home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 25

Оливер присутствует на допросе

Оливер попятился, прижавшись к стене и ожидая нападения Азариуса. Повисла гнетущая тишина. Рэнделл с хмурым видом нахохлился. Возле двери замер, не дыша, Бузимба. Орозий тяжело опустился на пол. Старик дрожащей рукой вытер вспотевший лоб и повернулся к Гарольду. Мужчина отрешенно смотрел себе под ноги.

– Почему ты не помог? – сухо поинтересовался колдун. – Ты готовился. Твое тело переполняет энергия. Ты мог бы с ним справиться.

– Я… я не знаю… – Макалистер обхватил голову ладонями. – Я все продумал, все предусмотрел. Но у меня и в мыслях не было, что он человек.

«Азариус вроде мертв уже много лет… – Оливеру все происходящее напоминало кошмарный сон. – Его ведь казнили. Что происходит? Как он выжил? Почему об этом никто не знает? И зачем его держали в тюрьме?»

Он подбежал к двери и выглянул в коридор. Там слышались громкие голоса и яростное, наполненное злобой рычание.

– Зачем вы убили моих родителей? – набросился Оливер на Гарольда. – Что они вам сделали? Вы же дружили!

Его охватила дикая ярость. В бешенстве он принялся колотить Макалистера кулаками. Мужчина и не думал уклоняться от ударов.

– Я не хотел, – тихо произнес он. – Все вышло случайно.

Шум в коридоре усиливался. Стоявший у порога Бузимба встрепенулся. Его глаза округлились от ужаса.

– Там милнаторы, – взвизгнул твидл, озираясь по сторонам.

– Нам пора! – Орозий схватил Оливера и оттащил от Гарольда.

– Вы, вы… Не смейте! – закричал Оливер, отталкивая старика.

Но тут все вокруг потемнело, и они оказались в тюремном дворе. Возле закрытых ворот стояли озадаченные стражники. По двору рыскали принюхивающиеся милнаторы, огромные псы, ростом с теленка. Орозий пошатнулся и ухватился за плечо Оливера. Медленно пятясь, они двинулись вдоль стены.

– Он убил моих родителей! – возмущенно зашептал Оливер. – Зачем вы переместили меня сюда? Верните обратно!

– Этот ваш Азариус, глупый мальчик, сбежал. Судя по твоим рассказам, он натворил дел. Нас едва не поймали прямо в его камере. Хотел остаться там вместо него?

– Не ваше дело! – не успокаивался Оливер. – Гарольд убийца. Надо всем рассказать. И он тот преступник, который нападал на жителей Ламара.

– Мамочки! – пискнул Бузимба, и только сейчас Оливер обратил внимание, что твидл снова превратился в лемура, а Рэнделл стал волком. Башни тюрьмы окрасились золотом, встречая первые лучи солнца, – начинался новый день.

– Мне надо с ним поговорить. – Оливер остановился и требовательно посмотрел на Орозия. – И вы мне поможете.

– С какой стати? – хмыкнул волшебник. – Ты отдал браслет Азариусу. Тебе нечего мне предложить.

Оливер посмотрел на Бузимбу.

– А как насчет лемура?

Старик задумался.

– Я не согласен! – подпрыгнув на месте, заверещал твидл, но, бросив взгляд на милнаторов, мигом затих.

– Идет, – согласился Орозий. – Заодно больше разузнаем про вашего Азариуса. Никогда не видел, чтобы человек так хорошо колдовал. Это невозможно.

Перестав прятаться, они направились к зданию тюрьмы. К ним моментально подбежали стражники, держа на привязи милнаторов. Псы, брызгая слюной, скалили пасти и плотоядно поглядывали на Бузимбу.

«А не они ли ночью были хомяками? – криво улыбнулся Оливер. – Понятно, почему бесятся».

– Кто такие? Кто пустил? – грозно спросил один из стражников.

– Я хочу видеть вашего начальника, – лишенным эмоций голосом произнес Орозий.

