home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 18

Оливер проводит расследование

Добежав до конца улицы и не слыша погони, Оливер позволил себе остановиться. Ллойд казался ему умным и хитрым. К тому же бывший стражник, живя здесь, знал тут каждую тропинку. И, пользуясь своим преимуществом, мог возникнуть откуда угодно в любую секунду. Однако вконец уставшие ноги попросту взбунтовались и наотрез отказались двигаться дальше, пока не получат передышку.

Согнувшись пополам и тяжело втягивая в себя воздух, Оливер едва не упал, когда ворон спикировал ему на плечо.

– Кар! – Возмущенная птица больно клюнула его в шею и осуждающе посмотрела маленькими, похожими на бусинки глазками.

На ее лапе болталось свернутое трубочкой письмо. Ворон, щелкнув клювом, сорвал его и кинул послание к ногам Оливера. На прощанье птица вновь попыталась клюнуть его, на сей раз в щеку. Но наученный горьким опытом Оливер успел уклониться. Пернатый почтальон расправил крылья и с важным видом улетел.

Несмотря на огромное желание немедленно прочитать письмо, Оливер сунул его в карман и, усилием воли подчинив продолжавшие возмущаться ноги, поковылял в сторону порта. Он все еще боялся, что Ллойд устроил ему где-то засаду, поэтому шел осторожно, постоянно оглядываясь. На счастье, бывшего стражника и его жены нигде не было видно.

«Может, махнул рукой и решил отстать?»

Оливер испытывал угрызения совести за свой поступок. Каррагеры просто хотели помочь и защитить, а он сбежал. И теперь опять остался без друзей в этом отказывающимся принимать его городе. А тут еще Гарольд пропал. И совершенно непонятно, что с ним случилось.

Оливия ждала возле торговых кораблей. Рядом прохаживался Марко, с завистью поглядывавший на огромную галеру с тремя парусами. Возле сестры крутился шарахавшийся от каждого громкого звука Бузимба. Рэнделл облизывался на гору колбас, выгружаемую с соседнего судна. Отсутствовал лишь Йоши. Видимо, твидл, все еще не успокоившийся после разгрома в своей каюте, решил не уходить с «Великолепного кота».

– Что случилось? – встревожилась Оливия, увидев, насколько сильно Оливер запыхался.

Марко тут же позабыл о галере и обеспокоенно огляделся. Бузимба вцепился Оливии в ногу, с явным намерением провести в такой позе остаток жизни. Рэнделл глухо зарычал, а шерсть на его спине встала дыбом.

– Все в порядке, – успокоил друзей Оливер.

Опустившись на поломанный деревянный ящик, от которого исходил стойкий запах сушеных слив, он с блаженством вытянул ноги. Те гудели, откликаясь болью на любое, даже незначительное движение.

– Я узнал, кто убил наших родителей, – ответил он спустя непродолжительное время, после того как терпение Оливии оказалось на исходе.

Говорить было трудно. В горле пересохло, и каждое произнесенное слово отдавалось столь неприятными ощущениями, словно Оливер проглотил с десяток иголок вперемешку с зубочистками.

– Как? – выдохнула Оливия. – И кто это?

– Тот, у кого была часть карты, – ответил Оливер, мечтая о глотке прохладной воды.

– Нашей карты? – уточнил Марко. – Карты сокровищ?

Кивнув, Оливер принялся рассказывать.

– Родители любили артефакты. Собирали предметы старины, изучали их. За одним таким предметом они отправились в Лавинию. – Он посмотрел на Оливию. – Помнишь, об этом говорила Элизабет?

Сестра жестом попросила продолжать.

– Рэнделл, в свою очередь, рассказывал, что, когда он только попал к бывшему хозяину, в лавку заходили двое: мужчина и женщина. – Оливер повернулся к волку. – Ты еще удивлялся, что они сильно обрадовались какой-то драной карте. Не помнишь, когда это было?

– Одиннадцать лет назад, – немного помолчав, ответил твидл и задумчиво почесал за ухом. – Ты думаешь, они приходили за той самой картой?

– За частью карты, – поправил друга Оливер. – Твой хозяин ведь продавал артефакты, каким-то образом она попала к нему в руки. Папа с мамой узнали и приехали за ней.

– Альд Аир… – Оливия сжала кулаки. – Он убил наших родителей. Он тот еще тип. И у него была часть карты.

– Или Захир, – добавил Оливер. – А вместе с ним и Асмадеус.

