home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 3

Оливия знакомится с ходячим бедствием

Шедший рядом Марко, не ведая усталости, сыпал подробностями буквально обо всем, на что Оливия имела несчастье посмотреть. Его взгляд пылал возбуждением и энергией, хотя пару раз, когда он замолкал, Оливия замечала промелькнувшую словно тень мимолетную тоску и едва уловимую печаль.

– Вон тот фонтан… – соловьем заливался Марко. – Да, тот, с носами трирем, он возведен Аульцием Глаброном после победы возле Кальнийских островов. Триремы? Ты не знаешь, что такое триремы? Нет, не примеры, а триремы. Три-ре-мы. Это такие суда… Нет, скорее не суда, а корабли. Ведь правильно называть судном торговое транспортное средство, а триремы относятся к военным…

Последовал утомительный рассказ, смысл которого Оливия утеряла уже после третьего слова. В какой-то момент у нее даже мелькнуло подозрение, а не подготовился ли Марко к их прогулке, заранее прочитав парочку скучнейших книг. Хотя вряд ли. Такое не очень на него похоже. А представив Марко становящимся на цыпочки и тянущимся к полке с книжками, тихонько рассмеялась.

Но факт оставался фактом: Марко знал о городе, в котором они сейчас находились, буквально все. И названия маленьких, подчас незаметных улиц; и кому и, главное, зачем воздвигли тот или иной памятник; и кто и для чего возвел такое-то здание; и по какой причине пристроили рядом высоченную арку, совершенно бесполезную, по ее мнению. На Оливию такие истории навевали тоску и сонливость.

Она даже умудрилась пропустить мимо ушей название города, в котором они оказались. Причем винила в этом Марко. Нечего было на невинный вопрос «А куда они приплыли?» отвечать лекцией в стиле Оливера. Оливия запомнила лишь, что город является республикой и считается крупнейшим торговым портом в округе.

Торговали тут действительно всем и едва ли не на каждом шагу. У Оливии создалось впечатление, что она очутилась не в городе, а в центре огромного базара. Едва они покинули порт, как угодили в огромную толпу, двигавшуюся одновременно во всех направлениях. Всюду тянулись бесконечные прилавки, заваленные несметным количеством самого разнообразного товара, начиная от тонкого, почти прозрачного шелка и заканчивая редкими видами твидлов. Оливер едва не свернул себе шею, крутя ею в разные стороны. А затем, не в силах совладать с нахлынувшим любопытством, вместе с Рэнделлом свернул в узкий проулок, заявив, что слышал, будто тут неподалеку находится улица из одних только книжных магазинов. Оливия едва успела крикнуть брату, чтобы тот вел себя осторожно.

Стоило Оливеру исчезнуть, как Марко нежданно-негаданно перевоплотился в заправского экскурсовода, заведя занудный, а главное, бесконечный рассказ. Оливия зевала, закатывала глаза, шутила, перебивала – все без толку. Парень явно возжелал ознакомить ее со всеми местными достопримечательностями, не понимая, что общение с Оливером выработало у нее на всякие истории устойчивую аллергию.

К тому же она не видела, чем этот город отличается от остальных, в которых они ранее побывали. Такие же толпы на улицах, как и в Бахаре, заставили ее поморщиться при воспоминании о невольничьем рынке. Шумный порт напомнил ловушку, устроенную Мазаком и Альд Аиром в Маакаре. Дома с разноцветными черепичными крышами навеяли мысли о приюте и жизни в Лавинии, которую, как надеялась Оливия, она оставила в прошлом.

Она уже была готова попросить парня замолчать и просто приятно провести время, пользуясь моментом, пока рядом нет Оливера, назойливо игравшего роль старшего брата. И тут ситуацию спас Йоши, толстый кот с необычайно высоким самомнением. Хохмач и балагур, он родился на далеких островах неподалеку от таинственной страны Мантала. Твидл, как и лучший друг Оливера Рэнделл, он разговаривал на человеческом языке, а пребывая в особенно хорошем настроении, сочинял стихи.

Глядя на Марко, Йоши удивленным тоном поинтересовался:

– А когда мы начнем тратить деньги? Мы уже тут несколько часов. У меня в отличие от вас давно составлен список покупок, и я желаю неукоснительно следовать ему вплоть до последнего пункта. Я слышал, в этом городе есть все. А вместо похода по магазинам вы держитесь за руки и глупо улыбаетесь.

Они стояли возле таверны, откуда доносились громкие голоса и соблазнительные запахи.