Колдун рукой нарисовал в воздухе непонятный знак. Со стороны ворот послышался громкий шум, сильно напоминающий мяуканье разъяренной кошки. Милнаторы приняли боевую стойку, а потом, сорвавшись с привязи, бросились туда. Стражники хмуро взглянули им вслед и, зевнув, махнули рукой.

– Вон он. – Один из них указал на большую деревянную дверь.

На ступеньках возле нее Оливер заметил высокого плотного мужчину в форме. В его темной кучерявой шевелюре белели седые волоски. Выглядел он подавленным и отрешенным. Бледное небритое лицо, глубокие тени под глазами, нервно подергивающиеся губы.

– Вы мне и нужны, – заявил Орозий, подходя к нему.

Начальник тюрьмы вытаращил глаза на мага.

– Кто вас сюда пустил? Безобразие! Убирайтесь, пока я не позвал своих людей! Скоро должен приехать министр. – Он перевел взгляд на Оливера, затем уставился на твидлов. – Колдун? А не твоих ли это рук дело?

– Нет, – отрезал Орозий. – Стал бы я помогать человеку. – Он пристально посмотрел на начальника тюрьмы. – Все хорошо. Успокойся. А теперь идем. Твои люди ведь задержали Гарольда Макалистера?

В глазах мужчины промелькнуло удивление.

– Только что… Откуда ты знаешь?

Орозий проигнорировал вопрос.

– Нам надо поговорить с ним. Отведи нас к нему.

Мужчина открыл дверь, и Оливер, следуя за волшебником, оказался в широком коридоре.

– А ты ведь пошутил? – шепнул Бузимба. – Ты ведь не отдашь меня колдуну?

– Нет, конечно, – заверил лемура Оливер. – Прости, я просто не смог придумать ничего лучше. Обещаю, ты останешься с нами. Если захочешь.

Несколько раз свернув, они очутились перед большой дверью, обитой металлическими листами. Она вела на узкую винтовую лестницу, уходящую глубоко вниз. Спустившись на два этажа, начальник тюрьмы открыл ключом еще одну дверь и вошел в полутемное помещение. Находившиеся там стражники, завидев его, вскочили, поправляя форму. Глухо зарычал лежавший в углу милнатор.

– Все в порядке? – строго спросил начальник тюрьмы. – Надеюсь, без новых происшествий?

– Так точно, – ответили тюремщики хором. – Без нашего ведома тут и мышь не проскочит.

Охранники покосились на Рэнделла с Бузимбой, но спрашивать ничего не стали. Уставшие и встревоженные, они тихо заговорили между собой.

Мужчина вздохнул и направился к маленькой, едва заметной двери, прятавшейся за решеткой с толстыми прутьями. Открыв замок, он посторонился, пропуская Оливера и Орозия внутрь. Там в полной темноте, скованный по рукам и ногам толстой цепью, прямо на полу сидел Гарольд. Он апатично смотрел перед собой, не реагируя на вошедших. Даже не поморщился, когда ему на лицо упал яркий свет фонаря.

– У вас мало времени, – сообщил начальник тюрьмы. – Скоро прибудет министр. Он желает лично его допросить. Ну скажи, зачем ты выпустил этого преступника? – Он наклонился и заглянул Гарольду в глаза. – Молчишь? Не знаю, что вы от него хотите услышать, но, по-моему, он под каким-то заклятием. Ничего не видит и ничего не слышит. В здравом уме никто на такое не пойдет. Хотя кому сейчас есть дело до таких мелочей. Азариус сбежал, и жди беды. Эх, прощай должность.

Понурившись, начальник тюрьмы вышел из камеры.

Чувствуя омерзение к этому человеку и переполняемый желанием понять, почему он так поступил, Оливер сел рядом с ним.

– Это я, Оливер.

– Оливер? – Мужчина дернулся и повернулся к нему: – Прости меня.

– Что вам сделали мои родители? – Оливер смотрел на него в упор. – За что вы с ними так?