– Ты забыл Орозия, – напомнил Рэнделл. – У него в замке ведь тоже хранилась часть карты.

– Альд Аир не виноват, – неожиданно вмешался в разговор Марко.

– Как ты можешь его защищать? – набросилась на парня Оливия.

– Я знаю, как капитан заполучил свои две части карты. Одну принес ему я, купив у торговца. А вторую он лично приобрел у одного моряка.

– Вернее, отобрал, – поправил Оливер Марко. – Дело как раз случилось в Лавинии. Выходит, и тот моряк тоже мог убить наших родителей.

Гнев в глазах Оливии медленно потух.

– Получается, Захир с Асмадеусом точно ни при чем. Ведь две части карты им добыл Альд Аир.

– Остается Орозий и тот моряк, – очертил круг подозреваемых Рэнделл.

– Почему вы думаете, что, к примеру, торговец, у которого Марко приобрел карту, не может оказаться убийцей? – поинтересовался Оливер.

– Он не колдун, – сказал Марко, – как, впрочем, и моряк. Ваши родители умерли от заклинания, а не от ножа или удавки.

Оливер закусил губу, приходя к единственному выводу.

– Ты прав. Если бы карта хоть раз попала в руки волшебника, человек никогда бы не получил ее. А две части дошли до Альд Аира именно через руки обычных людей. Я ведь прав, Марко? – Он посмотрел на парня, тот кивнул в ответ. – А гибель родителей связана с магией. Значит, убийца – колдун. Получается, главный подозреваемый – Орозий. Он ведь очень старался завладеть всеми частями этой карты.

– Глупость какая! – воскликнула Оливия.

– Он колдун, – повторил Оливер. – А родители погибли странной, непонятной смертью.

– Орозий, конечно, самодур и пренеприятный тип, но он совсем непохож на убийцу, – не согласилась с ним Оливия.

– Для того чтобы убивать, обязательно следует внешне напоминать преступника? – удивился Оливер. – К тому же откуда ты знаешь, каким он был одиннадцать лет назад. Мы ничего о нем не знаем. Почему он живет не в Мантале вместе со своей расой колдунов? Зачем уехал так далеко от родных мест?

– Тогда получается, это Орозий терроризирует Ламар? – Оливия покачала головой. – Для чего? Что ему надо?

– Мстит за запрет магии? – предположил Марко.

– Он выглядел весьма занятым, когда мы находились в его замке, – напомнил Рэнделл. – Мир людей его не особо интересовал.

– Тогда в Массалии, – вспомнила Оливия, – я хоть и не видела лица человека, напавшего на Клариссу, но могу поклясться, что это был не Орозий.

– Между всеми нападениями должно быть хоть что-то общее. – Оливер попытался сосредоточиться, ему хотелось верить, что волшебник тут ни при чем. – Если поймем, какую цель преследует преступник, то все станет намного проще.

– От родителей ему была нужна карта, – принялась рассуждать Оливия. – А вот в Массалии, от Клариссы, уже совсем другое. Я так и не поняла, что конкретно. Но точно не артефакт или какая-то старинная вещь.

– А на Лору, по-моему, напали, просто желая попугать, – присоединился к размышлениям Оливии Марко. – Она всего лишь самая обычная студентка.

– Как и на ту девушку в парке, – согласилась Оливия. – Она, кстати, тоже студентка.

– Действовал бы колдун, – произнес Рэнделл, – все жертвы были бы давно мертвы. Орозий в Бахаре запросто расправился с охраной Захира. И Асмадеуса в два счета превратил в обычную змею. Он очень сильный. Тут явно кто-то другой.

– А как быть с теми, кто… э-э-э… напал на нас ночью в городе? – неожиданно встрял Бузимба. – Ну с теми… э-э-э… кто ждал нас на той темной улице. Я не заметил среди них волшебников.

Оливер выпрямился, никаких свежих идей ему в голову так и не пришло.

– Наш случай и преступления в городе, судя по всему, не связаны между собой, – пришел он к выводу.

– Согласен, – кивнул Марко. – Те парни наемные убийцы. Использовали силу и обычное оружие. Они просто собирались лишить нас жизни. Без изысков и лишнего шума. А вот те таинственные нападения явно не обошлись без магии.

– Итак, вы думаете, что Орозий невиновен, – медленно произнес Оливер. – Тогда каким образом он заполучил свою часть карты?