– Так что заканчивайте впустую тратить время, – продолжал возмущаться кот, доставая из висевшей на боку сумки свернутый в трубочку лист бумаги весьма приличных размеров. – Для начала я хочу тройную порцию рыбы, самой дорогой, и причем прямо сейчас. А ваша романтическая прогулка повременит. Я так долго ждал момента, когда стану богатым… – Он закатил глаза. – Так давайте воспользуемся всеми благами, которые предоставляет туго набитый кошелек. А за руки вы сможете подержаться после.

Оливия готова была съесть сколько угодно рыбы, лишь бы хоть на время прекратить нудную лекцию.

– Я согласна, – мгновенно поддержала она кота. – Давай веди нас в свой любимый ресторан.

– Любимый? – Йоши недоуменно посмотрел на нее. – Я тут впервые.

Теперь пришла очередь Оливии изумляться. Она считала, что прекрасно знавший город Марко бывал здесь раньше. Парень дружил с Йоши, познакомившись с ним на корабле злого торговца и контрабандиста Альд Аира, пытавшегося продать ее и Оливера в рабство. Марко был членом команды негодяя и его любимцем. Но, встретив Оливию, переменил взгляды и помог ей и брату бежать.

– Откуда ты тогда столько знаешь про город? – Она озадаченно взглянула на парня.

– А ты думала, я только судном умею управлять да паруса ставить? – ответил он вопросом на вопрос. – Твой брат не единственный, кто читает умные книжки.

Оливия раскрыла рот, но не успела ничего сказать.

– Держите! Держите вора! – Крик доносился со стороны стоявших в отдалении торговых рядов. – Стой, мерзавец!

Голос кричавшего приближался. Пронзительный, наглый, он сразу не понравился Оливии, отчего-то решившей, что его обладатель нехороший человек.

Люди крутили головами, многие вытянули шеи, глазея по сторонам.

И тут Оливия увидела странного вида существо. Сильно похожее на кота, оно быстро передвигалось на длинных тонких ногах. Вытянутое тело покрывал густой светло-серый мех. Но самое поразительное представлял собой хвост – тонкий, но вместе с тем живописный. Он яростно мотался из стороны в сторону, но Оливия все же смогла разглядеть на нем множество белых и черных полосок, попеременно чередующихся между собой.

Существо затравленно смотрело на таращившихся прохожих. Кинув взгляд назад, оно метнулось влево, но несколько человек решили его схватить. Тогда оно бросилось к входу в таверну, нелепо выбрасывая на бегу тонкие ноги.

– Держите его!

Оливия наконец увидела преследователя и поняла, что не ошиблась.

Низкий, круглый, словно бочонок, мужичок грозил кулаком и призывал окружающих помочь ему. Его красное лицо с толстыми, будто сардельки, губами походило на помятый перезрелый помидор. Жиденькие, взмокшие от пота волосы на голове сбились в нелепую прическу.

Существо почти достигло таверны, когда к нему потянулось несколько рук. Увернувшись, оно подпрыгнуло, осуждающе взглянуло на зевак и, вдруг поскользнувшись на недоеденном пирожке с повидлом, выполнило в воздухе невероятно сложное сальто. Оливия не сразу поняла, что существо летит прямо на нее, а когда осознала, что происходит, было уже слишком поздно.

Секунду спустя она обнаружила себя лежащей на земле, а на голову ей упало несколько ярко-рыжих тыкв, еще совсем недавно аккуратно сложенных ровной горкой на стоящей поблизости телеге. Тело отзывалось дикой болью на любую попытку пошевелиться. Перед глазами плавали красные круги, а в голове гудело, словно после удара палкой. И в довершение ко всем бедам существо наглым образом сидело у нее на груди и не думало слезать.

– Спасибо вам, юная леди! – Толстяк склонился над ней, хватая существо за лапу.

– Что оно натворило? – едва ворочая языком, поинтересовалась Оливия.

– Ты в порядке? – Марко помог ей подняться.

Толстяк попробовал оторвать существо от ее груди, но оно вцепилось в Оливию мертвой хваткой.

– Гаденыш испортил мой товар, пытался украсть и опрокинул целый лоток с гранатами, – нажаловался торговец. – Они все испорчены. Кто их теперь купит?

– И что вы с ним сделаете? – Оливия с трудом заставляла себя не обращать внимания на раскалывающуюся от боли голову. Едва держась на ногах, она вынужденно оперлась на крепкую руку Марко – хоть какой-то приятный момент.

– В реке, наверное, утоплю. – Толстяк потянул существо на себя. – Денег у него все равно нет. Так хотя бы проучу.

