, и самурай бросился к столу с разложенными богатствами:

– Я знал, кицунэ-сэнсэй, что ты ведёшь меня верным путём, и никогда в этом не сомневался!

Приятно, пёс побери! Мы, коты, не любим льстецов, но саму лесть очень даже уважаем. Хвали меня, мой верный самурай! Только штаны сначала надень.

Вместо продолжения славословий негромко хлопнул глушитель пистолета, и в помещение из коридора завалился муравей с разнесённой выстрелом башкой. Передняя часть туловища едва не прищемила мне хвост, а задняя осталась снаружи, судорожно дёргая тремя парами конечностей. Ох уж эти монстры, даже помереть нормально не могут. Кто же так помирает, чучело? Ты же самокат сломаешь! Ой, мама-кошка, нам подарили средство передвижения?

И опять Онодэра показал чудеса сообразительности – мгновенно затащил подстреленного муравья внутрь вместе с самокатом, захлопнул дверь и принялся ощупывать добычу. Вернее, не всю, а только её техническую часть.

Трофей представлял из себя железную платформу примерно метровой длины, сантиметров пятнадцати в толщину и полуметра в ширину. Торчащая спереди палка не вызывала сомнений в её назначении – ничем, кроме ручки управления, она не могла быть. А так… обыкновенный самокат, летающий за счёт небольших антигравов.

– Мы спасены, уважаемый кицунэ-сэнсэй?

Почему-то Онодэра произнёс это не с утвердительными, а с вопросительными интонациями. Мне ничего не оставалось делать, кроме как важно кивнуть. Простейшее движение головы подействовало на самурая самым волшебным образом, и даже на короткое мгновение стало жалко муравьёв-мутантов, стоящих между японцем и его уверенностью в победе. Хотя какой смысл насекомым вставать на пути взбесившегося асфальтового катка? Сами виноваты! Мама-кошка, держите нас семеро!

Если нам суждено когда-нибудь выбраться отсюда живыми и вернуться домой, обязательно приложу все силы для награждения Онодэры медалью. Пусть даже для этого нужно будет взломать сервер администрации президента Земной Федерации. «За боевые заслуги» выпишу, не меньше. Себе, понятное дело, орден или два, а самураю непременно медаль! Заслужил, как есть заслужил!

Надо было видеть героический прорыв из муравейника верхом на антигравитационном самокате! Автоматные очереди… звон разлетающихся по сторонам гильз… взрыв реактора энергетической системы… Бабахнуло килотонн на семьдесят с классическим ядерным грибом и ударной волной, докатившейся до самого космодрома. Что, я разве не упоминал о космодроме? Сейчас исправлюсь, честное слово.

Да это, собственно, была крохотная площадка в двадцати километрах от муравейника с единственным кораблём на ней. Старое корыто немного непривычного дизайна, скорее всего, принадлежало гестаповцу второй категории в чёрном балахоне. Искренне надеюсь, что его энергетическая сущность вступила в глобальное противоречие с образовавшимся при ядерном взрыве электромагнитным излучением, и получившийся антагонизм привёл к короткому замыканию. Поганое было существо, чтоб ему в новой жизни возродиться столбиком на собачьей площадке!

Внутрь корабля попали без проблем – оказалось, достаточно нажать кнопку на посадочной опоре, и сверху опустилась обыкновенная лифтовая кабина на телескопической штанге. И никаких замков, шифров, паролей, сканирования сетчатки и тестов на соответствие ДНК. Удивительная беспечность и преступная самоуверенность не могли не радовать. Если болтуна считают находкой для шпиона, то идиоты – сущий клад для разведчиков и диверсантов.

– Вы не возражаете, если я проведу небольшой осмотр, уважаемый кицунэ-сэнсэй? – вежливо поинтересовался японец. – Вдруг у нас получится использовать трофей по назначению?

А у самого глаза горят предвкушением мародёрства. И тут действительно есть чем поживиться! Вот только почему космический корабль представителя энергетической формы жизни идеально подходит вполне традиционному гуманоиду? Тут и гидромассажная ванна, и небольшая парилка с бассейном, и застеленная шёлковым бельём широкая кровать. Спальню вообще язык не поворачивается назвать каютой! Тут даже бар есть с хрустальными графинчиками без этикеток. Кучеряво живут электрические маньяки. А холодильник здесь имеется в наличии?

Вопреки ожиданиям материальные ценности Онодэру действительно не интересовали, и он намертво прикипел к консоли управления в рубке. Тоже одна из разновидностей маньяка – маньяк научно-технический, отягощённый болезненным стремлением к новым знаниям. Иван Фёдорович Шрёдингер примерно такой же, но предпочитает изобретать своё, а не изучать чужое. А в остальном очень похожи. И как я это раньше не замечал? Удивительно…

Тем не менее японец отвлёкся от любимого занятия для переодевания. Пребывание под землёй и эпические сражения не способствовали сохранности одежды, и самурай выглядел не как воин, а как завсегдатай муниципального вытрезвителя имени Льва Натаныча Щаранского на Брайтон-Бич. Одного случайного взгляда в зеркало хватило, чтобы бросить все дела и помчаться к шкафу.

