home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 14

Оливер знакомится с темной стороной Ламара

Следуя за сестрой, Оливер оказался в воде. Рядом, ворча и отчаянно гребя лапами, бултыхался Йоши. Было холодно и совершенно ничего не видно. Лишь на берегу полыхали факелы да переругивались местные жители. Женщина, голосившая так, что уши закладывало, требовала, чтобы стражники лезли в воду. Те наотрез отказывались, оправдываясь тяжелой формой и казенным оружием. Поняв, что уговорить их не удастся, местные жители обрушили на друзей град палок, булыжников и прочего мусора. Едва не задев голову Оливера, пролетело короткое копье с острым металлическим наконечником. Кто-то начал стрелять из лука, но, на счастье быстро порвав тетиву, взвыл от боли, видимо, та чувствительно ударила по пальцам.

Оливер с трудом держался на поверхности воды, ожидая, когда же местным жителям надоест и они разойдутся по домам.

А затем начала тонуть Оливия. Она погружалась все глубже и глубже, пыталась всплыть, отчаянно гребя руками, но с каждым разом у нее получалось все хуже. Река виделась Оливеру единственным спасением, оттого он и помыслить не мог, что все повернется таким образом. В голове промелькнули воспоминания, как он с друзьями спускался к затонувшему пиратскому судну. Тогда Оливия каким-то образом сумела подняться с морского дна на поверхность. Может, ей помог Марко? Среди них только он умел хорошо плавать. Но сейчас в парня мертвой хваткой вцепились Йоши с Бузимбой.

– Помогите! – выкрикнула Оливия и скрылась под водой.

Оливер, проклиная все на свете, набрал в легкие побольше воздуха и нырнул за сестрой. Он не считал себя хорошим пловцом, напротив, он сам лишь чудом не тонул. И теперь ему требовалось не только выжить, но и спасти сестру.

Тяжелые башмаки стесняли движения, и Оливер, не задумываясь, снял их, хотя купил недавно, отдав кучу денег. С трудом различая перед собой хоть что-то, он ориентировался исключительно на звук. Чувствуя, как легкие начинают требовать кислорода, он наконец отыскал Оливию. Она медленно погружалась на дно.

Оливером овладела паника. Он попробовал всплыть, но ему в плечо угодил камень. Вода смягчила силу удара, но все же он почувствовал резкую, обжигающую боль. Рука стала слушаться намного хуже, и Оливер понял, что не сумеет подняться на поверхность. Ноги резко дернулись, словно в конвульсии, стараясь поднять тело, но оно ответило бессилием и апатией, сказывался тяжелый день. Обхватив неподвижную сестру и не в силах ей помочь, Оливер начал опускаться на дно. В голове не осталось мыслей, кроме одной: он так и не сумел помочь Йоши с Бузимбой, не выяснил, отчего они перестали превращаться.

Рядом что-то упало, длинное и тяжелое. Задев ушибленное плечо, предмет вначале ушел глубоко под воду, а затем быстро всплыл. Ничего не соображая, скорее рефлекторно, чем сознательно, Оливер ухватился за непонятный предмет. Ладонь нащупала шершавую поверхность, поплатившись за это парочкой впившихся в нее заноз.

«Доска, – догадался он. – Дерево. Я спасен. Мы спасены!»

Надежда придала сил, и он, держась одной рукой за деревяшку, медленно всплыл вместе с Оливией на поверхность реки. Еще никогда он так не радовался ночному небу и возможности свободно дышать. Рядом продолжали падать камни и куски черепицы, но Оливер не замечал их. Бросив взгляд на берег и поняв, что местные жители по-прежнему не собираются расходиться по домам, он, крикнув Марко, чтобы тот следовал за ним, погреб в противоположную сторону.

Вскоре от усталости и холода начало сводить руки. Мокрая одежда, прилипая к телу, стесняла движения. У Оливера мелькнула мысль раздеться, но он представил, как выбирается из реки совершенно голым, и передумал. Оливия, пугая его, не подавала признаков жизни. Он читал, как помогать утопающим, но прекрасно помнил, чего стоили все его знания, когда они угодили в шторм и огромная волна смыла Марко со спины дракона.

Гребя из последних сил, чувствуя, что вскоре они могут оставить его, Оливер отчаянно плыл. И когда уже потерял надежду достигнуть берега, неожиданно ощутил под ногами твердую почву. Первой мыслью было упасть на песок и обо всем забыть, предоставив изможденному телу долгожданный отдых. Но рядом лежала Оливия. Лежала неподвижно, уткнувшись лицом в мутную жижу.