– Я не хотел… – едва слышно пробормотал Гарольд. – Грег… он… Я не хотел их убивать! Ошибка, моя ошибка. Дикое стечение обстоятельств. Я хотел поговорить, выяснить… А получилось…

– Что выяснить? – сухо поинтересовался Оливер.

– Правду ли она сказала.

– Кто она? – Оливер ничего не понимал. – Вы о чем?

Макалистер отвернулся и вновь уставился в темноту.

– Все пошло не так. С того самого дня… Я потерял все: друзей, работу, уважение. Моя карьера, мечты, цель в жизни – ничего не осталось. Мне пришлось переехать в этот ужасный дом. Представляешь, что значит жить на Луковом поле? Нет, не представляешь.

– Вы совершили убийство, – холодно заметил Оливер. – Неудивительно, что вас мучила совесть. Значит, вы небезнадежны.

– Я хотел все исправить! – с жаром воскликнул Гарольд, потрясая цепью. – У меня был план! Хороший план. И все бы получилось, если бы Азариус не оказался человеком. Я знал, что он всемогущий колдун. Ведь он столько всего совершил в Ламаре. Я думал, он скажет, как изменить прошлое. Я был так близок, так близок…

– Прошлое? – удивился Оливер. – Вы хотели изменить прошлое? Разве такое возможно?

– Еще как возможно! Тогда все стало бы по-другому. Как раньше.

– Не уверен, – скривился Оливер. – Вы лгун, предатель и подлец. И это уже навсегда. Я вас ненавижу.

– Я не хотел смерти Грега и Амелии, – простонал Макалистер. – Не было дня, чтобы я не раскаивался в случившемся.

– Да неужели? – Оливер встал и с презрением посмотрел на мужчину. – А как же все те преступления в Ламаре? В них вы тоже раскаиваетесь? Вы хладнокровно нападаете на людей, мучаете их. Хватит врать. Имейте мужество признаться.

– Что? – Гарольд посмотрел на Оливера. – Ты ошибаешься. Я вовсе не такой.

– В чем эти люди виноваты? – продолжал Оливер. – Вы им мстите? Они отвернулись от вас после убийства? Так мстите лучше себе. Вы главный виновник, что никчемно прожили жизнь. Скажите, зачем вы нападали на них?

Гарольд не успел ответить. В камеру вбежал начальник тюрьмы.

– Все, время вышло! – замахал он руками. – Сюда идет министр. И как вам удалось его разговорить?

– Дайте еще минуту, – попросил Оливер. – Случившееся с твидлами тоже ваших рук дело? Можете вернуть все обратно? Они же ни в чем не виноваты.

На губах Макалистера появилась саркастическая улыбка. Взгляд потух, и он, сгорбившись, отвернулся.

– Все, все! – настаивал начальник тюрьмы. – Быстрей отсюда. Если министр узнает, не сносить мне головы. Одним увольнением я тогда не отделаюсь.

Он вытолкал их из камеры и повел прочь другим коридором.

– Мы еще не закончили, – едва они поднялись на верхний этаж, произнес Орозий.

– Вы что?! – вскричал начальник тюрьмы. – Там министр. Мне надо вниз!

– Где мы можем поговорить спокойно? – не обращая внимания на слова мужчины, спросил старик.

– Здесь, тут нас никто не побеспокоит, – дрогнувшим голосом отозвался начальник тюрьмы и провел их в небольшое помещение.

Устало опустившись на стоявший возле окна стул, он нервно уставился на колдуна. Оливер сел в маленькое жесткое кресло. Бузимба устроился возле двери, рядом с ним улегся Рэнделл. Волшебник остался стоять.

– Успокойся, – сказал Орозий. – Как тебя, кстати, зовут?

– Джим, – ответил мужчина. – Джим Картер.

– Замечательно, Джим. – Орозий, шатаясь, прошелся по комнате. Его била легкая дрожь, словно они находись не в теплом помещении, а где-нибудь на холоде. Видимо, на подавление воли начальника тюрьмы у волшебника ушли последние силы. – Расскажи мне про Азариуса. Кто он такой? И как получилось, что он может колдовать, словно родился магом?