– Мало ли каким, – пожала плечами Оливия. – Но, повторюсь, мне не верится, что твой бывший хозяин – сумасшедший маньяк. Думаешь, он развлекался вначале в Лавинии, а потом перебрался в Ламар? Далековато, заметь, от его замка.

– Ему не составит труда попасть в любую точку мира в любой момент, когда он захочет, – заметил Оливер.

– К Захиру он, однако, плыл на корабле, – возразил Рэнделл.

– Согласен с Оливией, – добавил Марко. – Как ни крути, но связи между всеми этими преступлениями нет. Особенно между тем, что произошло в Лавинии, и тем, что сейчас творится в Ламаре.

Все замолчали.

Оливер хотел бы, чтобы Орозий оказался невиновным, но понимал, что, пока все не выяснится, следует держаться с колдуном настороже. Оливия, прикрыв глаза, поглядывала на проплывавшие в голубом небе ослепительно-белые облака. Рэнделл положил голову на лапы и сочувственно поглядывал на Оливера. Марко сложил руки на груди и неспешно прохаживался взад-вперед. Переставший бояться Бузимба отцепился от Оливии и сбивчиво произнес:

– Я тут подумал… Могу, конечно, и ошибаться… А если… э-э-э… а вдруг эти все преступления… я имею в виду в Лавинии и Ламаре… совершил не один человек, а разные. Тот, что сейчас нападает на людей… э-э-э… не тот, что совершил убийство тогда. Да! Вы меня поняли?

В первый момент предположение твидла показалось Оливеру бредовым. Но затем он осознал, что лемур говорит вовсе не ерунду.

– А если Бузимба прав? – Оливер, не обращая внимания на подкашивающиеся от усталости ноги, вскочил и принялся от волнения размахивать руками. – Тогда это многое объясняет. Орозию очень нужна была карта. Что ему убийство человека ради достижения цели? А недавние преступления совершил совсем другой волшебник, только по чистой случайности пользовавшийся тем же самым заклинанием.

– Выглядит логично, – согласилась Оливия. – Только…

– Только степень виновности Орозия, – перебил ее Марко, – сильно притянута за уши. Прошло столько лет. Орозий мог отобрать карту у другого колдуна. Или просто купить.

– Есть только один способ узнать! – выпалил Оливер. – Отправиться к нему и спросить лично.

– Т-ты п-предлагаешь явиться в з-замок к колдуну и об-бвинить в убийстве? – Марко даже начал заикаться от неожиданности. – Он превратит нас в комаров и раздавит.

– Или в слизняков, – тявкнул Рэнделл. – Он давно обещал. Я помню.

– А если он ни при чем, – добавил Бузимба, – то боюсь… э-э-э… представить, насколько сильно он разозлится. Колдуны страшны в гневе. Да! Сам я, разумеется, не видел. Но наслышан. И могу представить. Словами не передать.

Оливер с презрением оглядел их.

– Предлагаете, раз он такой грозный, обо всем забыть и даже не попробовать во всем разобраться? Вдруг это из-за него погибли папа и мама?

– Оливер, не доказано, что он убийца, – настаивала сестра.

Возмущенный, что она не заодно с ним, он метнул в ее сторону взгляд, полный негодования.

– Ты такая спокойная, – упрекнул он ее. – Ты что, боишься его?

– Я? – Оливия с легкостью поддалась на простейшую детскую уловку. – Едем к твоему старикашке.

– Э нет, – запротестовал Марко. – Вы вот так запросто собираетесь пересечь полморя? А дальше что? У вас есть план? Или вы хотите постучать в дверь и спросить: «День добрый, скажите, а не вы, случаем, десять лет назад убили наших родителей?» Думаете, он скажет вам правду?

– На месте разберемся, – буркнул Оливер, понимая, что Марко прав.

– А дальше что? – напирал парень. – Вот он захлопывает перед нами дверь… Твои дальнейшие действия? Если, конечно, ты еще будешь жить или хотя бы останешься человеком. Как ты вынудишь его признаться? И даже если он сознается, как ты его накажешь? Сведешь с ума занудством?

– Перестань, – оборвала Оливия Марко. – Посетить Орозия следует уже потому, что у него была часть карты. Мы поступим по-взрослому. И не станем обвинять его в убийстве. Мы просто зададим ему вопрос, где он взял карту.

