home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 9. Тихие Залы Смерти

 Подходя к залу с последним боссом и услышав команду нашего лидера, — Реген! — сел и подумал, — а как хорошо все начиналось!

После вопроса на той поляне про дандж, три офицера быстро создали рейды по десять человек. Мы в течении двух дней шли к Залам Смерти — данджу для шестьдесят плюс игроков. Пока шли, успели познакомиться. В рейде оказалось два целителя, один бард, воин — запасной танк, я в роли основного танка и пятерка дамагеров: два лучника и три мага. Народ оказался веселый, четверо из них только недавно очнулись в этом мире в нынешнем состоянии, в том числе и один хил. Остальные уже привыкли и подшучивали над новичками. Поначалу все много едят и это стало основной темой для шуток, апогеем которых стала фраза Тихой, нашего хила:

— Я слежу за своей фигурой! Но стоит мне отвлечься, она начинает жрать!

И действительно ела она больше остальных. Из?за новичков мы не смогли быстро добраться до инста. Когда начинаешь жить в этом мире, появляется не характеристика, а чувство усталости. Когда вроде все нормально, но ты так устал что сделать лишний шаг — подвиг. Я в основном молчал. Но когда увидел что Тихая начинает уставать, просто сказал:

— Садись, на мне поедешь. — Все время я был в форме гризли, предпочитая путешествовать так, и только на время обеда или ужина перевоплощался в человека. Есть в форме гризли было не очень удобно. А предложил именно ей, потому что она была единственной девушкой из тех четырех новеньких, а парней возить как?то не охота.

Она удивленно посмотрела на меня, видимо из?за моего молчания, считала меня немым, но все?таки взобралась мне на спину, села бочком, свесив ножки на левую сторону и весело произнесла:

— Вперед мой рыцарь — гризли. Хотя, я всегда мечтала о рыцаре на белом коне, но на коня ты не похож, на рыцаря в твоих, беееееееееееее, — она высунула язык и сделала вид, что ее тошнит, — костях тем более. Скорее нежить какая?то, да и к тому же не белая!

Я попытался ее скинуть, но мой доспех давал идеальную возможность ухватиться и держаться за него. Так что ничего не вышло. Побрыкавшись еще немного, я смирился и пошел вперед. Ну надо было ей это сказать, теперь сам не рад что предложил.

— Успокоился гризлянг? — Она наставительно подняла указательный палец в воздух и продолжила, — я тебя объезжу и станешь совсем ручным. Давай я тебя за ушком почешу? — И она, к моему ужасу, потянулась к моей голове намереваясь, выполнить свою угрозу! Я стал мотать мордой, чтобы она не смогла даже прицелиться к уху. Она расхохоталась, напомнив мне мою старую жизнь, которая, казалась, была давным — давно. Алмазка, сидящая на моей спине формы барса, и подгоняющая меня своими пяточками, ее веселый и задорный смех… я станцую только для тебя!

Все вокруг улыбались, глядя на нас, но я вдруг ощутил грусть. Я наклонил голову вниз и пытался сдержать свои эмоции. Так мы и шли. По пути травники собирали гербарий, кто?то убивал монстров, бродящих рядом. На привалах все качали какое?нибудь ремесло, в том числе и я. Но больше, до самого данджа, я не сказал ни слова. Тихая же, получив один раз приглашение прокатиться, больше в нем, похоже, не нуждалась, и залезала мне на спину при первом же удобном случае. Я не возражал, мне было все равно. И ее ерзание на моей спине, и ощущение близости показались мне самым важным в этом мире. Слишком долго я был один, отгораживаясь от людей, и теперь, похоже, эта стена дала трещину. Хотя, возможно, мне просто нравилось прикосновение девичьего тела к моему.

