home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 26

Оливия участвует в дворцовых интригах

Серые тучи, набухнув от воды, тяжело плыли по небу. Они висели так низко, что почти сливались с морем. Моросил дождь, мелкий, нудный и долгий. Он олицетворял собой настроение Оливии, такое же скверное и печальное.

Сидя на носу «Великолепного кота», она мрачно поглядывала на видневшуюся на горизонте Массалию. Мощные стены города надменно возвышались над прибрежной полоской земли, словно рожденные морской стихией.

Во рту у Оливии до сих пор стоял вкус майса, только теперь он не казался ей божественным. Спасенные ею плоды сейчас отдавали горечью и предательством. А ведь поначалу ничто не предвещало беды…

Столица Сатлама встретила Оливию душистым ароматом цветов и веселыми, иногда даже озорными взглядами своих жителей. Одетые в белые одежды, с венками на головах, они прогуливались по широким улицам, наполняя воздух задорными песнями и радостным смехом. Только, в отличие от Ламара, веселье здесь выглядело искренним и, непринужденно маня, звало присоединиться. Оливия ощутила прилив бодрости. В городе университетов она ни разу не испытала желания окунуться с головой в бурлящий повсюду карнавал. Ей казалось, что все происходящее в Ламаре ее не касается, не было ей мило и не влюбляло в себя. Здесь же Оливия, к своему удивлению, почувствовала себя спокойно. Она неожиданно ощутила умиротворение и легкую радость, словно вернулась домой.

Ей нравилось в городе буквально все. Многочисленные сады. Благоухая, они заставляли кружиться голову. Высокие здания, внешне легкие и будто созданные из облаков. Необычайно светлые, они отражали солнечные лучи, иногда даже сливаясь с ними. Парки, наполненные отдыхающими. Спокойно текущая река, украшенная перекинутыми через нее мостами. Просторные площади. Особый восторг у Оливии вызвал дворец принцессы. Построенный на вершине холма в виде многоступенчатой пирамиды, он словно парил над городом.

Увидев резиденцию Марцеллы, Йоши на мгновение задумался и важным тоном произнес:

Творениям людским предела нет,

Богам на зависть поднялись мы в небо.

Пучина морская теперь на очереди.

Принцесса засмеялась, а Йоко улыбнулась коту. Довольный Йоши поклонился и весело замурлыкал.

Стол накрыли в огромном, богато украшенном зале. Оливия, которая успела вымыться, привести себя в порядок и переодеться в чистую одежду, долго не решалась войти. Стены были расписаны фресками, и изображенные на них люди выглядели будто живые, настолько умело художник нарисовал каждую деталь человеческого тела, каждое движение. Пол был выложен сверкающей плиткой. Она казалась настолько чистой, что Оливия постеснялась ее пачкать. Стараясь ступать как можно мягче, она направилась к столу. Он ломился от разнообразной еды. Хлеб, манящий хрустящей корочкой, отварное мясо, приготовленные на вертеле поросята, головки сыра, диковинная рыба в масляном соусе, яблоки, груши, сливы, виноград.

У Оливии кровь отхлынула от лица, губы затряслись в нервной улыбке, а кулаки непроизвольно сжались, когда она увидела Марко и Марцеллу, которые полулежали-полусидели на больших мягких подушках. Принцесса что-то говорила парню, неприлично близко наклонившись к нему, а тот, не думая отодвигаться, весело смеялся.

Громко стуча подошвами сандалий по полу, Оливия подошла к столу. Марко с Марцеллой одновременно повернулись к ней. Принцесса мило улыбнулась, а Марко внимательно посмотрел на Оливию.

– Мне тут Марко рассказал, как вы познакомились, – объяснила принцесса. – Милая история. У нас с тобой, оказывается, много общего.

Оливия опустилась на подушку, не сводя с Марцеллы взора. Высокая, ростом примерно с Оливию, худенькая, с цепким, ледяным взглядом голубых глаз. Жесткий заостренный подбородок, точеные скулы, лишенная теплоты улыбка. Распущенные светлые волосы украшены только золотой тиарой. Одетая в легкую тунику, стянутую на талии узким поясом, она походила на одну из дорогих восковых кукол, которые Оливия видела в магазинах Лавинии.

Оливия недоумевала, как при знакомстве ей могла понравиться Марцелла. Видимо, первое впечатление, как это часто случается, было обманчивым.

– И что же у нас общего? – сдерживаясь, чтобы не нагрубить, поинтересовалась она.

– Мы обе знаем, чего хотим. – Губы Марцеллы расплылись в морозной улыбке. – И всегда добиваемся своей цели.

Оливия краем глаза взглянула на Марко. Парень как ни в чем не бывало уплетал хлеб с сыром.

«Как бы не так, – возразила про себя Оливия. – Обойдешься».

– Как давно вы покинули Манталу? – обратилась к коту Йоко, пришедшая, как и Йоши, раньше Оливии.

– Давно. – Йоши задумался, глядя куда-то вдаль. – Мне тогда было не больше года.

– Какой ужас… – прошептала кошечка. – И вам не было страшно?

– Страха не ведают одни лишь безумцы или глупцы, – в своей манере ответил твидл. – Конечно, я боялся. Ведь покидал я острова не по своей воле.

– А что случилось?! – воскликнула Йоко. – Вы тоже жертва самодовольства колдунов?

Марцелла разрезала ножом персик и, вновь придвинувшись к Марко, протянула ему половинку.

– Не такой восхитительный, как майс, но тоже очень вкусный, – проворковала она.

Оливия спрятала руки под столом, чтобы не запустить в принцессу чем-то тяжелым.

«Вот, значит, что ты задумала, – в ярости подумала она. – Решила, если ты принцесса, то все можно?»

В первый момент Оливия хотела возмутиться и закатить скандал, но вовремя взяла себя в руки. Нет, здесь требовалась более изощренная тактика. Криком и угрозами она рисковала вовлечь друзей в очередную беду.

– Меня в раннем детстве забрали от родителей и отвезли на соседний остров, – поведал Йоши.

Кот поскреб когтями по столу, оставив на нем тонкие, хорошо заметные отметины. Оливия с удовольствием наблюдала, как Йоши портит имущество принцессы. Она никогда не думала, что может быть настолько вредной. Но сейчас она наслаждалась действиями кота. Пустячок, а приятно.