– Кто его знает? – пожал плечами Джим. – Я слышал, многие люди умеют творить заклинания.

– Он действительно человек? – поинтересовался Орозий.

– Да, – кивнул начальник тюрьмы.

– Ты уверен?

– Абсолютно. Он сам признался на одном из допросов. Слышал своими ушами. Поэтому его и держали в тюрьме.

– Подробней! – потребовал волшебник. – Расскажи все, что знаешь. Я не местный, поэтому не в курсе.

– Его зовут Азариус Магнеций. Он появился в Тразимине четырнадцать или пятнадцать лет назад. Объявил, что колдун и готов научить магии любого желающего, вне зависимости от положения в обществе и уровня благосостояния.

– Он что, учил людей волшебству? – удивился Орозий. – И как? Успешно?

– А ты как думаешь? Разумеется, у многих не получалось, – ответил Джим. – А к мастерству Азариуса вообще никто не приблизился. В то время все считали, что он колдун. Прибыл из Манталы. Хотя сам он об этом никогда не говорил. Ну вы знаете, как это бывает. Скажет по секрету один, второй подхватит сплетню… Поэтому никто не расстраивался, большинство радовалось и удавшимся мелочам. Воду в вино превратить, испорченный кусок мяса сделать свежим. Много таким людям надо?

– И долго это безобразие продолжалось? – скривился Орозий.

– Примерно полгода. Вначале все выглядело безобидно. С десяток сторонников, пытавшихся безуспешно постичь недосягаемое. Власти смотрели на это сквозь пальцы. У нас в Тразимине к таким вещам относятся проще, чем в других странах. Азариус построил временный поселок неподалеку от Ламара и занялся какими-то исследованиями. Но однажды случилось несчастье – колдуя, сошла с ума дочка бургомистра Ламара. И все изменилось в одночасье. Бургомистр в ярости приказал схватить Азариуса, а тот, обезумев, принялся творить жуткие вещи. Власти пытались остановить Азариуса, но не смогли. Солдаты боялись его сторонников, а когда все же попытались, потерпели неудачу. Только теперь все происходящее начало напоминать настоящее восстание. Увидев силу Азариуса, к нему стал стекаться всякий сброд: преступники, разбойники, бандиты. В окрестностях Ламара шла настоящая война. Азариус и его люди грабили, жгли, выгоняли людей из их домов.

Оливер слушал с содроганием. И такой человек хочет его смерти?

– Он ведь вначале пришел с мирными целями? – спросил он у начальника тюрьмы. – Учить магии, заниматься исследованиями? Он ведь дружил со многими учеными? Неужели никто не видел, какой он на самом деле?

– Он безумен, – кивнул Джим. – Человек с насквозь прогнившей душой. Убийство для него пустяк. Как никто не увидел этого раньше? Простолюдины глупы по своей натуре. А с остальными он, скорее всего, мастерски притворялся. Ведь ходили слухи, что ректор одного из ламарских университетов собирался предоставить Азариусу место на кафедре.

Оливер вспомнил, что и его родители дружили с ним, и нисколько не удивился.

«Только они в итоге поняли его гнилую сущность и отвернулись», – не без удовлетворения подумал он.

– Каким образом выяснили, что он не колдун? – Орозий наконец перестал ходить и сел в кресло, стоявшее возле двери.

Губы старика посинели, кожа превратилась в белую, словно маг искупался в молоке. Он остановил на лице Джима немигающий взгляд. Начальник тюрьмы передернул плечами, было видно, что он здорово напуган.

– Не в силах схватить Азариуса силой, бургомистр Ламара решил одолеть его с помощью науки. Он приказал ученым придумать способ, как обуздать Азариуса. Те должны были собраться вечером в условленном месте. Оно держалось в строжайшем секрете. Но каким-то образом Азариус узнал. Явился туда и убил большинство ученых.

