home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава седьмая, рассказывающая об особенностях пребывания в плену у внеземной цивилизации

Вот зачем я сюда полез? Кто-нибудь мне скажет, зачем я сюда полез? Сидел бы сейчас на базе, ждал бы порции дрянной кормёжки из пищевого синтезатора, и никаких забот! Но нет же, сунулся. Подвигов захотелось насовершать целую кучу. Ну и получил возможность хлебнуть героизма по полной программе.

А ещё нельзя было оставлять безнаказанным хамское поведение Онодэры. Мы его больше шести месяцев кормили, поили, спать укладывали, а он прямо в душу нагадил, пёс смердящий. Предательством, конечно, это не назовёшь – враг, он враг и есть, и поганую его натуру я разглядел сразу. Но должны же быть хоть какие-то правила приличия? Обязательства гостя по отношению к хозяевам, в конце-то концов! Эх, самурай, мир твоему праху и земля тебе стекловатой. Чтоб тебе на том свете сырой рыбой фугу питаться.

Вот вы, товарищи, тоже его осуждаете? Как это, не знаете? Тогда давайте я расскажу о событиях сегодняшнего утра, а выводы вам придётся делать самим.

Итак, заминировавший нашу «Горгону Медузу» японец решил смыться от справедливого возмездия в междумировом портале, благо десантники уже заканчивали разборку завалов над ним и кое-где среди глыб светилось голубоватое зеркало перехода. В старинных фантастических фильмах правильно угадали внешний вид перехода – чуть дрожащая тонкая плёнка внутри массивной арки из неизвестного материала. Чрезвычайно прочная штука, выдержавшая ракетно-бомбовый удар и взрыв спецбоеприпаса. Правда, ядрён-батон мы отправили внутрь, на конечную станцию, так сказать, и вполне возможно, что разрушения есть, но с противоположной стороны.

Очень может быть, что сообщение о применении специального боеприпаса проскочило мимо ушей зловредного самурая – Иван Фёдорович Шрёдингер вообще человек скрытный. Об этом знал только генерал-майор Дюваль, да пара человек из научного состава экспедиции. Жерар Семёнович вообще кремень насчёт сохранения тайны, а учёные маньяки с давних пор предпочитают болтать в специализированных журналах с пометкой «Для служебного пользования». Те ещё снобы – у японца даже кандидатской степени нет, что в их представлении почти что насекомое существо, уровнем чуть выше Каштанки и разговоров недостойное.

Интересно, если бы злоумышленник знал о радиации, то отважился бы полезть в портал? У японцев, насколько знаю, с радиацией лет сто пятьдесят одни неприятности – то Хиросиму с Нагасаки разбомбят, то атомная станция взорвётся, то космический корабль с ядерным реактором на густонаселённый район упадёт. Даже фобия определённая образовалась.

Тем не менее Онодэра сюда полез, а мне ничего не оставалось, как прыгнуть за ним, чтобы лично проследить за срабатыванием детонатора, подложенного японцу в кармашек набитого взрывоопасными предметами рюкзака. Нет, ну а что? Всепрощенческую ересь я не исповедую, щёки для мордобоя подставлять не приучен, кошачья злопамятность давно вошла в поговорку… Чем и горжусь!

В общем, вылетел из междумирового перехода весь охваченный азартом, и тут же ткнулся башкой в спину застывшего на месте японца. Во мне килограммов двадцать, так что получивший сильный удар самурай упал на четвереньки и едва не пропахал носом спёкшуюся до состояния стекла землю.

Но он быстро опомнился и подпрыгнул, извернувшись в воздухе с кошачьей грацией. Увидел меня и даже слегка растерялся:

– Это опять ты, коварный кицунэ с одним хвостом и девятью жизнями? Ты пришёл за моей душой, оборотень?

Мама-кошка, фигассе заявки у чувака! Юноша, скажу вам как образованный кот наитупейшему представителю семейства приматов – у нас всегда один хвост! Нет… не понимает. Саблю вытащил. Ой…

Откуда Онодэра достал классический персидский шамшир, я так и не заметил, хотя никогда раньше на зрение не жаловался. Чуть-чуть без ушей не оставил, собака бешеная! Да что же это такое… А если вот так?