Превозмогая себя, Оливер перевернул сестру на спину и надавил на грудь. Он помнил, что из горла должна вытечь вода, только в таком случае он поймет, что с Оливией все хорошо. А еще он помнил, что промедление подобно смерти и уже сейчас все его попытки могут оказаться тщетными. Гоня прочь панику, Оливер продолжал давить на грудь. Ничего не происходило. За спиной послышался плеск, и следом раздался встревоженный голос Марко:

– Что с ней? Боги милостивые! Отойди!

Он нервно оттолкнул Оливера. Несколькими резкими движениями развел руки Оливии в стороны, затем запрокинул ей голову и с силой надавил на грудь в районе сердца. Раз, второй, третий… Оливия дернулась и, кашляя, исторгла из себя поток жидкости. Ее глаза открылись.

– С ней… с ней все будет в порядке? – заикаясь, спросил Оливер.

– Да, – облегченно выдохнул Марко, прижимая к себе Оливию.

– Никуда я от тебя не денусь, – слабым голосом прошептала она, обращаясь то ли к Оливеру, то ли к Марко.

Чувствуя, что силы окончательно покинули его, Оливер повалился на песок и спустя мгновение лишился сознания. Беспамятство плавно перешло в сон, из которого его выдернул громкий крик какой-то птицы.

Ночное небо, темное, словно вымазанное чернилами, тускло поблескивало синими точками звезд. Рассыпанные, будто мелкий горох по полу, они складывались в причудливые комбинации, похожие на замысловатые узоры.

Рядом с Оливером дрожал от холода Бузимба.

– Красиво, правда? – спросил лемур. – Мне тоже нравится лежать и любоваться созвездиями. А какие твои любимые?

– Я… э-э-э… Даже не знаю, – признался Оливер. – А где остальные?

– У костра, – сообщил лемур. – Марко развел огонь, и все пошли греться. А я не люблю открытое пламя. Да! Постоянно опасаюсь… э-э-э… подпалить хвост. Вот и решил присоединиться к тебе. Ты же не против? А то я могу пойти в другое место.

– Оставайся. – Оливер едва ворочал языком. – С Оливией все в порядке?

– Да. Марко – герой. Он спас ее.

«Ну разумеется», – проворчал про себя Оливер.

– Я долго проспал?

– Достаточно для того, чтобы на небе стали видны все звезды, – ответил лемур.

Они немного помолчали, слушая плеск воды и странные звуки, издаваемые похожими на стрекоз насекомыми, летавшими с помощью больших широких крыльев.

– А мне нравится Галера и Воин, – признался Бузимба. – Они самые большие, и в них больше всего звезд.

Догадавшись, что твидл говорит о созвездиях, Оливер вновь посмотрел на небо. Он читал несколько книг по астрономии, но о Галере и Воине в них не упоминалось. В Ламаре созвездия сильно отличались от тех, что он видел в Лавинии.

– Покажи мне их, – попросил он.

– Мне о них рассказал бывший хозяин, – быстро проговорил лемур. – Я не выдумываю. Честно. Он торговец и часто плавает в дальние страны. К слову, он и сам не из здешних мест. От него я… э-э-э… и узнал про эти созвездия. На его языке они звучат как Кразим и Брявдулж.

Вытянув перед собой лапу, Бузимба указал на них. Приглядевшись внимательней, Оливер увидел в небе судно с поднятым парусом и человека с обнаженным мечом в руке.

– А вон там, – продолжал твидл, – Чудовище, или Лапитус. Чуть левее Рыба, или Гродина. А рядом с ней Старуха, или Доминусмита.

– Одна из твоих способностей – это языки, – вспомнил Оливер. – Ты очень быстро их усваиваешь.

– Да, – кивнул лемур, – поэтому бывший хозяин и купил меня. Он рассчитывал, что я помогу ему в переговорах с торговцами из других стран. Он прикидывался, будто не понимает их. Многие, пользуясь этим, обманывали, а он подлавливал их и, угрожая сообщить властям, выбивал скидку.

– Умно, – не мог не признать Оливер. – И что случилось? Как ты оказался один на улице?

– Я… хм… – замялся лемур. – Кажется, нас зовут.

Вскочив, он побежал в сторону едва заметно горевшего костра. Поднявшись, Оливер последовал за ним. Вспомнив про шкатулку с письмами родителей, он расстроился и, желая узнать, что от них осталось, осторожно заглянул в сумку. Уверенный, что все бумаги намокли, придя в полную негодность, он с удивлением обнаружил их абсолютно сухими.