– И как же тогда его схватили? – удивился Оливер. – Если он был таким сильным?

– Странная вышла история, – признался Джим. – Спустя два дня солдатам удалось его арестовать. Причем Азариус не особо и сопротивлялся. Не помогла ему ни магия, ни сторонники. Его посадили в ламарскую тюрьму и собирались прилюдно казнить. И тут…

Начальник тюрьмы умоляюще посмотрел на Орозия. Старик нахмурил брови, и мужчина, сделав над собой усилие, продолжил:

– И тут король Эдвард приказал тайно привезти Азариуса в столицу. Его поместили в эту тюрьму, а вместо него казнили другого человека. Каким образом король узнал, что Азариус не является колдуном, мне не известно. Но он спас его от казни и с тех пор держит здесь именно по этой причине. Его величеству крайне важно понять, как Азариус, не родившись волшебником, смог им стать. Цель нашего короля – научить магии своих лордов. Сделать Тразимин могущественным, сильней соседних государств. Но он не собирается учить магии простой люд. В чем я с ним полностью согласен. Ведь тогда начнется невесть что. Только представьте крестьянина, творящего заклинания. Ему в поле работать, а не волшебством заниматься. Овладев колдовством, он перестанет бояться своего хозяина, бургомистра, короля наконец. Поэтому его величество и скрывает от всех Азариуса. А тот до сих пор не выдал своего секрета.

– Ясно. – Орозий с трудом поднялся. – Одним словом, людишки. Проводи нас, Джим, к выходу.

Начальник тюрьмы судорожно дернулся, но подчинился.

Во дворе Оливер увидел несколько карет. Возле них скучали слуги. Они с опаской поглядывали на прохаживающихся вдоль ворот милнаторов.

– Вас везде ищут. – К Джиму подбежал запыхавшийся офицер. – Министр требует вас к себе.

Он покосился на Оливера и Орозия и удивленно вскинул брови, заметив Рэнделла с Бузимбой.

– Иду-иду, – буркнул начальник тюрьмы. – Прикажи открыть ворота и выпустить моих гостей.

Выдохнув, он зло взглянул на колдуна и опрометью кинулся обратно в коридор.

– Вы наложили на него заклятие? – спросил Оливер, едва они перешли мост и направились в сторону столицы.

Тащившийся словно черепаха и уставший уже через несколько шагов Орозий холодно взглянул на Оливера. Он остановился и уселся прямо на траву, росшую у обочины.

– Думаешь, иначе он все бы нам рассказал? – проворчал маг. – Он не показался мне добрым и отзывчивым. Вероятнее всего, он посадил бы нас в одну камеру с твоим Макалистером.

Оливера передернуло, когда он услышал про Гарольда.

– Получается, это из-за Гарольда твидлы перестали превращаться? – спросил он.

Рэнделл и Бузимба с заинтересованным видом прислушались.

– Очень на то похоже, – согласился Орозий. – Милнаторы, ставшие хомяками, лемур, перевоплотившийся в медведя.

– Но как?

– Надоедливый мальчик, – скривился старик. – У меня нет не только желания, но и сил говорить.

– Пожалуйста, – попросил Оливер, снедаемый любопытством. – Что вам стоит?

Орозий тяжело вздохнул:

– Ты ведь не отстанешь. Лучше говорить самому, чем слушать твое нытье. Я тебе уже рассказывал, как создали твидлов. У каждого из вида существует определенное сознание, в котором помещены все навыки и способности второго зверя. А также, разумеется, и первого.

Колдун поднял валявшуюся у его ног сухую ветку и нарисовал на дороге круг, а в нем еще два, меньших размеров. Обозначил их цифрами один и два. И с хмурым видом ткнул веткой вначале в первый круг, затем во второй.

– В свое время с помощью заклинаний, используя силу камня из горы Рэй Блю, создатели нынешних твидлов проникли в их разум и изменили им сознание, – продолжил Орозий. – С тех пор звери превращаются и дают потомство.