У японца на щеке налились яркими капельками глубокие параллельные борозды. Это тебе за Порт-Артур! И за Цусиму сейчас ответишь! А не желаете ли стакан лафиту?

«Мчались кошки, ветер поднимая, грохотала грозная броня! И валились наземь самураи…» Стоп, у меня нет брони! Ерунда! «И валились наземь самураи, под напором шерсти и когтей!» Эх, жалко, что петь не умею. А получи фашист гранату!

Гранату? Пёс побери, да у него в рюкзаке сейчас детонатор сработает. Ходу, думушки резвые, ходу! Слово, строченьки милые, слово![6]

Убежать я не успел. Прямо-таки традиция такая – если какая заваруха с шухером, так непременно опаздываю с отступлением. Но сегодня повезло, так как японец вместо того, чтобы спокойно взорваться, вдруг нелепо взмахнул руками и провалился в какую-то яму. Откуда, пёс побери, здесь ямы?

И только я собрался залечь, как самурай тут же выскочил обратно с выпученными глазами и громким воплем. Но без рюкзака. Ты куда мою любимую бомбу подевал, гадёныш? И кто там внизу с таким аппетитом чавкает?

– Спасайся, кицунэ, там демоны!

Опять обзывается… Хотя постойте, товарищи, он же меня вроде как об опасности предупреждает? Неисповедимы пути твои, мама-кошка! Мгновение назад собирался разрубить в мелкий фарш огромной саблей, а сейчас… обалдеть!

В этот самый момент и бабахнуло, забрызгав нас обоих какими-то ошмётками пополам с зелёной слизью. Какая отвратительная, но странно-знакомая субстанция. И здесь боевые инопланетные роботы? С ума сойти, везде они… как тараканы. А ведь если мне память не изменяет, то наш самурай их и не видел ни разу – то в каюте под замком сидел, то в капсуле киберхирурга новые конечности отращивал. Или там старые на место пришивали? Да неважно, не перепутали ничего, и ладно.

Но представляю его восторг от полученных впечатлений! Недаром глаза стали как у покемона, несущего возмездие во имя Луны. Хотя нет, Онодэра просто свихнулся, потому что только разлетевшиеся из-под съезжающего шифера кукушки могли заставить гордого самурая встать на колени и поклониться.

– Прости неблагодарного, благородный кицунэ! Мне нужно было раньше догадаться, что твоей целью является битва с демонами, а не моя жалкая душа. И тогда, на лунной базе, ты не унизил меня, ты отметил достойного и оказал великую милость, разрешив простому человеку биться плечом к плечу во имя… во имя…

Если сейчас скажет хоть слово о Сейлор Мун или ей подобной ереси, придушу на месте. Я из всех мультиков только «Ну, погоди!» и «Паровозик из Ромашково» люблю, остальное считаю преступлением против человечества. А ведь нашему племени с этим человечеством ещё жить и жить. То есть сосуществовать. Вот так-то вот! И не забивайте мне голову древнемонгольскими традиционными рисованными мультфильмами. Терпеть не могу.

Самурай то ли почувствовал моё настроение, то ли просто не нашёл слов для выражения нахлынувшего восторга, но про возмездие во имя Луны промолчал. Зато протянул свою саблю двумя руками и заявил:

– Моя жизнь принадлежит тебе. Можно я буду называть тебя кицунэ-сэнсэй?

Ой, мама-кошка… Люди, здесь есть где-нибудь телефон? Нужно срочно позвонить в психиатрическую! Люди, вы где?

Людей поблизости не оказалось, зато из развороченной взорвавшимся рюкзаком ямы вылетела крепкая сеть, накрывшая нас обоих. Что за свинство? Куда вы меня тащите, демоны неграмотные?

