home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 28

Оливия смотрит страху в глаза

От переполнявшей ее злости и обиды Оливии было трудно дышать. Как она согласилась пойти к этой сахарной ректорше? Не иначе как ее разум помутился. Она еще после первой встречи с миссис Приторная Улыбка знала, что ничего хорошего от нее ждать не стоит. Но даже не подозревала, что все может окончиться таким образом.

Ухмыляющиеся стражники грубо поставили Оливию на ноги и толкнули в спину, заставляя шагать по коридору. Оливер ковылял рядом с ней и время от времени бросал в ее сторону сосредоточенные взгляды, но Оливия не понимала, чего хочет от нее брат.

Распиравшая ее ярость требовала немедленного выхода, но Оливия даже не могла пнуть ближайшего стражника, настолько ловко ей связали ноги. Все, на что она была способна, это перемещаться мелкими шажками.

Рассказ Оливера о Гарольде подкосил ее. Она думала, что Макалистер с ними заодно, знакомый родителей, может, даже их друг. Мужчина, как и она с братом, считался нежеланной персоной в Ламаре. Оливии хотелось доверять Макалистеру.

Она с подозрением относилась к незнакомым людям. Близких подруг и тем более друзей у нее никогда не было. Оливер не в счет, он родной и к нему она привыкла так же, как некоторые привыкают к наличию двух рук. Они были практически неразлучны, за исключением тех случаев, когда Оливер собирался почитать.

Потом появились Марко и твидлы. Оливия не сразу впустила их в свой мир. Понадобилось некоторое время, пока она поверила им и удостоверилась, что они не предадут ее. И хотя Марко ей сразу понравился, она еще очень долго относилась к парню настороженно. Проверяла его и лишь после случая на острове с Асмадеусом и Орозием разрешила ему войти в ее жизнь.

К Гарольду она вначале отнеслась точно так же. Но рассказы Макалистера о папе и маме, его воспоминания об ее с Оливером детстве, риск, на который он пошел, согласившись разузнать о браслете, убеждали Оливию, что он честен с ней. Оказалось, он лгал. Причем с первого дня. Гарольд прибыл в Лавинию не за ней и Оливером. Он не собирался забирать их из приюта, он хотел получить браслет. Он оказался негодяем, он использовал ее и Оливера любовь к родителям. Он сидел с ними за одним столом, глядел ей в глаза и нагло лгал. Он жестокий и больной человек. Она ненавидела Гарольда и жалела только об одном: что не оказалась в той тюрьме вместе с Оливером. В отличие от брата, она не стала бы церемониться с убийцей.

Негодуя всю дорогу, пока их везли в тюрьму, Оливия отрешенно смотрела перед собой. И пришла в себя только от громкого лязга, с которым захлопнулась дверь. Она стояла в небольшом мрачном помещении с грязными стенами и неровным полом. Крохотное прямоугольное окошко под самым потолком с трудом пропускало внутрь тусклый свет. В основном он проникал через зарешеченное отверстие в двери. Подойдя к ней, Оливия посмотрела в коридор. Узкий, полутемный, он освещался двумя чадившими факелами. Под ними на скамье сидел стражник. На его широком кожаном поясе висела связка ключей. Зевая, мужчина чесал небритый подбородок. На грубом столе перед ним лежали игральные кости.

Оливия повернулась к брату. Оливер, как и она, был по-прежнему связан. Он возбужденно вращал глазами, пытаясь распутать веревки. Оливия мысленно улыбнулась. Наверняка она выглядела сейчас точно так же.

Они попробовали помочь другу избавиться от пут, но все их попытки потерпели неудачу. Тем временем из коридора донеслись громкие голоса. Заглянув в отверстие в двери, Оливия поняла, что явились приятели небритого тюремщика. Теперь он вместе с двумя напарниками увлеченно играл в кости.

Устав, Оливия захотела опуститься хотя бы на корточки, но веревки не позволили. Тогда она мрачно уставилась в окошко.