– И что тогда сделал Гарольд? – затаив дыхание, спросил Оливер. – Как ему удалось? Он ведь не ездил в Манталу.

– Ему необязательно было отправляться туда, – объяснил волшебник. – Он просто изменил заклинание с помощью силы камня. Вероятно, в его распоряжении был камень или песок с горы Рэй Блю. Поскольку сила камня влияет на сознание твидлов, он использовал камень как лазейку. Твой Макалистер каким-то образом прознал нужное заклинание и внес изменения в сознание твидлов. Только ему не хватило сил, он ведь не колдун. Поэтому он вначале заставил твидлов прекратить превращаться, а затем со временем изменил их второй облик, сделав их другими зверями, повлияв на эту область. – Орозий указал веткой на круг, помеченный цифрой два.

– Он не знал, как обойти милнаторов, – догадался Оливер. – На них ведь не действуют обычные заклинания. Поэтому он решил превратить их в хомяков. Став слабыми, они не могли ему помешать.

– Гениально, – прошептал Бузимба.

– Он все последнее время пытался попасть в тюрьму. – Оливеру вдруг все стало ясно. – Он не колдун, и сил у него мало. Хоть он и употреблял энергетические напитки.

– Слишком большое их количество убивает людей, – проинформировал Орозий.

– Вот, оказывается, как! – Оливер возбужденно щелкнул пальцами. – А я все думал, отчего он не выпил их в требуемом количестве. Гарольд сделал так, что твидлы перестали превращаться. Заклятие отняло у него все силы. Мы как раз видели его полностью изможденным при нашей первой встрече возле университета. Предыдущим вечером твидлы как раз не превратились. Значит, примерно в это время он сотворил заклинание. Потом приходил в себя, вероятно, у себя дома. А после поспешил в университет за напитками. Там в лаборатории есть все условия для их приготовления. Уже вечером он был в полном порядке, тогда мы его и встретили во второй раз. – Оливер немного помолчал, а затем посмотрел на Орозия. – Я помню, вы говорили, что каждому животному подходит только определенный зверь.

– И ничего с этим не поделать, – кивнул старик. – Если, конечно, ты хочешь, чтобы твидл хорошо себя чувствовал и давал потомство. Можно создать и другие пары. Я слышал, некоторые пытались. Но такой твидл долго не живет.

– Но если во всем виноват Гарольд, а не колдуны из Манталы, то почему они терпят происходящее и до сих пор не исправили ситуацию?

– Не все так просто, – скривился Орозий. – Заклинания – это тебе не пальцами щелкать. Чтобы все вернуть обратно, надо точно знать, какое заклинание было использовано. Иначе можно навредить твидлам. А для выяснения заклинания необходимо время.

Колдун перевел дух и закрыл глаза, казалось, его совершенно перестало волновать, что происходит вокруг. Зато твидлы взирали на мага с нескрываемым интересом.

– Теперь браслет… – не желал успокаиваться Оливер. – Украшение родителей позволяет черпать из него энергию. Сами того не подозревая, мы оказали Гарольду неоценимую услугу. Он все о нем знал, хоть и притворился, будто ему ничего не известно. Поэтому он нас искал. Разумеется. Он был в курсе, что браслет у моих родителей. После их гибели захотел забрать его себе. Но в банке ему отказали. Ведь он не наш родственник. И тогда он отправился на наши поиски. Только чего так долго тянул? – Оливер вскочил и внимательно посмотрел на Орозия. – Кажется, вы не все рассказали о браслете. Я тут вспомнил кое-что… С какой стати Гарольд наставлял его на Азариуса? Ведь браслет, по вашим словам, только дает энергию. Он не является оружием. Или я не прав?

– Прав, смекалистый мальчик. – Старик медленно открыл глаза. – Он может давать энергию, а может забирать. Причем отовсюду: из волшебных вещей, артефактов, воздуха, даже из нас, колдунов.

