home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 20

Оливер вступает в безнадежный поединок

Приземление было не из приятных. Оливер со всего размаху угодил в глубокую канаву, заполненную серой жижей. Спустя мгновение рядом плюхнулся Рэнделл, а еще через секунду на спине у волка оказался лемур.

Оливер, подавляя приступ тошноты, огляделся в поисках остальных, но обнаружил только спокойно стоявшего Орозия. Старик опирался на посох, хмуря косматые брови. В отличие от Оливера с друзьями, колдун переместил себя на ровную, покрытую толстым слоем пыли дорогу.

Счищая грязь, Оливер поинтересовался:

– Что-то вышло не так?

Он боялся, что сестру с Марко и Йоши по какой-то причине забросило невесть куда. Если они вообще остались живы.

– Твой твидл увязался за нами, – скрипнул Орозий. – И вдобавок потащил за собой лемура.

– То есть как это увязался? Вы не собирались их брать?

– Разумеется, нет. Лишние силы только потратил.

Отряхнувшись, волк недовольно покосился на волшебника.

– А Оливия? – набросился на колдуна Оливер. – Она будет волноваться. И как она попадет в Ламар? Предупреждать надо заранее.

– Ничего с твоей сестрой, мальчик, не случится. – Орозий щелкнул пальцами, и одежда на Оливере стала чистой. – Она умная, сообразит, что к чему. Как приплыла на остров, так и уплывет с него.

– У меня нет слов! – Оливер в бессилии сжал кулаки.

– Вот и отлично, – обрадовался старик. – А то надоели твои причитания. Итак, куда нам?

Оливер огляделся. Дорога, петляя, поднималась на холм. С правой стороны были засеянные поля, над которыми кружились птицы. С левой – строгими рядами выстроились фруктовые деревья.

Он понятия не имел, куда им идти. Поэтому указал на вершину холма:

– Туда.

Орозий повернулся и поковылял в ту сторону, оставляя в пыли едва заметные следы.

– Я… э-э-э… не доверяю ему, – тихо пожаловался Бузимба. – На самом деле… э-э-э… не хотел с вами. Просто не успел убежать. Вот! Я хочу назад, к Оливии. Как она там? Беспокоится за меня?

Оливеру тоже было интересно, как отреагировала сестра на выходку Орозия. Он представил себе, как она в бешенстве крушит мебель в замке, и ему даже стало немного жалко колдуна.

– Он не такой, каким кажется, – успокоил Оливер лемура. – Хотя ты прав. Полностью доверять ему не стоит.

Рэнделл в знак согласия негромко тявкнул.

Они догнали старика и вместе поднялись на холм. С его вершины им открылся потрясающий вид на лежавший внизу Ламар. Утопающие в зелени крыши домов, разрезаемые пополам синевой реки прямые улицы, белокаменные и сложенные из красного кирпича здания – город манил к себе, издали такой мирный и такой жестокий, если узнать его ближе.

– Ты уверен, что твой Гарольд именно здесь? – уточнил Орозий.

– А где ему еще быть? – ответил вопросом на вопрос Оливер.

– Так, у тебя есть какая-нибудь его вещь? Я не собираюсь обходить весь город.

– У меня ничего нет, – расстроился Оливер. – Неужели нельзя попробовать иной способ?

– Он тебе не понравится. – Колдун постучал посохом по земле, отчего Бузимба, округлив в ужасе глаза, отпрыгнул в сторону. – Может, ты знаешь хотя бы, где находится его дом?

Оливер наморщил лоб, пытаясь вспомнить. Ллойд ведь говорил во время их последней встречи.

– Там рядом какое-то поле, – напряг он память. – Картофельное… Нет, чесночное. И мост. Вроде деревянный.

– Соберись, – призвал его маг.

– Вспомнил! Граница Лукового поля и Деревянный мост. Гарольд живет в опасном районе Ламара, где обитают преступники.

– Ты уверен, что он еще жив? – с едва заметным сарказмом в голосе поинтересовался Орозий и начал спускаться с холма.

– А не быстрей перенести нас прямо к его дому? – крикнул Оливер, догоняя его.

– Быстрей тебе, но тяжелей мне, – отозвался старик.