Между прочим, чёрный балахон ему очень идёт! Накинуть капюшон, и вылитый космический гестаповец! Онодэра, кстати, так и сделал. Но едва только он укрыл голову плотной тканью, как тут же перед лицом возник знакомый светящийся туман. Ну и что всё это значит, товарищи?

Испуганный японец хотел было сорвать чёрную хламиду, но зазвучавший зуммер заставил его машинально нажать мигающую зелёным светом кнопку на пульте. Возникшая на экране рожа повторяла самурая, как одна капля воды повторяет другую. Такой же точно широкий балахон, и маска вместо лица.

– Хай, Рипли! – прозвучало на вполне понятном английском языке. – Ставлю полсотни галактов против стакана джердийского бурбона, что ты опять облажался!

Онодэра невразумительно промычал, не находя слов для ответа.

– Да можешь не оправдываться, – продолжил незнакомец на экране. – И так всем известно, что только неудачник Рипли способен завалить операцию, на которую потрачено триста пятьдесят миллиардов и пять лет работы. Ты в курсе, что Ассамблея Совета Содружества собирается провести слушания по поводу возросших расходов нашего управления? И не думай, будто директор собирается тонуть в одиночку и выгораживать пристроенного по блату маменькиного сыночка. Нам нужен результат, понял, придурок?

– Э-э-э…

– Не мычи, Рипли! Управлению хроноопераций хватает проблем, но всегда большой дефицит козлов отпущения! Директор ждёт тебя завтра с докладом, и не вздумай опоздать.

– О-о-о…

– Вот только не говори, что уровня твоего доступа недостаточно для включения форсажа. Ради удовольствия увидеть перед собой мальчика для битья я лично перешлю нужные коды на бортовой навигатор. Лови, придурок!

Ой, мама-кошка, во что это мы опять вляпались?

Москва. Кремль. Кабинет президента Земной Федерации. 14 июня 2098 года

Президент посмотрел на весёлого министра обороны и улыбнулся:

– Судя по вашему лицу, Сергей Кужугетович, нас в кои-то веки ждут хорошие новости? Надеюсь, я угадал?

– Так точно, Владимир Владимирович. Тем более новостей целых две. Начать с просто хорошей или сразу с отличной?

– Давайте в порядке их поступления.

Маршал кивнул и положил перед президентом раскрытую папку:

– Здесь расшифровка сообщения нашей военно-космической эскадры об успешном прибытии в систему альфы Песца и обнаружении как экспедиции академика Шрёдингера, так и пропавшего в космосе десантного полка. Все живы и здоровы, Владимир Владимирович. Мелкие проблемы решаются на месте.

– Да это уже три новости, – обрадовался президент.

– Нет, это одна, – не согласился министр обороны. – А вторая состоит в том, что выяснены причины аварии на военно-транспортном корабле «Академик Алексеев», во время которой из пристыкованных модулей и исчезли десантники.

– Ну и?

– Нашим учёным удалось зафиксировать параметры и режимы работы внепространственных двигателей, позволяющих перемещать людей и материальные предметы на расстояние. На любые расстояния, Владимир Владимирович, причём делать это безопасно.

– Значит? – президент многозначительно приподнял бровь.

– Значит, космос наш!

Президент ещё раз улыбнулся, поддерживая восторженный вопль министра обороны, но тут же спустил его с небес на землю. – А что с инопланетянами и их порталом?

Сергей Кужугетович мысленно пожелал любой внеземной цивилизации помереть от несварения желудка, но вслух ответил:

– Работы ведутся, Владимир Владимирович. В междумировой переход отправлена разведгруппа, состоящая из подданного Поднебесной Империи Иэясу Онодэры и подопытного кота академика Шрёдингера. Вы помните, рыженький такой, Васькой зовут?

– И здесь китайцы? – нахмурился президент. – Куда ни плюнь, везде в них попадёшь. Когда это прекратится?

– Разумеется, Владимир Владимирович, мы не можем допустить, чтобы слава первопроходца досталась подданному императора Руслана Карманова, – в хитрых восточных глазах министра промелькнули едва уловимые насмешливые искры. – Вот собственноручное заявление упомянутого Онодэры на принятие гражданства Земной Федерации, завизированное генерал-лейтенантом Шрёдингером, генерал-майором Дювалем и старшим прапорщиком Таругиным. Я считаю, что таких серьёзных рекомендаций достаточно для упрощенной процедуры принятия гражданства.

– Китайский император возражать не станет? – в свою очередь, усмехнулся президент.

– Пусть только попробует! Мало будет выговора, понизим в звании. Или отпуск перенесём на сезон дождей.

– Ладно, с этим разобрались. А что с новыми попытками пройти через портал?

– И в этом направлении работаем, Владимир Владимирович.

– То есть проход закрыт и ничего не получается?

– Ждём результата разведки.

– Или чуда?

– Да, или его. Но всё равно ждём.


Глава седьмая, рассказывающая об особенностях пребывания в плену у внеземной цивилизации | Кот Шрёдингера | Глава девятая, которая многое объясняет