home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 23

Оливер помогает темному колдуну

– Прошлое, – тараторил, захлебываясь в собственных словах, Гарольд. – Его ведь можно изменить. Не так ли?

Он возбужденно метался в тесной камере, бросая на сидевшего с апатичным видом узника возбужденные взгляды.

– Что тебе с того? – поинтересовался узник безразличным тоном.

– Скажи, как? – Гарольд бросился к мужчине, едва не врезавшись в него.

Узник устало посмотрел на него.

– Зачем тебе, человеку, такое?

– Скажи! Скажи! – требовал Гарольд. – Ты же знаешь. Такой колдун, как ты, не может не знать.

«Колдун? В тюрьме?» – Оливер решил, что ослышался.

Бузимба от слов Макалистера сжался в комок и попятился.

– Что тебе мои знания? – Волшебник с едва заметной усмешкой смотрел на Гарольда. – Ты все равно не сможешь воспользоваться ими.

– Я кое-чего достиг в колдовстве, – возразил Макалистер. – Иначе как бы я попал к тебе?

«Так стражников усыпил Гарольд? – Оливер не верил своим ушам. – Как?!»

– Похвально. – Узник опустил голову. – Но на такое заклятие тебе не хватит энергии. Ни один человек на такое не способен. Ты просто умрешь.

– Об этом не беспокойся. – Гарольд сунул руку в складки университетской мантии и вытащил оттуда браслет. – У меня есть это. С ним вопрос энергии не проблема. А теперь говори.

Оливер от возмущения заскрипел зубами. «Негодяй. А мы ему еще доверяли!»

Переполняемый гневом, он распахнул дверь и ворвался в камеру.

– Предатель! – Оливер в негодовании с трудом подбирал слова. – Вы все знали! Воспользовались нашим доверием! Что вы задумали? Верните немедленно браслет! Он вам не принадлежит.

Гарольд в замешательстве округлил глаза.

– Оливер… – От изумления он перестал носиться по помещению, застыв на месте. – Что ты тут делаешь?

– Лучше вы мне скажите, – чеканя каждой слово, заявил Оливер, – чем вы тут занимаетесь? И для чего вам понадобился браслет?

– Тебе нельзя здесь находиться. – Гарольд покосился на колдуна. – Здесь опасно. Я тебе потом все объясню.

Узник медленно поднялся. Он не сводил взгляда с браслета. Оливер увидел, как облик волшебника начинает меняться. Бледное, изможденное лицо окрасилось румянцем. Распрямив плечи, колдун смотрел на Гарольда уверенным взором, в котором вспыхивали дьявольские огоньки. Он теперь ничем не напоминал узника, перед Оливером стоял настоящий маг.

Макалистер сглотнул, но, быстро взяв себя в руки, грозно прикрикнул:

– Даже не думай! Камеру ты не покинешь!

– Вижу, намерения у тебя действительно серьезные, – рассмеялся колдун. – Подготовился ты основательно. – Он потянулся, разминая затекшую спину. – Мне теперь даже стало интересно, что такое ты совершил в прошлом, что настолько сильно жаждешь его изменить?

– Не важно! – взвизгнул Гарольд. – Не твое дело!

– Отчего? – делано удивился колдун. – Мне все равно нечем заняться. Ты даже не представляешь, насколько однообразны здесь дни.

– Все, идем. – Гарольд повернулся к Оливеру.

– Постой-постой… – Волшебник откинул со лба непослушную прядь. – Дай угадаю.

Он на мгновение застыл, сверля Макалистера пристальным взглядом.

Оливер затаил дыхание. Он знал, что колдуны не могут читать чужие мысли и видеть воспоминания людей. Вот Орозий, к примеру, не умел. Оливер убедился в этом на собственном опыте.

– Ты погубил родителей этого мальчика, – медленно произнес маг после недолгой паузы. – И надеешься изменить случившееся.

– Не верь ему, Оливер! – нервно выкрикнул Макалистер. – Он лжет. Я твой друг. И друг твоих родителей. Я приехал за вами в Лавинию.

Оливер отшатнулся от него.

– Вам нужен был браслет, – бросил он мужчине. – Поэтому вы нас искали. Имейте достоинство признаться.

– Я не хотел… – На Гарольда было жалко смотреть. – Все вышло случайно.

Оливер с трудом сдерживал желание накинуться на Гарольда и задушить его. Внутри все клокотало, требуя отмщения. Но Оливер понимал, что от убийства легче не станет. Он жаждал поквитаться с преступником за смерть родителей, однако другим способом – сдав Макалистера в руки правосудия. Еще сутки назад ему хотелось иного, но, узнав правду, он вдруг осознал, что не хочет идти по этому пути.

– Так он сказал правду? – Оливер до последнего надеялся, что волшебник солгал. – Вы действительно их убили?