«Магия, – догадался Оливер. – Значит, когда дело касается денег, то пользоваться ею можно. А увидев говорящих твидлов, чуть ли не на костер тащат».

Успевшая высохнуть Оливия сидела прижавшись к Марко. Выглядела она изможденной и бледной. Рядом свернулся калачиком Йоши, над ним на ветке покачивался Рэнделл. Бузимба запрыгнул Оливии на колени и, поерзав, удобно устроился.

– Ты как? – повернулся Марко к Оливеру.

– В порядке.

– Тогда надо уходить. – Парень принялся засыпать костер землей.

– Я слепец. – Оливер опустился рядом с сестрой. – Мне следовало раньше догадаться, что в Ламаре не любят магию.

– Не любят – мягко сказано, – подал голос Йоши. – Они со рвением фанатиков готовы истребить все волшебное. А еще претендуют на гордое название города ученых. Хвалятся, что изучают науку, а в действительности сплошное мракобесие.

– Я о таком даже подумать не мог. – Оливер посмотрел на сестру. – Ты чуть не погибла. Это я виноват. Прости.

– В чем твоя вина? – удивилась Оливия.

– Ведь я затащил вас сюда, – объяснил он. – Решил, что таким образом смогу помочь. Пойму, почему твидлы не превращаются. Заодно побываю в самой большой библиотеке в городе.

– Перестань, – отмахнулась Оливия. – Не приехав сюда, мы бы никогда не узнали, что случилось с нашими родителями.

– Но что происходит с твидлами, мы так и не выяснили, – напомнил Оливер. – Даже Макалистер не понимает.

– Э-э-э… Постой! – переполошился Йоши. – Он же сказал, что все нормализуется.

– Так-то оно так, – согласился Оливер. – Но где гарантия, что такое не повторится?

Морда у кота вытянулась, и он тихо произнес:

Дух мой смятеньем полон.

Безмерно озадачен я.

Что происходит?

– Ты что-то хочешь предложить? – Оливия с прищуром взглянула на Оливера.

– Хочу, – кивнул он и обратился к коту: – Йоши, можно взглянуть на твой амулет?

– Разумеется. – Твидл протянул камень. – Для чего он тебе?

– Собираюсь кое-что проверить.

Оливер повертел камень в руках, пытаясь лучше рассмотреть в тусклом свете затухавшего костра.

– Так я и думал. – Оливер вернул амулет Йоши. – Правда, ума не приложу, что это означает.

– Что там? – подпрыгнул лемур.

– Что с ним не то?! – воскликнул кот, поднося камень к глазам.

Сидевший на ветке Рэнделл вытянул шею и с интересом посмотрел на камень в лапах Йоши.

– Он же почернел, – сказал Оливер. – А раньше был прозрачным, будто слеза.

– Усы мои и когти! – вскричал Йоши. – Как я раньше не заметил? И что делать?

Марко задумчиво посмотрел на кота.

– Помните, что Орозий сделал с Асмадеусом? – медленно произнес он.

– Превратил в обычную змею, – ответила Оливия.

– Мы видели собственными глазами, как колдун изменил твидла, – продолжил Марко. – Из волшебного животного сделал обычного.

– Виноваты колдуны?! – возмутился Йоши. – И для чего им это?

– Макалистер ничего об этом не знал, – напомнила Оливия. – В противном случае он нам бы сказал.

– Он в Ламаре, – проворчал Йоши. – А большинство магов в Мантале.

– Но должен же кто-то знать, что происходит! – воскликнул Марко.

– Давайте сходим к миссис Болье, – предложил Оливер. – Может, она сможет узнать.

– После сегодняшнего? – нахмурилась Оливия. – Ты же видел, как здесь относятся к твидлам.

– А есть выход? – Оливер скрестил руки на груди. – Она хорошо к нам отнеслась. Вдруг она что-то знает. Она все-таки министр, ректор университета, знакома со многими учеными. И возможно, как и Ллойд, не разделяет местных предрассудков.

– Это мысль, – согласился Марко. – Только теперь надо соблюдать осторожность. Поэтому отправимся втроем: Оливер, Оливия и я. А вам, – он посмотрел на твидлов, – придется подождать на корабле. Не стоит теперь рисковать и появляться в городе.

– Я так не могу, – простонал Йоши. – Сидеть и ждать у меня нервов не хватит. – Он заломил лапы и изобразил на мордочке страдание. – Я буду молчать, не скажу ни слова. Все решат, что я обычный кот. Только возьмите меня с собой.