– Вы совсем забыли про меня? А еще друзьями называетесь. – Недовольно ворча, перед ними неожиданно возник Йоши. – Мур. Я тут слушал вас, слушал. Все надеялся на ваше благоразумие и сострадание к ближнему. Но чувствую, не дождусь. Все думают только о себе. Хватит! Я настаиваю… нет, я требую ехать к колдуну. К настоящему, заметьте, а не к тому вашему псевдоволшебнику, другу Гарольду. Только Орозий может знать, что происходит с твидлами. И если не он, то тогда кто объяснит случившееся с нами? Этот маг хоть и жуткий тип, но вреда нам не причинил. Вдруг он прольет свет на происходящее? А здесь нас уже пытались убить, рылись в каютах, испортили мои вещи. Облик кота мне более мил, но я начинаю уставать от него.

– Не знаю, не знаю, – проворчал Марко. – Орозий не внушает мне доверия. Проще отправиться в Манталу. Там точно отыщутся все ответы.

– Если Оливер все-таки прав, – медленно произнесла Оливия, – если даже в его словах есть хоть малейшая частичка истины, то мы просто обязаны отправиться к Орозию.

– Спасибо, Оливия, – промурлыкал Йоши. – Хоть кто-то думает о брате своем меньшем. – И выразительно посмотрел на Марко.

– Хорошо, хорошо! – воскликнул парень. – И пусть я против, но я все равно с вами. Так и быть, идем готовиться к отплытию. Надеюсь, не к последнему в моей жизни.


Морские волны с завидной настойчивостью ударялись о борт судна, превращаясь в белесую пену. «Великолепный кот» покачивался из стороны в сторону, подгоняемый прохладным попутным ветром. Темнело. Небо, окрасившись фиолетовым, терпеливо ждало появления звезд, сопровождавших робкий, еще только нарождавшийся месяц. Оливер, кутаясь в теплое одеяло, сидел на корме, погруженный в тягостные мысли. Рядом, сунув голову под крыло, тихо посапывал Рэнделл. Присутствие друга, хоть и спящего, придавало Оливеру сил. Негостеприимный город, с отвращением относящийся ко всему волшебному, свел их общение к минимуму. И только сейчас Оливер осознал, насколько ему повезло встретить твидла.

Он прокручивал в голове все возможные варианты разговора с Орозием, начиная понимать, что ему нечего противопоставить колдуну, если тот окажется виноватым. Разве что, как метко выразился Марко, свести старика с ума своим занудством. Оливер дал себе слово вести диалог с магом благоразумно, по-взрослому. Не истерить и не делать поспешных громких заявлений. Пообещав себе придерживаться именно такой тактики, он успокоился. Теперь ему не казалось, что Орозий приложил руку или посох, как в его случае будет уместней сказать, к смерти родителей. Но небольшое затаившееся на дне души сомнение осталось, медленно тлея и терпеливо дожидаясь нужного момента.

Сон не шел, и Оливер решил поразмышлять над проектом для третьего тура соревнования. Он понимал, что не успеет вернуться в Ламар к назначенному времени, но все равно собирался справиться с заданием.

Из принесенного вороном письма он узнал, что его доклад получил максимальное количество баллов плюс личную похвалу директора соревнований Чарльза Шервуда.

«Дэнни явно обрадуется, когда не увидит меня, – мрачно думал он, глядя на загорающиеся на небе звезды. – А Мила, напротив, огорчится… – Воспоминания об изящной брюнетке заставили его улыбнуться. – Увижу ли я ее еще когда-нибудь? Поступит ли она в университет? Будет ли гадать, что со мной случилось и куда я исчез? И как долго станет меня вспоминать? Наверное, забудет через несколько дней».

С мыслей о Миле он перешел к заданию третьего тура. Перебрал в голове все мало-мальски подходящие идеи, но в итоге так ничего и не придумал.

Молодой полумесяц бодро светил, окруженный скоплением звезд. Глядя на него, Оливер несколько раз зевнул, плотней закутался в одеяло и провалился в глубокий сон.

Он шел по скрипящему под ногами песку. После каждого шага на его влажной, искрящейся на солнце поверхности оставался хорошо заметный след. Оливер привычно обернулся, но Рэндела рядом не было. Вместо волка, радостно ухмыляясь, ковылял Бузимба.

– Днем звезд не видно, – сообщил лемур. – Я пытался рассмотреть, и не раз. Одни облака. За ними не столь интересно наблюдать. Да! Они всегда разные и никогда не стоят на месте. А иногда они меня пугают, когда принимают страшные формы. Ты никогда таких не видел? Э-э-э… давай покажу. – Твидл задрал голову и ткнул лапой в небо. – Смотри! – Его голос заметно дрогнул, и Оливер почувствовал, как лемур хватает его за ногу.

