home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 15

Оливия боится захода солнца

Сырой обшарпанный пол вызывал у Оливии приступ тошноты, едва она опускала взгляд. По толстому липкому слою грязи беспрестанно сновали крупные усатые тараканы. Они совершенно не боялись Оливию. Многие откровенно таращились на нее, словно насмехаясь над ее состоянием. Пугались мерзкие насекомые только крыс, которые время от времени пробегали прямо возле ее ног, каждый раз норовя укусить за палец.

Поначалу, увидев их, Йоши решил исполнить роль настоящего кота и попытался поймать одну, чтобы, как он заявил, остальные поняли, кто здесь хозяин. Однако вышло все наоборот. Едва твидл спрыгнул на пол, как на него набросилось не меньше десятка крыс, и бедняга с трудом сумел от них отбиться. Теперь он с мрачным видом сидел на узкой, вмурованной в пол лавке, яростно шипел и остервенело бил себя по бокам хвостом.

Со стенами дело обстояло еще хуже. Сделанные из грубого камня, они прятали в узком проеме толстую, обитую металлом дверь. Покрытые слизью, мутными, дурно пахнущими каплями непонятной жидкости и исписанные грубыми, полными ярости ругательствами, они нависали над Оливией, давя безнадегой. Единственный луч света проникал через малюсенькое оконце. Падая на пол, он растворялся в окружающей темноте, смешанной с грязью и отчаянием.

Оказавшись в камере, Оливия поначалу ругалась, крича, что она ничего такого, в чем их обвинили, не совершала, и требовала выпустить на свободу. Но вскоре, сорвав голос и осознав тщетность своих потуг, затихла. Эстафету подхватил Оливер, однако и его хватило ненадолго.

Обессиленные, все еще переполняемые возмущением, они с трудом помещались на короткой скамье, внимательно следя за крысами, готовыми в любой момент вцепиться в одного из них.

Вскоре Оливия потеряла счет времени. Страх, который она испытала в эргастуле Захира, на сей раз ею не овладел, но оттого не становилось легче. Стражники, притащившие их сюда, оказались неразговорчивыми. Все, что смогли добиться от них Оливер с Оливией, это угрозы и полные ненависти взгляды. Поэтому неопределенность и отсутствие информации, что с ними собираются делать, волновали Оливию больше всего.

Наконец за дверью послышались шаги. Даже не напрягая слуха – темнота обострила все ее чувства, – Оливия определила, что по коридору идут четверо. В камере воцарилась тишина: полчища тараканов и деловито пищащих крыс, видимо смекнувших, в чем дело, моментально исчезли.

Щелкнул замок, скрипнули ржавые петли, и Оливии в глаза ударил свет факелов. Она инстинктивно зажмурилась.

– Это они? – прошелестел тихий голос.

Оливия, морщась от неприятных ощущений, взглянула на говорившего.

Перед ней стоял невысокий коренастый мужчина с большой головой. Его водянистые глаза внимательно оглядели вначале ее, затем Оливера. На незнакомце был бархатный камзол и узкие штаны темного цвета, плащ и кожаные башмаки на широком каблуке. Из-под сдвинутого набок берета выглядывали соломенного цвета волосы. Крепкие руки с огромными ладонями вошедший сложил на груди, едва заметно подергивая пальцами.

– Так точно, – ответил уже знакомый Оливии офицер.

Двое других оказались стражниками. Они с мрачными лицами встали возле двери. Каждый держал в правой руке по факелу, а левую ладонь положил на рукоять меча.

– Так-так… – Незнакомец прищурился и сделал шаг вперед. – Молодые какие, однако… – Он повернулся к Йоши и внимательно оглядел его. – И зверь здесь. Замечательно. Ты же понимаешь меня? Как тебя зовут?

Йоши и ухом не повел. Отвернулся и принялся лапой мыть мордочку.

– Меня вот зовут Роберт Степни, – чуть более недовольным тоном продолжил незнакомец. – Невежливо молчать, когда с тобой разговаривают.

– Мяу, – отозвался Йоши.

– Он же отвечает вам, – вмешался Оливер. – Перед вами самый обычный кот. Вы разве не видите? Скажите, за что нас задержали и что с нами собираются делать?

Степни медленно повернулся к Оливеру.