– Он хочет, чтобы мы тащились… э-э-э… на какое-то там поле, где, по твоим словам, бродят… э-э-э… шайки головорезов? Да еще и пешком? – пролепетал лемур. – Я на такое не подписывался. Да! С нами, конечно, волшебник… э-э-э… и волк с острыми клыками. Но всякое случается…

Пока они спускались с холма, солнце неспешно село за горизонт. Еще некоторое время Ламар купался в кроваво-желтых лучах, а затем небо окончательно потемнело. Рэнделл привычно окутался синеватым туманом и, взмахнув крыльями, сычиком уселся Оливеру на плечо. Орозий внимательно посмотрел на твидла, а Бузимба расстроился:

– Теперь я всецело во власти волшебника. Вот! И кто защитит меня от бродящего в ночи… э-э-э… ужасного человека?

– Он нападет только на людей, – проухал Рэнделл.

– Ты уверен? – Бузимба прислушался. – Здесь не любят… э-э-э… твидлов. Да! Кто обратит внимание, если что-то случится с таким, как я?

Они вошли в город и углубились в расходящуюся во все стороны паутину улиц. Стало светлее. Развешанные повсюду разноцветные фонари роняли на мостовую яркие лучи. Хранивший молчание Орозий шел не останавливаясь и не спрашивая дороги. Вскоре он вышел на оживленную улицу. Всюду играла музыка, из открытых окон доносился смех, по тротуарам прогуливались нарядно одетые горожане. Оливеру стало любопытно, знает ли колдун, куда идти, или выбирает дорогу наугад. Некоторое время он справлялся с одолевающим его любопытством, но когда уже не выдержал и хотел спросить, впереди послышался громкий цокот копыт. Через мгновение из-за угла выкатила большая черная карета, запряженная четверкой лошадей. На козлах сидел кучер в зеленой ливрее. Второй слуга чудом удерживался на запятках. Утирая правой рукой взмокший лоб, он поправлял постоянно съезжавший набекрень головной убор причудливой формы.

Завидев карету, многие мужчины останавливались и почтительно приподнимали шляпы. Улица наполнилась приветственными возгласами, свидетельствующими об уважении к сидящему внутри вельможе. Тот не замедлил показаться, высунувшись в окно. И Оливер с удивлением узнал в нем директора соревнования «Доблесть и знания» Чарльза Шервуда.

«Значит, он не простой преподаватель университета», – хмыкнул Оливер.

– Это ведь Чарльз Шервуд? – уточнил он у стоявшей рядом курносой дамы с младенцем на руках.

Ребенок вопил словно сумасшедший, но мамаша почти не обращала на него внимания, лишь подсовывала ему погремушку.

– Он самый! – отозвалась она. – Советник бургомистра. Он же входит в Совет десяти. Ты не знаешь? Ты что, не местный?

– Вроде того, – пробормотал Оливер, отходя от дамы и ища взглядом Орозия.

Оказалось, что колдуна поднявшийся шум нисколько не заинтересовал, и теперь он все той же мерной походкой двигался далеко впереди.

Пройдя несколько кварталов, они обнаружили перед собой неожиданное препятствие – каменную стену. Оливер задрал голову, но не сумел разглядеть, насколько она высока – все терялось в ночной темноте.

Оливер озадаченно взирал на преграду. Он прекрасно помнил, что Ламар не имеет крепостных стен. Не видя ворот, он объявил Орозию:

– Даже не думайте. Не полезу.

Колдун коснулся стены кончиком посоха.

– А что так?

– Вы серьезно?! – вскричал Оливер. – А магия? Щелкните пальцами, и мы вмиг окажемся на той стороне.

– Я уже тебе все объяснил, – проворчал Орозий. – Благодаря твоим назойливым твидлам я потратил энергии больше, чем рассчитывал. Теперь приходится экономить. К тому же проход тут недалеко. Хоть и придется сделать крюк.

Волшебник повернул вправо и зашагал вдоль стены.

– Ну и вредина, – пискнул Бузимба, с благоговением взирая на уходящие ввысь ряды камней. – Интересно… э-э-э… для чего ее построили?

Оливер, задавшийся тем же вопросом, не знал даже приблизительного ответа.

Проход, как и сказал Орозий, отыскался довольно скоро. Широкие металлические ворота были открыты настежь. Не сбавляя скорости, колдун миновал их, и путь ему тут же преградило двое стражников.