Над их головами медленно плыла белая бесформенная масса. Облако не казалось Оливеру пугающим, по крайней мере на первый взгляд. Однако затем он разглядел скалящийся в злой ухмылке рот, острые зубы и злорадно поглядывающие глаза. От массивного туловища протянулись длинные когтистые лапы. Стремительно приближаясь, они попытались схватить твидла.

«Что за глупость? – удивился Оливер. – С чего мне бояться облака?»

И все-таки страх лемура передался и ему.

– Бежим! – выкрикнул Бузимба и потащил его за собой.

Оливер и не думал спасаться бегством от самого обычного облака, пусть и с зубами, но спустя мгновение обнаружил себя драпающим вслед за лемуром. Теперь над ними возвышались высоченные скалы, с вершин которых на них надменно взирали каменные статуи незнакомых важных людей. Вскоре они превратились в уродливых, неизвестных Оливеру зверей: пса с хвостом лошади, петуха с головой буйвола, кота с лапами лани и хвостом осла. Послышался плеск воды, и справа от себя Оливер увидел набегавшие на песок морские волны. Они врезались в узкую полоску берега, пенясь и принимая самые невероятные формы.

Впереди неожиданно возник большой плоский камень, на поверхности которого Оливер разглядел что-то сильно похожее на огромный лист бумаги. Приглядевшись, он понял, что это карта, причем разделенная на несколько частей.

«Три, – выдохнул Оливер, сбавляя шаг. – И почему я не удивлен?»

Он направился к камню, намереваясь забрать ее.

– Нет! – завопил Бузимба. – Не трогай!

– Почему?

– Они тоже хотят ее взять, – ответил лемур и указал лапой вправо.

Повернув голову, Оливер заметил несущихся прямо на него мужчин. Ближайший сильно смахивал на Альд Аира, только чем сильней Оливер вглядывался в его лицо, тем больше он напоминал ему Ллойда.

– Ты что? – переполошился Бузимба. – Им не только карта нужна. Э-э-э… еще и я. Бежим отсюда!

И они опять побежали. Скалы, вздымаясь еще выше, нависали над ними, грозясь обрушиться и погрести под собой. Злорадно ухмыляющиеся статуи зверей превратились в птиц, ритмично щелкающих каменными клювами.

– Сюда! – Лемур юркнул в узкий лаз, увлекая Оливера за собой.

Щель выглядела настолько маленькой, что Оливер приготовился расшибить лоб. К его удивлению, он с легкостью протиснулся внутрь и оказался в пещере. С ровного прямоугольного потолка свешивались прозрачные сталактиты. Гладкий пол уходил под углом вниз, постепенно ссужаясь и обрываясь перед большим озером. Оливер не понимал, как он все это может видеть, ведь обычно в пещерах темно. Не останавливаясь, Бузимба метнулся к воде, лишь в самый последний момент попытавшись затормозить.

– Ой-ой! – Понимая, что сейчас произойдет, лемур ухватился за Оливера. – Вот незадача! Я честно хотел как лучше! Я не специально!

Они полетели вниз. Оливер сделал глубокий вдох, набирая в легкие воздуха и обещая себе, проснувшись, никогда больше и близко не приближаться к Бузимбе.

Бух!

В последний момент он разглядел плавающие на воде гигантские кувшинки. От раскрытого цветка отделился быстрорастущий пузырь. Набирая скорость, он врезался в Оливера и Бузимбу. Стенка пузыря вогнулась, и спустя мгновение они оказались внутри шара. Под тяжестью их тел пузырь начал тонуть, и вскоре они уже катились по дну озера.

– Помогите! Помогите! – Лемур отчаянно заколотил лапами по пузырю. – Оливер! Оливер! Сейчас, сейчас… У меня получится…

Выпучив глаза, он подпрыгнул, больно заехав Оливеру коленом в челюсть.

– Помоги! Помоги! – продолжал верещать он. Голос лемура неожиданно стал громче и менее суетливым. – Оливер, мне нужна твоя помощь! – Твидл схватил его за плечо и затряс.

Вздрогнув, Оливер открыл глаза и увидел перед собой Марко. Парень стоял над ним, взмокший и уставший.

– Не хотел будить, но один я не справлюсь. Мы почти приплыли, помоги с парусом.