Начало данджа тоже было неплохим, я спокойно агрил на себя нежить: скелетов, зомби, самых разнообразных видов и размеров. Но когда мы дошли до босса, появились первые проблемы. Нет, мы его убили, а точнее…

Я сагрил босса — крупного скелета, с двумя мечами и горящими красными глазами. До половины его здоровья все было спокойно, но потом из земли стали выползать скелеты воины, лучники и маги. Они наносили урон по остальной группе и второй танк — гном 62 уровня Тривога, который на самом деле был воином всего с одним умением на агр, стал срывать мобов на себя. Тихая же, получив сразу несколько стрел от скелетов, охнула, потеряв половину здоровья и заплакала от боли, перестав лечить меня и группу. В результат второй наш хил — Ресну, человек 63 уровня, не справился с отхилом моей тушки. Я, успев кинуть Длань на Тихую, получил удар мечом по спине на последних процентах своего здоровья. Чувствуя, как меч перерубает мое тело, не замечая доспехов, вгрызается в позвоночник, я еще десять секунд ощущал эту боль и темнота. Спасительная темнота. Боссу оставалось пять процентов и его успели добить, благодаря Тривоге, который сагрил его сразу после моей смерти и сумел продержаться под одним лекарем минуту. За эту минуту босса добили, но у самого гнома осталось только десять процентов здоровья, и еще чуть — чуть и он бы присоединился ко мне.

Я очнулся в том же зале, где был убит первый босс данджа. Жутко болела спина, но оглянувшись, и не увидев больше ни одного скелета, кроме своего, удовлетворенно вздохнул.

— Что случилось?то? — Спросил я, желая понять причину смерти. Нет, то, что умер от удара холодным оружием — предположительно мечом я понял, но это была лишь причина смерти, вследствие неправильных действий группы. Вот что мы сделали не так, мне и было интересно, вдруг я накосячил, не заметив чего?то.

— Мм, — неуверенно начала СамаПоСебе, лидер нашего рейда, — понимаешь, Тихая же недавно стала такой как мы и еще не получала урон. Вот и получилось так. — Сумбурно закончила она.

Все ясно. Когда мы жили в центре, то все болевые ощущения были всего пятьдесят процентов. Возродившись же в этом мире, боль стала полной, на все сто. И Тихая оказалась не готова к этому.

— Ладно, ерунда. — Так я ответил тогда, не зная, что к последнему боссу стану по — другому реагировать на это.

Этот дандж как и Преддверие ужаса проходиться около двух игровых суток. К концу вторых суток мы смогли дойти до последнего Зала с Боссом. Умер я за это время семь раз. Несколько раз погибли наши дд. И каждый раз из?за того что по Тихой прошел дамаг и ей стало больно!!!! Честно говоря, очень устал умирать. Каждый раз, чувствуя последние десять секунд смертельный удар и боль от него, я стал бояться получать урон. Напряжение в группе нарастало. Все поглядывали на меня, будто от меня зависит, как долго продлиться мир в рейде.

И вот, стою перед последним Боссом. В отличии от Пещер Смерти, где была только нежить, в этом зале стоял демон. Алгорон — демон 70 уровня. Пылающие огнем доспехи, огромный меч с меня длиной, серьезный щит, как пара Гризли в ширину и высоту, все это покоилось на твари красного цвета с синими прожилками, рост которой был метра четыре.

Серьезная зверушка, подумал я, даже не думая идти танчить. Да я тут сдохну! На моем теле по какой?то причине остались шрамы от всех смертей, точнее добивающих ударов приводящих к летальному исходу. Я еще ни разу не умирал до этого данджа, после того как воскрес в этом мире, а потому не знал нормально это или нет.

— Слушай Слон, мы сейчас отдохнем минуток двадцать, а потом пойдем бить последнего босса. Заметь Последнего! — Неуверенно произнесла СамаПоСебе. Судя по ее голосу, она сама не верила, что мы одолеем этого Алгорна.