– С какой целью? – поинтересовался первый.

– Пропуск и разрешение бургомистра, – потребовал второй.

– Если вы местный житель, то еще документы. – Первый стражник внимательно оглядел Оливера.

– Входя в этот район, вы подвергаете себя опасности, – продолжил второй. – Осознаете ее степень? В вашем возрасте, уважаемый, Луковое поле следует посещать только с охраной. – Он скептически обвел взглядом Оливера. – Брать с собой только одного слугу – безрассудство.

«Я что, похож на слугу? – Оливер осмотрел свою потрепанную одежду. – М-да… Не поспоришь».

– За небольшую плату можем выделить вам сопровождающих, – между тем не отставал от Орозия первый стражник.

Колдун, не говоря ни слова, мрачно смотрел на говорившего. Он попытался обойти его, но тот ловко перекрыл дорогу. Вздохнув, волшебник пробормотал себе под нос что-то неразборчивое, и оба стражника разом замолчали на полуслове. Раскрыв рты и выпучив глаза, они неподвижно застыли, в изумлении уставившись на мага.

– Идем, – скрипнул Орозий и ворчливым тоном добавил: – В вашем возрасте опасно… Глупые людишки.

Оливер улыбнулся. Все-таки старик не лишен человечности.

Оказавшись за стеной, он понял, что больше не слышит музыки. Неизменный ночной атрибут Ламара стих. Видимо, местные обитатели не разделяли веселого настроения остальных жителей города. Яркий свет фонарей сменился тусклым пламенем факелов. Улица превратилась в узкий, забрызганный грязью проулок. Из обшарпанных домов на них глазели подозрительные личности. Район абсолютно не напоминал Ламар, город веселья и учености. Сейчас они проходили по миру нищеты и криминала, знакомого Оливеру с детства и оттого еще более противного. Если бы не идущий впереди Орозий, он бежал бы отсюда со всех ног.

– Не проходите мимо, помогите убогому. – Из темноты к волшебнику выплыла сгорбившаяся тень. – Дедушка, не дай подохнуть с голоду.

Колдун не то что шаг не сбавил, он даже глазом не повел в сторону попрошайки.

– Беда, Оливер, – тихо проухал Рэнделл. – Он тут такой не один.

Оливер и сам уже видел – их окружали по меньшей мере с десяток теней, тянувших к ним костлявые дрожавшие руки.

И тут трясущийся от страха лемур совершил ошибку.

– Я всего лишь твидл, – запричитал Бузимба, – отстаньте от меня… э-э-э… у меня ничего нет.

– Волшебный зверек, – прохрипела ближайшая к Оливеру тень. – Бургомистр даст за него хорошую награду.

– И за этих двоих тоже, – вторила ему другая тень, противно шепелявя. – Кто знает, что у них еще есть? Может, и нам что-то перепадет?

Оливер разглядел приближающееся к нему перекошенное то ли злобой, то ли болезнью лицо. Он приготовился защищаться, а Рэнделл расправил крылья и щелкнул клювом.

Орозий наконец остановился.

– Людишки… – проскрипел он, одновременно поднимая посох.

Ближайшая к нему тень, ойкнув, словно тряпичная кукла улетела в ночь. Остальные, мигом смекнув, что к чему, попятились.

– Колдун, значит… – прохрипел уже знакомый Оливеру голос, видимо, он принадлежал вожаку этой шайки. – А мне сегодня везет.

Оливер не успел даже подумать, чему хриплый так радуется, как в него крепкой хваткой вцепилось не менее десятка рук. Они больно щипались, с силой тянули в разные стороны, едва не разрывая на части. Застонав, он попробовал вырваться, но куда там, с каждым мгновением рук становилось все больше. Ему в лицо уставились ухмыляющиеся физиономии одна безобразней другой, в нос ударил запах смрада.

Несколько теней попытались схватить Рэнделла. Отбиваясь, сычик, клюнул первого нападавшего, второго огрел крылом.

Бузимба, крутясь на месте, вновь запричитал:

– Угораздило же меня… Колдуны думают только о себе. Помощи ждать неоткуда. Я пропал, мне конец. Бедный, бедный Бузимба! И кто будет меня оплакивать?

