home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 5

Оливия слышит квакающее предсказание

Ощущения все еще были не из приятных. Сильно хотелось пить, руки продолжали трястись, а желудок скручивался в нестерпимых спазмах. Вдобавок побаливало горло, будто по его поверхности прокатился не один десяток ежей.

Оливия с трудом улавливала суть разговора, не сразу поняв слова Йоши о дышащих стенах и сетования Бузимбы, что он во всем виноват. Ей до сих пор становилось жутко при воспоминании о человеке в капюшоне и зеленеющем лице Клариссы. Хозяйку дома травили каким-то специфическим зельем, и ничто не могло убедить Оливию в обратном. Она всегда боялась ядов, панически, едва ли не до потери сознания. При любой возможности избегала несвежей пищи, на дух не переносила слишком теплую воду и с подозрением относилась к неизвестным блюдам. Одного она только не понимала – отчего Йоши и Бузимба говорили совсем о другом. Ведь она не сошла с ума, у нее не случилась галлюцинация. Она видела на улице трясущуюся Клариссу, в истерике рыдающую на плече у подруги, – бедняга испытала такие же ощущения, что и она.

– Это ты виноват! – Громкий возглас Йоши с трудом пробился в ее сознание.

Она изумленно посмотрела на твидла. Кот, потрясая лапой, с негодованием смотрел на лемура.

– Из-за тебя я перестал превращаться. Наверное, ты болен. А теперь заразил и меня.

Оливия с удивлением отметила про себя, что солнце давно село и Йоши действительно давно пора было превратиться в панду. Да и Бузимба по всем законам твидлов уже должен стать лисой. Вот и Рэнделл, машущий крыльями рядом с братом, прямое тому свидетельство.

– Не болен я! – возмутился лемур. – Я… э-э-э… Прошлой ночью я был лисой. Да!

– Но я-то тебя лисой не видел, – возразил Йоши.

– А мне кажется, – перебил спор твидлов Оливер, как всегда в таких случаях принявший умный вид, – дело тут в магии. Вы оба побывали в том доме и не превратились. А Рэнделла с вами не было, вот он преспокойно и стал сычиком.

– Хм… – задумчиво произнес кот. – Пожалуй, есть в твоих словах зерно истины. Но и без лемура, уверен, не обошлось. Ведь именно он затащил нас туда.

– Я… я тут ни при чем. – Бузимба насупился и, ища поддержки, посмотрел на Оливию.

– Он прав. – Она погладила трясущегося от возмущения твидла. – Не забывайте про меня. Да и про Клариссу, кстати, тоже. Зачем и на людей насылать заклятие против твидлов?

– Побочный эффект, – буркнул Йоши.

– Но зачем? – удивился Марко. – Для чего кому-то лишать вас возможности превращаться? Да и кто на такое способен?

– Только очень могущественный колдун, – вставил Рэнделл. – Превращение заложено в нас природой.

– А раньше такого никогда не случалось? – поинтересовался Оливер.

– Нет, – ответили твидлы хором.

А Йоши добавил:

Ночью панда, кот днем.

Гармония двух в одном.

Природой так устроено.

– А почему твидлы вообще превращаются? – продолжал задавать вопросы брат.

Оливии даже показалось, что Оливер отчасти доволен сложившейся ситуацией, ведь появился лишний повод поспрашивать и, если повезет, выслушать кучу нудных историй.

– Твидлы всегда превращались, – объяснил Йоши. – На то мы и твидлы. А больше знают только колдуны.

– Колдуны… – разочарованно протянул Оливер.

«Сейчас предложит прочитать в книжках», – улыбнулась окончательно пришедшая в себя Оливия.

– Думаю, стоит обратиться к книгам, – произнес Оливер. – В них обязательно отыщется ваш случай.

– А не проще отыскать человека, сотворившего такое с ними? – удивился Марко. – Пойдем спросим у той женщины. Она наверняка знает, кто он и где искать.

У Йоши и Бузимбы одновременно от ужаса расширились глаза.

– Нет, не стоит, – затараторил кот. – Я верю, Оливер обязательно что-то найдет в своих умных книжках, какое-то зелье, которое поможет нам. И только если у него ничего не получится… – Он помрачнел и не закончил предложение.