– Вот почему вы не стали об этом говорить! – хмыкнул Оливер. – Попади он мне в руки, вы бы оказались в опасности.

– Не смеши меня, – скрипнул Орозий.

– Прости, – тихо произнес Рэнделл. – Из-за меня ты лишился такого оружия.

– Успокойся. – Оливер потрепал друга по спине. – Мне важнее ты, чем какой-то там браслет. Пусть и с такими невероятными возможностями. Он действительно лишает волшебников силы? – Оливер выжидающе повернулся к Орозию.

– Я тебе уже сказал, неверующий мальчик, – кивнул маг.

– И кто такой умный создал его? – удивился Оливер.

– Колдуны и создали, кто ж еще. – Орозий недовольно поморщился, словно вспомнил что-то плохое. – О нем почти не упоминают в книгах. Знают о браслете лишь немногие. Вероятно, твои родители не понимали его истинной ценности. И тем более назначения.

– Поэтому хранили в сверхзащищенном банке? – огрызнулся Оливер. – Не трогайте моих папу и маму. Вы о них ничего не знаете.

Колдун нахмурился, но промолчал.

– Гарольд рассчитывал с помощью браслета сдержать Азариуса, – продолжил рассуждать Оливер. – К его несчастью, Азариус оказался человеком, и план провалился. Что ж… Я ему нисколько не сочувствую.

Он прошелся по дороге. Постоял, осознавая услышанное, затем вернулся.

– Гарольд спрашивал у Азариуса, как изменить прошлое? А вы знаете?

– Твой Гарольд безумен, – немного подумав, ответил старик. – Человеку такое не под силу.

– Так, значит, способ существует? – уточнил Оливер.

– Я слышал и даже читал о нем, – признался Орозий. – Но не знаю никого, кто смог им воспользоваться.

Оливер не верил своим ушам: «Выходит, прошлое все-таки можно изменить? Вот бы вернуться во времени и помешать Гарольду убить папу и маму».

Он подавил в себе желание начать мечтать об этом. И, чтобы отвлечься, спросил:

– Скажите, браслет никак не связан с диадемой, мечом и щитом, созданными в давние времена для короля Манталы?

Старик от неожиданности округлил глаза.

– Откуда ты знаешь про диадему, меч и щит?

Оливер похлопал по висевшей на плече сумке, в которой лежала книга.

– Оттуда.

– Твое любопытство не знает границ, мальчик, – едва заметно улыбнулся Орозий.

– Не любопытство, а любознательность, – поправил мага Оливер. – Это разные вещи.

Волшебник пропустил его замечание мимо ушей.

– Ты прав, браслет создали именно в то время, – с явной неохотой произнес старик. – Именно браслет сыграл ключевую роль в победе. С его помощью вначале удалось одолеть колдунов, лишив их колдовских сил. И только после этого король Манталы разбил армию врагов, состоявшую из людей, в сражении, воспользовавшись магией диадемы, меча и щита.

– Почему об этом не написано в книге? – удивился Оливер.

– Подумай сам, стал бы ты рассказывать о единственном оружии, способном тебя уничтожить?

– Как же тогда гильдия колдунов отдала браслет королю?

– Никто из гильдии колдунов никогда добровольно не передавал браслет людям, – едва слышно произнес Орозий.

– Если он настолько ценен, почему после войны волшебники его не уничтожили? – Оливеру такое решение казалось самым разумным.

– Потому что предсказано, что из-за моря явится новая армия, – пояснил старик. – Намного больше и сильней предыдущей.

– Тогда следовало хранить браслет в самом надежном месте, день и ночь охранять. Как так получилось, что он пропал?

Орозий, кряхтя, поднялся и пошел по дороге.

– Из-за жажды власти одного колдуна и глупой наивности другого, – бросил он через плечо.

Оливер, ничего не понимая, взглянул на твидлов и поспешил за магом.


Глава 24 Оливия вкушает пищу богов | Таинственный браслет | Глава 26 Оливия участвует в дворцовых интригах