В подземном муравейнике сыро, но тепло. Мягкий полумрак слегка рассеивается светящейся на стенах плесенью, используемой здесь вместо привычного электричества или биолюминофорных лампочек. Ещё бы сюда камин и любимое кресло из кабинета академика Шрёдингера, и совсем эталон уюта. Только чтоб муравьями не воняло.

Да-да, это настоящий муравейник, населённый разумными насекомыми. Или они не насекомые? Впрочем, я никогда не был силён в биологии и этой… как её там… мирмекологии[7]. Ну не тараканы же они?

Кормят, кстати, плохо. Мне не приходилось раньше бывать в плену, но думаю, что в английском концлагере где-нибудь в Трансваале было примерно то же самое. Раз в день в нашу камеру зашвыривают какую-то полудохлую зверюгу размером с кавказскую овчарку, и пока её добьёшь, уворачиваясь от острейших зубов и ядовитых плевков, весь аппетит пропадает. Если бы не работали в паре с Онодэрой, то насиделись бы голодными. А так по очереди – один отвлекает внимание, другой в это время наносит решающий удар. Потом едим прямо сырую. Японец даже хвалит, но его извращённые национальной кухней вкусовые пристрастия мне кажутся странными. Я, правда, тоже ем, но через силу, так как другого всё равно не предложат.

Местные жители действительно разумны. Как-то давным-давно читал фантастический рассказ, и там была интересная мысль – только разумному существу может прийти в голову мысль держать кого-нибудь в неволе. Тюрьма как показатель уровня развития общества. А в остальном, конечно, муравьи вполне тянут на цивилизацию примерно человеческого уровня. Или даже чуть повыше, если учитывать умение создавать боевых биороботов.

И технические достижения на высоте – во время допросов пытки не применяют, а считывают информацию прямо с мозга при помощи какого-то хитрого устройства, надеваемого на голову. Уж не знаю, как оно работает, но воспоминания о мартовских прогулках по крышам муравьям должны понравиться. В мельчайших подробностях вспомнил и представил!

Разговаривают тоже нормально, всяко лучше космических пиратов или жестяных болванов на третьей планете системы альфы Песца. У них есть хитрые такие коробочки, переводящие на привычный русский язык движение усиков, сяжков, псевдоподий и прочих педипальпов. Подготовились, фашисты проклятые!

Ага, опять дверь открывают. Ну что, снова на допрос?

– Заключённым на выход с вещами!

У земных тюремщиков учились, не иначе. Заучили команды, как попугаи, и повторяют к месту и не к месту. Откуда, пся крев, у нас вещи, если у меня их и не было никогда, а у самурая всё отняли, включая одежду?

– Мы пойдём, кицунэ-сэнсэй?

Я важно киваю и первым выхожу в коридор. Ну вот, так и знал, опять ни единого шанса на побег не оставили… жалость-то какая.

Нас сопровождают, то есть конвоируют, восемь особей неизвестной половой принадлежности – трое спереди, трое сзади и по одному с боков. Вооружены широкополосными излучателями какой-то дряни, после попадания которой неимоверно ломает двое суток. Испытано на себе. И влёт бьют, как охотник вальдшнепа на вечерней зорьке. Снайперы доморощенные, мать их болонку.

Длинный коридор с железными дверями по обеим сторонам перегорожен решёткой из толстых железных прутьев. Ну точно: строителю этой тюрьмы доводилось сидеть в Лефортово или Матросской Тишине. Хотя, как мне кажется, таких огромных муравьёв не только СИЗО, но и любой зоопарк с распростёртыми объятиями примет.

– Стоять! Лицом к стене!

Плохо работают переводчики. Надо будет обязательно объяснить, что у котов и самураев не лица, а морды. Муравьям, конечно, без разницы, но у меня такие неточности вызывают раздражение. Учите русский язык, клопы необразованные, пригодится для чтения уголовного кодекса!

– Что будем вспоминать на допросе в этот раз, уважаемый кицунэ-сэнсэй?