– Тогда отдыхать, и с утра начну. – Оливер от удовольствия едва не потирал руки. – К тому же существует шанс, что действие магии за ночь пройдет и в следующий раз Йоши с Бузимбой превратятся. Так что не стоит раньше времени переживать. Давайте просто поглядим, как станут развиваться события.

Гостиница, в которой они остановились, находилась весьма далеко от дома Клариссы, и, чтобы туда попасть, им пришлось идти рядом с городским рынком. Несмотря на поздний час, возле входа на территорию базара все еще суетились торговцы, прохаживались одинокие покупатели, работали магазинчики.

– Жулик! Хотел нас обмануть! – услышала Оливия возмущенные крики. – Пытался подсунуть ненастоящих твидлов. Хорошо, что не поленились и подождали захода солнца.

Возле важного, пожилого торговца в длинных одеждах и с густой бородой собралась целая толпа. Оливер с Рэнделлом, а следом за ними Йоши и Бузимба направились к ним. Оливия с Марко остались стоять чуть поодаль.

– Уважаемые, потише. – Торговец вел себя на редкость хладнокровно. – Вы их только пугаете. Успокойтесь. Сейчас вы все увидите, дайте им время.

– Не слушайте его! – выкрикнул круглолицый розовощекий парень. – Обманщик!

– Звери никакие не волшебные, – поддержала его рыжеволосая девушка. – А самые обыкновенные.

– Приходите утром. – Торговец погладил бороду. – Обещаю, с первыми лучами солнца вы сможете лицезреть небывалое зрелище.

– Мама, мама! – Маленький мальчик дернул высокую красивую женщину за руку. – А почему они не хотят превращаться?

– Еще как хотят, – буркнул Йоши. – Вот как, оказывается, складываются дела. Все намного хуже…

Оливер задумчиво посмотрел в сторону.

– Значит, дело не в магии, – обратился он к коту и лемуру, – а в чем-то другом…

Рука Марко нашла ладонь Оливии и нежно сжала. Она с удовольствием оперлась на плечо парня. Хоть какая-то компенсация за сегодняшний ужас.

– Что же делать? – Лемур в панике закатил глаза. – Бедный, бедный Бузимба… – Он вздрогнул и покосился на Оливию. – Ты прогонишь меня?

– Нет, ты что, – заверила она твидла. – Если хочешь, оставайся с нами.

– И возьмешь с собой? – с надеждой в голосе спросил Бузимба.

– Конечно.

– А почему тогда наш стеснительный волк не пострадал? – Йоши с прищуром уставился на Рэнделла. – В чем твой секрет, пернатый?

– Ни в чем. – Сычик благоразумно взлетел выше.

– Теперь точно помогут только книги. – Оливер наконец вышел из задумчивого состояния. – Думаю, нам следует ехать в Ламар.

Оливия вздрогнула, услышав это название. Ей сразу вспомнился давний сон: большое каменное здание, студенты в мантиях и таинственный меч.

– Почему именно туда? – спросил Марко.

– Это город ученых, и там множество библиотек.

– Ты забил книгами целую каюту на судне, – напомнила Оливия.

– В них нет ответа на вопрос, отчего твидлы могут перестать превращаться, – возразил Оливер. – Уверен, колдуны из Манталы знают, но до них слишком далеко. И если они хоть немного похожи на Орозия, то не станут с нами разговаривать.

– Так чего мы ждем? – обратился к остальным Йоши. – В Ламар так в Ламар. Я привык ночью ощущать себя пандой. И, продолжая оставаться котом, чувствую дискомфорт. Брр! А эти вечно пищащие мыши… Вы даже не представляете, сколько их в городе. От их несмолкающих голосов у меня болят уши.

– Ламар… – Рэнделл наморщил лоб. – Я, кажется, слышал раньше это название… Ламар… Ламар… И где он находится? Далеко?

Все повернулись к Марко. Парень изумленно вскинул вверх брови:

– Почему вы так на меня смотрите?

– Ты лучше всех знаком с географией и бывал во многих городах, – пояснил Оливер.

– И точно знаешь больше, чем хочешь показать, – вставила шпильку Оливия, питая слабую надежду, разозлив Марко, выпытать у него хоть что-то о его прошлом.