– Там я некоторое время жил в городе, являвшемся столицей гильдии колдунов, – не замечая, что творит, продолжал свой рассказ Йоши. – Служил в местной библиотеке.

По мордочке кота нельзя было сказать, расстроили твидла воспоминания или, наоборот, он рад окунуться в дни молодости. Говорил он ровным, спокойным голосом. Лишь глаза полнились печалью. Оливию не покидало ощущение, что кот разыгрывает комедию. Ей отчего-то казалось, что хитрый Йоши, воспользовавшись впечатлительностью Йоко, решил сблизиться с кошечкой посредством печальной истории о своей трагической жизни.

– Проводя много времени среди книг, я приобщился к прекрасному. – Кот с удивительной ловкостью срезал с апельсина кожуру, хотя Оливия не поняла для чего – ведь он не ел фрукты. – Полюбил искусство и особенно литературу. Там я начал писать стихи, сочинил первую пьесу.

– Я тоже обожаю поэзию, – вставила Йоко, поглядывая на кота с нарастающим интересом.

Йоши, будто не замечая ее взглядов, все говорил и говорил.

– Но однажды все кончилось. Мне сообщили, что мои способности панды во врачевании найдут лучшее применение в другом месте. Я не хотел покидать библиотеку. Я не видел смысла жить без литературы и театра. А меня отправили в Манталу, в лечебницу, ухаживать за больными. Я возмутился и отказался готовить мази и накладывать повязки. И тогда меня продали.

– Бедняжка… – прошептала Йоко, придвигаясь к коту.

– Так я очутился в открытом море, на судне, плывущем в неизвестность. Моим хозяином оказался торговец и, как я впоследствии узнал, по совместительству контрабандист.

Йоши с грустным видом отправил в рот приличный кусок курятины.

– Пират? – Кошечка округлила глаза. – Страхи какие… И как вы убежали?

– О, это долгая история, – улыбнулся кот. – Я поведаю ее тебе позже. А как ты очутилась на острове?

Оливия, рассеянно слушавшая их разговор, продолжала наблюдать за принцессой. Марцелла, весело смеясь, угощала Марко всякими вкусностями, причем исключительно из своих рук. Оливия почувствовала, что закипает. Глаза протестовали, не желая смотреть на такую наглость.

Зал тем временем заполнили придворные. Некоторые из них удостоились чести сидеть за столом принцессы, остальных рассадили за соседние. Заиграла музыка, и многие вельможи отправились танцевать. Не успела Оливия и глазом моргнуть, как Марцелла, подхватив Марко под локоть, потащила парня в центр зала. Оливия лишь в самый последний момент удержалась, чтобы не схватить девушку за волосы. Скрипнув зубами, она наблюдала, как они закружились под задорные звуки лютней.

Желая отвлечься, Оливия прислушалась к разговору Йоши и Йоко. К ее изумлению, твидлы болтали на тему весьма далекую от романтизма.

– Я это видела своими глазами, – произнесла кошечка с явной обидой.

– Колдуны на такое не способны, – возразил Йоши. – Никто такое не может. Это даже не волшебство. Это что-то из области некромантии. А колдуны такими вещами не занимаются.

– Я не в курсе, что такое «некромантия», но он оживил его. – Кошечка мрачно взглянула на Йоши. – Он пролежал целый день, не подавая признаков жизни. А затем пришли его родственники. Я не видела, чем они занимались, меня отвели в соседнюю комнату. Но вскоре он уже ходил как ни в чем не бывало. Мне стало страшно, и я убежала. Луциус, он хороший. Добрый, ласковый, он даже мой амулет сломал. Я никогда не думала о побеге из его дома. Но после того случая… Мне никто не верит. Я думала, ты меня поймешь… – Йоко разочарованно отвернулась.

– Я верю тебе! – поспешно вскричал Йоши.

Принцесса продолжала кружиться с Марко в танце, обхватив парня руками за талию. Время от времени она что-то шептала ему на ухо. Марко громко смеялся. Оливия вскочила. Она не могла больше такое выносить. Расталкивая придворных, она выбежала из зала. Промчавшись по коридору, свернула за угол и вышла в маленький садик.

«Хотелось бы мне знать, что у нас за отношения? – негодуя, думала она. – Мы с ним пара или нет? Мы не заявили об этом во всеуслышание, но мне казалось, что мы вместе. Я надеялась, мы с ним больше чем просто друзья. И как тогда понимать его поведение? Мы едва не погибли. И вместо того чтобы наслаждаться жизнью вдвоем, он танцует не со мной, а с этой принцессой. Да, я не такая образованная, как Марцелла, не столь утонченная и говорю не так изысканно. Но мне казалось, Марко выбрал меня не из-за манер…»

За невысокими, карликовыми деревьями журчал фонтан. Рядом виднелась скамейка, на которую Оливия и уселась.

– Что с тобой? – К ней подошла Йоко. – Ты так стремительно убежала. Что-то случилось?

– Случилась Марцелла, твоя принцесса, – проворчала Оливия и обо всем рассказала.

Кошечка нахмурилась.

– Я и не заметила…

– Неудивительно, – кисло улыбнулась Оливия. – Ведь ты строила глазки Йоши.

Если бы Йоко могла покраснеть, то наверняка ее мордочка приобрела бы цвет перезрелого помидора. Смутившись, она уставилась на Оливию.

– Ты заметила? А если ты, то и другие… И что теперь обо мне скажут люди? Двор наполнится грязными сплетнями.

Остается бежать и спасаться,

От слухов грязных отбиваться.

Вот незадача настигла меня,

Бедная, бедная, бедная я.

– Не волнуйся, – успокоила ее Оливия. – Никто на тебя с Йоши не смотрел. Все глазели на Марцеллу с Марко.

– Правда? – обрадовалась Йоко.

Неужели спасена? Спасибо тебе.

И никто не станет говорить обо мне?

Слухов на свете ничего хуже нет.

Дай мне правдивый сейчас же ответ.

– Правда, правда… – скривилась Оливия. – Она всегда такая? Как ее урезонить?

– Ее руки многие добиваются, – сообщила кошечка. – Но безуспешно. – Она вдруг округлила глаза. – Послушай. Ты же с Марко вместе? И у вас все серьезно?

– По крайней мере, мне так казалось. – Оливия грустно подумала, что она сейчас болтает с твидлом, а Марко веселится с красавицей-принцессой.

Не стоило издеваться над Оливером. Видимо, это у них семейное. Все развлекаются, а их удел – проводить время за книгой и в общении с волшебными существами.