– Обычные коты не таскают с собой сумку, – улыбнулся Оливер.

– А если ко мне вдруг придет вдохновение? – возразил кот.

– Тогда выбирай, – усмехнулась Оливия.

– Эх! – махнул лапой Йоши. – Ладно, уговорили. Обойдусь без тетради. Мне всегда есть о чем подумать.

– Хорошо, – кивнула Оливия и погладила кота по голове.

Твидл благодарно улыбнулся и потерся спиной о ее ногу. Глядя на кота, Бузимба скривился и закатил глаза.

Дорога до порта оказалась неблизкой. Пришлось искать мост через реку, чтобы вернуться на противоположный берег. К тому же, опасаясь засады, друзья вначале отправили на разведку Рэнделла. Сычик вернулся и сообщил, что путь свободен.

Однако ждали их не на мосту и не сразу за ним, а за углом большого трехэтажного дома. Возле него густо росли причудливой формы кусты, а раскидистые деревья длинными ветками скрывали свет масляных фонарей.

Едва друзья очутились неподалеку от здания, как из темноты к ним шагнули трое. Они и близко не напоминали тех горожан, пытавшихся схватить их рядом с особняком Грега и Амелии Бэмфорд. Одинакового роста, в серой одежде, с масками на лицах незнакомцы, не произнося ни слова, выхватили короткие кинжалы и бросились на опешившего Марко. Парень едва успел попятиться – клинок с шумом вспорол воздух рядом с его грудью.

Нападавшие, по-прежнему не издавая ни звука, сменили тактику и начали окружать друзей.

– Бежим, – пропищал лемур, но, не сделав и шага, споткнулся и упал в пыль.

– Что вам надо? – закричала Оливия, но ответа не получила.

Один из незнакомцев кинулся к ней и сделал резкий выпад вперед, намереваясь ударить Оливию в сердце. Ему не хватило совсем чуть-чуть, а в следующий момент сверху на него спикировал Рэнделл. Сычик клюнул нападавшего прямо в лоб. Мужчина отшатнулся, попятился и, споткнувшись о все еще лежавшего на мостовой Бузимбу, повалился рядом с ним. Ему на грудь тут же прыгнул Йоши и, дико мяукая, вцепился в лицо.

Другой нападавший между тем надвигался на Оливера. Быстрыми движениями он заставил его отступить к дому. Натолкнувшись спиной на стену, Оливер замер, не зная, что делать. Мужчина чуть помедлил, а затем, сделав ложный выпад, устремился на Оливера, выставив вперед кинжал. Лишь чудом Оливер сумел увернуться. Лезвие прошло совсем близко, распоров рубашку и плащ, и угодило в стену. Нападавший попробовал вытащить оружие, но кинжал крепко застрял в щели между кирпичами.

Не теряя времени, Оливер обрушил ему на голову сумку. В ней лежала шкатулка с документами, взятая из банка. Дерево, затрещав, выдержало, а вот нападавший оказался слабее. Он медленно осел на землю.

Дернувшись, Оливер понял, что застрял. Кинжал пригвоздил его одежду к стене дома. Пришлось пожертвовать ею и порвать. Освободившись, он огляделся. Возле его ног приходил в себя первый нападавший. Второй валялся на мостовой, отбиваясь от Йоши, Рэнделла и Оливии. Третий теснил заметно уставшего Марко. Оливер понял, что долго Марко не продержится.

Не раздумывая, он подбежал и с размаху опустил на голову мужчине шкатулку с документами, выпавшую из сумки. К удивлению Оливера, шкатулка и на сей раз выдержала. Нападавший пошатнулся, но удержался на ногах. Обернувшись, он выбросил вперед руку с оружием. Лезвие было нацелено Оливеру в шею. Еще мгновение, и удар стал бы смертельным. Перед глазами Оливера промелькнула приютская библиотека, в которой он часто проводил дни. Кривившаяся каждый раз при его появлении библиотекарша, вредная начальница, часто мешавшая читать и отправлявшая работать на кухню. Вдруг мужчина замер и повалился в сторону. Стоявший позади него Марко, морщась, потер кулак.

– Не стоит благодарности, – облегченно выдохнул он. – В расчете. А теперь бежим.

Подхватив Йоши с Бузимбой на руки и наградив тумаками их жертву, они помчались прочь. Некоторое время позади слышались звуки погони. Но летевший впереди Рэнделл заприметил еще один мост, под которым друзья и укрылись.

– Что им было нужно? – Оливия, тяжело дыша, упала на мягкую густую траву.