– Я там никогда не бывал, – развел руками парень.

– Но… – Оливия посмотрела ему прямо в лицо.

Тот немного помялся и, словно сделав над собой усилие, выпалил:

– Но знаю, как до него добраться.

– И как? – оживился Оливер.

– На любом судне через Фригольский пролив. Полдня неспешного плавания, и мы на месте.

– Так Ламар совсем рядом? – Оливер от возбуждения принялся ходить взад-вперед.

«Неужели близость полок с книгами способна так обрадовать?» – фыркнула Оливия.

– Почему ты не хотел говорить? – спросила она у Марко напрямик.

Все разом посмотрели на него, ожидая ответа.

– Не то чтобы не хотел… – медленно, явно подбирая слова, произнес парень. – Я просто думал, мы сможем отыскать причину случившегося в Массалии. Ведь, как мы знаем, твидлы не превращаются именно здесь. А вдруг в других местах с ними все в порядке?

Он выглядел взволнованным, но старался скрыть эмоции. У Оливии его поведение вызывало все более жгучий интерес.

– Тогда нам точно следует отправляться в Ламар, – заявил Йоши. – Нечего торчать в этом городишке. Я не хочу до конца своих дней оставаться всего лишь говорящим котом.

– Чем больше книг, тем больше шансов отыскать нужную, – добавила Оливия. – Оливер верно говорит, надежда только на книги, правда, Бузимба?

Она специально обратилась к лемуру, уверенная, что тот в благодарность за спасение от торговца согласится с ее словами.

– А?.. Я?.. – Не веря, что спрашивают его мнение, Бузимба в удивлении завращал глазами. – Да… Да… Конечно!

– Вот видишь? – словно объясняя прописные истины школьнику, обратилась она к Марко. – Большинство считает, что нам следует отправиться в Ламар.

– Большинство? – усмехнулся парень, переводя взгляд на Йоши с Рэнделлом.

Сычик взлетел еще выше, а кот твердо произнес:

– Я не хочу и лишнего дня оставаться в неведении, что происходит. А в Ламаре, как я знаю, проживает много ученых. В случае чего они подскажут нам дельную мысль.

– Дельную мысль… – Марко печально взглянул на Оливию. – Подчиняюсь большинству.

И, не говоря больше ни слова, направился в сторону гостиницы. Оливии стало стыдно.

«Он сам виноват. Нечего скрывать от меня свое прошлое», – успокоила она себя, но легче не стало.

Зато Оливер выглядел по-настоящему счастливым – видимо, уже предвкушал, как расхаживает вдоль книжных стеллажей.

На самом деле Оливия испытывала недовольство. Случившееся с твидлами нарушило все ее планы. Раньше она редко планировала свою жизнь, даже на несколько дней вперед, и поэтому с удивлением обнаружила, что ей не нравится, когда ее планы нарушают.

Пережив благодаря козням хитрого торговца, а по совместительству и контрабандиста Альд Аира множество опасных приключений, они с Оливером решили не возвращаться в Лавинию. Оливия была рада: мрачный приют, где она ни с кем по-настоящему не дружила, вечно ворчащие нянечки, безрадостная перспектива нищенского существования после совершеннолетия никогда ее не прельщали. Просто не имея других вариантов, она не задумывалась, как изменить свою жизнь. Но с появлением Марко прекрасное будущее замаячило перед ней во всех красках. А после того, как они добыли золото пиратов, оно и вовсе наступило.

Не то чтобы Оливия сильно радовалась полученным деньгам. Нет, в отличие от Йоши она не стала кататься по ним, целовать, разговаривать с монетами, словно они живые, и целыми днями их пересчитывать. Но их наличие придало жизни спокойствие и стабильность, теперь одной проблемой стало меньше и можно было сосредоточиться на других вопросах. К тому же, разбогатев, она открыла для себя множество удивительных вещей, о которых раньше и не подозревала: красивую одежду, косметику, дорогие масла, чудесные кремы и духи с изумительными ароматами.