Внезапно дверь с лязгом открылась, и к ее ногам упал серый мешок. Следом в камеру втолкнули Марко. Парень выглядел побитым: всклоченные волосы, порванная одежда, синяк под глазом, сочащаяся из губы кровь. Крепко связанный, он не удержался на ногах и рухнул на пол. За Марко внутрь вошли двое стражников. Один, оттолкнув Оливию, втащил внутрь привязанного за лапы к толстой палке Рэнделла.

Осклабившись, стражники вышли в коридор, захлопнув за собой дверь. Оливия приблизилась к Марко. Парень, лежа лицом вниз, извивался словно уж. Но сколько ни силился, встать не смог, ему удалось лишь перевернуться на спину.

«Какая я была дура, – укорила себя Оливия. – Зачем я себя так вела с ним?»

– Мяу! – послышалось из мешка.

Находившийся там Йоши яростно закрутился, и вскоре ткань затрещала, а в образовавшейся дырке показалась лапа с торчавшими когтями. Твидл вспорол ими мешок и выскочил на пол.

– Брр! Ну и холодрыга! – возмутился он.

Он скинул разорванные веревки и отшвырнул их в угол.

Не сдержать справедливость,

Ни путы, ни тюрьма не удержат,

Ни сила грубая.

Йоши помог Марко, затем освободил Рэнделла. Волк сразу бросился к Оливеру и перегрыз веревки. Марко между тем занялся Оливией.

– А где Бузимба? – спросила она, ища взглядом лемура.

Все принялись оглядываться.

– Он все время находился рядом, – озадаченно произнес Марко. – Мы ждали вас. Вдруг появилась важная женщина, а с ней стражники. Она приказала им схватить нас.

– Сахарная Болье, – догадалась Оливия. – Откуда она про вас узнала?

– Скоро вечер, и Йоши с Рэнделлом превратятся, – застонал Оливер. – И тогда нам конец. Что будем делать?

– Лемур, видимо, почувствовал, что дело дрянь, – проворчал кот. – Вот и сбежал. А может, это он и навел на нас вашу Болье.

– Нет, он не такой! – Оливия даже топнула от возмущения ногой.

– Зачем он с нами поехал сюда? – настаивал Йоши. – Все напрашивался, чтобы мы взяли его с собой. Волновался…

У Оливии промелькнуло сомнение. «Приютила змееныша, – горько подумала она. – Больше никому не стану доверять».

– Я отправился с вами в Ламар, потому что считал вас своими друзьями, – послышался из-за двери обиженный голос.

– Явился не запылился, – промурлыкал Йоши. – Позлорадствовать пришел? Ну иди сюда. Поговорим.

Кот выпустил из передних лап острые когти.

– Я пришел освободить вас, – пискнул лемур. – Я все слышал. И в том числе твои слова, Йоши. Да! Они… э-э-э… больно ранили меня. Я знаю, ты не очень хорошо ко мне относишься. И я не понимаю почему. Я не сделал тебе… э-э-э… ничего плохого. И не надо меня ни в чем обвинять. Я по чистой случайности убежал от тех стражников. Когда они бросились на нас, мы все кинулись врассыпную. Кроме тебя, Марко. Ты остался драться с ними. Благодаря тебе я смог спастись. Я споткнулся и… э-э-э… упал в кусты. Там оказалась неглубокая яма, засыпанная сухими листьями. Я залез в нее. Стражник пробежал рядом и не заметил меня. Я шел за вами, думая, чем помочь. Вот я здесь. Да! Так чем я могу вам помочь?

Оливии стало стыдно. Она подошла к отверстию в двери и посмотрела в коридор. Стражники ушли, потушив один из факелов. Внизу, прямо под дверью, Оливия разглядела Бузимбу. Твидл трясся от страха, поджимая хвост. И все-таки он не убежал, не бросил их.

– Я не верю ему, – буркнул кот. – Я, умный и находчивый, и то не смог провести солдат, а у лемура получилось. Что-то тут не так.

– Все так, Йоши, – обиженно сказал лемур. – У нас мало времени.

– Я тебе верю! – воскликнула Оливия. – И никогда в тебе не сомневалась.

– Спасибо! – обрадовался Бузимба. – Я принес тебе перекусить.