– Какая прелесть! – рассмеялся колдун.

Оливер непонимающе уставился на узника. Сердце щемило от боли, грудь сдавило.

– Оливер, Оливер, какая забавная в итоге вышла история… – Маг повернулся и внимательно посмотрел на него. – Твои родители, Оливер, в свое время совершили очень скверный поступок. Они предали хорошего человека, который считал их своими близкими друзьями. Из-за их предательства этот человек пострадал. Перенес много боли и унижения. И продолжает страдать сейчас.

По спине Оливера пробежал неприятный холодок.

– Вы имеете в виду себя? Вы тот человек?

Гарольд попытался что-то сказать, но колдун перебил его:

– Но я не знал, какая ужасная участь постигла их, я думал, они все еще живы. Хотя не знаю, что хуже – быстрая, но мучительная смерть или жалкое существование на протяжении долгого времени.

– Получается, из-за моих родителей вы попали в тюрьму? Уверен, они не хотели. Они хорошие люди.

– Хорошие? – усмехнулся маг. – Я тоже так считал. Доверял им. Делился своими мыслями, мечтами. И теперь узнаю, что они мертвы и мне некому даже отомстить.

– За что вас посадили в тюрьму? – спросил Оливер.

Волшебник медленно приблизился к нему.

– Мне надо на кого-то излить копившийся все эти годы гнев, – мрачно произнес он. – И раз я не могу отомстить Амелии и Грегу, я отыграюсь на тебе, их сыне.

Оливер отшатнулся, прижавшись к стене. Рэнделл защелкал клювом, явно собираясь прийти Оливеру на помощь. Бузимба, напротив, в страхе выскочил в коридор. И тут вперед выступил Гарольд.

– Даже не пытайся. – Он помахал браслетом. – Я не допущу, чтобы из-за меня во второй раз пострадали близкие люди. Стой, где стоишь.

Макалистер начал нараспев произносить какие-то слова на незнакомом Оливеру языке. Волшебник с сочувствием смотрел на Гарольда.

– Видимо, тебе судьбой уготовано нести близким несчастья и беды, – рассмеялся он. – К твоему великому сожалению, я не колдун по рождению. Я человек, как и ты. И браслет не действует на меня. Он не может забрать мои силы. А вот дать их он может.

Резким движением он схватил браслет и вырвал его из рук Гарольда. Макалистер прикрыл собой Оливера.

– Уходи! – крикнул он. – Я попытаюсь его задержать.

Оливер развернулся и бросился бежать, но узник, легким движением руки отбросив кинувшегося на него Рэнделла, уже стоял возле двери. Выглядел он теперь совсем по-иному. Чистые волосы уложены в аккуратную прическу, лохмотья сменила дорогая одежда. Довольный собой, он подмигнул Оливеру.

– Так, что у нас тут… – Мужчина щелкнул пальцами, и Оливер застыл, не в силах пошевелиться.

Неприятные ощущения в области спины стали сильней. Страшная догадка прокралась в его сознание, но он отказывался ее принять.

– Хороший мальчик, настоящий кладезь знаний. – Мужчина расплылся в улыбке. – Столько всего знаешь. И сестра у тебя такая красивая. Кстати, она будет следующей.

Оливер дернулся, но лишь почувствовал, как становится трудно дышать – горло словно сдавливали невидимой удавкой.

– Я оставил в тюрьме столько сил, что мне необходимо их восполнить, – объяснил он, одновременно душа Оливера с Гарольдом и отмахиваясь от Рэнделла. – Все-таки магия браслета не беспредельна. А мне сейчас она требуется в большом количестве. Столько всего надо сделать. А благодаря тебе, Оливер, и твоим воспоминаниям я теперь знаю, где находится самое мощное оружие на свете – все сокровища Манталы. Я всегда мечтал заполучить меч, щит и диадему. В них сосредоточено столько энергии… Забрав ее, я стану непобедимым. И отомщу всем своим врагам.

Неожиданно его хватка ослабла, и мужчина отлетел в дальний угол. Грохнувшись на каменный пол, он глухо застонал. Жадно глотая воздух, Оливер повалился на колени. Рядом упал с трудом дышавший Гарольд. Краем глаза Оливер видел, как в камеру входит Орозий.

Заметив лежавший на полу браслет, он быстро направился к нему, но Оливер опередил старика. Схватив украшение, он, шатаясь, поднялся.

– Где вас носило? – с упреком прохрипел он. – Нас едва не убили.

– Он? – Орозий указал на узника. С разбитой губы мужчины сочилась кровь, на лбу вздувалась огромная синяя шишка. – Забудь о нем. Давай браслет, и идем.

Оливер покачал головой.

– Не раньше чем вы вернете меня и Оливию в Ламар.