– Явно не ограбить. – Марко, с трудом переводя дыхание, опустился рядом.

– Вам не понравится, – промяукал Йоши, – но мне показалось, они хотели убить. Причем только вас. – Он выразительно посмотрел на Оливера и Оливию.

– Мы их не интересовали, – поддержал кота Рэнделл. – На нас они даже не смотрели.

– Действовали профессионально, – продолжил кот. – Засаду устроили заранее. Место выбрали идеально.

– Ты уверен? – закусила губу Оливия. – Кому мы нужны? В смысле, зачем кому-то нас убивать? И откуда они знали, что мы пойдем именно там? Скорее просто грабители.

– С такими ножами и не требующие золота? – покачал головой кот. – Дорогуша, я плавал с Альд Аиром. Я могу отличить грабителя от убийцы.

– Йоши прав, – согласился Марко. – Маски, одежда, то, как они действовали… Мы чудом выжили. – Он взглянул на твидлов. – Если бы не вы, то мы бы погибли.

– Тогда возникает вопрос, – сглотнул Оливер. – Кто их послал? Выходит, у нас в Ламаре появился враг?

На корабль вернулись поздней ночью. Оливер, всю оставшуюся дорогу размышлявший о родителях, запрете в Ламаре магии и неизвестном, желавшем им смерти, едва коснувшись головой подушки, мгновенно уснул.

Он стоял на холме, а перед ним выстроилось огромное войско: закованные в броню всадники, тяжеловооруженные воины с большими щитами и длинными копьями, пехотинцы с двуручными мечами, лучники с огромными луками, боевые колесницы. Оливер удивленно огляделся, чувствуя себя неуютно. Попробовал пошевелиться и понял, что его так сильно смущало. Он сидел на белом коне. Грива скакуна развевалась на ветру, ноздри раздувались в предвкушении схватки, он громко ржал, вставая на дыбы и ударяя копытами о землю.

По лбу Оливера скатилась капелька пота. Он захотел ее вытереть и обнаружил на руке металлическую перчатку. Она столкнулась с железным шлемом, надетом на голову, и звон раскатистым эхом ударил по ушам. Оливер опустил взгляд и обнаружил, что на нем кольчуга, жесткие плотные наколенники и смешные, с узкими носами башмаки. За спиной, натирая поясницу, болтался щит, правую руку оттягивало толстое копье.

Конь встряхнул головой, едва не скинув Оливера. Обхватив животное за шею, он посмотрел вперед и обомлел. Абсолютно черная, всепоглощающая мгла окружала холм и уползала за горизонт. Над ней мелькали вспышки молний и гремели раскаты грома.

Обернувшись, Оливер увидел, что позади него возвышаются стены прекрасного города. Белый, словно сотканный из облаков, он устремлялся к небу крышами домов, садами дворцов и будто парящими в воздухе храмами.

Полный негодования на тех, кто посмел напасть на такую красоту, Оливер развернулся и выставил перед собой копье. Скакун радостно заржал. Над рядами войска пронесся приказ к атаке. Набирая скорость, воины устремились вниз с холма навстречу неприятелю.

Что-то мокрое и шершавое коснулось щеки Оливера. Он отмахнулся, пришпоривая коня.

– Тяв! – раздалось прямо над ухом. – Вставай. Ты просил разбудить.

Картинка растворилась, превратившись в Рэнделла. Волк, улыбаясь глазами, положил лапы ему на грудь и еще раз лизнул в лицо.

– Спасибо, спасибо. – Оливер потянулся и перевернулся на бок. – Мне такое снилось… Я скакал на коне, спасая самый красивый город в мире.

– Неужели? – Рэнделл убрал лапы.

– Я… чувствовал себя героем. – Он вдруг вспомнил предсказание жабы и тут же прогнал шальную мысль. – Глупость какая.

– Вновь собирался биться с драконом? – весело спросил волк, видимо вспомнив другой сон, который приснился Оливеру в ночь их встречи.

– С тьмой. – Он опустил ноги на пол и, немного поколебавшись, рассказал другу, что ему приснилось.

Наскоро позавтракав, Оливер вышел на палубу, с удовольствием подставив лицо яркому солнцу. Сверху послышалось хлопанье крыльев, и ему на плечо сел черный ворон. Бесцеремонно каркнув в ухо, птица с важным видом выставила перед собой правую лапу. Оливер разглядел привязанный к ней листок бумаги, туго свернутый в трубочку. Взяв послание, он с любопытством развернул его. Ворон укоризненно посмотрел на Оливера, видимо намекая, что неплохо бы и покормить его за работу, но, ничего не дождавшись, вновь каркнул и улетел.