Он подпрыгнул и просунул в отверстие небольшой мешочек. Оливия взяла его.

– Ты знаешь, куда ушли стражники? – спросила она.

– Ужинать, – ответил Бузимба. – В начале коридора есть помещение. Там они и едят. Я с трудом… э-э-э… проскользнул мимо него. Там много людей, и они не закрывают дверь. Да!

– Отлично, – совсем так не думая, произнесла Оливия. – У одного из стражей на поясе ключи. Можешь украсть их и открыть дверь?

– Постараюсь. – Лемур явно не обрадовался просьбе.

– Бузимба, если думаешь, что не справишься, не делай. Я тебя не заставляю.

Лемур молчал.

– Бузимба! – позвала его Оливия чуть громче. Посмотрела вниз, но твидл уже исчез.

– Ничего у него не получится, – упер лапы в боки Йоши. – Он обязательно попадется и сделает наше положение только хуже.

Оливия развязала мешочек и заглянула внутрь – печенье. Только сейчас она ощутила, насколько сильно голодна. Ведь она не ела с раннего утра.

– У нас есть выбор? – поинтересовалась она у кота, засовывая печенье в рот.

Твидл замялся.

– Дело не в выборе, – мурлыкнул он. – Дело в доверии. Я лемуру не доверяю.

Оливия протянула печенье Оливеру и Марко. Брат взял несколько штук, Марко отказался.

– Посмотрим… – Оливии хотелось, чтобы у Бузимбы все получилось. И не только потому, что хотела вырваться на свободу, но и чтобы Йоши перестал его задирать.

Внезапно у нее засвербело в носу. Из глаз брызнули слезы, из носа обильно потекло. Судорожно хватая ртом воздух, она, не понимая, что происходит, несколько раз чихнула. Спустя мгновение к ней присоединился Оливер. На пару они долгое время сотрясали стены и потолок камеры.

– Вы больны, – констатировал Йоши, перестав зажимать уши лапами, когда увидел, что им стало лучше. – Вкусное печенье дал лемур? Все еще веришь ему?

Оливия бросила мешочек на пол – печенье оказалось с мелкими кусочками орехов, на которые у нее с братом была аллергия. А с голоду она этого не заметила.

– Сладкие мои, – услышала Оливия знакомый до тошноты голос.

За дверью в их камеру стояла Флориана Болье. Рэнделл при виде ее глухо зарычал, Йоши выразительно провел когтями по стене, а Марко сложил руки на груди.

– Вижу, вам совсем плохо, – притворно вздохнула ректор. – Но ничего, вам недолго осталось.

– Что вы имеете в виду? – насупился Оливер, поворачиваясь к ней.

Оливия промолчала, лишь до боли сжала кулаки.

– Милый Оливер, я не обманывала, когда говорила, что ты можешь поступить в университет. Скажи, где письмо?

– Из-за него вы пришли? – Оливер с ненавистью уставился на миссис Болье.

– Письма нет в твоей сумке, – проворчала миссис Болье. – Куда ты его дел?

– Оно у меня. – Оливер похлопал себя по карману и рассмеялся. – Вы рылись в наших вещах? Напрасно старались. Вам никогда не получить его.

Оливия только сейчас заметила на плече миссис Болье маленькую обезьяну. Темно-коричневого цвета, с длинным хвостом и невероятно злым выражением на морде. Животное внимательно наблюдало за Оливером, следя за каждым его движением черными глазками-бусинками.

Издеваясь над ректором, Оливер вытащил письмо и, подойдя к двери, помахал им перед лицом Болье.

– Оливер! – закричала Оливия, видя, как обезьяна проворно спускается на пол, но было уже поздно.

Животное резко подпрыгнуло и, просунув тонкую лапу в узкое окошко в двери, выхватило письмо из рук ошарашенного Оливера. Брат в ужасе застыл, глядя, как Болье подносит единственное доказательство своей вины к горящему факелу.

– Видишь, как бывает, – удовлетворенно сказала женщина. – Есть улика, и нет улики. Все приходится делать самой. Ни на кого нельзя положиться.