Зевая, Оливер выбрался из-под одеяла. Опасливо покосился, не стоит ли рядом Бузимба. В памяти промелькнул недавний сон. Улыбнувшись, Оливер поспешил за Марко. Настроение заметно улучшилось. Теперь он знал, что представит на третий тур соревнования. Вернее, что мог бы представить.

Благополучно причалив в порту, друзья сошли на берег. Двухдневное плавание успешно завершилось, но впереди их ждало самое сложное.

Крохотная безлюдная пристань пустовала, на воде не покачивалось даже маленькой лодочки. Деревня, как и в прошлое их посещение, жила тихой мирной жизнью. Дети гоняли по улице толстого, лениво улепетывающего кота. Несколько мужичков, развалившись на завалинке, вели неспешную беседу. Круглолицая широкоплечая женщина набирала в колодце воды, собираясь тащить домой неправдоподобно огромные ведра.

При других обстоятельствах Оливер с интересом изучал бы местных жителей, дома, в которых они обитают, но сейчас он проскочил мимо покосившихся строений, даже не взглянув в их сторону.

По петлявшей дороге они поднялись на поросший густой травой холм, спустились в долину и вышли к опушке леса. Знакомые Оливеру уродливые, почти лишенные зеленой листвы деревья слегка покачивали на ветру своими кривыми, вызывающими омерзение ветками. Росшие на них набухшие плоды сочились густым соком, капающим на торчавшие из земли корни. В воздухе витал терпкий, едва уловимый запах.

Бузимба, принюхавшись, сглотнул и попятился. Видя, что остальные собираются идти дальше, лемур выпучил глаза и затараторил:

– А может, другим путем? Тут ведь страшно. И ужасно. И магией пахнет.

– А ты как думал? – ухмыльнулся Йоши. – Ведь мы идем в гости к колдуну. – Встав на задние лапы и заложив передние за спину, он продекламировал:

Все волшебство, оно кругом,

В цветах и лужах после снега.

Прими и частью стань его.

В прошлый раз Оливер сильно намучился, пытаясь пройти через этот лес. На сей раз он не повторил своей ошибки, сразу доверившись твидлам. И друзья с легкостью вывели их к замку.

Пострадавший от нападения Альд Аира и милнаторов, он стоял восстановленный и даже на первый взгляд немного увеличился в размерах. Новый деревянный мост, в отличие от прежнего, валявшегося возле глубокого рва, теперь парил в воздухе.

Марко посмотрел на зубастых существ, плавающих в воде. Завидев парня, они радостно оскалились, словно им принесли долгожданный ужин.

– Какие будут предложения? – поинтересовался Марко. – Как перейдем на тот берег? Ходули из обсуждения исключаются.

– И полеты тоже, – добавил Йоши с решительным видом.

Оливер подошел к краю рва, вызвав настоящий переполох среди клыкастых монстров. Несколько особо ретивых особей попытались подпрыгнуть и вцепиться ему в ботинок. Одному, самому ловкому, это почти удалось. Он оцарапал клыком поверхность башмака и, довольный собой, плюхнулся в воду. Не замечая, что ему едва не откусили ногу, Оливер пристально смотрел на противоположную сторону моста. Свисавшая цепь была настолько тонкой, что он ее заметил далеко не сразу.

«Если за нее потянуть… – подумал он. – Вот только как для начала добраться».

Стоял полдень, и Рэнделл смог бы летать только поздним вечером. А время терять не хотелось.

– А если громко позвать? – предложила Оливия. – Вместе крикнуть, чтобы впустил.

– Если колдун внутри… – проворчал Йоши.

Оливер скрипнул зубами. Вариант с ожиданием его не устраивал. Но даже если Орозий отправился куда-то по делам, он обязательно вернется.

– Твой выход, гений мысли, – обратился Марко к Оливии. – Честно признаюсь, у меня идей нет.

– Я неплохо ощущаю себя… э-э-э… лемуром, – сообщил Бузимба. – Может, вернемся на корабль? Встреча с магом – обычно к несчастью. Вот! Дедушка всегда так говорил.

Твидл с содроганием взглянул на замок. Он не скрывал, что идея плыть на остров ему не нравится. Но оставаться в одиночестве на «Великолепном коте» отказался наотрез.

– Глупость какая… – Йоши смерил Бузимбу уничижительным взглядом. – Я встречал магов. И притом несколько раз. И ничего, жив-здоров.

– Йоши, – начал лемур, и тут ему на нос опустилась огромная бабочка с яркими цветными крыльями.

