home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 27

Оливер совершает ошибку

Повозка, подпрыгивая на неровностях дороги, неспешно тащилась вдоль бескрайних полей. Однообразный пейзаж не менялся с самого утра и успел наскучить даже любознательному Оливеру. Он сидел поджав под себя ноги и равнодушно перелистывал страницы толстой книги, взятой в доме Гарольда. Незнание языка, на котором она была написана, не позволяло ему ее читать. Все, что он мог, – это разглядывать малочисленные рисунки и карты. Но Оливер давно их уже изучил.

Он потратил весьма много времени, рассматривая изображения диадемы, меча и щита. И окончательно убедился, что они именно те, о которых он первоначально подумал.

«Для чего Орозий так настойчиво разыскивает их? – гадал Оливер. – Не возомнил ли он себя, случайно, тем героем?»

Взглянув на крепко спавшего волшебника, он улыбнулся. Рядом посапывал лемур. Бузимба весь вчерашний день переводил Оливеру страницу за страницей, пока не прочел большую часть увесистого тома. Устав и с трудом ворочая языком, твидл едва дождался захода солнца. Превратившись в медведя, он тут же уснул.

Посматривая на спину тащившего повозку мула и следя, чтобы животное ненароком не свернуло с дороги, Оливер гадал, сколько им еще ехать.

Выбравшись из тюрьмы, они отправились в город. Орозий был совсем плох. От колдуна веяло холодом и усталостью. Волосы покрылись инеем, а губы стали темно-синего цвета, словно небо перед бурей. Оливер купил старику в ближайшей харчевне горячего молока, но оно не сильно ему помогло.

– Мне надо отдохнуть, – засыпая на ходу, скрипел он. – Отыщи приличную гостиницу.

– Ну уж нет! – возмутился Оливер. – Мне надо спешить в Ламар. Тут мне делать нечего. Где-то поблизости рыскает Азариус. А в Ламаре у меня есть шанс встретить сестру. Угадайте, какой выбор я сделаю?

– Попридержи язык, неучтивый мальчик. – Орозий опустился на скамейку, стоявшую возле небольшого фонтана.

Налетевший порыв ветра обдал старика брызгами воды, но колдун даже не поморщился. Он уже крепко спал.

– Я бы с удовольствием бросил его. – Бузимба опасливо покосился на мага. – А потом… э-э-э… рассказывал бы внукам, как сурово обошелся с колдуном. Но как-то совесть не позволяет. Вот! Со мной что-то не так?

– Я тоже не могу поступить с ним настолько подло, – признался Оливер, глядя на Рэнделла. – Опять приходится его спасать.

Волк тихо тявкнул.

Оливер сбегал на рынок и купил повозку с мулом. Животное попалось тощее и с трудом переставляло ноги. Но альтернативы ему Оливер не нашел, большинство торговцев еще не начали работать. Оливер подумал было о лошади, но ее хозяин запросил такую баснословную сумму, словно животное состояло из чистого золота.

Они ехали уже больше суток, и всю поездку Орозий спал. Оливер надеялся, что, отдохнув, колдун перенесет их всех в Ламар, но тот все не просыпался. Оливер даже потряс старика за плечо, ущипнул и громко крикнул в ухо. Все бесполезно, только мула напугал. Озиравшееся в страхе животное, резко остановившись, долгое время отказывалось трогаться с места.

Пользуясь возможностью и вынужденным бездействием, Оливер упросил Бузимбу почитать ему книгу Гарольда. В ней оказались собраны тексты по ранней, невероятно древней истории Манталы. Многие события того времени давно превратились в легенды, став мифами. По сути, книга представляла собой сборник текстов, написанных разными авторами. Когда наступила ночь и Бузимба с Рэнделлом уснули, Оливер еще долго неспешно листал страницы, усыпанные непонятными символами. Он думал о Мантале, страшной войне, темных колдунах и герое.

«Интересно, когда они вновь решат напасть? И нападут ли вообще. Вдруг все это выдумки? И если щит и диадема у Орозия, то как король Манталы сумеет защитить страну?»