– Вы и раньше хотели забрать его у нас! – Оливия гневно посмотрела на Болье.

– Хотела, – призналась та. – Только поручила дело бездарям.

– Так это по вашей милости на нашем корабле все перевернули вверх дном, – догадалась Оливия. – И тех людей, напавших на нас ночью, подослали тоже вы.

– Я узнала, что вы побывали в банке, – кивнула миссис Болье. – До этого я не собиралась причинять вам вреда. Но письмо представляло для меня угрозу. Мало ли что могло прийти в ваши юные головы. И пришло же в итоге. Поэтому я была вынуждена принять меры. Кстати, и в тюрьму несколько дней назад вы угодили из-за меня. Это я нажаловалась на вас стражникам. Но вы сумели вывернуться и выйти на свободу. Однако сегодня все для вас закончится.

От ее тона по спине Оливии пробежал неприятный холодок.

– Зачем вы убили ученых? – стараясь не сорваться на крик, спросила она. – Что они вам сделали плохого?

Ей отчего-то показалось важным продолжать говорить с миссис Болье. Не потому, что ей было очень интересно, что та скажет. Просто хотелось ее отвлечь и потянуть время.

– Ничего, – улыбнулась миссис Болье. – Все они были хорошими людьми, правда, не столь замечательными учеными. Возомнили, что могут указывать мне. Решили, что лучше меня знают, как мне поступать. Как, кстати, и ваши родители.

– Вы о чем? – придя наконец в себя, заинтересовался Оливер, как будто забыв об отчаянном положении, в котором они оказались.

Болье кинула быстрый взгляд вправо, потом влево, осматривая коридор, и только потом ответила:

– Ты же в курсе, что Грег и Амелия находились в приятельских отношениях с тем страшным колдуном Азариусом. Настолько близких, что могли в любое время приходить к нему. Хотя он слыл весьма мнительной особой и даже обзавелся охраной. Однажды, уже после той злополучной ночи, они пришли к нему. Наверное, собирались выяснить причину, толкнувшую Азариуса на убийства. Они ведь считали себя правильными. А Азариуса дома не оказалось – король устроил на него облаву, и ему пришлось прятаться от стражников. Зато Грег с Амелией увидели у Азариуса на столе одно письмо…

– Зачем вы так поступили? – не выдержала Оливия.

– Ты знаешь, что такое политика, моя дорогая? – Голос миссис Болье стал злым. – Стоит тебе добиться успеха, как вместе с ним появляются завистники. Мелкие сошки, мнящие себя личностями и вовсю вставляющие палки в колеса. Я только-только возглавила университетскую кафедру, распрямила плечи и почувствовала себя человеком. И тут на меня налетели. Кляуза там, наговор оттуда, жалобы отовсюду…

– Может, вы их все заслужили? – заметила Оливия. – Не задумывались?

– От мелких людишек ожидать можно только пакостей. Особенно от не добившихся ничего в науке ученых, дутых профессоров, жаждущих славы аспирантов. Я увидела возможность и воспользовалась ею.

– Вы нисколько не жалеете, что по вашей вине погибло столько людей? – ахнула Оливия.

– Я избавила от них мой город, – усмехнулась Болье. – Расчистила дорогу действительно умным и талантливым. Под моим руководством университет достиг небывалых высот, было сделано множество открытий.

– Папа и мама собирались рассказать о вас правду, – подходя к двери, срывающимся голосом произнес Оливер. – Поэтому они погибли? Макалистер был с вами заодно?

– Гарольд? – рассмеялась ректор. – Не смеши. Ему я не доверю даже протереть мой стол. Что ж, думаю, ты заслуживаешь знать. Все равно рассказать никому уже не сможешь… – Она вновь оглядела коридор. – Гарольд работал вместе с вашими родителями, занимался исследованиями. Он человек недалекий, но работник хороший. Обожает науку, жить без нее не может. Грег был его начальником. Твой отец, найдя письмо, забрал его себе. После он пришел ко мне и пригрозил: если я во всем не сознаюсь, то он отнесет письмо бургомистру. Грег оказался благородным, но глупым. Он дал мне на раздумья три дня. А сам с Амелией уехал в Лавинию. Разумеется, я не собиралась признаваться. Ведь тогда конец всему: мечтам, карьере, вероятно, жизни.