Еще тогда, после бегства от Альд Аира, осознав, что опасность миновала и она свободна и вольна делать что хочет, Оливия вместе с братом захотела узнать о судьбе родителей, разыскать, если получится, родственников, выяснить свою настоящую фамилию. Нынешняя, Стоун, ей никогда не нравилась. Хотя могло быть и хуже. Фамилию Стоун она получила в приюте. Не отличавшаяся большим воображением начальница заведения давала сиротам даже не фамилии, а какие-то прозвища. Так, благодаря ее скудоумию некоторые счастливчики стали Флаурзами, Сноу либо Форестами. Другим повезло и того меньше, их назвали Уайтами, Блэками и Греями. Проживали в приюте те, кого нарекли Холидеями, Роузами и Литтлами.

Оливия всегда знала, что Стоун – не настоящая ее фамилия. Но по какой-то причине ее наградили именно ею. Но она всегда пребывала в полной уверенности, что начальница приюта знает больше, чем говорит. И, став богатой, собиралась вернуться в Лавинию и поговорить с ней. А если не помогут слова и увещевания, воспользоваться в качестве аргумента золотом.

Однако отправиться в родной город сразу не получилось. Забрав с затонувшего корабля последнюю монетку, Марко заявил, что плавать по морю с таким ценным грузом – настоящее самоубийство. И предложил поместить его в банк. Ближайший и, по его словам, лучший находился в Массалии.

Уже тогда Оливия задумалась, отчего парень выбрал именно этот город. Но не придала промелькнувшим мыслям значения. Решив проблему с хранением золота – в банк его отвез Марко, – друзья намеревались прогуляться по Массалии, а на следующий день отправиться в Лавинию. И тут, руша все планы, твидлы перестали превращаться. Разумеется, Оливия не злилась на них и не собиралась бросать друзей в сложной ситуации, просто столь важный для нее поиск информации о родителях откладывался, а уходившее время явно не увеличивало шансы на успех.

За ночь настроение Оливии не изменилось. По прибытии в гостиницу она почти не общалась с Марко – тот сразу отправился спать в свою комнату, отчего ей стало еще хуже. Злясь на себя и на парня, она решила отомстить. И утром, едва они после недолгих сборов вышли на улицу, принялась спрашивать обо всем, что попадалось на глаза. Ее целью было заставить парня разговориться – вдруг потеряет бдительность и невзначай проболтается о чем-то важном.

Мысль казалась отличной, но до той поры, пока не вмешался Оливер. Соревнуясь между собой, мальчишки принялись наперебой говорить обо всех памятниках, фонтанах, заметных зданиях и о куче других непонятных и ненужных, по мнению Оливии, строениях. Но, твердо решив докопаться до истины, она внимательно слушала всю информацию, потоком льющуюся на нее. Еще никогда она так не уставала от самого обычного общения, но дело того стоило. С трудом следя за нудным и неинтересным разговором, она старалась не упустить ни слова.

Так, Оливия узнала, что Ламар – это один из городов Тразиминского королевства и университетов там действительно как грибов после дождя. Из Массалии в Ламар ведет морской канал, впадающий во Фригольский пролив, который, в свою очередь, дает начало реке под названием Фира. Тразимин большое государство, и Массалия раньше являлась его частью, но потом обрела независимость, став республикой.

– Вон то здание построил Георг Бридский. – Марко указал на серый дом с остроконечной крышей, большими окнами и толстыми колоннами перед входом. – Не знаешь, случайно, Оливер, в честь кого?

Брат явно начинал жалеть, что втянулся в этот словесный поединок, – Марко знал о Массалии намного больше, чем он.

– В честь победы в морской битве, – буркнул он.

– А вот и нет, – с удовлетворением заметил парень. – Любитель книжек вновь ошибся. Георг Бридский построил его в честь Жозефины Комнины, сестры Филиппа, короля Тразимина.

«Откуда он столько знает?» – не уставала изумляться Оливия.

– А вон тот памятник? – Марко указал на громадную статую сурового воина с бородой и огромным двуручным мечом в руках, у его ног вздымались каменные волны, качая суда с поднятыми парусами.

– Правитель города, наверное… – бросил Оливер, отворачиваясь в сторону. – Мне неинтересно. Предлагаю закончить никому не нужное представление.