– Он ведь не захочет остаться на острове? – спросила Йоко.

– Пусть только попробует, – пригрозила Оливия.

Она посмотрела на кошечку. Та выглядела встревоженной. И явно не из-за Йоши. Оливия вспомнила, как вела себя Йоко при тушении пожара, как ее слушались работники плантации, как поглядывали приехавшие с Марцеллой придворные.

«Она близка с принцессой, – догадалась Оливия. – И теперь, видя в Марко конкурента, боится потерять влияние при дворе. Как бы этим воспользоваться…»

– Марко – очень способный, – принялась она нахваливать парня. – Прирожденный лидер. Он долгое время ходил в любимчиках капитана пиратского судна, был его правой рукой. И его слушалась вся команда. Беспрекословно.

– По нему видно. – Йоко мрачнела на глазах. – Что же делать? Что же делать?

Беда! Она не приходит одна.

Я горечи чашу хлебаю до дна.

И вновь сомненья, метанья души.

Не отдохнуть мне сегодня в тиши.

Она принялась расхаживать перед Оливией, не обращая внимания на падавшие с фонтана капли воды.

– У меня были планы. Я хотела выдать принцессу замуж за достойного человека. Свадьба укрепила бы позиции страны с точки зрения обороны. А после этого ужасного пожара и вовсе нельзя медлить. Помолвку следует любым способом ускорить. – Йоко остановилась, и взгляд ее просветлел. – Надо чем-то отвлечь Марцеллу, переключить внимание. Мне нужна твоя помощь. Ничего сложного, я уверена, что ты справишься.

– Слушаю. – Оливия ненавидела интриги, но, не видя иного выхода, вынужденно согласилась принять в них участие.

– У нас гостит принц Филипп, – сообщила кошечка. – Очередной потенциальный жених. Вчера получил от ворот поворот. Мне он, в отличие от множества предыдущих, по душе. Неглуп, в меру амбициозен, готов прислушиваться к советам.

«Короче, смирился с тем, что будет у Марцеллы на втором месте. После тебя, разумеется», – ухмыльнулась про себя Оливия.

– Обожает охоту и танцы, – продолжала Йоко. – Поговори с ним. Обсуди, как загнать кабана. Покружись немного в вальсе. Главное, чтобы все происходило на глазах у Марцеллы. Она терпеть не может конкуренции. Заметила, кто у нас в придворных дамах?

Оливия едва не рассмеялась. А она думала, что ей на глаза просто случайно попались именно такие девушки – все сплошь дурнушки. Оказывается, принцесса таких выбирала специально.

«Вот ее слабое место, – улыбнулась Оливия. – Поставить Марцеллу на место таким способом будет даже приятней, чем оттаскать за волосы. Хотя прическу я бы тоже с удовольствием ей испортила».

Принц Филипп отыскался в дальних покоях, располагавшихся на три ступени пирамиды ниже. Он со скучающим видом бросал нож в прислоненный к стене деревянный стол. Попадая в его поверхность, широкое лезвие выбивало россыпь щепок, падавших на пол. Сновавшие по помещению слуги укладывали в огромные сундуки одежду. Принц куда-то собирался.

«Уж не на охоту ли» – рассмеялась про себя Оливия.

Филипп оказался парнем приятной наружности, одного с Марко возраста. Стройный, черноволосый, с мускулистыми руками. Одетый в светлую рубашку, темные штаны и длинные, до колен, сапоги, он скорее напоминал сына богатого купца.

– Простите, ошиблась дверью, – громко объявила Оливия, застыв на пороге.

Нож, вибрируя, вонзился в ножку стола, а принц лениво повернулся в сторону Оливии. Мгновение он разглядывал ее с нескрываемым интересом. А затем поинтересовался:

– Вам помочь?

«Отлично, попался», – обрадовалась Оливия.

Обычно все парни, пытавшиеся с ней познакомиться, начинали именно с этих слов. Оказывается, принцы не исключение.

– Я ищу библиотеку. – Йоко буквально насильно втолкнула ее в раскрытые двери покоев принца, поэтому Оливия не успела придумать ничего лучше. – Не подскажете, где она находится?

Взгляд Филиппа вновь стал скучающим.

– Книги не по моей части. – Он отвернулся и потянулся за лежащим рядом ножом.

– Дело в том… – начала выкручиваться Оливия, чувствуя, что теряет инициативу. – Я собиралась на охоту, вот и хотела почитать. А то я о ней ничего не знаю. Что надеть, как себя вести…

– Эх, если бы не уезжал, то все бы показал лично, – расстроился принц. – Тут ничего сложного нет. – Он подкинул нож в руке. – Ты фрейлина Марцеллы? Странно, что я тебя раньше не видел. Скажи, она всегда такая холодная?

– Я не служу ей. – Оливия медленно направилась к Филиппу. – Я ее… э-э-э… подруга.

– Тогда тем более жаль, что я уезжаю. – Принц сунул нож за пояс. – Надоело тут торчать. Я, если честно, не понимаю твою подругу. Что ей надо? Вначале говорит одно, потом другое.

– Я тоже не знаю, чего она хочет, – призналась Оливия. – Но зато знаю, чего хочу я. Танцевать. Наверху музыка, вкусные блюда и все такое. Нет желания присоединиться?

– Я уже отдал приказ снаряжать корабль, – погрустнев, заметил принц. – Да и не собираюсь я тут задерживаться.

– Ты же принц, корабль от тебя никуда не денется. – Оливии казалось, что получится проще, но ее аргументы иссякли, а Филипп не жаждал оставаться во дворце исключительно ради нее.

Ухватившись обеими руками за нож, она потащила его на себя. С трудом, но оружие поддалось. Отойдя на несколько шагов, Оливия запустила нож в стол. Проделывала она такое впервые, и, разумеется, у нее не должно было получиться. Но, к ее удивлению, нож, вонзившись в дерево, застрял в нем. На пол посыпалась очередная порция щепок.

Филипп в изумлении раскрыл рот.

– Кто ты такая? И ты точно ни разу не бывала на охоте?

– Меня зовут Оливия, – представилась она. – А остальное сообщу наверху. Ты со мной?

Принц на мгновение задумался.

– На сегодня все свободны, – объявил он слугам. – Отдыхайте и ждите моих распоряжений.