Разглядывая рисунок меча, Оливер вдруг вспомнил о времени, проведенном в замке Орозия. Вредный старик заставлял его целыми днями искать информацию про меч Каледелм. В конце концов он справился с заданием и узнал, что интересовавший Орозия меч несколько десятилетий назад достался рыцарю по имени Роберт. В голове тут же всплыли слова Флорианы Болье, вскользь упомянувшей, что основателя университета тоже звали Робертом. И он также был рыцарем.

«Да ведь меч в университете – тот самый, из Манталы! – Оливер едва не подпрыгнул на месте, но побоялся испугать мула. – Знает ли Флора Болье, какая ценность хранится в университете?»

В такого рода размышлениях Оливер провел ночь. Тихонько подгоняя мула, он сдержанно радовался, что, несмотря на худобу и неспешный шаг, животное попалось выносливое.

С рассветом он обнаружил, что они едут среди бескрайних полей и лугов. Некоторое время Оливер любовался открывшимися красотами, но вскоре это занятие ему наскучило. А Бузимба с Орозием все спали.

Время от времени Оливер внимательно оглядывался по сторонам, вдруг в следующее мгновение перед ними прямо из воздуха появится Азариус. Он все гадал, что заставило колдуна, заполучив браслет, бежать. Ведь он мог запросто его убить. И все не находил ответа.

Наконец Орозий зашевелился и открыл глаза. Выглядел старик заметно лучше. Пригладив бороду, он выбрался из телеги и пошел рядом.

– Может, ускорим наше путешествие? – предложил Оливер, делая легкий намек, чтобы тот перенес их в Ламар.

Маг отрицательно покачал головой. Вытащив буквально из воздуха кусок хлеба с сушеным мясом, он принялся жевать.

– Ускоряясь, я рискую застрять в этих местах надолго, – проскрипел он. – К тому же до Ламара осталось не так и далеко. А там я сяду на корабль и навсегда забуду про тебя, доставучий мальчик.

Оливер вгляделся вперед, но однообразный пейзаж и не думал меняться, превращаясь в город университетов.

Поев, старик залез обратно в телегу. Оливер послушал настойчивое урчание живота, но говорить колдуну ничего не стал. Некоторое время ехали молча. Бузимба продолжал спать, а проснувшийся Рэнделл, желая размяться, спрыгнул на дорогу и, тявкая, понесся вдоль полей.

– Расскажите, пожалуйста, – обратился Оливер к старику, – что за красивая женщина изображена на картине в вашем замке? Королева Манталы?

Взгляд Орозия стал задумчивым.

– Королева, но не Манталы, – после долгой паузы ответил он. – Ее зовут Лолия Каветт. И она правительница Картхиды.

– Вы там были? – удивился Оливер. – Это ведь так далеко. Буквально на краю света. Я читал, там очень холодно и всегда идет снег.

– А еще там бескрайние просторы, луга с сочной травой и непроходимые леса. И, к слову, не так там и холодно. А снег идет редко. Хотя и довольно сильный.

– Что вы там делали? – сгорая от любопытства, спросил Оливер.

– Служил. Каждый в нашей гильдии, окончив учебу, обязан несколько лет провести в другой стране. Показать себя, свое умение, применить знания на практике.

– И чем вы занимались в Картхиде? – Оливер представил Орозия ходящим по городам целителем, скрипучим голосом дающим горожанам полезные советы.

– Служил, я же тебе сказал, – повторил волшебник. – Служил при королевском дворе. К моему мнению всегда прислушивались. Особенно после одного случая.

– Расскажите! – попросил Оливер, ожидая услышать интересную историю.

– В нем нет ничего занимательного, – пожал плечами старик и продолжил полным безразличия тоном: – Однажды на Картхиду напали. В битве погиб король и почти все рыцари. Страна осталась без правителя, а армия, обескровленная потерей лучших воинов, не могла больше воевать.

– И что дальше? – Оливер буквально изнывал от любопытства.

– Я предложил Лолии признать поражение и подчиниться.

– Что? – Оливер не верил своим ушам.

– Только на словах, – скрипнул Орозий. – Дальше сражаться было нельзя. Мы проиграли войну в прямом столкновении. Оставалось полагаться исключительно на хитрость. По случаю подписания мирного договора устроили пир. Я наложил на еду и напитки заклятие. Наши враги, отведав пищу, лишились сил. И мы их пленили.