– Нравится город? – улыбнулся кровавой ухмылкой мужчина. – Мне тоже.

И послал в Орозия поток огня. Старик, выбросив ладонь, остановил его.

– Колдун? – побледнел мужчина.

– Колдун? – удивился Орозий и посмотрел на Оливера. – Предупреждать надо.

И кинул в мужчину поток пылающих шаров. Тот потушил их, правда, рядом с ним все же загорелась солома.

– Он обычный человек! – воскликнул Оливер. – Просто хорошо владеет магией. Вы справитесь с ним.

Узник, отбив атаку колдуна, сам перешел в нападение, метнув в Орозия сгусток синей вихрящейся энергии. Старик вновь отразил выпад, но было уже видно, что он устает.

– Такое невозможно, – скрипнул он. – Он слишком силен для человека. Что ты о нем знаешь?

– Ничего, – ответил Оливер.

– Обидно, – проворчал узник, посылая в колдуна очередной сгусток энергии. – Неужели имя Азариуса Магнеция более никому не известно?

– Азариус?! – вскричал Оливер, покрываясь испариной.

Он испытал ужас от подтверждения своих худших опасений. Но одновременно и радость – ведь родители были невиновны, они не состояли в сговоре с этим ужасным человеком. Они оказались теми, кем он их считал: замечательными учеными, любящими родителями, хорошими и добрыми людьми.

– Дай мне браслет, мальчик, – потребовал Орозий, отступая к порогу.

Оливер колебался. Ему не хотелось вновь расставаться с украшением. Тем более если бы он оказался в руках Орозия, существовала вероятность больше никогда его не увидеть. Но он и не мог позволить колдуну уступить в поединке.

Он взглянул на Азариуса. Тот вновь стал бледным и тяжело дышал. Судя по всему, его силы также были на исходе. Он уже не столь рьяно атаковал, а пущенные им сгустки энергии стали менее обжигающими и вихрящимися.

Азариус отступил в угол и настороженно поглядывал на Оливера. Мужчина понимал, что от его решения сейчас зависит исход схватки.

– Мальчик, дай же браслет, – вновь потребовал Орозий. – Оливер, с его помощью я одолею его и навсегда запру в камере.

Колдун впервые назвал его по имени. Оливер взглянул на волшебника. Он, как и Азариус, едва держался на ногах. Ситуация была патовой, ни у кого попросту не осталось сил одолеть противника. А вскоре могли очнуться стражники. И еще неизвестно, что им придет в голову. Не ровен час, запрут в соседней камере.

Оливер принял решение. Он медленно достал браслет из кармана, с намерением передать его Орозию.

И тут Азариус бросился вперед. Оливер едва успел увернуться. В следующее мгновение старик послал в мужчину горящий шар. Волосы на голове Азариуса вспыхнули разноцветным пламенем, а сам он во второй раз отлетел к противоположной стене. Оливер с Гарольдом кинулись к нему, но остановились пораженные увиденным. Азариус сидел на тлевшей соломе, его волосы дымились, а на губах играла кривая улыбка. В руках он сжимал отчаянно бьющегося сычика. Рэнделл громко ухал, но узник положил ему на шею свою ладонь и несильно сдавил. Твидл мгновенно затих.

– Теперь я тебя прошу, Оливер, – ухмыльнулся Азариус. – Браслет. Или совенок умрет. Я видел в твоих мыслях, что ты привязан к нему. Не стоит тратить время на ложь.

– Не вздумай, – скрипнул Орозий. – Отдашь, и следом умрем мы все.

Оливер смотрел на друга. Он не мог позволить ему погибнуть. Бедный сычик в ужасе вращал большими желтыми глазами. Он столько ему помогал, рисковал ради него, теперь пришло время рискнуть и ему ради друга.

– Если я отдам браслет, – обратился он к Азариусу, – ты же убьешь меня. И их всех. И Рэнделла в том числе. Зачем мне его отдавать тебе? Так, по крайней мере, мы останемся живы.

– Потому что в таком случае у тебя останется надежда на хороший исход, – произнес Азариус. – А в противном случае ты непременно потеряешь друга. Как думаешь, сможешь жить с таким грузом вины?

– Не слушай его, – скрипнул Орозий. – Обещаю, я с ним разберусь.

– Он прав, – принял решение Оливер. – Не смогу.

Он посмотрел Рэнделлу в глаза и кинул Азариусу браслет. Раздался вопль Орозия, бросившегося на Азариуса. Спустя мгновение в старика врезался яростно махавший крыльями сычик. Оливер приготовился умереть. Но вместо этого услышал громкий хлопок. Азариус исчез из камеры.


Глава 22 Оливер попадает в тюрьму | Таинственный браслет | Глава 24 Оливия вкушает пищу богов