home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава пятая, катастрофическая

Система альфы Песца. 15 апреля 2098 года

Приходилось в своё время слышать песенку, рассказывающую о беззаботной жизни домашних животных с точки зрения благополучного обывателя. Помните, наверное, такую? «Хорошо быть кискою, а ещё собакою! Где хочу пописаю, где хочу покакаю!» Сволочи… ненавижу сочинителей, особенно поэтов. Глаза выцарапаю! Тут ежеминутно думаешь, как бы не сдохнуть, а они о какашках мечтают! Собаки бешеные…

На самом деле кошачьей жизни завидовать нельзя, особенно моей. Не всей, разумеется, а нескольким последним месяцам. Если быть точным – четырём, начиная с момента осады базы и заканчивая сегодняшним днём. Сплошные неприятности, будто в пятницу тринадцатого через дорогу негр с пустыми вёдрами перебежал. Невезуха в чистом виде, и вместо света в конце тоннеля – электричка.

А ведь так всё хорошо начиналось, и генерал-лейтенант Шрёдингер откровенно потешался над неуклюжими попытками инопланетных боевых роботов освободить утерянное укрепление от захватчиков. От нас то есть. Но тупые жестянки оказались слишком уязвимыми – их защита рассчитывалась на противодействие современным видам вооружения и легко пробивалась пулей обычного автомата Калашникова двухсотой серии. А ещё в ход пошли мины направленного действия, камнемётные фугасы, обрушенные при помощи дезинтеграторов скалы, простейшие электромагнитные ловушки и прочие прелести активной обороны. Так продолжалось три месяца.

Потом случилось страшное. Нет, не подумайте чего, нас не подвергли ядерной бомбардировке и не завалили снарядами с отравляющими веществами. Потерь среди личного состава не было. Всё оказалось проще – сработал межмировой портал, казалось бы, надёжно похороненный под развалинами и безвозвратно испорченный нашим с товарищем Дювалем ударом с орбиты. Во всяком случае, я в это верил. И, как оказалось, совершенно напрасно.

Ну, не так, чтобы совсем напрасно – дверь в иной мир так и не открылась полностью. Небольшая щёлочка образовалась, в которую Иван Фёдорович приказал залепить ракету со специальным боеприпасом. Этого хватило, но вот получившийся побочный эффект в виде неизвестного науке излучения уничтожил всю неживую органику природного происхождения. Абсолютно всю! Даже любимые шёлковые подштанники Жерара Семёновича Дюваля рассыпались в мелкую пыль.

Пострадали деревянная мебель в кают-компании, кожаная обувь, одежда из натуральных тканей, бумага и прочие не менее важные вещи, включая ореховый приклад охотничьей двустволки академика Шрёдингера. Исчезли запасы вина и коньяка – сиротливая полная бутылка «Шустова» Одесского винзавода стала исключением, но откупорить её так никто и не отважился.

Самым большим подарком от подкравшегося большого песца стало отсутствие продуктов. Вообще любых, кроме питьевой воды. Мы же, как назло, брали в экспедицию высококачественную провизию от проверенных поставщиков, и результат, как говорится, налицо. Вместо масла в холодильниках чёрная пыль, в консервных банках соль с добавлением красителей, крупы и макароны вообще растворились без остатка и следов.

Неделю сидели голодными, а на восьмой день кто-то из учёных предложил пропустить через кухонный синтезатор зелёную биомассу из подбитых инопланетных роботов. Всё равно, говорит, помирать, а так хоть с пользой для науки. И меня в испытатели выдвинул, собака! Иван Фёдорович идею поддержал, но почётное право стать подопытным кроликом предоставил тому самому яйцеголовому идиоту. Тот, естественно, отказался, и мы ещё двое суток провели не жрамши. Тяжело, однако, ловить на себе оценивающие взгляды и читать в глазах разнообразнейшие рецепты приготовления кролика по-сычуаньски. Я очень нервничал и старался не выходить из каюты.

На десятые сутки нашёлся доброволец, затолкавший в кухонный комбайн содержимое вражеских роботов. Два часа этот дебил колдовал над синтезатором, а когда тот подал сигнал биологической опасности, заблокировал систему оповещения и продолжил процесс. Как он потом объяснил – очень уж вкусно пахло. Да, если бы не сработавший самоликвидатор… могли бы покушать последний раз в жизни.

Ценный агрегат с огромным трудом отремонтировали, у запасного выставили вооружённую охрану, и генерал-майор Дюваль принял волевое решение отправить людей на охоту. Разумное и своевременное решение! Пусть не будет дичи, но хоть дров каких-нибудь натаскают. Пробовали питательную массу из местных сине-зелёных лишайников? Рекомендую – растворяется в организме без остатка, и ничего закапывать уже не нужно.