Оливии стало жалко беднягу. Хоть он и доставил ей столько неприятностей, но смерти точно не заслуживал. Она сунула руку в карман и достала золотую монету.

– Достаточно? – сухо спросила она у торговца.

– Для чего? – удивился толстяк.

Рядом возбужденно зашумела толпа зевак.

– Для возмещения ущерба. Отпустите его, и деньги ваши.

– Как скажете, юная леди! – Глазки толстяка алчно блеснули, и он ловко, для своих жирных пальцев, выхватив монету, поспешил обратно к прилавку.

– Добренькая ты, однако, – промурлыкал Йоши. – Смотри, заделаешься в благодетельницы, быстренько потратишь свою долю.

– А он не твидл, случайно? – Марко внимательно смотрел на существо.

– Я? Вы обо мне? – Животное наконец отпустило Оливию и спрыгнуло на землю. Его огромные глаза, окруженные темными пятнами, смотрели с благодарностью. – Конечно, я твидл. Он самый. – Говорило оно отрывисто и быстро, глотая окончания слов. – Спасибо! Огромное спасибо вам всем. Я… на самом деле не такой. Я… э-э-э… я не ворую обычно. Ой, что я такое несу? Я не вор. Не подумайте, что спасли вора.

– Ха! – фыркнул Йоши. – Тогда, Оливия, ты зря выкинула золотой. Скоро объявится его хозяин.

– Не объявится, – возразил твидл. – Я… я теперь сам по себе. Вот!

– Сам по себе? – удивился Йоши.

– Теперь? – переспросил Марко.

Твидл смутился и покосился на Оливию.

– Мм… А кстати, меня зовут Бузимба. Классное имя, правда? Днем я лемур, а ночью лиса. Вот!

– Лиса? – изумилась Оливия, в ее представлении Бузимба меньше всего напоминал рыжую плутовку.

– Не та, которая встречается в твоих родных местах, – пояснил Йоши, – а этиопская. Маленькая такая, но с огромными ушами. Бузимба, оказывается, из того редкого вида, который многие считают вымершим.

– Совершенно верно, да. – Лемур сделал попытку поклониться, шагнул назад и, неловко согнувшись, задел проходящего мимо человека.

Тот едва не выронил большой сверток, который нес под мышкой, громко чертыхнулся и отвесил Бузимбе звонкую оплеуху. Твидл моментально метнулся обратно к Оливии и спрятался у нее за спиной.

– Эй, уважаемый, потише в движениях! – возмутился Марко, но обидчик Бузимбы уже скрылся в толпе.

– А где твой амулет? – Йоши, забывший о тройной порции рыбы, продолжал внимательно разглядывать нового знакомого.

– Амулет? Я… э-э-э… а я его выкинул. Да! Зачем он мне? И без него хорошо. Мне больше никто не указ.

– Вот как… – Йоши на мгновение задумался, а затем театральным голосом продекламировал:

В свободное плаванье я ухожу.

Хозяин и цепи в прошлом.

Рабство прощай.

Бузимба посмотрел на кота.

– Ой! А я тоже так умею. – Он судорожно потер лоб, едва не угодив пальцем в глаз. – Вот слушайте. Спасен! Спасен!.. Э-э-э… Никто не страшен. Как же мне теперь хорошо.

Йоши наградил лемура презрительным, слегка шокированным взглядом.

Тот между тем, начав пританцовывать, сделал несколько нелепых па, но после второго наступил своей спасительнице на ногу. Оливия поморщилась.

– Кажется, мы собирались поужинать. Кстати, ты голоден? Поэтому украл?

Твидл кивнул:

– Одному тяжело, раньше было легче.

– А что случилось с твоим хозяином? – спросила Оливия, посчитав, что раз отдала золотой, то имеет право на любопытство.

– Думаю, лемур поведает свою душещипательную историю кому-то другому, – не дал ответить твидлу Йоши. – А нам действительно пора подкрепиться. – И направился к двери таверны.

– Не стоит туда ходить, – остановил его Бузимба. – Там часто подают протухшую рыбу. Э-э-э… Ее даже собаки есть отказываются.

– Да?.. – Кот разочарованно обернулся. – И куда нам тогда идти? Я не собираюсь отказываться от плана.

– С готовностью покажу, – обрадовался Бузимба. – Я как бы… знаю тут каждый закуток. Да! Следуйте за мной.

– Мы сами разберемся, – возразил Марко.

– Не будь злыднем, – видя, как у лемура от обиды вытягивается мордочка, упрекнула Оливия парня. – Не ты один знаком с этим городом. Кстати, мне интересно: а откуда ты тут все так хорошо знаешь? Дело ведь не только в книгах, правда?