«Уважаемый Оливер Стоун, рады сообщить Вам, что Вы являетесь участником турнира «Доблесть и знания», проводимого под патронажем бургомистра города Ламара герцога Марвина Дауглиша. Первый этап состоится сегодня ровно в полдень. Он пройдет в главном здании Ламарского университета науки и техники. Просьба явиться заранее и обязательно получить пропуск участника. Данный документ позволит Вам пользоваться обширными ресурсами библиотеки, всеми возможностями, предоставляемыми многочисленными лабораториями университета, а также даст возможность посещать открытые лекции. Желаем Вам удачи в турнире. И пусть победит достойнейший. Директор соревнования Чарльз Шервуд».

Перечитав текст несколько раз, Оливер убрал письмо в карман. Времени оставалось мало, и он решил отправиться в университет немедленно.

– Уверен, что не можешь подождать? – спросил Марко, кивая в сторону трех важных незнакомцев, прохаживающихся возле сходен. – Я никак не могу сейчас пойти. Мне надо разобраться с таможенными пошлинами. Иначе мы застрянем тут надолго.

Оливер покачал головой и принялся объяснять.

– Ладно, – выслушав его, объявила Оливия. – Не нравится мне это, но иди один. Мы придем сразу, как только Марко закончит дела. Встретимся там, где условились с Макалистером. Надеюсь, он уже что-то выяснил про браслет. А после отправимся к миссис Болье. И не вздумай ходить к ней без меня. А то она тебе совсем голову задурила, еще сболтнешь лишнего. И не забывай, что здесь со всеми следует держать ухо востро. А с ней тем более.

Хоть Оливер не разделял мнения сестры о миссис Болье, но все же пообещал, что пойдет к ней с Оливией.

Возле главного здания Университета науки и техники висели праздничные флаги и играла бравурная музыка. По дорожкам важно прохаживались студенты, немногочисленные скамейки занимали родственники и знакомые участников соревнований. Всем мест не хватило, и многие уселись прямо на газоне.

Оливер прошел в битком набитый людьми коридор.

– Привет! – К нему устремилась Мила.

Бледная, сильно взволнованная Эмма плелась за подругой.

Оливер не ожидал, что так обрадуется этой встрече.

– Скоро начнется, – сообщила Мила. – Готов? Слышала, первый этап намного сложней теста.

Эмма покачнулась.

– Приехали ее родители, – объяснила девушка. – Они узнали, что она заняла по итогам теста двадцать пятое место, и пригрозили, если не поступит в университет, отправить в закрытый интернат для девочек.

– В Блэкфилд, – простонала Эмма. – Это ведь настоящая дыра. Там совершенно нечем заняться. Одна сплошная скука.

– А музей искусства? – удивился Оливер. – Я читал, он настолько огромный, что и за несколько дней не обойти. В нем даже работает отдельный зал с экспозициями папирусных свитков. Мне всегда хотелось увидеть рисунки на них.

Эмма посмотрела на Оливера как на сумасшедшего.

– Мои поздравления, Лавиния.

К ним с довольным видом подошел Дэнни Роуз. Его свита по сравнению с прошлым разом заметно поредела. Оливер не увидел рядом с ним ни смуглого парня, гордившегося учебой в школе Мидлшира, ни пухлощекого толстяка, кичившегося лучшими учителями своего города и знанием многих вопросов на тестировании.

– Первое место, и за столь короткое время… Папа постарался?

– Я сирота. – Оливер взглянул Дэнни в глаза. – Завидуешь?

Парень моргнул.

– Э-э-э… знаешь что… – Он перешел на заговорщицкий тон и отошел от стоявших поблизости парней так, чтобы те не слышали. – Объединимся? Так проще выиграть.

– Победителей ведь трое, – заметил Оливер.

– Ну да. Я, ты и Мила.

– Бросаешь друзей? – Оливер кивнул на парней.

Эмма, не понимая, что происходит, уставилась на подругу. Та молчала, хмуря брови.

– Эти? – хмыкнул Дэнни. – Временные союзники. Ну как? Согласен?

– Заманчивое предложение. – Оливер сделал вид, что размышляет, хотя сразу знал ответ. – Но нет. Обойдусь без твоей помощи.

– Как знаешь… – Дэнни поморщился. – Тебе не победить в одиночку.

– Я попробую.

– Я знаю задание последнего этапа, – гордо сообщил парень.

– Откуда? – изумилась Эмма.