Я промолчал, устраиваясь поудобнее на каменном полу зала. Положил голову на лапы и закрыл глаза, заметив, что все сели отдыхать. Именно отдыхать, а не качать профы, как на прошлых стоянках. Ко мне подошла Тихая. Я на протяжении всего данджа не проронил ни слова, мрачнея с каждой смертью. Она села, облокотившись телом о мой бок, а ее голова оказалась возле моего уха и прошептала:

— Потерпи еще немного ладно? Я постараюсь честно — честно! Я не думала, что будет так больно. — Она печально вздохнула, и замолчала. Не ушла, оставшись рядом со мной, как бы прося прощения за весь дандж. Ее рука легла мне на ухо, и она стала почесывать его, готовая отскочить в любую минуту. Ее напряжение я чувствовал отчетливо. Так мы и просидели, пока глава рейда не скомандовала:

— Ну что, начнем! — Полные оптимизма слова не произвели на меня того эффекта на который она видимо рассчитывала. Да и остальные вставали не так охотно, как хотелось бы.

Я посмотрел на демона. Мне показалось, что в его глазах промелькнула усмешка. Пора заканчивать этот поход, глюки до добра не доведут.

И вот я стою перед демоном, наагривая его на свою несчастную тушку. Первые десять процентов пролетели незаметно, как демон начал призывать рогатых существ похожих на кабанчиков, таких же красных, как и он сам. В первый раз, он призвал всего двоих. Одного я сагрил на себя, второго забрал гном. Справились с ними довольно быстро, и продолжили мучить меня, точнее демона. Получая урон, я лишь морщился. Если раньше я почти не замечал боли от ударов, то за прошедшие два дня, стал чувствовать каждый нанесенный по мне удар. Прошло минут пять, и демон призвал уже трех кабанчиков, еще через пять — четырех. Мне сразу стало понятно, что интервалом между призывом монстров и являются эти пять минут. За пятнадцать минут мы смогли снести лишь двадцать процентов. В очередной раз Алгорн призвал уже пятерых мобов, и двое из них прорвались к нашим хилам и дамагерам. Я молился, чтобы они не ударили Тихую.

Медленно, но верно за час мы снесли боссу пятьдесят процентов здоровья, и призыв монстров прекратился. Два раза я был на грани, и выжил лишь благодаря умению, снижающему урон — Черная шерсть. Монстры все?таки добрались до Тихой, но она смогла справиться хоть, и потребовалось время.

Умением на пятидесяти процентах, которым воспользовался демон, было Лужи Лавы. Первый раз появилось всего три, и каждую минуту он использовал это умение, увеличивая количество луж на одну. На тридцати процентах босса, луж уже было столько, что не попасть в них было невозможно. Урон они наносили небольшой, но постоянный, а главное боль. Два наших хила еще справлялись с уроном, пока тихо не вскрикнув, Тихая стала судорожно хилить только себя, спасаясь от боли приятным чувством от лечения. Я краем глаза увидел это и использовал Черную шерсть. Если она не придет в себя за секунд тридцать — мы все трупы. Поедая по откату настойки, используя длань только на себя, продержался без хила все время действия Черной шерсти. Но всему есть предел. Черная шерсть спала, и я вновь стал получать полный урон. Хоть мои эпические доспехи на шестидесятый уровень и были очень хорошими для этого данджа, но все?таки не настолько, чтобы меня мог отхилить один целитель. Когда у меня осталось десять процентов здоровья, я использовал Лунную песнь — последний мой козырь, и восстановил себе еще десять процентов здоровья. Теперь в течение десяти минут у меня нет ничего, что помогло бы мне избежать дамага. Но в этот момент Тихая смогла взять себя в руки и, подвывая от боли, начала хилить всех, и меня в том числе. Дело пошло быстрее. Через десять минут постоянного урона от Лавы способной свети с ума кого угодно, если бы не ощущение блаженства от лечения мы довели здоровье босса до десяти процентов.