– Я… мм… – Марко неожиданно помрачнел и промямлил нечто нечленораздельное, сделав вид, что поперхнулся. Прокашлявшись, он махнул рукой: – Ладно, веди нас, Бузимба.

Оливии стало любопытно, ей все сильнее начинало казаться, что парень что-то скрывает. Она несколько раз пыталась расспросить Марко про его прошлое, но он под разными предлогами уходил от ответа.

«Хорошо же, – проворчала она про себя. – Обязательно докопаюсь до твоей тайны, Марко».

Лемур повел их вначале по широкой улице, заполненной людьми, затем свернул в малоприметный проулок, прошел через узкую арку в полуразрушенном доме и далее поковылял по петляющей улочке в сторону видневшегося вдалеке фонтана.

– Ты уверена, что нам следует доверять ему? – тихо поинтересовался Марко. – Вдруг он нас ведет в ловушку.

– Вот! Вот! И я о том же, – поддержал друга Йоши. – Кто знает, а не подстроена ли встреча. Злодеи увидели у нас золото и теперь готовятся напасть. – Он опасливо огляделся.

– Не несите чепуху, – отмахнулась Оливия. – Посмотрите на него, он такой милый и беззащитный. Он неспособен на подлость.

– Но фрукты-то он украл, – напомнил Йоши. – А это как минимум преступление.

«Не такое и страшное», – хотела возразить Оливия, вспомнив, как сама таскала плюшки из приютской столовой, но не успела.

Бузимба вдруг резко остановился и, пятясь, вжался в стену.

– Не нравится он мне, – процедил, глядя на трясущегося твидла, Йоши. – Предлагаю уходить отсюда, пока не явились его дружки.

Кот сжал лапами сумку и, озираясь, завертел головой.

– Что с тобой? – Оливия подбежала к Бузимбе.

– Там… Там… – заикаясь, зашептал тот и начал медленно, крадучись, отступать вдоль стены.

Оливия посмотрела в ту сторону, куда он указывал, но, кроме удаляющихся спин двух прохожих, никого не увидела.

Неожиданно Бузимба потащил ее за собой.

– Я не хочу… не хочу… – заскулил он.

Ничего не понимая, Оливия попыталась вырваться, но твидл все сильней впивался в нее когтями.

– Все, хватит! – возмутилась она и оттолкнула его.

Лемур не удержался на лапах и отлетел в узкий темный проем между домами. Проклиная себя за излишнюю доброту, Оливия хотела уже вернуться к ожидавшим ее друзьям, но вдруг ей вновь стало жалко твидла. К тому же по-прежнему ничего плохого не произошло, на них никто не нападал и грабить не собирался. Рядом, насколько она помнила, находилась оживленная улица, и в случае чего всегда можно позвать на помощь.

Кивнув Марко, разглядывающему витрину с рыболовными снастями, мол, с ней все в порядке и она сейчас вернется, Оливия направилась в темный проем. Бузимбы нигде не было видно. Сделав несколько шагов, она обнаружила маленькое открытое окошко. Оно находилось совсем низко, на высоте человеческого роста. Видимо, лемур угодил в него. Ей стало не по себе. Бедное существо просто испугалось, а она вместо того, чтобы помочь, кинула его в чей-то незнакомый дом.

Заглянув в окно, она увидела Бузимбу, тщетно пытавшегося выбраться наружу. Он находился в просторной комнате, пол которой устилали ковры. Помещение располагалось ниже уровня улицы, словно с течением времени погрузилось в землю. Всюду стояла дорогая на вид мебель, висели картины. Лемур отчаянно карабкался вверх, но, к его несчастью, окно располагалось слишком высоко.

– Кресло, – прошептала Оливия, внутренний голос подсказал ей, что говорить громко сейчас не следует. – Подвинь его.

– Не могу, я пытался, – пожаловался твидл. – Я маленький, а оно тяжелое. К тому же я подвернул лапу. – И в доказательство принялся заметно хромать, корча болезненные гримасы.

Другого выхода не оставалось, следовало спуститься и помочь Бузимбе.

«Не убьют же меня хозяева, – рассудила Оливия. – В крайнем случае дам им парочку золотых. К сожалению, видимо, такой у меня сегодня день».

Толстый шерстяной ковер с ярким замысловатым узором смягчил звук ее прыжка. Схватив лемура в руки, она уже собиралась поднести его к окну, как услышала голос, заставивший ее замереть:

– Еще раз говорю, Кларисса. Делай, как велят, и все будет хорошо.