– У меня есть свидетели, слышавшие, как он разговаривает. Я просто хотел удостовериться в этом лично. – Он вновь посмотрел на Йоши. – Зверь, долго будешь ломать комедию? Ты же твидл. Твои полоски выдают тебя.

Йоши с безмятежным видом развалился на скамье, свесив вниз лапы, коротко мурлыкнул и закрыл глаза.

– Хорошо, – прошипел Степни. – Тогда ответьте: зачем вы нападали на людей в городе?

Он в упор взглянул на Оливию. Та от неожиданности едва не упала на пол.

– Что? Я? – едва вымолвила она.

– Ты, Оливия, ты, – с легкой улыбкой продолжил Степни. – Тебя видели на месте преступления.

Оливия почувствовала, как у нее перехватило дыхание.

«Что он такое говорит? Я ни на кого не нападала. Что происходит?»

Оливер с явным непониманием посмотрел на нее.

– Все в городе говорят об Азариусе! – воскликнул он. – Это его рук дело. При чем здесь моя сестра?

– Азариус давно умер, – тихо, заставляя напрягать слух, возразил Степни. – А вы передо мной. Живые и здоровые. Вдобавок с волшебным животным.

Он резко подскочил к Йоши и с силой дернул за хвост. Кот от неожиданности свалился на пол и яростно зашипел. Оливия перепугалась, что твидл выдаст себя, обрушив на Степни поток ругательств на человеческом языке. Но Йоши лишь громко и отчаянно закричал:

– Мяу! – И, мрачно взглянув на обидчика, снова запрыгнул на лавку.

В глазах Степни промелькнуло непонимание.

– Хм… Вот как…

– Сэр, – обратился к нему офицер, – думаю, он просто хорошо притворяется.

– Думаю, это мне решать! – рявкнул Степни. – Приведите свидетелей. – Он повернулся к Оливии. – Жаль, тебя нельзя бросить в реку. Воду не обманешь, не заговоришь. Выплывешь – колдунья, утонешь – невиновна.

Оливия сглотнула.

– Но мы, к сожалению, в цивилизованном городе, – понижая голос до вновь едва различимого, продолжил Степни. – Все приходится делать по закону.

Послышались шаги, и в камеру в сопровождении стражников вошли парень и девушка. Выглядели они чуть старше Оливии и одеты были в темные студенческие мантии. Оливия вспомнила их – друзья Лоры, едва не захлебнувшейся водой у входа в собственный дом.

– Это она, – стараясь не встречаться с Оливией взглядом, объявил парень.

Худой, невысокого роста, с пухлыми губами и большими глазами, он судорожно мял пальцами край мантии, переминаясь с ноги на ногу.

– Она была там, я видела ее, – сообщила девушка. – Она не учится с нами, но отчего-то интересовалась случившимся.

Черноволосая, с точеными чертами лица и слегка вздернутым носом, студентка с вызовом посмотрела на Оливию. Та непонимающе захлопала глазами. Происходящее казалось ей фарсом, совершенно лишенным юмора и вызывающим исключительно негативные чувства.

– Она сказала нам, что видела преступника, и даже сообщила, как он выглядит, – продолжил парень. – Специально, наверное.

Степни не сводил с Оливии глаз.

– Что скажешь, ведьмочка? Попалась?

– Что за бред? – не выдержала она. – Да, я была там. И что с того? Там кроме меня была куча народу. Почему их не обвиняют в колдовстве?

– Все они студенты университета, – возразил Степни. – Их родители известные и уважаемые люди. Они в городе живут не первый год. А вот про тебя с братом такого не скажешь. Вы прибыли в Ламар недавно. Недавно начались нападения. Совпадение, скажешь?

– Доказательства нашей вины косвенные, – не выдержал Оливер.

Степни махнул студентам рукой, показывая, что они свободны.

– Яблочко от яблони недалеко падает, – скривился Степни то ли от слов Оливера, то ли от своих мыслей. – Ваши родители колдуны и преступники. Вас с говорящими животными видели в их особняке.

– Прийти в родительский дом преступление? – удивился остававшийся совершенно спокойным Оливер. – Я считал Ламар городом ученых. Городом, где разум и факты важнее эмоций и страхов необразованной толпы. Мой кот никакой не твидл, моя сестра пришла к дому той девушки намного позже остальных. Кстати, почему вы об этом не спросили у своих свидетелей? И разве хоть кто-то еще видел ее во время остальных преступлений?

Степни скрипнул зубами.