– Так вы поступили нечестно! – возмутился Оливер. – Это не хитрость, это коварство.

– А то, что ты говоришь, глупость, – возразил Орозий. – Ты бы смог спокойно смотреть, как разоряют твой дом и забирают твои вещи? Ты бы на все пошел, лишь бы этого не допустить. Только в детских книжках войны выигрываются честно. А в жизни ради победы приходится идти на многое, даже переступая через себя и чувствуя себя потом мерзко.

Оливер не знал, что сказать.

– Поэтому вы повесили в замке портрет королевы Картхиды?

– Как напоминание, что следует быть готовым на все ради достижения цели. Потому что если ты не пойдешь на такое, то твой противник обязательно выкинет что-то еще более отвратительное.

Вдалеке показался Ламар. Их путешествие подошло к концу.

Оливер всю дорогу раздумывал, как ему поступить. Он узнал от Азариуса, что его родители не предавали ученых, напротив, они выступили против ужасного колдуна. На что явственно указывала многолетняя обида Азариуса на Бэмфордов. Оливер чувствовал себя обязанным попытаться обелить их имя. И заодно избавиться от бросаемых на него и Оливию косых взглядов. Но он не знал, к кому пойти. Он не был ни с кем в Ламаре близко знаком. Разве что с Ллойдом и его женой. Однако вряд ли бывший стражник мог хоть чем-то помочь ему в этой ситуации.

Вдруг он вспомнил про Флориану Болье. Ректор университета весьма любезно общалась с ним, предложив в случае надобности обращаться к ней.

«Если не она, то кто?» – подумал он.

Флориана Болье показалась ему идеальным выбором. Она хорошо относилась к его родителям. А к нему и Оливии и вовсе выказала дружелюбие, пригласив поступать в свой университет. К тому же она была не последним человеком в городе – ректор крупного учебного заведения, министр. К ее словам точно должны прислушаться.

Спрыгнув с телеги, Оливер расстался с Орозием. Колдун отправился в ближайшую гостиницу восстанавливать силы, а Оливер в сопровождении твидлов пошел искать Флориану Болье.

Он рассчитывал встретить ее в университете, поэтому поспешил туда по знакомой уже улице. Подходя к главному входу в здание, он вдруг услышал знакомый голос:

– Так и думала, что отыщу тебя именно здесь.

Раскрыв объятия, к нему кинулась Оливия. Чуть в стороне от сестры Оливер заметил Марко и Йоши. Парень показался ему грустным и чем-то сильно расстроенным.

– Как ты? – спросила сестра. – Где Гарольд?

Хотя Оливеру было интересно узнать, как Оливия добралась до Ламара, он все же сумел обуздать любопытство и принялся рассказывать о своих приключениях. По мере того как он говорил, сестра все сильнее бледнела.

– Вот оно как… – свистящим шепотом, выдававшим крайнюю степень ярости, проговорила она, как только он закончил. – Значит, наших родителей убил Макалистер. И что с ним за это сделают?

– Поэтому я здесь, – объяснил Оливер. – Я хочу все исправить. Папа и мама невиновны. Они не убивали тех ученых. Наверняка к их гибели приложил руку Гарольд.

– Скорее всего… – Взгляд Оливии переполняла злость.

Оливер даже попятился. Он никогда не видел сестру в таком состоянии.

– Я шел к Флориане Болье. Думаю, только она может нам помочь.

Он поделился своим планом и мыслями касательно миссис Болье.

– А где Орозий? – вдруг спросила Оливия. – У меня к нему пара вопросов.

Оливер улыбнулся. Такая Оливия ему нравилась больше.

– Отсыпается в гостинице, – ответил он. – Вытаскивая нас из тюрьмы, он потратил слишком много сил.

– Бедняжка, – притворно вздохнула Оливия. – Надеюсь, он нескоро покинет Ламар. Я просто обязана все ему высказать.

– Хм… – подал голос Йоши. – А что делать нам? Я теперь хоть и неправильно, но превращаюсь. А если вы позабыли, то здесь не особо любят твидлов.