– Я Роуз. Моя семья всегда побеждала на этом соревновании. Старшие братья, отец, дед, прадед… Неужели вы думали, я приеду сюда неподготовленным? Последний раз спрашиваю. Ты со мной?

– Нет, – ответил Оливер.

– Что ж… – холодно бросил Дэнни. – Тогда в будущем поражении вини только себя, Лавиния.

Отвернувшись, он направился к своим дружкам.

– Он правда знает, что будет на третьем конкурсе? – спросила Эмма.

Мила в ответ лишь пожала плечами.

– Уважаемые участники! – разнеслось по коридору. – Кто еще не получил временный пропуск, прошу подойти к мистеру Остину. Остальные за мной.

Мистер Остин оказался невысоким седым мужчиной с хмурым выражением лица. Громко причмокивая и постоянно почесывая небритый подбородок, он выписал Оливеру пропуск. Протягивая документ, он внимательно посмотрел на Оливера и задумчиво произнес:

– Где-то я тебя уже видел. Приезжал в прошлом году?

– Лет десять назад, – не удержался Оливер и, пока мистер Остин с непонимающим видом осмысливал услышанное, поспешил за Милой.

Соревнование проходило в просторном помещении с высоким потолком и светлыми стенами. В центре на небольшом расстоянии друг от друга стояли деревянные парты. Оливер быстро пересчитал их. Как он и думал, ровно двадцать пять. Напротив них располагался длинный широкий стол, за которым сидело пять человек в темных мантиях. Выбрав свободное место, Оливер поискал взглядом Милу. Девушка отыскалась чуть в отдалении, рядом с неестественно бледной Эммой. Перед подругами развалился на стуле Дэнни. Он перебрасывался с друзьями шуточками, подтрунивал над Эммой и, явно довольный собой, весело улыбался окружающим.

– Внимание! – раздался громкий голос, заставивший тут же умолкнуть все разговоры.

Из-за длинного стола поднялся сухой старичок с короткой бородой и лицом, покрытым мелкими, но отчетливо проступавшими морщинами. Оливер узнал его – на тестировании именно он взял у Оливера лист с выполненным заданием, сильно удивившись, что Оливер так быстро ответил на все вопросы.

– Меня зовут Чарльз Шервуд, и я как директор мероприятия объявляю соревнование «Доблесть и знания» открытым.

Зазвучала торжественная музыка, хотя не то что оркестра, даже нескольких музыкантов Оливер в помещении не видел.

«Как мило, – хмыкнул он. – Когда удобно, магия, значит, разрешена не только в банках…»

Шервуд махнул рукой, и музыка мгновенно стихла.

– Всем вам предстоят три задания. Каждое состоится в отдельный, заранее оговоренный день. Предупреждаю, цель соревнования – не выявление самого умного или начитанного. Одни лишь голые знания не помогут одержать победу. Чемпиону потребуется несколько большее: смекалка, рассудительность, умение мыслить логически и видеть очевидное там, где его на первый взгляд нет и в помине.

Чарльз Шервуд перевел дыхание и продолжил:

– Задания на каждый тур держатся в строжайшем секрете. Даже я не знаю, с чем вам предстоит справляться. Их разрабатывала специальная комиссия и, уверен, как всегда потрудилась на славу, – улыбнулся он. – Что вас ждет во втором и третьем туре, вам скажут сразу после завершения соответственно первого и второго. Но не раньше.

Оливер взглянул на Дэнни, с невозмутимым видом слушавшего речь директора турнира.

«Блефовал? – подумал он. – Или действительно знает?»

– Тройка победителей определится по наибольшему числу набранных баллов, – между тем говорил Чарльз Шервуд. – За каждое задание будет начисляться определенное количество баллов. Максимальное количество баллов за одно задание – сто. Минимальное, как вы понимаете, – ноль. Тот из вас, кто наберет наибольшее количество за все три конкурса, станет чемпионом.

Он замолчал и сделал продолжительный глоток из стакана.

– Вы, я вижу, уже давно в нетерпении, – вновь улыбнулся он. – Не стану вас задерживать и умолкаю. Дальше вам все объяснит профессор Дюппен.

Старичок сел. Поднялся высокий мужчина с длинными черными волосами, зачесанными назад. Кашлянув, он заговорил, делая продолжительные паузы чуть ли не после каждого слова.

– С формальностями… на сегодня… покончено. Переходим… к главному. Сегодня… вам… предстоит… написать… эссе… на тему… – Дюппен замолчал, а затем быстро произнес: – «Вечность как краткий миг для вселенной».