– Ваше животное – волшебное, – холодно улыбнулся он. – Хоть и хорошо скрывается. И я знаю, как это доказать. Скоро закат. И с заходом солнца ваш кот превратится в другое животное. Думали, я не знал этого?

Он осклабился, наблюдая за их реакцией.

– Мяу, – сказал Йоши и, выгнувшись, потерся спиной об Оливера. – Мяу.

Офицер указал на слабый луч солнца, тонкой полоской пробегавший по полу.

– Ждать осталось недолго. – Степни выразительно посмотрел на окно.

Оливия, внешне оставаясь спокойной, внутренне напряглась. Не поворачивая головы, покосилась на твидла.

«А вдруг, – подумала она, – вдруг именно сегодня Йоши вновь станет превращаться? Ведь Макалистер говорил, что непонятный недуг, поразивший твидлов, скоро пройдет».

Золотистый солнечный луч потускнел, растворившись в темноте. Оливия сжалась, приготовившись к самому худшему. Вот сейчас Йоши охватит синеватый дым, и вместо кота она увидит добродушное существо с большой головой и маленькими ушами, зовущееся пандой. И вместе с его появлением на них обрушатся огромные проблемы.

Степни подошел почти вплотную к твидлу, склонившись над ним. К счастью, Йоши как был котом, так и продолжал им оставаться. Луч света давно исчез, а Степни все отказывался признавать Йоши обычным домашним питомцем. Он заставил одного из стражников сбегать на улицу и взглянуть, действительно ли солнце село. Тот вернулся запыхавшимся и сообщил, что в городе давно стемнело.

– Мяу. – Йоши, явно издеваясь, выразительно посмотрел на Степни.

– Не переигрывай, – шепнул ему Оливер и почесал твидла за ухом.

Кот недовольно дернул хвостом, но, продолжая играть роль пушистого любимца, громко замурлыкал.

– Мы свободны? – поинтересовалась Оливия, напряженно смотря на Степни.

Ее не покидала уверенность, что так просто все не закончится.

– Значит, не хотите по-хорошему, – сквозь плотно сжатые челюсти прорычал Степни. – Все, игры закончены, хватит с вами любезничать.

Он вырвал у ближайшего стражника из руки факел.

– В свое время ваши родители принесли в город горе и несчастье. Я не допущу повторения тех трагических дней. Колдунам нет места в Ламаре. И вы это прекрасно знаете. Но все-таки явились сюда. Так что пеняйте на себя.

Направив огонь на Йоши, он шагнул к нему. Твидл испуганно вскочил и прижался к стене.

– Говори! – прорычал Степни. – Или спалю!

Оливия попыталась загородить кота своим телом, но офицер оттащил ее в сторону. Стражники схватили Оливера и повалили на пол.

– Таким, как ты, самое место в огне. – Степни несколько раз ткнул факелом в Йоши, но твидл сумел увернуться.

Все же несколько искр упало ему на шерсть, и в камере запахло паленым.

– Я всегда подозревал, что ты живодер, – раздался спокойный голос.

В дверном проеме возникла высокая фигура. Оливия узнала кучерявую бороду, а следом и ее обладателя – Ллойда Каррагера. Быстрым движением мужчина выбил факел из рук Степни и прижал к груди трясущегося Йоши.

– Кто посмел? – Степни сверкнул глазами в сторону стражников, отпустивших Оливера и медленно пятившихся к двери. – У меня тут дознание. Ллойд…

– Он самый, Роберт. – Каррагер помог Оливеру подняться. – На сегодня ты закончил.

– Что? – Степни приблизился к Ллойду. – Ты давно уволился. Иди-ка отсюда по-хорошему.

– И уйду. – Каррагер взял Оливию за руку и легонько подтолкнул к двери. – Но только с ними.

– Ни за что! – вспыхнул Степни. – Они колдуны и преступники.

– Единственное их преступление заключается в том, что их родители в свое время оказались наивными людьми, – заметил Каррагер. – Я все еще частенько ужинаю с твоим начальником. И если не хочешь, чтобы Джордж узнал, чем ты тут занимаешься, превышая полномочия, отпусти детей.

– Тебе-то какое до них дело? – прищурился Степни.

– Они не те, кто тебе нужен. – Каррагер погладил Йоши по голове, успокаивая его. – Лови лучше настоящих преступников.