– Тогда мы с Оливером к сахарной тетке, – повернулась к коту Оливия. – А вы ждите нас поблизости.

Она кинула на Марко странный взгляд и начала подниматься по ступеням.

Дверь в кабинет ректора была приоткрыта. Громко постучав, Оливер шагнул внутрь.

Флориана Болье сидела за столом и сосредоточенно просматривала внушительную стопку документов. Оторвавшись от них, она расплылась в улыбке:

– Оливер и Оливия, мои дорогие дети, как я рада. А я недавно думала о вас. Уже начала волноваться. Что так долго не заглядывали?

Ректор жестом указала на кресла. Оливер и Оливия сели.

– Как ваши дела? Как вам город? – Миссис Болье достала из стоявшего рядом шкафчика тарелку с печеньем.

– Спасибо, – покачал головой Оливер. – Но они с орехами, а у нас на них аллергия.

– Сочувствую, – вздохнула миссис Болье и заменила печенье на пирожные. – Слышала, ты, Оливер, участвуешь в турнире «Доблесть и знания». И, к слову, делаешь успехи. Скажу по секрету, у тебя неплохие шансы на призовое место. – Она хихикнула, словно школьница, и подмигнула Оливии.

– Участвовал… – поправил ее Оливер. – Возникли некоторые обстоятельства… э-э-э… и я не смог вовремя явиться на заключительный тур.

– Вот как… – Ректор задумчиво уставилась на печенье. – А мне казалось, что третий тур только завтра. Тебе разве не присылали письмо?

Оливера охватило радостное возбуждение.

– Нет, я ничего такого не получал. Я ведь уезжал из города.

– Сейчас… сейчас… – Она принялась рыться в бумагах. – Обстоятельства, говоришь? И что тебя заставило покинуть Ламар?

– Я… э-э-э… – Оливер замялся.

Не говорить же, что он плавал к колдуну, которого подозревал в гибели родителей. В Ламаре ведь не приветствуется любой контакт с волшебством. А потом проник в главную тюрьму страны и хоть ненароком, но выпустил из нее темного колдуна Азариуса. Расскажи он о таком, миссис Болье его точно не поймет. Хоть и относится к нему хорошо.

На выручку пришла Оливия.

– По семейным делам, – объяснила сестра.

– Вот, нашла, – объявила ректор. – Да-да. Тур назначен на завтра. Должен был состояться позавчера, но его перенесли.

– Перенесли? – удивился Оливер. – Почему?

– Ах, вы не знаете? – Она протянула им пирожные. – С Чарльзом Шервудом произошло несчастье.

Оливер вспомнил приятного старичка, являвшегося директором турнира.

– Едва не задохнулся в собственной карете, – с жалостью проговорила ректор. – Возраст, наверное.

– Возраст? – изумилась Оливия. – При чем тут возраст? На него, наверное, кто-то напал.

– Напал? – испуганно захлопала глазами миссис Болье. – С чего ты решила, Оливия? Нет, глупость какая… Чарльза хорошо охраняют. Исключено. Да и не слышала я ни о каком нападении.

– Его случай уже не первый, – поддержал Оливер сестру.

– Вот как… – Миссис Болье нахмурилась.

– Мы лично были свидетелями нескольких из них. Это какое-то заклятие.

– Заклятие? – Она снисходительно улыбнулась. – В Ламаре запрещено колдовать.

– Мы знаем, кто нарушает этот запрет. – Оливер серьезно смотрел на миссис Болье.

– Да? И кто же? – Ректор слегка наклонилась и приоткрыла в столе выдвижной ящик.

– Гарольд Макалистер, – сказал Оливер. – Он бывший пособник Азариуса. Он сообщил ему место собрания ученых. И он ответствен за все эти нападения в городе.

– Гарольд Макалистер? Тот, что работал раньше в университете? – Миссис Болье захлопнула ящик. – Он всегда казался мне странным. И колдовством, кстати сказать, не брезговал. Как вы узнали?

– Он сам сказал… э-э-э… вернее, признался. – Оливер не хотел говорить о встрече с Азариусом и словах мужчины насчет его родителей, поэтому решил схитрить, так сказать, подтасовать факты. – Долгая история. Короче, он в столичной тюрьме и во всем сознался.