Увернувшись от метнувшейся к нему тени, выполнив невероятный по сложности кульбит, лемур ловко приземлился на землю, пригнулся, сжавшись в едва видимый комок, и пополз к Орозию.

Оливеру повезло меньше. Не обладая пластикой Бузимбы, он вскоре очутился лицом в грязной, источавшей мерзкое зловоние луже. По его спине несколько раз прошлись тяжелыми башмаками, резко вывернули назад руки и чем-то тугим их скрутили, а затем связали и ноги. От доносившейся отовсюду вони, от боли и ударов по голове Оливер с трудом удерживался в сознании, понимая, что если он лишиться чувств, то пропал.

Сверху, давая надежду, доносилось уханье Рэнделла, громкие щелчки клюва и недовольные крики.

«А что с Орозием? – подумал Оливер, тщетно стараясь перевернуться на спину. – Бросил нас? Я-то ему в трудной ситуации помог».

– Не рыпайся, сопляк, – услышал он прямо над ухом хриплый голос. – Если не хочешь, чтобы тебе свернули шею, лежи паинькой.

И тут Оливеру в глаза ударил ослепительный свет. А следом мощная, сметающая все на своем пути волна отбросила его в сторону, протащив по лежавшему повсюду мусору. Сверху упало что-то тяжелое. Закусив от боли губу, Оливер, испытывая сильное головокружение, медленно встал.

В конце улицы, выставив перед собой посох, стоял Орозий. Тело колдуна, заметно увеличившееся в размерах, светилось, словно огромный фонарь. На конце посоха, будто мыльные пузыри, рождались огненные шары. Кружась и быстро разрастаясь в диаметре, они поднимались в воздух и, набирая скорость, устремлялись на нападавших. Теперь Оливер смог хорошенько их разглядеть. Одетые в лохмотья, чумазые, с длинными, сальными, спутанными космами, они медленно пятились, отступая к узкому, похожему на щель проходу между двумя домами. Один из них, в драном берете и выцветшем плаще, тащил упиравшегося Бузимбу. Лемур отчаянно брыкался, глядя на Оливера умоляющим взглядом.

– Что теперь скажешь? – Из кучи мусора, отряхаясь и выплевывая песок, выбрался хриплый. – Если не прекратишь, маг, я прикажу свернуть твидлу шею.

Лемур в страхе закричал, но державший его оборванец зажал ему пасть костлявой ладонью, и вопль перешел в приглушенное мычание.

Только сейчас Оливер осознал, что хриплый совсем рядом. Главарь нищих совсем не походил на членов своей шайки. На нем был дорогой костюм, кожаные башмаки с длинными носами, шерстяной плащ и элегантные перчатки. На голове красовался бархатный берет с поломанным, правда, пером. В руке виднелась длинная шпага с украшенным драгоценными камнями эфесом.

Взглянув на Оливера, хриплый двинулся к нему. Поигрывая оружием, он осклабился, обнажив ряд белых, вычищенных до блеска зубов.

– А ты, пацан, у нас тоже колдун? Или просто якшаешься с ними? – Главарь выбросил руку со шпагой вперед, и ее острие уперлось Оливеру в грудь. – Впрочем, не важно. – Хриплый, пошатываясь, приблизился. – Я и так предвижу отличную награду. Наш бургомистр помешан на волшебстве. Не так ли, ребята?

Раздался громкий крик и улюлюканье. Только сейчас Оливер осознал, что улица буквально кишит оборванцами. Они высовывались из окон, дыр в полуразрушенных стенах, свешивались с крыш, толпились в темных углах, копошились в мусорных кучах. Летевшие в них огненные шары выхватывали из ночи угрюмые лица, сальные лохмотья, сутулые спины, свисавшие патлами волосы. Горевшая в глазах ненависть и жажда добычи сверкала ярче любой магической сферы Орозия. Оливер понял, что им не уйти отсюда. По крайней мере без потерь.

– Возьмем же свое! – вскричал главарь.

И в ту же секунду раздался щелчок. Оливер с ужасом увидел, как полуголый, в одних только порванных штанах мальчишка хлыстом вырывает из рук Орозия посох. Не ожидавший такого колдун на мгновение оторопел, а когда пришел в себя, на него со всех сторон набросилась орущая толпа. Шары начали гаснуть, и в опускающейся на улицу темноте Оливер видел, как Орозий тщетно пытается отбиться.