Ответа Онодэра не ждёт. За неделю он привык к моему красноречивому молчанию настолько, что безошибочно угадывает невысказанное. И вообще, японец вдруг оказался вполне приличным и вменяемым человеком. Да, не без некоторых недостатков в виде искажённого традиционным воспитанием мировосприятия, но у кого их нет? Кто нынче без греха, пусть первым бросит в самурая камень.

– Не разговаривать! – рявкнул железный голос из муравьиного переводчика. – Вперёд!

Ага, знакомая камера для допросов, похожая на кабинет ветеринара-садиста. Пару лет назад точно в таком же мне штопали изодранный немецкой овчаркой бок, а ей самой пытались поставить на место выпавший глаз. Иван Фёдорович потом ещё оплатил врачу лечение его собственных царапин.

Но мураши умнее земных коновалов – сразу привязали к столу. Мама-кошка, как это смахивает на подготовку к… Тьфу-тьфу-тьфу, три раза через левую переднюю лапу! Чур меня!

Японец, как всегда, немного посопротивлялся с заранее известным результатом. Нет, если Онодэре нравится получать по башке перед каждым допросом, то я не возражаю… Но неужели тупые насекомые не понимают того факта, что встряска и так уже свёрнутых набекрень мозгов пленника никак не улучшит качество ответов на вопросы? Наивные тараканы, честное слово.

Но что-то сегодня не торопятся надевать нам на головы похожие на вёдра считываетели мыслей. Как там их в фантастических романах называли? Нет, не мозгоклюи… мнемосканеры или мнемодетекторы вроде бы. Или придумали какую-нибудь новую штучку для выворачивания памяти наизнанку? Да и пёс с ними, пусть пробуют, вуайеристы несчастные.

– Мысли этого существа пахнут агрессией и насмешкой!

Ой, кто тут? Что за чучело сидит в самом углу и наблюдает за нами с видом естествоиспытателя, рассматривающего гербарий? Фигурой вроде как похож на человека, но вместо лица какой-то подозрительный светящийся туман. И чёрный балахон с капюшоном, как у императора Палпатина из «Звёздных войн». Фанатик из секты свидетелей Дарта Сидиуса или просто ситхоман-извращенец?

– Забавная зверушка, – произнёс неизвестный, вставая в полный рост. – Отправить тебя на изменение?

Это он на что намекает, подонок? Какие ещё изменения? Я идеальный кот в самом расцвете сил и меняться не собираюсь. Добраться бы до глотки… уж если получалось пару раз лом перекусывать, то уж тонкую шею…

– Что такое лом? – подозрительный тип подошёл поближе, и по туману под капюшоном пробежала лёгкая рябь. – Это оружие?

Мысли без приборов читает? А вот поцелуй пекинеса под хвост, придурок ряженый! И бульдога тоже поцелуй.

Хмырь поднял правую руку, затянутую в чёрную перчатку, и меня чувствительно шарахнуло электричеством, аж шерсть дыбом встала. Без всяких внешних эффектов шарахнуло! Ни искр, ни красивых ветвистых молний синего цвета. Вообще ничего, только я и двести двадцать вольт.

– Убавь уровень агрессии, зверушка!

Мама-кошка, да я разве против? Коты существа не агрессивные, склонные к пацифизму и толстовщине, а если их током не бить, то где-то даже почитатели Махатмы Ганди с его теорией непротивления злу насилием. Выключи рубильник, козёл!

– Ты мне не интересна, зверушка!

Ой, сейчас прямо расплачусь от огорчения. Вот всю сознательную жизнь мечтал об интересе со стороны неизвестного инопланетного электрика-любителя, а тут резко обломился! Рыдаю и бегу убиваться об стену. Дяденька монстр, дай мне выпить яду! Ну что, тебе жалко мышьяку килограмма три-четыре?

Молчит. И не просто молчит, а застыл перед самураем, положив руки тому на голову. Под Кашпировского косит, плесень?

А потом тип в чёрном балахоне рассмеялся странным, лишённым эмоций смехом:

– Как же вы слабы, земляне! Триста циклов назад мирмекоиды сопротивлялись куда энергичнее. Что же, тем легче пройдёт изменение и тем быстрее у меня появятся новые игрушки. А муравьи мне надоели.