Звучал он тихо, едва слышно и, казалось, принадлежал одновременно и женщине и мужчине.

– Ой, да перестань, – хмыкнула Кларисса. – О твоих проделках непременно узнают. Я об этом позабочусь обязательно. Да и что ты мне сможешь сделать?

– Ты боишься, я же вижу. – Странный голос наполнился уверенностью. – Для чего строить из себя героиню? Просто сделай, как я говорю.

– Убирайся! – взвизгнула Кларисса. – Вон из моего дома!

– Ой! Ой! Сейчас начнется! – перепугался лемур. – Где бы спрятаться?

Оливия быстро огляделась. Судя по всему, чтобы выйти из дома, обладателю страшного голоса следовало пройти через комнату, где она сейчас находилась. Она прикинула, где бы укрыться, ведь выбраться наружу она не успевала.

– Вы что там делаете? – услышала она вдруг голос Йоши и, обернувшись, увидела его мордочку в оконном проеме.

– Тише ты, – шикнула она на твидла. – Уходи.

Тот, видимо ее не расслышав, напротив, полез в комнату.

– Тут такое творится… – Бузимба, напрочь позабыв про опасность, закрутился на руках, одновременно посвящая кота в подробности подслушанного разговора.

Оливия, пытаясь зажать ему пасть и боясь, что их в любую секунду обнаружат, одновременно прислушивалась к разговору.

– Успокойся. – Собеседник Клариссы и не думал уходить. – Придется преподать тебе урок, сама виновата.

– Что там происходит? – Йоши от любопытства приложил лапу к уху, стараясь не упустить ни слова, видимо, он ничего не понял из сумбурных объяснений лемура. – Вкратце, пожалуйста, в двух словах.

– Кто-то… э-э-э… кому-то грозится преподать урок, – пропищал Бузимба. – Сейчас обязательно случится плохое. Надо бежать отсюда.

– Ты, как я вижу, мастер притягивать проблемы, – промурлыкал кот.

Оливии стало интересно, и она осторожно подкралась к двери комнаты, желая разглядеть говоривших. Кларисса оказалась самой обычной женщиной лет сорока – сорока пяти. Светлые волосы, убранные в простую прическу, большие глаза, тонкие губы, заостренный подбородок. Одетая в темно-фиолетовое платье с длинными рукавами, она сидела вытянувшись в струну на мягком с виду диване. Большой платок медленно сползал с ее плеч, но Кларисса, казалось, этого не замечала. Она нервно теребила его край, в упор глядя на собеседника. Тот небрежно развалился на резном деревянном стуле. Его фигуру полностью скрывал просторный плащ, волнистыми складками спускавшийся к полу, на лицо был надвинут капюшон. Оливия неважно разбиралась в моде и не могла с уверенностью сказать, мужская одежда на нем или женская.

– Пугать меня хочешь? Я тебя не боюсь! – срывающимся голосом воскликнула Кларисса, хотя выражение ее лица говорило об обратном.

– А зря. Хотя подозреваю, ты просто никогда не боялась по-настоящему.

– Не нравится мне человек в капюшоне, – сообщил Йоши. – Мне даже стало немного жутко. А Кларисса вообще в любую секунду готова грохнуться на пол.

Оливия не знала, что делать: бежать или помочь бедняге. Приют и улица приучили ее: не всегда следует вмешиваться, если дело не касается лично тебя. Но смотреть на издевательства над слабым ей не давала возмущавшаяся совесть. Дилемму решил стук в дверь.

– Кларисса! Ты дома? – послышался наигранный, с нотками жеманства женский голос. – Это я, Лиза.

Вздрогнув, собеседник хозяйки дома привстал, раскрывая плащ. И в следующую секунду выражение лица Клариссы резко изменилось, кожа вначале побледнела, а затем покрылась синими пятнами.

Оливия замерла в недоумении, не понимая, что происходит. Кларисса тем временем судорожно, будто рыба, вытащенная из воды, принялась хватать ртом воздух. Ее руки, трясясь и дергаясь, потянулись к горлу.

Остолбенев, Оливия пошатнулась. На нее неожиданно накатила волна сметающего все на своем пути ужаса, настолько сильного, что она на мгновение забыла, где находится. Во рту появился мерзкий привкус, ей показалось, что из тела словно уходит жизнь. И, не выдержав всепоглощающего страха, Оливия истошно закричала.


Глава 2 Оливер входит не в ту дверь | Таинственный браслет | Глава 4 Оливер сталкивается с неразрешимой загадкой