Оливия видела, что брат на взводе. Он всегда гордился своими знаниями, обычно оказываясь если не умнее большинства, то как минимум начитанней. А сейчас Марко раз за разом указывал ему, что это не так.

– Как скажешь, – ухмыльнулся парень. – Вообще-то сам начал. И что, даже не желаешь узнать, кто перед тобой?

– Нет, – огрызнулся Оливер.

– Зато я хочу. – Оливия с невинной улыбкой повернулась к Марко. – Так интересно… И что такого замечательного совершил сей муж, раз ему поставили памятник?

Скульптура действительно выглядела впечатляюще – как минимум она поражала своими гигантскими размерами, возвышаясь над крышами близстоящих домов.

«И стоило тратить так много камня? – думала, разглядывая ее, Оливия. – Лучше поставили бы парочку лишних скамеек».

У нее еще ныли ноги после вчерашних приключений, но, как назло, все места, где можно было бы присесть, оказались заняты.

– Отлично, – бодрым голосом ответил Марко, подозрительно поглядывая на Оливию. – Перед вами Фокий Великий, первый правитель Массалии, основатель торговой республики, победитель Несметной армады и…

– Блокады? – хихикнула Оливия.

– Армады, – поправил ее Марко. – Так называют большое число кораблей, собранных вместе. Дело было давно. Однажды в Тразимине наступили смутные времена: гражданская война, волнения и все такое. Фокий воспользовался ситуацией и захватил в городе власть. Но он понимал – в одиночку он во главе города не удержится. И организовал республику, став ее первым правителем. В молодости он слыл удачливым торговцем, заработал огромную кучу денег. И когда новый король Тразимина явился к стенам Массалии с требованием подчиниться, он просто выкупил независимость города.

– Выкупил? – удивилась Оливия. – Как помидоры на рынке? Такое разве возможно?

– В его случае сработало. Новый король нуждался в золоте. Он выдвинул только одно условие.

– И какое?

– Массалия обязалась платить Тразимину ежегодную дань.

– Откуда ты все это знаешь? – У Оливии мелькнула догадка. – А ты, случайно, не отсюда родом?

– Нет, – улыбнулся Марко.

«Тогда откуда?» – хотела спросить она, но не успела, рядом громко заворчал Йоши, а следом жалостливо захныкал Бузимба.

– Он превратился. – Кот указал лапой на Рэнделла, ставшего волком. – А я? Я превращусь вечером?

На лицо Оливии упали лучи восходящего солнца – желая быстрей попасть в Ламар, они встали еще до восхода.

– А я? – вторил коту лемур.

– Да мне все равно, что там с тобой! – отмахнулся от него Йоши. – Даже не думай, что мы братья по несчастью.

Ближайшая дорога в порт вела через базар. Несмотря на раннее утро, на прилавках уже был разложен готовый к продаже товар, а посвежевшие и набравшиеся за ночь сил торговцы зазывали покупателей. Открывались разнообразные развлекательные аттракционы, плясали и устраивали представления клоуны и мимы, назойливо предлагали свою продукцию продавцы уличной еды.

С трудом прокладывая дорогу сквозь все более уплотнявшуюся толпу, Оливия размышляла о Марко: «Что же он такое скрывает? И, главное, почему?»

Самое интересное, она не знала даже его фамилии, только имя. Парень упорно отказывался делиться с ней своим прошлым, вызывая таким поведением все новые вопросы.

– …Понятия не имею, – услышала она угрюмый голос. – Они ни у кого не превращаются. Говорить говорят, а другими животными или птицами не становятся.

– Поговаривают, колдуны во всем виноваты, – вторил ему другой голос, тихими интонациями напомнивший журчание ручья. – Мстят королю Тразимина.

– Их король дел натворил, а расхлебывать нам.

Оливия взглянула в сторону болтавших и увидела двух торговцев с уставшими, изможденными лицами – видимо, нынешней ночью оба не сомкнули глаз. За их спинами стояли клетки с животными и птицами: волками, медведями, пантерами, совами, попугаями. Твидлы испуганно переглядывались, переговариваясь между собой. И у всех на спинах виднелись белые полосы. Оливии даже показалось, что в одной из клеток промелькнул маленький дракон, но она не успела разглядеть, а секунду спустя волшебное животное закрыл метавшийся за прутьями разъяренный лев. А проверять Оливия не рискнула, да и не настолько ей было интересно.