Выйдя в коридор, Оливия заметила в дальнем углу Йоко. Кошечка, незаметная постороннему взгляду, жадно ловила каждое слово. Она подмигнула и в следующую секунду исчезла. Оливия уставилась на пустой угол и, приглядевшись, успела увидеть бесшумно закрывающийся крохотный проход.

В зале веселье шло полным ходом. Марцелла без устали кружилась с Марко в быстром танце. А рядом в ритме музыки двигались разбитые на пары дамы и их кавалеры. За опустевшим столом одиноко сидел Йоши. Твидл с грустным видом без всякого аппетита поглощал жареную рыбу. Возле наполовину пустой тарелки лежали тетрадь, перо и чернильница.

Появление Оливии и Филиппа поначалу осталось незамеченным. Оливия почти не умела танцевать. Но принц, обхватив ее за талию, так ловко и легко повел ее между окружавшими их парами, что складывалось впечатление, будто она танцует всю жизнь.

В свете факелов и без ножа в руке принц показался Оливии довольно симпатичным. В нем не ощущалось ничего царственного и надменного. Филипп вел себя с ней естественно и непринужденно, словно они встретились на какой-нибудь ярмарке. На мгновение Оливия даже подумала, что если бы она не встретила Марко… сложись обстоятельства несколько по-иному…

В голове тут же промелькнула мысль: «Каково это – быть принцессой? Тебя все слушаются и слово поперек вставить боятся».

Она сразу же прогнала подобные рассуждения: «Глупость какая… Я люблю Марко, и точка».

«Люблю…» Раньше она думала о Марко несколько в другом ключе. Неужели это Марцелла так повлияла на ее чувства?

Оливия посмотрела на Филиппа. «А все-таки он красавчик».

Музыка резко стихла. Оливия остановилась, не понимая, что происходит. Большинство придворных сидело за столом. В том числе и Марцелла. Рядом с ней, по левую руку, расположился Марко. Он с аппетитом поедал мясное рагу, запивая его яблочным соком. Приставучая Марцелла, видимо, плохо кормила его из своих рук, больше мешая, чем давая поесть. Теперь принцесса во все глаза смотрела на Оливию. Оливии даже стало немного жутко под жестким и ледяным взглядом принцессы.

Позади Марцеллы промелькнула Йоко. Кошечка, сделав Оливии знак, что все в порядке, присела рядом с Йоши. Кот мгновенно расцвел.

Только сейчас Оливия поняла, что принцесса уставилась вовсе не на нее. Вернее, не только на нее. Марцелла попеременно переводила взор то на Филиппа, то на Оливию. Принц возмутился:

– Я только пришел! Где музыка?

Марцелла одарила его обворожительной улыбкой:

– Вечер только начинается. Для веселья еще будет время. Не хочешь присесть за стол? Нам есть о чем поговорить.

Оливия облегченно выдохнула: «Получилось!»

Их план с Йоко полностью удался. Она перехитрила принцессу. Интриги, оказывается, занимательное дело.

Но Филипп повел себя не так, как ожидала Оливия.

– Мне казалось, мы обо всем поговорили, – сухо заметил принц. – Ваше высочество ясно дали понять свои намерения относительно моего предложения.

Ответ принца был настолько витиеват, что до Оливии не сразу дошел смысл сказанного. А когда она все же поняла, то вздрогнула. Ситуация начинала складываться вовсе не так, как она рассчитывала. Филипп продолжал сжимать ее в объятиях. Они одиноко стояли посреди огромного зала, и на них таращилась куча народу. И в довершение всех бед Марко оторвался от тарелки и непонимающе посмотрел на нее. В глазах парня промелькнула боль. Оливия застыла, не в силах пошевелиться. Нет, интриги не по ее части. Ввязавшись в них, она сделала только хуже.

Неожиданно повисшую в зале тишину разорвали звуки музыки. Надрываясь, отчаянно запиликал ребаб. Вторя ему, запела флейта. Спустя мгновение к ним присоединились множество других инструментов, названия которых Оливия не знала. Краем глаза она заметила, как от стоявших в дальнем конце зала музыкантов со всех лап спешит Йоко. Кошечка схватила Йоши и увлекла за собой, кружа в танце. Вскоре к ним присоединились придворные. Разыгрываемая перед их глазами сцена благодаря стараниям Йоко исчерпала себя, и, не желая скучать, они вновь принялись веселиться.

Оливия мягко высвободилась из объятий принца.

– Мне надо передохнуть.

Филипп удивленно вздернул брови:

– Мы ведь только начали. Хорошо, жду тебя.

Медленным шагом он направился к столу.

Оливия, пользуясь тем, что на нее перестали глазеть, выскользнула в коридор. Прислонившись к прохладной стене, она перевела дыхание. Ей требовалась тишина и покой, чтобы привести в порядок мысли и подготовиться к тяжелому разговору с Марко. Однако парень уже стоял рядом.

– Что это было? – тихо, с металлическими нотками в голосе поинтересовался он.

Оливия намеревалась вести себя сдержанно и говорить спокойно. Но, не выдержав, взорвалась.

– Вообще-то об этом я хотела спросить у тебя, – ехидно ответила она. – Ты первый начал. Принцесса приглянулась?

– Что? – Марко в изумлении вытаращил глаза. – Ты подумала…

– Я не подумала, я видела!

– Я всего лишь вел себя с ней как учтивый гость. Все в рамках приличия. Меня так родители учили. Я и подумать не мог, что ты решишь…

– Ты строил ей глазки и танцевал с ней! Ты… Ты…

– Ты подумала, что я?.. – Марко на мгновение потерял дар речи. – У меня и в мыслях не было. А вот ты… Ты обнималась с этим принцем. Ты… Я думал, ты другая.

Он махнул рукой и пошел обратно в зал. Оливия дернулась, намереваясь его остановить. Но тут ей стало обидно. Она ничего такого не сделала. Во всем виновата Марцелла. Желая высказать принцессе все, что о ней думает, она кинулась в зал. Место Марцеллы за столом пустовало. Оглядевшись, Оливия увидела принцессу среди танцующих. Внутри все закипело – Марцелла, весело смеясь, кружилась с Филиппом.

«Вот ты и добилась чего хотела», – мрачно подумала Оливия.