– За любые поступки надо платить, – сухо заметил Марко.

– Необязательно. – Болье погладила обезьяну, почесав ей подбородок. – Я пообещала Грегу прийти к бургомистру и во всем сознаться, так сказать, снять с души камень. А когда он уехал из города, вызвала к себе Гарольда. И сообщила ему, что твой отец увольняет его со столь любимой им работы и исследованиями теперь станет заниматься другой человек. В качестве доказательства показала распоряжение, подписанное твоим отцом. Разумеется, поддельное.

Миссис Болье опустила обезьяну на пол, и та жутким взглядом уставилась на дверь. Оливия, слушая эту своеобразную исповедь, испытывала омерзение. Она не понимала, как с такой легкостью можно признаваться в совершенных злодеяниях. А еще она размышляла, зачем миссис Болье вообще все это им рассказывает. Ради желания покрасоваться? Или ей действительно надо выговориться, облегчить душу?

– Глупый Гарольд, как я и ожидала, пришел в ярость. Он кинулся искать Грега. Он не мог поверить, что тот так поступил с ним. Он считал твоего отца другом, а тот… Короче, Макалистер впал в истерику. Я сообщила ему, что Грег уехал из города. Не находя себе места и не желая ждать его возвращения, Гарольд отправился в Лавинию. Там он отыскал твоих родителей и набросился на них с упреками.

– Откуда вы знаете? – удивился Оливер. – Вы же были в Ламаре.

– Ошибаешься… – криво улыбнулась миссис Болье.

Она медленно достала из сумочки широкий платок и принялась аккуратно его складывать.

– Я поехала за Гарольдом и все видела. Даже то, чего не видел он. Трясущийся от обиды Макалистер сильно поругался с Грегом. Твой отец не мог понять, отчего Гарольд так разъярен. А Гарольд ни в какую не верил словам Грега. Смешная получилась ситуация. В конце дело дошло до драки. Гарольд послал в твоих родителей огненный шар. Не ожидая, они не успели защититься, и он попал в них. Они упали на пол, а Гарольд выбежал из дома.

Оливия покачнулась, с трудом сдержав слезы. «Вот как погибли папа и мама. Из-за козней сахарной интриганки».

Она с ненавистью взглянула на миссис Болье. Та тем временем закончила складывать платок и повязала его на шею.

Оливер, бледный от ярости, едва слышно процедил:

– Вы чудовище. Погубили двоих ни в чем не повинных людей, а третьему испортили жизнь.

Он кинулся на дверь, желая ее выломать, но лишь поранил руки.

– Твой друг правильно сказал: за поступки надо отвечать, – улыбнулась миссис Болье. – Грег в своей наивности полагал, что я сдамся. Ты ведь любишь биологию, Оливер. И знаешь главный закон природы – выживает сильнейший.

– Вы заставили ученого стать убийцей! – выкрикнул Оливер. – И жалеть о своем поступке всю оставшуюся жизнь. Не он убийца, а вы!

Он вновь бросился к двери, но Марко схватил его за плечи и сумел удержать.

– Гарольд – убийца? – рассмеялась миссис Болье. – Не смеши меня, мой милый. Он и мухи не обидит. Он весь в науке, полностью ею поглощен. Чтобы лишить человека жизни, нужна смелость, а ее у него нет.

– Папа и мама погибли от колдовства… – неуверенно сказал Оливер.

– От него самого, – согласилась миссис Болье.

– Вы? – отшатнулся Оливер, едва не сбивая Марко с ног. – Вы тоже колдуете?

Оливия почувствовала, как покрывается холодной испариной.

– Не говори ерунду, – отмахнулась министр. – Так подставлять себя? В Ламаре, где на дух не переносят любое упоминание о магии? Нет, я поступила намного умнее.

Она взяла обезьяну в руки и поднесла к окошку в двери. Животное ухватилось лапами за решетку и повисло на ней.