Дрянь, конечно, все эти питательные массы и пищевые брикеты, зато на меня перестали поглядывать с гастрономическим интересом. Гурманы доморощенные… Лучше бы самурая Онодэру съели, всё равно от него никакого толку.

А ещё как-то само собой получилось, что я стал одним из главных добытчиков. Сам, естественно, ничего на базу не приносил, но сопровождал каждую группу в качестве следопыта и охранной сигнализации одновременно. Вот где пригодилось моё умение летать. Оно, кстати, особого ажиотажа не вызвало. Ну, кот… ну, летающий… После инопланетных роботов и космических пиратов – абсолютно рядовое явление. Да и что там какие-то летающие коты, если жрать нечего?

Сегодня опять иду. На этот раз сам Жерар Семёнович Дюваль решил тряхнуть стариной и притащить в нашу пещеру как минимум мамонта. Шучу, до уровня древних людей мы пока не опустились благодаря использованию достижений науки и техники, но близко к этому подошли. Скоро выберем Ивана Фёдоровича Шрёдингера главным шаманом и начнём обожествлять отправляемые на разведку беспилотники, один из которых как раз и засёк появившееся вблизи базы стадо неизвестных животных. Неизвестных, но наверняка вкусных и питательных.

Вот ещё одна загадка третьей планеты альфы Песца – местная фауна по всем признакам должна быть представлена исключительно насекомыми на суше и моллюсками да ракообразными в воде, но датчики беспилотника упрямо твердили о теплокровности обнаруженного стада. А вот камеры дают изображение бесформенных пятен с размытыми очертаниями, почти полностью сливающихся с местностью. Что-то вроде хамелеонов? Плевать, лишь бы съедобными оказались.

Нас пятьдесят два человека и один кот. Жерар Семёнович дожидается записи с камер, чтобы пересмотреть их вживую, не искажённые помехами с инопланетных роботов. А то ведь с этих уродцев станется и дезу подсунуть – самых тупых на ноль помножили, но немногочисленные уцелевшие умники гадят изо всех сил.

Может быть, вы хотите спросить, почему для разведки не используются заатмосферные истребители «МиГ-155»? Отвечу – у них топлива нет. Вообще нет! А в той гадости, что залита в баки, отсутствует какая-то важная биодобавка, разложившаяся под воздействием того самого, оставившего нас без еды, излучения. С беспилотниками нашли выход из положения, заставив их работать на смеси гидролизного спирта из местной растительности и отходов кухонного комбайна, да и то стараемся экономить.

– Жора, ты уверен в необходимости отправиться на охоту лично? – Шрёдингер, одетый в стандартный рабочий комбинезон вместо исчезнувшего мундира из натуральной шерсти, выглядит плохо. За последний месяц он изрядно отощал и стал похож на Дон Кихота, Савонаролу и Торквемаду одновременно. – Скоро мы закончим расчистку завала над межмировым порталом, и потребуется твоя помощь.

– А ты не торопись с раскопками, – хмыкнул Дюваль. – Принесу добычу, отожрёмся как следует, и вот тогда с новыми силами… И потом, кто сказал, что там именно проход в другой мир, а не жутко засекреченный инопланетный самогонный аппарат? Всего лишь твоё предположение, не подтверждённое фактами.

– Я учёный. И не самый бестолковый учёный на Земле, между прочим.

– И что с того? – генерал-майор Дюваль уже слышал стрекотание возвращающегося беспилотника и спешил закончить разговор как можно скорее.

– Да всё с того! – академик придержал собирающегося уйти друга за руку. – Исследования показали, что все боевые роботы противника изготовлены из материалов, встречающихся на этой планете в крайне ограниченных количествах. Понимаешь, о чём я?

– Они могли прилететь на космических кораблях точно так же, как и мы. Их звездолёты ты видел сам. Не будешь отрицать очевидное?

– Нет, не буду. Но вот как раз космические корабли построены тут, и это сомнений не вызывает. Мне вообще всё видится так – через межмировой переход на планету заброшена состоящая из механических солдат армия вторжения, и уже здесь они клепали себе транспорты для переброски на Землю. Знание роботами русского языка как бы подразумевает подготовку к войне именно с нами. Логично?