Желание устроить скандал пропало. Почувствовав, насколько сильно она устала за сегодняшний день, Оливия поплелась прочь из зала. Поплутав по коридору, вышла через высокий каменный проход на террасу. Внизу в клубящейся темноте лежала столица острова. Ее редкие огни тускло горели в ночи. Прохлада и тишина подействовали успокаивающе. Усевшись на мраморную скамейку, она вытянула ноги и закрыла глаза. Идти никуда не хотелось. Все, что ей сейчас требовалось, – одиночество и хороший сон.

– Она отказалась, – послышался грустный голос.

Повернувшись, Оливия увидела рядом с собой маленького ягуара. Испугавшись, что хищник нападет на нее, она инстинктивно отшатнулась.

– Не бойся. – Ягуар даже не смотрел на нее. – Это я, Йоши.

Оливия вспомнила рассказ Марко – как они спаслись во время шторма. Она и забыла.

– Я предложил ей поехать с нами, а она предпочла остаться на острове. – Твидл выглядел подавленным. – Не понимаю. Мне казалось, я нравлюсь ей.

Оливия поняла, что он говорит о Йоко.

– Нравишься, – заверила она Йоши. – Но еще больше Йоко нравится управлять островом.

Твидл повернулся и непонимающе взглянул на Оливию.

– Ты разве не обратил внимания, как все ее тут слушаются? Она обладает влиянием на Марцеллу. Ты встретил необычного твидла.

– Верно. Она одна такая во всем мире. – Он горько вздохнул. – Предпочла политику мне. А я был готов выкупить ее. Предлагал все свои деньги. Эх… Одна отрада осталась у меня – поэзия.

Достал из сумки тетрадь, и, раскрыв ее, он некоторое время сосредоточенно жевал губами.

– Ничего не выходит, – пожаловался Йоши. – Придется ждать рассвета. Ягуаром я могу только плавать и бегать. Будь проклята физическая сила. Она мне сейчас не нужна. Я хочу интеллект и талант.

Застонав, Йоши слез со скамейки и поплелся в темноту. Оливия осталась одна. На сей раз, как и хотела, до утра.

Разбудили ее теплые солнечные лучи и мягкая лапа, трясущая за руку. Открыв глаза, Оливия обнаружила, что лежит на скамье, укрытая пледом, а рядом стоит Йоко.

– Просыпайся, – промурлыкала кошечка. – У нас, подруга, все получилось.

– Я в курсе, – проворчала Оливия.

– Что, и про свадьбу уже знаешь? – огорчилась Йоко.

– Про какую свадьбу? – Оливия зевнула и потянулась.

– Марцеллы и Филиппа. Через месяц. Я так рада за них. Без тебя ничего бы не вышло.

«Интересно, Марко на меня еще злится?» – подумала Оливия, шагая по коридору вслед за довольной Йоко.

Кошечка разве что не пританцовывала. Она делилась с ней всеми подробностями вчерашних событий, случившихся после того, как Оливия покинула зал. Слушая Йоко вполуха, Оливия гадала, где сейчас Марко. Не выдержав, она спросила у Йоко.

– Отправился в порт. А вместе с ним и Йоши. – Пылавшие возбуждением глаза кошечки подернулись грустью. – Попрощайся с ними за меня. Особенно с Йоши. У меня, к сожалению, не получится. Столько дел навалилось из-за свадьбы.

– Ты уверена? – наклонилась к ней Оливия. – Уверена в своем выборе?

Йоко остановилась. На ее мордочке отразились сомнения. Затем она решительно выпрямилась.

– Я хотела бы прожить с Йоши жизнь. Правда. Если бы он остался на острове. Но ехать с вами я не могу. Моя жизнь здесь, рядом с Марцеллой.

Я чувствую, здесь судьба моя,

С Сатламом навеки связана я.

И бросить страну не имею я права,

Править страной для меня не забава.

– Понятно, – кивнула Оливия. – Желаю тебе удачи.

Внизу ее ждала небольшая, но изящная колесница, запряженная прекрасным белым конем. Управлял ею рыжий парнишка, одетый в синюю тунику и сандалии на толстой подошве. Оливия никогда не ездила в колесницах. Йоко ее успокоила.

– Сульпиций доставит тебя в порт. Он прекрасный возница. Возит только Марцеллу. Для тебя, как важной гостьи, сделали исключение.

Парень задорно подмигнул, но тут же принял серьезный вид – по ступеням важно спустилась принцесса. Она смотрела на Оливию пристальным холодным взглядом. Шедшие за ней двое слуг с трудом несли квадратный деревянный ящик.

– Уже покидаешь нас? – Марцелла встретилась с Оливией взглядом. – Ваш корабль, кстати, полностью починили.

– Спасибо. – Оливия понимала, что невежливо будет не поблагодарить. – Я тут слышала новость. Поздравляю со свадьбой. Принц Филипп – отличный выбор.

Марцелла продолжала пристально смотреть на нее.

– Мы действительно сильно похожи, – тихо сказала она. – Хоть ты и отказываешься это признать.

Слуги тем временем погрузили ящик на колесницу, прочно закрепив веревками.

«Я не пытаюсь увести чужих парней, – не отводя взгляда, подумала Оливия. – Вот она, разница между нами».

– Не знаю, что у вас было с Филиппом, – так же тихо проговорила Марцелла, – но пойми одно, Оливия. Принцы женятся на принцессах. А такие, как ты, выходят замуж за моряков и контрабандистов. Ты помогла мне и острову. Но всему есть предел. В ящике подарок. Не от меня, а от Йоко. Она настояла. Желаю тебе удачи в плавании. И мой тебе совет: по возможности воздержись от последующих посещений Сатлама.

Резко развернувшись, Марцелла направилась обратно во дворец. Оливия, глядя принцессе вслед, несколько раз моргнула. Она чувствовала себя так, словно ее облили помоями. С трудом проглотив обиду, она попрощалась с Йоко и забралась в колесницу.

Конь бежал резво, дорога оказалась ровной и удобной. Дворец остался далеко позади, а затем и столица острова, и вскоре вдалеке проступили очертания порта.

В отличие от столицы, порт не был защищен стенами и представлял собой пару десятков невысоких строений. Лишь широкая пристань, выложенная плиткой, протянулась полосой вдоль берега. Она резко контрастировала со всем остальным, будто волшебным образом перенесенная сюда из другого места. Рядом виднелись здания складов, зернохранилищ и многочисленные доки. «Великолепный кот», отремонтированный и свежевыкрашенный, покачивался на волнах, выделяясь среди остальных судов. Подъехав ближе, Оливия обомлела. Местные мастера украсили нос корабля огромной головой кота с круглыми желто-зелеными глазами.