От неожиданности твидл резко прыгнул в сторону. И не успел Оливер понять, что случилось, как Бузимба, не рассчитав силы прыжка, скрылся во рву. На мгновение все замерли, а потом кинулись к краю рва. А в воде творилось нечто невообразимое.

Опешившие от свалившегося на них счастья зубастые существа, толкая друг дружку, пытались проглотить лемура. Тот, крутясь у них на головах и спинах, чудом уворачивался от клыков. Оливия, заламывая руки, в ужасе отвернулась. А затем, схватив длинную палку, стала помогать бедняге. Но едва она свесилась вниз, желая врезать одному из монстров по голове, как несколько существ тут же вцепились в палку и потянули на себя. Лишь в самый последний момент Марко умудрился оторвать Оливию от палки и вытащить на траву.

Бузимба между тем продолжал балансировать на грани жизни и смерти. Несколько раз его уже почти съели, но он каким-то образом все же успевал выскочить из готовой сомкнуться глотки. Постепенно он приближался к противоположному краю рва, оказавшемуся, на его счастье, ниже внешнего. Достигнув его и едва не потеряв сначала правую заднюю лапу, а затем хвост, лемур в отчаянном прыжке выскочил из воды. Следом за ним рванула парочка самых голодных монстров, но, ударившись о край рва, медленно сползла вниз.

– А еще говорил, в гости к колдуну не хочет, – прокомментировал Йоши чудесное спасение Бузимбы.

Лемур вскинул лапы, радуясь, что уцелел и не пошел на обед монстрам. Огляделся в поисках Оливии и только сейчас понял, что его от нее отделяет широченный ров. Довольное выражение на мордочке сменилось озадаченным. Бузимба оглянулся и уперся взглядом в возвышавшийся над ним замок. Трясясь всем телом, лемур заметался из стороны в сторону, на его мордочке застыла гримаса ужаса.

– Заберите меня отсюда! – умоляюще выкрикнул твидл. – Пока маг меня не увидел! – Вздрогнув от собственных слов, он посмотрел на вход в замок. – А вдруг волшебник давно меня заметил? – Бузимба выполнил в воздухе замысловатое сальто, лишь чудом вновь не угодив в ров. – И только ждет момента, чтобы превратить меня во что-то гадкое? Я не хочу! – завопил он, потрясая кулаком. – Я не сделал ничего плохого! Пожалуйста, сделайте хоть что-нибудь! – опять обратился он к друзьям.

Оливеру было жалко лемура, но он даже не представлял, как помочь ему. Ров казался непреодолимым препятствием, а повторять безумный подвиг Бузимбы он считал самоубийством.

Рэнделл с Марко пытались утешить беднягу, обещая, что обязательно его спасут. Йоши, усевшись на траву, с довольным видом строчил в своей толстой тетради. Оливия задумчиво смотрела в сторону моста. Наконец она окликнула лемура и попросила:

– Дерни за ту цепь.

Бузимба глазами, полными страха, уставился на нее.

– Ты о чем? Нет здесь никакой цепи.

Оливия объяснила ему. Твидл на дрожащих, заметно подгибавшихся лапах бросился к мосту. Добежав, он остановился и перевел дыхание.

– Я еще жив? – Он кинул на замок настороженный взгляд. – А вдруг это ловушка? Да! Или последняя капля, после чего колдун превратит меня в камень? – Лемур выжидающе повернулся к Оливии.

– Если ты будешь тянуть, – ответил Йоши, убирая тетрадь в сумку, – то дождешься, что Орозий захочет подышать свежим воздухом или устроит себе прогулку перед сном. Вот он удивится, увидев тебя. Он, наверное, сейчас сидит и ломает голову, чем накормить на ужин тех тварей во рву. И встреча с тобой заметно упростит ему задачу.

Выпучив глаза, Бузимба изо всех сил потянул цепь на себя. Вначале ничего не произошло. Твидл пыхтел, напрягался, но мост оставался неподвижным.

– Защищен магией, – разочарованно произнес Марко.

– Следовало ожидать, – согласился Йоши. – Орозий и так не приветствовал гостей. А после того как Захир и Альд Аир явились незваными, определенно принял меры.

Вдруг мост покрылся едва заметной рябью и начал бесшумно опускаться.

– Оказывается, не все так сложно, – промурлыкал Йоши, закидывая сумку на плечо.

Но едва друзья двинулись к мосту, как Бузимба молнией перебежал через него и вцепился в Оливию.