Ха, мама-кошка, нашли проблему! У нас, если я правильно помню, достаточное количество специальных боеприпасов, и в случае чего при желании мы эту планетку можем на куски разнести. И что нам какой-то там мир за порталом? Он же не родной и даже не двоюродный. Или Иван Фёдорович опасается новой волны губительного излучения? А вот это вполне возможно – в прошлый раз оно сожрало мозги нашему корабельному искусственному интеллекту Бонифацию, сделанные на основе пёс знает какой биологической составляющей, а в следующий доберётся до наших. Вылезет из перехода космический Ктулху со столовыми приборами наперевес – и трындец котятам, захавает всех подряд. И улететь отсюда не получится по вышеозначенной причине – без искина внепространственные двигатели запускаться не желают категорически.

Между тем Семёнов посадил беспилотник перед «Горгоной» и с азартом копошился в его внутренностях. Звякнул коммуникатор Дюваля, извещая о получении файла с записями камер.

– Ладно. Жора, не буду тебя задерживать, – махнул рукой Шрёдингер. – Иди. Охота, как говорится, пуще неволи. Ни пуха и ни пера тебе.

– К чёрту!

Люблю летать. Люблю скорость и ветер в ушах. Нравится, когда шарахаются в разные стороны местные стрекозы и прочая мелкая крылато-чешуйчатая насекомая нечисть. Воздух на небольшой высоте просто кишит огромным количеством этих тварей, но толку от них нет. Кухонный синтезатор плохо перерабатывает местный хитин, и на выходе получается сухой порошок со свойствами хорошего слабительного. Поэтому летаю в поисках достойной добычи и не отвлекаюсь на ловлю всяких там бабочек.

Люди внизу идут, как на войну, с передовым дозором и группами охранения на флангах. Впрочем, это война и есть, и временное отсутствие противника ещё не является поводом расслабиться. Сейчас роботов рядом нет, но могут в любой момент набежать, и увлекательное сафари превратится в банальную бойню. Наши победят, и хвост даю на отсечение, что без потерь, только запас патронов к огнестрельному оружию не безразмерный, так что любая стычка приводит к ненужным расходам. Печально, если через пару месяцев придётся использовать пращи и луки со стрелами. Неандертальцы, точный дан приказ… неандертальцы, зовут пещеры нас… Тьфу, гадостная перспектива. Но кому нынче легко? Кому, я спрашиваю? И нет ответа.

Вот интересно, получили на Земле моё послание и собираются ли прислать спасательную экспедицию? Или там своих забот хватает? И не переборщил ли я с описанием грозящей человечеству опасности? А то решат, что спасение космических робинзонов – дело рук самих робинзонов, и выкручивайся собственными силами. И откуда их взять, эти силы? Вымрем тут, как мамонты… размножаться-то у нас не с кем!

Ой, а это что там внизу за фиговина? На вражеский шагающий танк очень похожа. Только почему бело-сине-красный флажок Земной Федерации на плече? И зачем меня на прицел берёт? Сматываемся!

Генерал-майор Дюваль ничего не понял из воплей прилетевшего с сумасшедшей скоростью кота, но сделал правильный вывод – впереди серьёзная опасность, и щёлканье клювом приведёт к не менее серьёзным неприятностям.

– Внимание всем группам, возможно столкновение с противником. Дозорам доложить обстановку.

Кстати, несколько раз использование радиосвязи позволило избежать засад. На прошлой неделе группа сержанта Неклюдова вот так же переговаривалась, и тут роботы попытались впихнуть дезу голосом генерал-лейтенанта Шрёдингера. Довольно точно, между прочим, скопировали, но не хватило ума изменить привычное им косноязычное построение фраз. Поэтому после команды «Неклюдов, тот кто не Шрёдингер, лево брать и триста метров прямо вкусный еда кушать есть» десантники накрыли указанную точку гранатами из подствольников. И три дня назад ещё был случай, но уже с отделением ефрейтора Кудельмана.

Дозоры отозвались и уверили командира, что с ними всё в порядке. Но настырный кот не унимался – вцепился зубами в штанину и тянул Жерара Семёновича куда-то влево. Неужели обнаружил дичь? Посмотреть? Или привиделось съехавшему с катушек кошаку чёрт знает что? Вполне возможно – генерал-майор Дюваль на себе испытал прелести научных экспериментов академика Шрёдингера и допускал вариант их губительного воздействия на маленький кошачий мозг. Как там говорилось в древней рекламе – мозги у котёнка меньше напёрстка? У Васьки чуть-чуть побольше, но и он ведь в лабораторию попал с самого раннего детства.

Кот не унимался. Отцепившись от генерал-майора, Васька принялся орать с таким видом, будто Дюваль занял у него три рубля до получки и уже три года не отдаёт.

– Ну что тебе, чудовище?

Василий зарычал и опять потянул за ногу.