– Говорят, я их спаситель, – ухмыльнулся сбежавший по сходням Йоши. – Я имею в виду островитян. Не дал погибнуть урожаю майса. А это их благодарность. Не то чтобы мне не нравилось и я ощущаю неловкость, напротив…

Твидл помрачнел и поплелся отвязывать канаты. Оливия вместе с Сульпицием втащила ящик на палубу. Любопытно, что такое ей подарила Йоко? И что не хотела давать Марцелла? Открыв крышку, она заглянула внутрь. В ящике лежал майс.


Дождь усилился. Оливия зябко поежилась под порывами холодного ветра. Окончательно замерзнув, она спустилась в каюту. После разговора во дворце Марцеллы они с Марко не перемолвились ни словом. Парень, сильно обидевшись, хранил молчание, делая вид, что не замечает ее. Такое поведение Марко доставляло ей дискомфорт. Она с удовольствием выслушала бы упреки и крик, посредством ссоры выяснив отношения и придя к какому-то промежуточному либо итоговому результату. А сейчас их отношения застыли в подвешенном состоянии, и еще неизвестно в каком направлении они начнут двигаться.

Переодевшись и накинув плащ с капюшоном, Оливия вернулась на палубу. Сидеть без дела в одиночестве ей не хотелось – слишком горько и тоскливо. «Великолепный кот» тем временем, ловко лавируя между другими кораблями, пробился к причалу. Марко скинул сходни. Оливия, не желая видеть, как он продолжает на нее дуться, сбежала по ним на берег.

Темнело. Огромный порт опустел, лишь изредка встречались ищущие развлечения моряки да спешащие закончить работу грузчики. Старательно обходя лужи, Оливия углубилась в город. Некоторое время шла по петлявшей улице. В душе бурлили эмоции: раздражение, обида, негодование, желание все исправить. Одновременно она переживала за Оливера: как там брат, все ли у него в порядке, отыскал ли Гарольда. Пару раз ей попались идущие навстречу подозрительного вида личности. Они внимательно смотрели на нее. Один даже порывался заговорить. Оливия решила, что пора возвращаться на корабль. И тут заметила, что позади идут двое. Хмурые лица, вымокшие волосы, давно не стиранная одежда. Ускорив шаг, она свернула за угол и юркнула в полутемную харчевню.

Местная обстановка не впечатляла. Грубые деревянные скамьи, покрытый сажей потолок. Грязный пол. Пищащие в углах крысы. Оливия заказала воды и хлеба с сыром. Плащ снимать не стала, несмотря на то что с него капала вода.

Некоторое время молча жевала. Сыр оказался твердый, словно камень, а хлеб отдавал плесенью. Вода и вовсе напомнила по вкусу дождевую. Так и не доев, Оливия выплюнула все на пол.

– Однако какие у нас манеры…

Подняв голову, она увидела, что сидящие неподалеку люди смотрят на нее во все глаза.

Оливия поняла, что пора уходить. Кинула взгляд на входную дверь и замерла – на пороге харчевни стояли те два подозрительных типа, что шли за ней. Внутри все похолодело. Одна, поздним вечером, в незнакомом городе. О чем она думала? Разумеется, Марко, все еще злясь, не отправится ее искать. И что делать?

Взяв в руки кружку, она решила использовать ее в качестве оружия. Из-за соседнего стола между тем встали двое. Высокий худой мужчина с хорошо заметным шрамом на правой щеке. Именно ему не понравились ее манеры. Второй был щуплый парень с длинными волосами и болезненного цвета лицом. Он улыбался во весь рот, демонстрируя отсутствие передних зубов, и сверлил Оливию безумным взглядом.

– Присоединишься к нам? – Они сели напротив нее, положив руки на стол.

Крутившийся поблизости хозяин заведения мгновенно исчез.

– У меня другие планы, – тихо сказала Оливия.

– Не стоит обижать Карла, – посоветовал длинноволосый парень. – Он не воспринимает отказ. Начинает нервничать и злиться.

«Ты не представляешь, насколько сейчас зла я, – мрачно подумала Оливия. – И я, кстати, тоже не воспринимаю, когда меня не слушают».

Она резко встала.

– Поищите кого-нибудь другого, – решительно заявила она.

– Загвоздка в том, милая, что ты нам нравишься, – усмехнулся мужчина со шрамом и схватил ее за руку.

Крепко сжав запястье, он притянул Оливию к себе. В нос ей ударил запах вина, чеснока и пота. Оливия попыталась вывернуться. Не тут-то было. Мужчина оказался крепким. Тогда она замахнулась кружкой, метя ему голову. Ударить не успела. Длинноволосый, несмотря на болезненный вид, резво подскочил и, вывернув руку, повалил Оливию на стол. Кружка упала на пол и откатилась в сторону.

– Сейчас узнаю, кто скрывается у нас под капюшоном, – заржал парень.

– Дурень! – набросился на него мужчина. – Ищи кошелек. Позже рассмотришь ее мордашку.

Длинноволосый, одной рукой удерживая Оливию на столе, второй принялся шарить по карманам плаща. Пытаясь вырваться, она краем глаза заметила, что двое подозрительных типов, шедших за ней по улице, исчезли. Зато трое приятелей грабителей встали со своих мест и окружили ее плотным кольцом.

«Неужели никто не поможет? – грустно подумала Оливия. – И благородные рыцари встречаются исключительно в книжках моего брата?»

– Спасите! Грабят! – закричала она, не собираясь так просто сдаваться.

Решив не усложнять негодяям жизнь, она завертелась ужом, стараясь скатиться со стола на пол. Не удалось.

– Нашел! – радостно сообщил длинноволосый, наконец нащупав кошелек. Он подкинул мешочек с деньгами на ладони и с удовлетворенным видом присвистнул. – Неплохо… – Сунув его в карман, парень потянул за края капюшона. – Дай-ка рассмотрю твое личико.

– Пятеро на одну девушку? – раздался звонкий, слегка надменный голос. – Храбрецы, однако.

– Тебя это не касается! – прорычал мужчина со шрамом, вытаскивая длинный нож и кладя его рядом с лицом Оливии. – Иди занимайся своими делами, дружище.

– Отпусти ее и верни деньги, – потребовал голос.

В нем отчетливо слышался иностранный акцент, показавшийся Оливии весьма милым.