– Колдуны? – Оливер, сгорая от любопытства, подошел к беседующим. – Они на такое способны?

– Кто их знает! – хмыкнул первый торговец.

– По слухам, именно они создали твидлов, – добавил второй.

– Неправда, – возразил Рэнделл. – Они на такое неспособны. Ни один колдун неспособен.

– Ты уверен, маленький волк? – улыбнулся второй. – Они тебе лично об этом сказали?

Рэнделл смущенно потупил взгляд.

– Маги никогда не уважали людей, – продолжал первый. – Считали нас ниже себя.

Оливия вспомнила, как вел себя Орозий, единственный волшебник, которого она видела в своей жизни. Тот явно не отличался хорошими манерами и разговаривал с ее братом так, будто делал ему одолжение.

– Зачем им издеваться над ними? – Оливер не поверил словам торговцев. – Ведь они используют твидлов в своей работе.

Торговцы дружно пожали плечами.

– Ладно, к чему этот разговор… – Первый направился к клеткам, второй, чуть помедлив, последовал за ним.

– Сдавайся, город, или предам тебя огню! – долетел до Оливии наигранно грозный крик.

Повернувшись, она увидела маленькую сцену, в центре которой стоял низенький пузатый человек в короне из мятой бумаги. С его плеч свисала длинная тряпка, видимо, плащ. Актер размахивал бутафорским мечом, корчил устрашающие рожи и бешено вращал неправдоподобно огромными глазами.

– И не подумаем! – Из-за стоявших на краю сцены груды коробок, лишь наполовину прикрытых рваным куском выцветшей материи, высунулись еще два актера и оскалили желтые, выщербленные зубы, одновременно громко улюлюкая.

– Тогда вы сами виноваты! – грозно объявил актер с мечом, шагнул на лежавшую рядом широкую доску, сильно напоминавшую часть двери. Взялся свободной рукой за торчавшую вверх палку с привязанной к ней грязной простыней и, гордо выпрямившись, заявил: – Вперед, мой флот! Покажем гнев короля Теодориха!

Очередное представление, больше напоминавшее балаган и интересное в основном изнывающим от скуки детям, ждавшим, пока их родители закончат свои дела. Оливия взглянула на брата. И разумеется, оно привлекло внимание Оливера. Отвернувшись от торговцев и разом позабыв о проблемах твидлов, он уставился на сцену.

«Сейчас скажет: здесь то-то и то-то не так, но давайте взглянем. Я читал, а теперь хочу посмотреть».

Но оказалась не права. Оливер впервые слышал историю, разыгрываемую на сцене. Брат смотрел на актеров, усиленно пытаясь понять, что они изображают.

Оливии стало любопытно, а знает ли Марко. У нее от полученного сегодня количества информации раскалывалась голова. Но конечная цель требовала жертв, и Оливия решила и дальше придерживаться избранной тактики.

– Вот здорово! – захлопала она в ладоши, с грустью представляя, насколько глупо выглядит. – Жаль, опоздали к началу.

И выразительно взглянула на парня. Тот с легкостью попался.

– Тот, с тряпкой на плечах, – тихо сказал он, – король Теодорих Непотопляемый. Свое прозвище он заслужил после осады Массалии. Ее как раз показывают на сцене. Он явился под стены города с огромным флотом…

– Армадой? – не без сарказма вставила она замысловатое слово.

– Можно и так сказать, – усмехнулся парень. – Но потерпел поражение, потеряв все корабли. Отсюда и прозвище.

– Он ведь их потерял? – удивилась Оливия. – Почему тогда «непотопляемый»?

Краем глаза она заметила, что Оливер, глядя на сцену, внимательно слушает их разговор.

– Они все утонули, – пояснил Марко. – Все, кроме одного, того, на котором находился король. В Массалии знают секрет оружия – огня, который невозможно потушить водой. Им и сожгли флот Теодориха.

– Вот как… – Оливия с трудом представляла себе огонь, который горит в воде.

Зато она прекрасно понимала, что если не оттащить брата от сцены насильно, то они застрянут тут надолго.