Опс, мама-кошка, попадалово… Если я правильно понял, то муравьи-мутанты у этого гестаповца на побегушках? И что получается… мы воевали вообще с третьим сортом?

Гад в чёрном балахоне снизошёл до пояснений:

– С шестым сортом, моя забавная зверушка. Третий вы увидели здесь, четвёртый управляет космическими кораблями, а пятый – это я.

Опять не понял… а кто тогда первый и второй? Не канифоль мне мозги, дяденька!

Онодэра что-то закричал по-японски и плюнул в чёрного типа. Эх, не попал. Наверняка яда было больше, чем у королевской кобры и чёрной мамбы, вместе взятых.

– Он ядовит? – инопланетянин переключил внимание с самурая опять на меня. – Быстро вспоминай всё, что о нём знаешь!

Вот только не нужно больше баловаться с электричеством! Ой… выключи рубильник, мужик, я и без принуждения расскажу! Мне что, жалко, что ли? Во всех подробностях расскажу!

В подземелье трудно ориентироваться в смене времени суток, но, по моим ощущениям, вернули нас в камеру только поздно вечером. Ну как вернули… меня попросту взяли за шкирку и швырнули в угол, а измученного Онодэру втащили волоком два здоровенных муравья, довольно неаккуратно уронив на пол. Нет, что ни говорите, но чужое вмешательство в мозги сильно выматывает. Любые инквизиторы древности в сравнении с инопланетным гестаповцем – бесхребетные ботаники.

Однако нет худа без добра. Иномирный злодей, как и полагается настоящему злодею, оказался довольно говорливым типом, склонным к самолюбованию, и по законам жанра наболтал много чего интересного. Во-первых, я узнал, что до его глотки добираться бесполезно, так как энергетическая форма жизни не боится физического воздействия. А во-вторых, немного разобрался в запутанной иерархии инопланетян. Вот же наворотили сложностей, барбосы блохастые! Впрочем, сейчас объясню.

На самом верху социальной лестницы у них находится некий повелитель – существо, не имеющее имени, но распоряжающееся судьбами подчинённых, как ребёнок оловянными солдатиками. Хочет – в печку засунет, хочет – в речке утопит, хочет – под кузнечный молот пустит.

Ступенькой ниже располагаются такие же, как наш гестаповец, энергетические существа, защищённые от произвола повелителя наличием оказанных ему услуг. Под услугой понимается завоевание новых планет и изменение населения по определённому образцу или переделка в биороботов. Как я понял, одной планеты раз в триста лет достаточно для удержания статуса на должном уровне.

Ещё ниже стоят добровольные помощники из жителей покорённых миров. По мне, так обыкновенные Власовы, Квислинги и Бандеры. Но умные до такой степени, что не подвергаются изменению.

Ну а после них несколько групп изменённых. Обыкновенные зазомбированные биороботы, отличающиеся друг от друга наличием или отсутствием мозгов. Это самые многочисленные группы, образуемые бывшим населением завоёванных энерджайзерами планет. А по сути – марионетки на ниточках.

Социальное дно состоит из настоящих, изготовленных на заводах роботов. Вот уже они воюют с применением оружия, являясь дешёвым расходным материалом, который никто не считает и не жалеет. Биомасса внутри болванчиков – результат переработки провинившихся изменённых.

И главная неприятность состоит в том, что сволочи из третьей группы вовсю работают на Земле, давно и успешно вербуя предателей среди людей. Мама-кошка, голактеко опасносте![8]

Да, чуть не забыл… нумерация у всех этих групп не сквозная, а в произвольном порядке. Для конспирации, говорят. Чтоб никто не догадался!


Глава шестая, повествующая о некоторых особенностях проведения диверсий в присутствии посторонних наблюдателей | Кот Шрёдингера | Глава восьмая, с мордобоем, побегом, разрушениями и ожиданиями