– Да, дружище! – заржал длинноволосый, тоже доставая кинжал. – Мы, знаешь, психи. Нам терять нечего. Можем невзначай и убить.

Воспользовавшись тем, что о ней на время забыли, Оливия впилась зубами в удерживавшую ее руку. От неожиданности и боли длинноволосый дико заорал. Оливия двинула его коленкой в грудь и, переворачивая стол, упала на пол. Откатившись в сторону, она мгновенно вскочила и прижалась спиной к поддерживающей потолок колонне.

Длинноволосый, осматривая поврежденную руку, с которой капала кровь, взглянул на Оливию безумными глазами. Мужчина со шрамом встал и, наклонившись, поднял валявшийся на полу нож.

– А теперь деньги, – произнес голос с певучим акцентом.

Принадлежал он высокому светловолосому парню, на пару лет старше Оливии. Он посмотрел на Оливию большими темными глазами и спросил:

– Ты в порядке?

– Нет. – Оливия зло взирала на обидчиков.

Трое их приятелей разом вытащили оружие и с мрачными лицами двинулись на светловолосого парня.

– Лионель! – закричали из дальнего угла. – Угораздило же тебя. Просил же, не ввязывайся в неприятности.

– Простите, Бенедикт. Но я не мог сидеть и смотреть, как обижают девушку. – Лионель выхватил шпагу.

Одним неуловимым движением он обезоружил ближайшего грабителя, приставив к его горлу острие шпаги.

– На пол! – скомандовал Лионель. – Быстро.

Двое приятелей грабителя остановились и теперь опасливо поглядывали на Лионеля.

Оливия посмотрела на дверь. Первой ее мыслью было бежать отсюда со всех ног. Забыть про деньги и нанесенную обиду. Но мужчина со шрамом, угадав ее намерение, сделал несколько шагов и отрезал ей выход на улицу. Тогда Оливия устремилась к Лионелю. Тут же к ней бросился длинноволосый. Размахивая кинжалом, он ткнул им в Оливию, едва не попав. Увернувшись, Оливия укрылась за очередной колонной.

– Тебе это даром не сойдет, – прохрипел он.

– Ты хотел сказать, с рук? – ехидно заметила Оливия.

Она стремительно бросилась к Лионелю. Длинноволосый, разразившись проклятиями, метнул в нее кинжал. Оружие разрезало ткань плаща, вонзившись в деревянную поверхность стола. Потеряв равновесие, Оливия описала дугу и грохнулась на пол. Длинноволосый, на бегу доставая второй кинжал, метнулся к ней. Но Лионель опередил парня. Перепрыгивая через столы и стулья, он оказался возле нее первым. Выставив перед собой шпагу, он помог Оливии подняться.

Длинноволосый замер, безумно вращая глазами и мерзко ухмыляясь. Рядом с ним встал мужчина со шрамом. Трое их приятелей, настороженно поглядывая на Лионеля, начали его окружать.

– Как насчет помощи? – выкрикнул он. – Со мной девушка. Я беспокоюсь не за себя, а за нее. Или ваш кодекс не рекомендует спасать отдельно взятого человека, угодившего в беду? И вы печетесь только о судьбах мира?

Оливия вытащила кинжал из стола. Сжав оружие в руке, она откинула капюшон. Лионель бросил на нее короткий взгляд. Точеные, аристократические черты лица, аккуратный нос, едва заметные скулы. Он улыбнулся ей, а затем сосредоточил все свое внимание на нападавших.

– Всего человечества. Ты же прекрасно знаешь, – отозвался Бенедикт. – Последний раз, Лионель. Не отвлекайся на мелочи, подвергая нас и себя риску.

«Это я мелочь?!» – возмутилась Оливия.

Из дальнего угла, скрытого полумраком, показались высокие фигуры. Постепенно они вышли на свет, и Оливия рассмотрела не менее десятка человек. Одетые в длинные темные одежды, бородатые и суровые на вид. Шедший впереди высокий седовласый мужчина – видимо, Бенедикт – деловито вытаскивал из ножен меч.

У грабителей при виде спутников Лионеля вытянулись лица. Лишь длинноволосый разразился безумным смехом.

– За спинами дружков прячешься? – обратился он к Лионелю. – И кто тут у нас храбрец?

Лионель вспыхнул. Взгляд его стал еще темнее. Он повернулся к длинноволосому:

– Предлагаю решить вопрос здесь и сейчас.

– Согласен, – заржал грабитель.

– Дуралей! – рявкнул мужчина со шрамом. – Оставайся, если хочешь. А мы уходим.

Пятясь, он вместе с тремя своими подельниками двинулся к выходу.

Лионель бросился на длинноволосого. Тот пригнулся и метнул в него кинжал. Лионель с трудом уклонился и сделал резкий выпад шпагой. Длинноволосый схватился за руку. По грязному рукаву потекла струйка крови.

– Кошелек, – потребовал Лионель, целясь острием оружия в грудь грабителю.

– Давай убей! – выкрикнул длинноволосый.

Лионель быстрым движением приблизился к нему, двинув эфесом шпаги в лоб. Пробежал свободной рукой по складкам одежды и, отыскав кошелек, кинул Оливии.

– Свободен. – Он подтолкнул длинноволосого к выходу. – И не смей впредь обижать слабых и беззащитных.

Парень, согнувшись пополам, метнулся к двери, словно побитый пес. Остановившись на пороге, он обернулся и, осклабившись, прохрипел:

– Еще увидимся, я обиду помню!

И, подмигнув Оливии, шагнул в ночь, исчезая в ее темноте.

Оливия, облегченно выдохнув, опустилась на скамью. Словно по волшебству за соседними столиками появились люди. Рассматривая компанию Лионеля, Оливия мелкими глотками пила молоко, принесенное хозяином харчевни.

– Ты здесь одна? – поинтересовался Лионель. – В таком месте? И в такой час?

– Поссорилась кое с кем, – призналась она. Воспоминания о Марко только ухудшили и без того безрадостное настроение. – Хотелось побыть одной. Меня, кстати, зовут Оливия.

– А меня, как ты уже слышала, Лионель, – улыбнулся парень. – Ты далеко живешь? Проводить? А то вдруг те бравые ребята ждут тебя за углом?

«Почему бы и нет?» – подумала Оливия.

– Мое судно в порту. Если хочешь, идем.

Парень с готовностью встал.

– Ты куда? – сурово поинтересовался Бенедикт. – В пророчестве ясно сказано…

– Да знаю я, – отмахнулся Лионель. – Я быстро. Только провожу девушку.