Внезапно скучавший рядом Бузимба, развлекавшийся в основном тем, что переминался с лапы на лапу да пытался поймать свой роскошный длинный хвост, жалобно заскулил и схватил Оливию за руку.

– Да что такое… Опять… Не хочу… Ну почему?

Он настойчиво потащил ее в направлении торговых рядов. Несмотря на маленький рост и хилое, субтильное тельце, лемур оказался на удивление сильным, и Оливия с трудом могла ему сопротивляться. Ища поддержки, она бросила взгляд на Марко, но тот, как назло, в этот самый момент покупал у уличного торговца пирог с рыбой для Йоши. Увлекаемая в толпу, она попыталась крикнуть, но Бузимба ее опередил:

– Ни звука… Тише… Нас не должны увидеть.

– Но почему?

Не желая оставаться наедине с мохнатым источником проблем, она в самый последний момент исхитрилась вцепиться в Оливера.

– Что? А? Куда? – Брат не сразу понял, что происходит. – Я хочу досмотреть.

На сцене актер с бутафорским мечом наконец подошел к груде коробок и пнул их ногой. В ответ сверху полетели маленькие горящие шишки, вызвав громкий смех детей и живой интерес проходящих мимо взрослых.

– Бузимба, что происходит? – Оливия силилась остановить лемура, увлекавшего ее и Оливера за собой. – Куда ты меня тащишь?

– Подальше отсюда. Да! Он снова здесь.

Резко свернув, Бузимба метнулся сквозь толпу и очутился перед высоким шатром из синей ткани, с большим прозрачным шаром на вершине.

«Предсказание будущего» – гласило название перед входом, вернее, та часть, которую Оливия успела прочесть. В следующую секунду Бузимба втолкнул ее с братом внутрь и, озираясь, быстро последовал за ними.

В шатре царил полумрак. Сделав несколько шагов вперед, она разглядела маленький стол и лежавший на его поверхности большой шар, точную копию венчавшего шатер.

– Садитесь… – раздался тихий, но настойчивый голос.

Оливия заметила возле стола ровно три стула и опустилась на один из них. Ноги мгновенно ответили благодарностью, но разум настороженно следил за Бузимбой, занявшим стул слева. Справа сел Оливер.

– Ква… Ква… – Возле шара, выпучив глаза, сидела жаба настолько огромная, что Оливии стало нехорошо. На ее ярко-зеленой коже поблескивали капли воды, а вдоль спины едва заметно серебрились две полоски. Она прыгнула на лежавшую рядом подушку и оценивающе оглядела вошедших.

«Еще один твидл, – мрачно подумала Оливия. – Интересно, тоже не превращается?»

Она уже хотела спросить, но жаба заговорила первой:

– Ква… Похожи, но разные… И знаний колодец. Ква… Вижу мрак. Чернее черного. Вижу зло. Грозит обоим. Ква…

– Обоим? – забеспокоился Бузимба. – А кому? Ой-ой… Так и думал… Ой-ой…

Жаба, не обращая внимания на лемура, продолжала:

– Друга в беде не бросить никак, друга помощь забыть невозможно. – Она уставилась на Оливера, и тот вздрогнул от ее слов. – Народ мелкий стонет в беде, пройти мимо нельзя, помочь придется, на всякое зло отвечаем любовью к друзьям, на волю рвется, туда и дорога. Ква…

Даже во мраке шатра Оливия заметила, как побледнел брат и непонимающе уставился на зеленого твидла, а тот все говорил и говорил:

– Героем рожден, хоть быть им не хочет, отмечен судьбой, но сам не поверит, время мотает он куда хочет, столкнется с врагом без надежд на победу. Ква… Выбор получит, но сделать не может, кровь за него родная решит, жизнь или смерть, победа иль гибель. Ква…

Оливер сглотнул и повернулся к Оливии, напрочь позабывшей о притихшем Бузимбе. В повисшей тишине брат дрогнувшим голосом прошептал:

– Похожее предсказание читал мне в замке Орозий… Но какое отношение оно имеет ко мне?


Глава 4 Оливер сталкивается с неразрешимой загадкой | Таинственный браслет | Глава 6 Оливер посещает библиотеку без книг