– А все эти нападения в городе? – не успокаивался Оливер. – Их совершил вовсе не Гарольд?

– Конечно нет. – Болье погладила обезьяну. – Что ты, мой дорогой, знаешь о Мантале? – поинтересовалась она у Оливера.

– Она далеко, рядом с ней на островах живут твидлы и колдуны.

– Ты такой умный, как и твои родители. А еще там можно встретить таких существ. – Она почесала обезьяну за ухом. – Очень редкое существо. Нигде больше не встречается. Оно даже не из Манталы. Хотя в наших землях его можно встретить только там. Местные жители ведут на него постоянную охоту, пытаясь уничтожить. Поэтому стоит оно бешеных денег. Поговаривают, его предки прибыли в Манталу вместе с несметной армией в незапамятные времена.

Существо, похожее на обезьяну, посмотрело на Оливию и издало противный звук. У нее по спине пробежали мурашки.

– Гарольд не убивал ваших родителей. Хотя в тот момент, когда в них угодил огненный шар, я очень сильно на это надеялась. – Миссис Болье горестно вздохнула. – Я наблюдала за происходящим в окно. И когда Гарольд, перепугавшись, убежал, я вошла в дом. Оказалось, он только оглушил их. Вскоре ваши родители пришли в себя. Я не желала им смерти. Но они упорствовали в своем решении рассказать всем правду и просто не оставили мне выбора. У них был шанс… – Болье, к удивлению Оливии, принялась натягивать платок на лицо, закрывая рот и нос. – Я попросила Грега и Амелию отдать мне письмо. Они ответили, что оно в банке и мне никогда до него не добраться. Я решила, пусть оно в банке и остается. Никто ведь, кроме ваших родителей, не знал, что оно там.

– И после этого вы их убили… – Оливия никогда не думала, что может так сильно ненавидеть.

– А глупый Гарольд считал, что в их смерти виноват он, – хихикнула миссис Болье.

– Я не хочу знать, каким образом вы их умертвили, – заскрипел зубами Оливер, сжимая кулаки. – Уходите!

– Мне действительно пора. – Миссис Болье с сочувствием посмотрела на Оливера. – Но я не могу оставить все как есть. Вы слишком много знаете. Зачем вы потащились в тот банк? Для чего слушали недалекого Гарольда? Теперь мне придется вас всех убить.

Она резко дернула обезьяну за хвост. Животное от боли округлило глаза и раскрыло пасть.

– Грум стерхед, – произнесла миссис Болье.

Из пасти обезьяны вырвалось едва заметное белесое облачко. Оливия никогда бы его не заметила, если бы не находилась настолько близко к животному. В следующий момент ей стало страшно. Дикий, позабытый уже первобытный ужас накатил на нее. Пошатнувшись, она почувствовала, что задыхается. Голова отказывалась соображать. Оливия ощутила во рту мерзкий тошнотворный привкус. Ее травили чем-то гадким, тем, что она ненавидела. То же самое произошло и в доме Клариссы. И спаслась она тогда, убежав на свежий воздух. Сейчас же она находилась в камере и покинуть ее не могла.

Злорадно открыв пасть, обезьяна продолжала извергать из своего нутра ядовитые облачка. Оливии становилось все хуже. Начали неметь пальцы, стало тошнить. Стоявшим чуть поодаль Марко и Оливеру было ненамного лучше. Брат сильно взмок, взволнованно вращая глазами. Марко уселся на пол и, обхватив голову руками, раскачивался из стороны в сторону. Йоши, сжавшись в комок, таращился на стены и потолок. Рэнделл, трясясь всем телом, вжался в угол, тихо скуля.

– Обезьяна, – не надеясь, что ее услышат, одними губами произнесла Оливия. – Она травит нас, выдыхая какой-то дым.

У Оливии скрутило живот, и она почувствовала, что не может дышать. Задыхаясь, она схватилась за горло. Все вокруг закружилось, ее окутала тьма.

«Видимо, это конец», – поняла она, проваливаясь в пустоту.


Глава 27 Оливер совершает ошибку | Таинственный браслет | Глава 29 Оливер оставляет друзей одних