– Ты неисправим, – вздохнул мускулистый парень с длинным мечом на поясе. – Вступив в наши ряды, ты посвятил свою жизнь и судьбу служению нашей цели. Забудь о мирских благах и попрощайся с дамой. – Он посмотрел на Оливию и добавил: – Лично против вас, юная леди, ничего не имею. Но таковы наши правила.

– Что это за правила такие, запрещающие общаться с девушками? – удивилась Оливия.

Она опасалась возвращаться в порт в одиночестве. Мало ли, вдруг длинноволосый с дружками караулят ее в темном переулке?

– Мы следуем пророчеству, – пояснил Бенедикт. – У нас есть цель, и мы ей служим. Сказано, что в Массалии мы встретим героя. Этот герой спасет наш мир от надвигающейся беды.

– «Тьма накроет все живое, соль и свобода сольются вместе, к спасителю с пернатым щитом…» – нараспев процитировал мускулистый парень.

Дальше Оливия уже не слушала.

«А с виду показались нормальными, – изумилась она. – Вот к чему приводит чрезмерное чтение книг. Надо Оливеру обязательно об этих типах рассказать».

– Ты такой же, как они? – спросила Оливия у Лионеля.

– Я вынужденно с ними, – объяснил он. – Видишь, у меня даже нет бороды. Они на самом деле адекватные. Только слегка помешанные на своем предсказании. Не обращай внимания. Ничего плохого они тебе не сделают.

– Я и не боюсь, – сказала Оливия.

Приятели Лионеля тем временем потянулись к своему столу.

– Мы тут сидим с раннего утра, – обратился Лионель к Бенедикту. – Есть ли смысл торчать здесь всем? Каждый из нас знает пророчество назубок. Четко следует всем вашим инструкциям. Дайте ребятам отдохнуть. Вдруг герой где-то поблизости? А мы, находясь тут всей толпой, рискуем его упустить.

– Ты так жаждешь прогуляться с девушкой? – Бенедикт сурово уставился на Лионеля. – Хорошо, проводи ее. Но пойдешь не один. Я отправлюсь вместе с вами. А чтобы мне не было с вами скучно, пойду в компании Джонса и Эрика.

Лионель помрачнел. Это было явно не то, на что он рассчитывал. Но спорить не стал.

Дождь лил не переставая. Где-то вдалеке завывал ветер. Залитые водой улицы превратились в одну огромную глубокую лужу. Насквозь промокшая Оливия – не спасал даже плащ – все сильней жалела, что покинула корабль. Зато шагавший рядом Лионель излучал сплошной оптимизм. В какой-то момент он взял Оливию под локоть. Заметив ее недоуменный взгляд, бодро пояснил:

– Исключительно в целях твоей безопасности.

За ними бодро шли Бенедикт, Эрик и Джонс. Дождь, как казалось Оливии, их не донимал. Они тихонечко переговаривались друг с другом. Как поняла Оливия из долетевших до нее слов, беседа шла все о том же пророчестве.

– Значит, вы целыми днями сидите и ждете удалого бойца? – спросила она у Лионеля.

– Не только днями, но и ночами.

– Занятная у вас работа, – усмехнулась Оливия. – Тебе не кажется, что это ненормально?

– Если верить в пророчество, то нет, – возразил парень.

– У меня есть брат, – вспомнила она об Оливере. – Надо вас с ним познакомить. Он тоже сутки напролет читает книжки. И верит в такую чепуху.

– Он на судне? – заинтересовался Лионель. – Я с удовольствием зайду в гости.

– Он в другом городе, – погрустнела Оливия.

Мысли об Оливере прогнали игривое настроение.

«Как он там? – в очередной раз подумала она. – Не позволил Орозию заполучить браслет?»

Так и не встретив длинноволосого и его дружков, они благополучно добрались до порта. Вблизи моря дождь хлестал еще сильней, а порывы ветра настойчиво норовили оторвать от земли.

Отыскав свое судно, Оливия повернулась к спутникам.

– Спасибо, что проводили, – поблагодарила она их. – И спасибо, что спасли от тех негодяев.

– Не стоит, юная леди, – улыбнулся в бороду Бенедикт. – Это все Лионель. Мы, если честно, даже не смотрели в твою сторону.

– Он шутит, – рассмеялся Лионель.

Оливии же, напротив, показалось, что мужчина говорит серьезно.

Она помахала им рукой и начала подниматься по сходням.

– Желаю удачи в поисках вашего героя!

Мужчины не ответили, дружно уставившись на нос корабля и силясь что-то разглядеть в полутьме.

– С вами все в порядке? – Оливия не знала, что и думать.

– Это ведь голова кота? – дрогнувшим голосом спросил Бенедикт.

– Да. А что?

Мужчина выглядел настолько потрясенным, что Оливии стало страшно за него.

– Плавающий кот! – вскричал Эрик. Радостно размахивая руками, он обнял Лионеля.

– К спасителю с пернатым щитом кот отнесет деревянный, – пританцовывал Джонс. – Мы наши его. Нашли!

Следуя примеру Эрика, он кинулся обниматься к Бенедикту. Но, заметив его недовольный взгляд, всего лишь сдержанно пожал руку.

– Выходит, юная леди, наша встреча оказалась неслучайной, – усмехнулся Бенедикт. – Ты отвезешь нас к герою.

– Вообще-то я плыву в Ламар, – возразила Оливия, настороженно поглядывая на мужчину с высоты судна.

– Примешь нас на борт?

– У вас же бдения в той харчевне, – напомнила Оливия. – Разве забыли?

– Они окончены. Теперь наш путь связан с твоим.

– Вот как… – Она посмотрела на Лионеля.

«Вот Марко обрадуется».

– Ну так как? – Бенедикт не сводил с нее взгляда. – Мы все-таки спасли тебя.

– Кто тут? – На палубе в сопровождении Йоши появился Марко.

Твидл, ставший опять ягуаром, зевал во всю пасть.

– Наши пассажиры, – с улыбкой ответила Оливия. – Знакомься. Это Лионель. Он защитил меня от грабителей…

И, видя непонимание на лице Марко, принялась в красках расписывать свои приключения в харчевне, приведшие к знакомству с последователями странного пророчества.


Глава 25 Оливер присутствует на допросе | Таинственный браслет | Глава 27 Оливер совершает ошибку