Кивнув на прощанье офицеру, он вышел в коридор. Оливер быстро последовал за ним.

– Спасибо, – поблагодарила бывшего стражника Оливия. – Но как вы узнали, что мы тут?

– Слухи быстро распространяются, – усмехнулся Ллойд. – У тех, кто вас арестовал, есть жены. У жен подруги. У подруг свои подруги. Ну и так далее…

Они вышли на улицу. После затхлого воздуха камеры Оливия с удовольствием вдохнула свежий ночной воздух.

Оглядевшись по сторонам, Йоши, стараясь, чтобы его голос звучал тихо, произнес:

– Не думал, что когда-либо такое скажу. Но как все-таки замечательно, что сегодня я не превратился в панду.

И нарочито громко замурлыкал.

Ламар, несмотря на позднее время, не спал. Как и накануне, отовсюду лился разноцветный свет, играла веселая музыка, слышались смех и пение. Но теперь Оливия не чувствовала беззаботности праздника. Его ощущение безвозвратно испарилось, отодвинутое вчерашним нападением и сегодняшним пребыванием в камере. Город теперь казался ей жестоким и лицемерным, скрывающим под маской утонченной учености злобу и потаенные страхи.

К Ллойду подбежала кутавшаяся в широкий платок красивая женщина. Высокая, стройная, с длинными волосами, собранными в хвост, она с сочувствием посмотрела вначале на Оливию, а затем на Оливера.

– Бедняги, – покачала она головой. – Я заглядывала однажды в те камеры всего одним глазком. Но мне хватило на всю жизнь. И как эти идиоты приняли вас за колдунов? Видать, никогда в жизни не видели настоящих магов.

– И не говори, Элизабет, – ухмыльнулся Ллойд, опуская Йоши на землю. – Кстати, это моя жена. Благодарите ее. Именно она рассказала мне, что вас схватили.

– Не стоит, – улыбнулась Элизабет. – Это меньшее, что я могу для вас сделать. – Она взглянула на Оливию, в изумлении распахнув глаза. – Ты удивительно похожа на Амелию. И такая же красавица.

– Вы хорошо знали моих родителей? – вспыхнула Оливия, польщенная похвалой.

– Разумеется, они же были нашими соседями.

Они вышли на оживленную улицу, и Ллойд предложил немного посидеть в маленькой харчевне, часть столиков которой находилась на свежем воздухе.

– Вы наверняка голодны, – всплеснула руками Элизабет и заказала кучу лакомств.

Уплетая пирожное с кремом, одновременно запивая его вишневым соком со льдом, Оливия поинтересовалась:

– Все в городе уверены, что наши родители преступники и колдуны. А вы нет. Почему?

– Они не знали их настолько хорошо, как я, – пояснила Элизабет. – Если честно, Грег и Амелия, хоть и слыли компанейскими людьми, устраивающими гремевшие на весь Ламар вечера, они ни с кем не были по-настоящему близки. Мне всегда казалось, что у них нет друзей, только приятели и знакомые. Всех привлекал их веселый, жизнерадостный нрав, образ мыслей и ученость. Общаться с ними считалось престижно, а получить приглашение на один из вечеров модно.

– А как же Азариус? – возразил Оливер. – Он вроде был их другом.

– Я имела в виду тех, кто жив, – ответила Элизабет.

– Оттого все и поверили в те грязные слухи, распространяемые про них, – добавил Ллойд.

Элизабет вздохнула:

– Они явно не ожидали, что все так сложится. И поступили крайне опрометчиво.

– Вы о дружбе с Азариусом? – спросил Оливер.

Йоши, сидевший на лавке и с аппетитом уплетавший свиные котлеты, внимательно посмотрел на жену бывшего стражника.

– Если бы, – невесело улыбнулась та. – В скором времени, после того как Азариус напал на ученых, Амелия с Грегом уехали из города.

– Я знаю, – кивнула Оливия. – Многим это показалось странным, а некоторые усмотрели в этом прямую причастность к преступлению.

– Они всегда думали только о науке и своих исследованиях, – горько усмехнулась Элизабет. – Они отправились в Лавинию за одной очень важной для них вещью. Простите, не могу вспомнить какой… Совершенно вылетело из головы.

– В Лавинию?! – вскричал Оливер.

– Мы же оттуда! – воскликнула Оливия.