– Вы же не собираетесь идти туда? – Лемур потащил Оливию в сторону леса.

– Паникер, – скривился кот, словно съел кусок несвежего мяса. – Не пугай массы. По-твоему, мы для чего проделали весь этот путь? Чтобы ты развлек тех тварей?

Оливер, слушая разговор твидлов вполуха, перешел мост и направился к входу в замок. Рядом трусил Рэнделл. Марко с Оливией, чуть отстав, шагали следом.

Толкнув дверь, Оливер почти не сомневался, что та окажется запертой и придется искать другие пути, ведущие внутрь. Но, к его удивлению, дверь поддалась и медленно отворилась.

– Совсем не рад тебя видеть, мальчик. – В центре огромного холла прямо под гигантской люстрой стоял Орозий.

Старик нисколько не изменился. Все та же лысая голова с морщинистым лбом, спокойные, пронзительно глядящие глаза. Уголки губ надменно подрагивают, словно их обладателю неприятен весь мир. Ниспадающие одежды стянуты узким поясом с золотой пряжкой, капюшон плаща откинут на спину, на ногах сандалии на толстой подошве, в руке посох.

Увидев колдуна, Рэнделл попятился и словно уменьшился в размерах. Собиравшийся переступить порог Йоши вдруг заинтересовался пролетавшим мимо жуком и скрылся снаружи. Лишь Марко с Оливией, не выказывая страха, встали около Оливера. За спиной Оливии прятался замиравший от ужаса лемур.

– Что заставило тебя прийти сюда? – Орозий, поджав тонкие губы, выжидающе уставился на Оливера.

– Нам нужна ваша помощь, – выпалил он заранее подготовленный ответ.

– Мне нет дела до твоих проблем, мальчик, – проскрипел старик.

– Так же нельзя! – воскликнула Оливия и тут же получила от Марко тычок, заставивший ее закрыть рот.

– Наши твидлы перестали превращаться, – объяснил Оливер. – Вы ничего об этом не знаете?

– Нет, – сухо молвил колдун.

– Дай-ка я с ним поговорю, – прошипела негодующая Оливия.

Оливер и сам бы с удовольствием вырвал из рук старика посох и отдубасил его.

– Мне бы хотелось прояснить еще один вопрос, – начал он многократно отрепетированную речь. – Помните карту, которую мы у вас позаимствовали?

Колдун молчал, не выказывая никаких эмоций, и Оливер продолжил:

– Не могли бы вы рассказать, у кого и где вы ее взяли?

– Нет, – отрезал колдун и, показывая всем видом, что разговор окончен, повернулся спиной, зашагав к одной из многочисленных дверей.

– Неужели это тайна? Я ведь ездил с вами к Захиру за второй ее частью, – напомнил Оливер. – У вас теперь диадема, которую, кстати, я нашел. К чему тогда скрывать?

Орозий и не подумал остановиться.

– Тут такое дело! – выкрикнул Оливер. – Наши с Оливией родители погибли из-за этой карты!

Орозий почти дошел до двери.

– Вот гад! – не выдержала Оливия и громко, на весь зал заорала: – Зачем вы убили моих папу и маму?!

Колдун остановился и повернулся к ней. У Оливера екнуло сердце, Рэнделл тихо заскулил, а Марко, что было на него совсем непохоже, грязно выругался.

– Кто ты такая и как смеешь обвинять меня? – проскрипел Орозий так противно, что у Оливера заболели уши. – Ты никто и ничто.

Волшебник поднял посох и направил на Оливию. Оливер, замирая от ужаса, закрыл своим телом сестру. Рядом, все еще сквернословя под нос, встал Марко.

– Ты глупая девчонка! – На конце посоха вспыхнул синий свет. – Свои дни ты окончишь слизняком, пожирая ртом, обвинившим меня, грязную траву.

– Ах! – раздался вздох, и на начищенный до блеска пол, теряя сознание, рухнул Бузимба.

Маг взглянул на неподвижного твидла, и свечение на посохе пропало.

– Хм… – Орозий медленно опустил его, продолжая внимательно изучать лежащего в нелепой позе лемура.

Он задумчиво пожевал губами, словно обдумывал какое-то сложное решение.

– У меня к тебе предложение, мальчик, – обратился он к Оливеру. – И от твоего ответа зависит дальнейшая судьба твоей сестры.


Глава 17 Оливер оказывается в западне у друга | Таинственный браслет | Глава 19 Оливия оказывается обманутой