– Это он злодей, а не наши родители. – Оливия отложила в сторону пирожные. – Поэтому мы к вам и пришли.

– Все считают наших родителей плохими людьми. Пособниками Азариуса. Но это не так. Помогите обелить их имя. – Оливер умоляюще посмотрел на миссис Болье.

Ректор выглядела обескураженной.

– Конечно-конечно… – пробормотала она. – Разумеется, помогу.

В дверь постучали.

– Входите! – крикнула ректор.

В кабинет вошла низенькая полная женщина. Она бегающим взглядом осмотрела Оливера с Оливией и направилась к столу.

– Нужна ваша подпись, миссис Болье, – проворковала вошедшая, продолжая бросать на брата с сестрой косые взоры. – Тут, тут и еще тут.

Миссис Болье обмакнула перо в чернильницу и склонилась над документами.

Глядя на стопку важных бумаг, Оливер вдруг вспомнил про письмо, найденное в банке. После случая вторжения на их корабль посторонних он постоянно носил его в своей сумке.

«Конечно! Письмо написал Гарольд. А родители по какой-то причине не хотели выдавать друга. Все-таки столько лет работали вместе. Вот и спрятали в надежном месте. Вот еще одно доказательство вины Гарольда и невиновности родителей. Сейчас покажу Болье».

Достав письмо и ожидая, пока ректор покончит с делами, он в сотый, наверное, раз пробежал глазами текст. «Базилика на Речной площади. Сегодня. Сразу после захода солнца. Действуй».

«Никаких сомнений. О месте собрания ученых Азариусу сообщил Гарольд».

Ректор продолжала водить пером по бумаге. Ее замысловатая подпись неожиданно привлекла внимание Оливера. Он быстро посмотрел на письмо. Буква «б» в слове «базилика» подозрительно напоминала букву «б» в росписи миссис Болье. Приглядевшись, Оливер понял, что они не просто похожи, они идентичны. Оливер потрясенно застыл, не в силах пошевелиться. Только сейчас он понял, кто перед ним.

Сотрудница университета, взяв последний подписанный документ, бросила на Оливера с Оливией настороженный взгляд и вышла в коридор. Дверь закрылась. В кабинете повисла тишина.

Миссис Болье с удивлением посмотрела на Оливера.

– Сладкий мой, что с тобой? Ты словно привидение увидел.

– Вы… Это сделали вы… – вставая, прошептал Оливер. – Вы написали то письмо.

Миссис Болье побледнела, но быстро взяла себя в руки.

– Ты о чем, милый? Какое письмо я написала?

– Я вам не милый! – воскликнул Оливер, заставив своим криком вскочить Оливию и в изумлении уставиться на него. – Вы сообщили Азариусу время и место собрания ученых. Вы! А вовсе не Гарольд.

Он бросился к столу, потрясая письмом.

– Оно у меня! Доказательство вашей вины. Сравним почерк?

– Ты говоришь чушь, – ледяным тоном процедила миссис Болье. – Это все неправда. Письмо – подделка, дело рук моих врагов. Отдай его мне.

Она метнулась к Оливеру. Он сунул письмо в сумку и крепко прижал ее к груди.

– Ни за что! Я не позволю скрыть правду.

– Ах так!

Миссис Болье рванула выдвижной ящик и вытащила колокольчик. С силой тряся им – от звона у Оливера даже заболели уши, – ректор закричала:

– На помощь! На помощь!

– Бежим! – Оливия схватила брата за руку и распахнула дверь.

Но на пороге уже стояли стражники.

– Задержите их! – устремилась к ним миссис Болье, выскакивая из-за стола. – Я обвиняю их в колдовстве! – И, повернувшись к Оливеру, едва слышно прошептала: – Отдай по-хорошему.

– Нет!

Сильные руки повалили Оливера на пол, и спустя мгновение он уже лежал связанный. Рядом ругалась, дергая всем телом, скрученная веревками Оливия.

– Голосистая, однако, – хмыкнул усатый стражник и сунул им обоим в рот по тряпке.


Глава 26 Оливия участвует в дворцовых интригах | Таинственный браслет | Глава 28 Оливия смотрит страху в глаза