Лава пропала, но Алгорн вдруг что?то прокричал и стал неуязвим ко всем видам урона. Мы остановились, подлечивая и восстанавливая силы для последнего рывка, не зная, чего ожидать после того как он станет уязвим к атакам. Прошла минута и тут Демон восстановил свое здоровье полностью, и повесил на себя бафф увеличивающий скорость его атаки. Я застонал. Неужели все снова??!!! Но я ошибся. Алгорн стал бить меня быстрее, но пока хилы справлялись. При этом, он никого не призывал и луж на полу не наблюдалось. Еще через один час у Демона осталось лишь пятьдесят процентов здоровья, но я понял, что еще немного и я просто упаду безвольной куклой, вопя во всю глотку от боли. Все мое тело было покалечено, любое движение отдавалось болью в обессиленном мозгу.

Этот дандж еще не прошла ни одна группа в секторе. Игроков выше шестидесятого уровня было не так уж и много на данный момент. Смельчаки же пытавшиеся пройти инст сыпались после третьего — четвертого босса, так и не увидев пятого. И не зря предыдущий дандж, в котором я не был ни разу назывался Преддверие Ужаса. Он был лишь подготовкой к Залам Смерти, а следующий дандж — Истоки Боли не предвещал для меня ничего хорошего. Обитель Страха же дандж на восемьдесят плюс игроков, судя по названию, был адом. Если уж тут я с ума схожу от боли, то, что будет потом?

И в момент, когда я уже готов был сдаться, вдруг промелькнуло сообщение, за которое мне удалось зацепиться взглядом. Обычно я даже не замечаю сообщения типа — Уровень умения увеличен или ваша характеристика +1. Но это сообщение чем?то меня заинтересовало. Сосредоточившись на нем, увидел:

Внимание! Получено пассивное умение — стойкий.

Стойкий — ваша чувствительность к боли -1%.

Неужели я получил такую пассивку? Это значит, что мне нужно постоянно получать урон, чтобы она качалась? Татуировки на уменьшение чувствительности у меня есть, а теперь есть и пассивка. Собрав всю оставшуюся волю и силы в кулак, начал бить босса.

Внимание! Вы первые прошедшие Залы Смерти.

Ваша репутация с жителями ближайших деревень +10 %

Репутация клана Рассвет с жителями ближайших деревень +10 %

Ваша награда — сундук с сокровищами Залов Смерти. Один предмет на выбор из сундука.

Появившиеся надписи заставили меня очнуться от однотонности боя и понять, что боль перестала меня донимать. Нет, она осталась, но глухая, пульсирующая во всем теле, а боли от ударов больше не было. С трудом смог оглядеться сквозь белесую пелену в глазах и увидел поверженного демона и сундук рядом со мной. Открыв его, увидел десяток наименований предметов. Не думая, чисто на интуиции, выбрал какое?то украшение и отключился.

Я плыл в темноте, купался в ней, отдаваясь отсутствию ощущений и эмоций. Мне было хорошо. Ничто не мешало мне просто существовать в этом непроглядном мраке. Тишина. Мне показалось какое?то движение недалеко от меня. Так не должно быть. Прочь! Не портите это великолепие своим присутствием. Движения тут лишние, чувства то же. Эмоции вообще кощунство. Только тишина и покой. И тут что?то сильно ударило по мне. Мое сознание было вырвано из этого сказочно — прекрасного мира.

Я очнулся на кровати. Рядом сидели Скалка, СамаПоСебе, а остальные члены рейды стояли поодаль.

— Где я? — Я не узнал своего голоса. Скрипучий, сухой, недовольный, будто меня только — только вырвали из забытья после грандиозной попойки. Мое сознание еще не до конца осознало произошедшее, силясь вернуться туда, где мне было так хорошо и спокойно. Закрыл глаза. Ответ на вопрос меня не интересовал, точнее я уже забыл о самом вопросе. Вновь рывок.

Я открыл глаза и со злостью посмотрел вокруг:

— Дайте мне отдохнуть! — Закричал я в бешенстве, точнее прохрипел. Мне так хочется назад, ну почему они не дают мне вернуться. Руки не слушались, голова начала гудеть так, будто десяток колоколов одновременно стали звонить, создавая беспорядочный и оттого еще более ужасный шум. Застонал, и моргнул.