– Кыш, лохматый паразит!

– У него март вхолостую прошёл, товарищ генерал-майор, вот он и лютует, – глубокомысленно заметил один из сержантов, за что был удостоен презрительного взгляда. – Или в самом деле дичь почуял.

– На дичь коты иначе реагируют, – помотал головой другой десантник. – Я с ним уже два выхода делал. Опасность сверху увидел и сейчас предупреждает.

– Сомневаюсь, – улыбнулся Дюваль. – Наш Васька страха не ведает и в случае обнаружения противника первым ввязался бы в драку.

Кот фыркнул и принял гордый вид, не выпуская, впрочем, штанину генерал-майора из зубов.

– А давайте я ему пенделя отвешу? – предложил тот самый сержант, допустивший пошлость в толковании Васькиных действий. – Слегка, для профилактики.

Ближайшее к десантникам пятно сине-зелёных лишайников вдруг резко трансформировалось в огромную человекообразную фигуру и на чистейшем русском языке рявкнуло:

– Не трогай котейку, свинья!


Система альфы Песца. 15 апреля 2098 года

Планета Лиле не понравилась категорически. Может быть, при обычном способе перемещения в пространстве первые впечатления и были бы более благоприятными, но… Как раз в этом «но» всё и заключается. Впрочем, о прибытии десантного полка и некоторых нюансах путешествия стоит рассказать отдельно.

Поначалу ничего не предвещало неблагоприятного развития событий – запершиеся в рубке военно-транспортного космического корабля коты просто играли, а вход заблокировали совершенно случайно. Во всяком случае, Лиля была в этом уверена на сто процентов и намеревалась выманить разбойников или хотя бы попытаться убедить их ничего не трогать из оборудования. Коты ведь всё понимают, если к ним подойти с любовью, лаской и угрозой немедленной кастрации.

А потом внезапно прозвучал сигнал боевой тревоги, заставивший полковника Сафарову вернуться в штабной модуль и забраться в бронескафандр. Забота о домашних животных не отменяет требований службы, ведь так? Вот и пришлось срочно бежать обратно, чтобы упаковаться в бронированную скорлупу весом больше трёхсот килограммов. Если бы не сервоприводы, то и не присесть в ней, и не пошевелиться. Одно удобство – встроенный утилизатор позволяет не переживать о некоторых мелких… хм… неудобствах.

Так и просидели в полном вооружении целый час, пока старший прапорщик Таругин не обматерил команду транспортника по громкой связи и не решил разобраться с проблемой самостоятельно. Но не успел он встать, как модуль мелко-мелко затрясся, наполнился сиреневым туманом и исчез в яркой вспышке вместе с остальным миром.

Впоследствии Лиля утверждала, будто совсем не испугалась и, скорее всего, была права. Времени на испуг попросту не хватило – спустя короткое мгновение после вспышки полковник Сафарова обнаружила себя сидящей на каменистой почве всё в том же боевом скафандре, а неподалёку расположился продолжающий ругаться старший прапорщик. И весь десантный полк тоже имелся в наличии.

– Ой, Олег Витальевич, а где это мы?

Таругин, чей скафандр из-за случайно включившегося блока маскировки покрылся размытыми пятнами в цвет поверхности, объяснил грубо, но коротко.

– Фу, какой вы грубый, Олег Витальевич!

– Зато образованный, – поморщился старший прапорщик. – И моего образования хватило на определение точных координат нашего приземления.

– Да?

– Именно так. Мы у чёрта на куличках, то есть в том самом месте, куда Макар телят не гонял. Или есть другие варианты?

– Вариантов нет, – печально согласилась Лиля. – Постройте полк, Олег Витальевич, хотя бы перекличку проведём.

– Вот это правильно, товарищ полковник! Старая армейская мудрость гласит – если вы не знаете, что делать, то обязательно начните с построения! А в идеале – со строевого смотра! И все неприятности рассосутся сами собой.

– Мне бы ваш энтузиазм, Олег Витальевич. Командуйте!

– Так я уже.

– Что уже?

– Отдал команду.

– Молча?

– По рации.

– А почему я не слышала?

– Она у вас включена?

– Кто?

– Рация.

– А нужно?

– Вообще-то да, – старший прапорщик неизвестно от чего побагровел и разговаривал сквозь зубы. – У вас на какую частоту настроено?

– Сто двадцать!

– Что значит сто двадцать?

– А что такое частота?


Глава четвёртая, военная, с небольшим сетевым заговором | Кот Шрёдингера | Глава шестая, повествующая о некоторых особенностях проведения диверсий в присутствии посторонних наблюдателей