Колдун сбил с ног первых приблизившихся к нему легким движением руки. Еще троих отбросил к стене, выкрикнув заклинание. Со следующими двумя он поступил так же, как со стражниками у ворот, – обездвижил. Затем крутанулся на месте, создав перед собой защитный шар наподобие того, что использовал в доме Захира. Мерцая голубым, сфера осветила поле боя, и Оливер ужаснулся. Мага окружили десятки нападавших. С перекошенными от ярости лицами они остервенело бросались на волшебную преграду, и вскоре та начала поддаваться. А Орозий уже с трудом держался на ногах. Сотворив еще несколько заклинаний, отправивших в грязь четверых оборванцев, он медленно поднялся в воздух.

Оливер понял, что колдун бросает их. И он прекрасно понимал старика. Орозий, тяжело дышавший и едва двигавшийся, походил больше на бестелесное привидение, чем на человека, настолько он был бледным.

И вдруг защитный шар, потускнев, лопнул. К Орозию подскочило несколько человек. Он отбросил их, но недалеко. А затем Оливер увидел позади колдуна ухмыляющееся лицо мальчишки, державшего в руке посох Орозия. Он хотел крикнуть, предупредить волшебника, но не успел. Посох с размаху опустился магу на голову, и старик повалился на землю. На него набросилась толпа, скрыв его тело от взгляда Оливера.

– Вот и все, – прохрипел главарь.

Кто-то больно ударил Оливера по ногам, и он рухнул в грязь. Рядом кинули неподвижного Бузимбу.

– Где второй твидл? – поинтересовался главарь. – Поймали?

– Улетел, – сообщил парень с подбитым глазом.

Получив за скверную новость пинок, он скрылся в темноте.

– Грузим их на телегу, – распорядился хриплый. – Должны успеть до рассвета.

Послышался стук колес, и рядом с Оливером остановилось нечто, лишь отдаленно напоминавшее телегу. Оно представляло собой большое дырявое корыто, установленное на три куба со срезанными краями.

– Грузим, – приказал главарь.

– Урсул, куда ты их собрался везти? – прошамкал беззубым ртом сгорбленный старик.

– К бургомистру, бестолочь, – отмахнулся Урсул. – Разве не понятно?

– Всех троих сразу? – нахмурился дед.

– Разумеется, троих, – вспыхнул главарь. – Понтин, уйди, не мешай.

– Это что же получается? – обратился к стоявшим рядом оборванцам Понтин. – Он увезет их в город, получит денежки, а мы даже не знаем сколько… Несправедливо.

Раздались одобрительные возгласы.

– Это я, Рэнделл, – услышал Оливер едва различимый шепот. – Я попробую тебя спасти.

– Расходимся и не мешаем, – не выдержал Урсул. – Если ты мне не веришь, Понтин, езжай со мной.

– И поеду, – объявил старик.

– И я! Я тоже хочу! – закричали вокруг.

– Решайте быстрей, – проворчал Урсул. – Но сразу говорю, беру не больше двух.

Оливер почувствовал, как сычик пытается своим клювом перекусить веревки. Путы оказались прочными и необычайно толстыми. Он стал помогать другу, растягивая их.

– Ты чего задвигался? – Над ним склонился Урсул.

От его ухмылки не осталось и следа. Уголки рта подрагивали в злой гримасе. Видимо, Понтин со товарищи здорово вывели его из себя.

Главарь, крякнув, поднял Оливера и кинул в корыто. Рэнделл лишь в последний момент успел упорхнуть и остаться незамеченным.

Внутри псевдотелега оказалась вымазанной чем-то темным и липким. Оливер надеялся, что не кровью.

– Кто работает, тот получает деньги, – обратился к своей шайке Урсул. – Несите колдуна. А ты, Понтин, тащи сюда твидла.

Послышались звуки борьбы. Обитатели Лукового поля принялись драться между собой.

«И зачем Гарольд здесь живет? – удивился Оливер. – И как, обитая в таком месте, он стал ученым?»

Ему на грудь упал почти не дышавший лемур. Тихо постанывая, Бузимба судорожно дернул лапами и замер. Оливер даже испугался, не умер ли он.