– Они взяли вас с собой, бедняжки. – Элизабет на мгновение замолчала. – Думали, уезжают всего на несколько дней. Получилось навсегда. Любовь к старинным вещам и древним артефактам, сделавшая их известными и знаменитыми, их же и погубила…

– Не знаете, что случилось в Лавинии? – задала Оливия давно волновавший ее вопрос.

– Поговаривали о несчастном случае, – ответил Ллойд. – О большом пожаре…

– Я слышала, что они утонули, – возразила Элизабет.

– Поэтому мы остались совсем одни в чужом городе и в итоге угодили в приют. – Оливер отвернулся, глядя на край стола.

– А разве родственники не пытались вас разыскать? – удивилась Элизабет.

– Лишь Гарольд Макалистер, – сообщила Оливия. – И то совсем недавно.

– Гарольд Макалистер? – Ллойд почесал в затылке. – Не ожидал услышать это имя. Где вы его видели? Когда?

– Два дня назад, – рассказал Оливер. – В университете. Он там работает. А что?

– Тот самый Гарольд? – Каррагер непонимающе посмотрел на жену. – Его вообще-то уволили лет десять назад.

– Уволили? – прошептала потрясенная Оливия.

Йоши перестал жевать и саркастически изрек:

Нежданный дело оборот

Приобрело, однако,

На удивление.

– Вот почему он прятался и просил не шуметь, – догадался Оливер. – Боялся привлечь к себе ненужное внимание. Но тогда что он делал на территории университета?

– Раньше работал там, – объяснил Ллойд. – Он трудился вместе с Грегом и Амелией. Втроем они что-то исследовали. Я, если честно, не особо грамотный и не разбираюсь в этой науке.

– Они даже некоторое время дружили, – добавила Элизабет.

– А потом? – нетерпеливо спросила Оливия. – Что случилось потом?

– Ничего, – пожала плечами Элизабет. – Они ни с кем надолго близко не сходились. Среди знакомых едва ли не половина города, а друзей при этом всего пара человек. Они были сложными людьми. Наверное, настоящие ученые все такие. Преданы исключительно друг другу. Просто стали проводить с Гарольдом меньше времени, в основном на работе.

– Гарольда уволили из университета из-за предрассудков вашего города? – спросил Оливер.

– Из-за предрассудков? – переспросил Ллойд.

– Потому что он колдун? – уточнил Оливер.

– Гарольд Макалистер? – рассмеялась Элизабет. – Что ты такое говоришь?

– А разве нет? – Оливер, ничего не понимая, посмотрел на Оливию.

– Конечно нет, – улыбнулся Ллойд. – Он обычный человек. Как ты, как я… Как Элизабет.

Йоши, начавший было вновь есть, поперхнулся. Кашляя, твидл пробурчал:

Ночь потрясений наступила,

И нет конца несчастьям.

Я в смятении.

Оливия захлопала глазами.

– Он создавал из воздуха огненные шары и кидал ими в милнаторов! – воскликнула она.

– И что? – хмыкнул Ллойд. – Твои папа и мама и не такое вытворяли. Но, поверь мне, они были людьми.

– Ничего не понимаю. – Оливия отодвинула от себя тарелку с пирожными.

– Я тоже, – проворчал Йоши. – Но меня никто не слышит. Колдун оказался дутым. А я внимал его словам, раскрыв рот.

– Я верю тебе, что Гарольд умел колдовать, – попытался Ллойд утешить Оливию. – Ведь из-за магии его и выгнали в свое время из университета.

– Интересно, как он тогда колдовал? – задумался Оливер. – Если он не из Манталы и не волшебник.

– Не все ли равно? – простонала Оливия. – Меня больше интересует, где он и не случилось ли с ним чего-то плохого. Ведь на встречу с нами он не пришел. – У нее мелькнула страшная мысль. – Вдруг Гарольда арестовали?

– Оттого что он колдовал? – Оливер вздрогнул от собственных слов. – Нас ждали именно на том месте, где мы договорились с ним встретиться. Откуда стражники знали, что мы туда придем? Ты думаешь о том же, о чем и я?

– Он в камере из-за нас, – сказала Оливия. – Ведь мы попросили его узнать про браслет.

– Тогда мы обязаны спасти его, – решительно произнес Оливер.


Глава 14 Оливер знакомится с темной стороной Ламара | Таинственный браслет | Глава 16 Оливия видит брата с другой стороны