Зрение немного прояснилось, и я увидел, что рты обеих девушек открываются, но не издают ни звука. Они напомнили мне золотых рыбок в аквариуме, так же бестолково открывают рты и такие же выпученные глаза. С трудом приподнял руки и просипел:

— Вас что, покормить надо? Извините, но корм для рыбок с собой не ношу.

Они замолчали, ошарашено глядя на меня, забыв закрыть рты. Я засмеялся и тут же пожалел об этом. Смех отозвался в голове взрывом новой боли. Будто в пустой моей черепушке мячик от пинг — понга рикошетит о кости и бьется и бьется не в силах остановиться. Ко мне вернулся слух.

— Не обращай внимания на его слова, видишь ведь, он не в себе. Мы вообще еле смогли дотащить его до деревни. С каждой минутой у него пропадала манна и здоровье. Мы его лечили, но помогало мало. Ощущение было, будто он растворяется в этом мире. Ты не представляешь, как мы испугались, настолько жутко это выглядело. — Говорила СамаПоСебе, дрожа всем телом. При последних словах ее передернуло. На ее щеках я заметил высохшие дорожки слез. Она вдруг отвернулась и спрятала лицо в ладонях.

Скалка внимательно посмотрела на меня.

— Ты меня слышишь? Понимаешь? — Я кивнул. — Ты помнишь что произошло?

— Мы проходили залы Смерти… — начал я, и при первых моих словах все вздрогнули и уставились на меня. Голос был жуткий, я бы даже сказал потусторонний. Я и сам не узнал его и испуганно замолчал. Все больше и больше стал воспринимать себя как оборотня — Слон. Мне напомнило это первые минуты после моей смерти в реале. Но я продолжил, — на последнем боссе стал получать много урона. И мне было так больно, что хотелось только одного, умереть, чтобы больше не страдать.

Скалка внимательно смотрела на меня и задала новый вопрос:

— Раньше такое было? Почему именно в этом дандже знаешь?

— Если вы о названии Залов Смерти, то это ерунда, — я улыбнулся, — инст как инст, просто к тому моменту как мы стали бить последнего босса я был вымотан морально и физически, и наверно, поэтому произошло, то, что произошло.

Скалка обернулась к СамойПоСебе и спросила уже у нее:

— Что было в дандже?

— Нуу, — неуверенно начала наш Рейд лидер, — в рейде было четыре новичка. Ну и кое?кто из них не справился с болью от ударов, из?за чего Слон умер несколько раз.

— Сколько? — Требовательно смотря на собеседницу, спросила Скалка.

— Семь. — Обреченно ответила офицер.

Скалка от удивления вздохнула и так и забыла выдохнуть. Просидела надутой, наверно, полминуты и только потом смогла произнести:

— Значит, за пару суток Слон умер семь раз, вы проходили инст дальше. Он получал урон как танк и тащил вас вперед, умирая, и на последнем боссе которого вы били два с половиной часа подряд, он просто выдохся и чуть не умер, уже тут в игре, по — настоящему? — Она сама поразилась своим выводам и замолчала. Молчали все. Обернувшись ко мне, она продолжила — ты в гостинице, отдыхай. Захочешь чего?то, за дверью будет НПС. Он принесет тебе необходимое. Номер оплачен на сутки, будет надо — оплатим еще, пока сам не покинешь его. — И обернувшись к остальным, грозно произнесла — его не беспокоить! Пусть отдыхает.

Они все покинули комнату. Оставив меня самого додумывать недосказанное.

Значит и в игре можно умереть, если то, что они рассказали, правда. Просто от боли, не в состоянии больше терпеть ее? От невозможности прекратить мучения? Получается, что если просто жить тут не получая урона то смерть не грозит? Я раздумывал над этим и не заметил, как уснул.


Глава 8. Серый Закат | Слон. Дилогия | Глава 10. Дуэль