Кряхтя, рядом с ним уложили неподвижного Орозия. Тело колдуна оказалось слишком длинным и не поместилось полностью – его ноги, согнувшись в коленях, свесились, едва не доставая до земли.

– Пошел! – Урсул уселся впереди, и повозка, громко стуча и готовая в любой момент развалиться, медленно покатилась.

– Осталось совсем чуть-чуть, – сообщил Рэнделл.

Оливер даже не заметил, как сычик вновь взялся за перекусывание веревки.

– Постой, постой! – закричало несколько голосов. – Мы так и не решили, кто с тобой едет.

Несколько рук вцепилось в края повозки, заставив ее остановиться.

– За колдуна дадут хорошие деньги, – набросились на Урсула. – Плюс твидл, да еще мальчишка. Нет, так не пойдет. Почему едешь именно ты?

– Потому что я так решил! – рявкнул Урсул.

Он выхватил шпагу и спрыгнул на землю.

– Кто тут не согласен? Готов обсудить.

– Вот и все, – проинформировал Рэнделл.

Оливер пошевелил руками и с радостью обнаружил, что они свободны.

– Ты оружие убери, – раздались голоса. – Мы такие вопросы решаем иным способом.

Оливер осторожно приподнялся и огляделся. Вокруг телеги стояло несколько человек. Впряженного в нее осла держали двое. Остальные держались на почтительном расстоянии.

Оливер не нашел ничего лучше, как действовать наобум.

– А-а-а! – заорал он.

Вздрогнув от неожиданности, Рэнделл взлетел в воздух, напугав осла. Издав мерзкий крик, от которого заложило уши, животное бросилось бежать не разбирая дороги. Оторопело глядя на происходящее, жители Лукового поля глазели, как телега уезжает от них. Первым пришел в себя Урсул. Размахивая шпагой, он устремился в погоню.

Перебравшись вперед, Оливер, как мог, понукал осла, но бедное животное оказалось не приспособлено для такого тяжелого груза и скоро выдохлось. А когда прошел страх, питавший силы и заставлявший бежать, осел перешел на неспешную трусцу. К тому же сильно мешали волочившиеся по земле ноги Орозия, в момент начала движения окончательно доставшие до нее.

Оливер надеялся, что от сильной тряски колдун придет в себя и поможет им. Но вместо волшебника очнулся Бузимба. Оглянувшись назад и увидев настигавших их преследователей, лемур выпучил глаза и заголосил:

– Не уйти! Догонят! Ой, догонят! Что же делать?

Осел шарахнулся от бросившейся к нему тени, оказавшейся плотным, покрытым толстым слоем грязи мужичком, и понесся вдоль низких, мрачных на вид домов.

Преследователи постепенно их догоняли. Лемур прыгнул ослу на спину и, пытаясь заставить того двигаться быстрей, потянул за уши. На некоторое время помогло, правда, пришлось вытерпеть еще один оглушительный вой. Они еще раз свернули и очутились возле реки. Вода была совсем рядом, Оливер отчетливо слышал ее плеск. Вдалеке он разглядел темный силуэт, освещенный едва различимыми огнями. Они приближались к Деревянному мосту. Если бы им удалось его достичь, то они бы спаслись.

В голове мелькнула мысль бросить Орозия, ведь старик без зазрения совести собирался оставить их в беде. Тогда появлялся неплохой шанс убежать от Урсула и его приспешников. Но он не мог так поступить. Колдун все-таки хотел их защитить, вызвался помочь отыскать Гарольда, пусть и преследуя корыстную цель. Да и кем он будет после такого поступка, как объяснит друзьям, особенно Оливии, какой ценой избегал опасности.

И тут Оливер услышал треск. Он слишком поздно понял, что с телегой что-то случилось и, не удержавшись, вылетел из нее. Больно ударившись о землю, он покатился по круто уходящему вниз берегу прямо в воду. Сверху выкрикивал угрозы Урсул, переругивались догнавшие их жители Лукового поля. Деревянный мост моргнул напоследок светом огней, и Оливер погрузился в мутную ледяную воду.


Глава 19 Оливия оказывается обманутой | Таинственный браслет | Глава 21 Оливия командует главарем пиратов