Оливер озадаченно огляделся. Он еще ни разу не брался за такую работу. В приюте ему хватало одной, максимум полторы страницы текста. И так как он обычно не допускал грамматических ошибок, то всегда получал «отлично». Он подозревал, что приютские преподаватели все равно не вчитывались в смысл написанного учениками, полагая, что глубоких мыслей в их сочинениях все равно не отыщется.

Придвинув чернильницу, Оливер обмакнул в нее перо. Лист бумаги испуганно сместился к краю стола, увлекаемый легким ветерком, ворвавшимся в помещение.

«Вечность как краткий миг для вселенной, – угрюмо подумал Оливер. – И что, интересно, они желают прочитать? Чем можно удивить таких людей?»

Крохотная капля соскользнула с кончика пера и упала на бумагу, оставив черный круглый след прямо в середине листа. Обведя его, Оливер пририсовал сверху круг поменьше, по бокам прочертил две короткие линии, а снизу добавил еще две, чуть длиннее. Получился человечек. Вокруг фигурки разливалось абсолютно белое пространство, делая ее одинокой посреди бескрайнего молочного моря.

«Одиночество, – мелькнуло у Оливера в голове, он неожиданно вспомнил ночное небо и вчерашний разговор с Бузимбой. – Звезды… А почему бы и нет?»

И, еще раз макнув перо в чернильницу, начал писать. Мысли бежали, словно поток воды в бурной реке, и ему оставалось лишь переносить их на бумагу. С головой погрузившись в работу, он не заметил, как исписал полностью три листа. Перечитав и оставшись довольным, Оливер посмотрел по сторонам. Мила и Дэнни с сосредоточенными лицами корпели над заданием, ничего вокруг не замечая. Эмма, напротив, испуганно взглянула на него, черкнула несколько слов и вновь повернулась к нему. В ее глазах промелькнула паника.

Оливеру стало жаль девушку, но он понимал, что помочь ей ничем не может. Встав, он направился к Чарльзу Шервуду и профессору Дюппену.

– Сбегаешь, Лавиния? – не поднимая головы, ухмыльнулся Дэнни. – Понял наконец, какую непосильную ношу на себя взвалил?

Чарльз Шервуд взглянул на написанное Оливером.

– Если я не ошибаюсь, – медленно произнес он, – вы, молодой человек, и с тестированием справились первым?

– Да, – кивнул Оливер.

– Весьма похвально. – Старичок положил листы в большую корзину, стоявшую на столе. – Вы меня удивляете. В хорошем смысле этого слова. Как вас зовут?

– Оливер Стоун, – ответил Оливер, решив не называть свою настоящую фамилию.

– Оливер Стоун… – задумчиво повторил Чарльз Шервуд.

– Он… занял… первое… место… на тестировании, – подсказал профессор Дюппен, с нескрываемым интересом разглядывая Оливера. – Шустрый… как видно… парнишка. – На его губах промелькнуло подобие улыбки.

Чарльз Шервуд протянул Оливеру запечатанный конверт.

– Внутри задание на второй тур. Он состоится через два дня. Результаты сегодняшнего тура мы сообщим позднее специальным посланием.

Оливер вышел в коридор.

«Интересно, как бы они отнеслись ко мне, если бы узнали, кто мои родители?» – подумал он.

Раскрыв конверт, Оливер вытащил плотный лист бумаги. На нем красивыми буквами с множеством завитушек было написано:

«Уважаемый участник соревнования «Доблесть и знания», рады Вам сообщить, что во втором туре Вас ждет следующее задание: доклад на вольную тему. Вольная тема подразумевает, что Вы можете выбрать любую тему по Вашему усмотрению. Доклад рассчитан на строго фиксированное время, а именно от 5 минут до 7 минут по университетским солнечным часам, находящимся перед главным зданием. В случае возникновения ситуации, когда несколько участников соревнования выбрали одинаковую тему доклада, данный вопрос разбирается на месте, сразу после выступления всех остальных участников. Более подробные объяснения можно получить в дирекции соревнования. С уважением, директор соревнования Чарльз Шервуд. И пусть победит сильнейший!»

Дочитав текст до конца, Оливер сунул конверт в карман и отправился на встречу с сестрой. О теме доклада он решил поразмыслить позднее.

Оливия ожидала его, прохаживаясь по посыпанным песком дорожкам. За ней со скучающим видом семенил Йоши. Твидл оставил на судне свою сумку, и теперь, если не вглядываться, его легко можно было принять за обычного кота. Лишь светлые полоски на спине да недовольное выражение на мордочке выдавали в нем волшебное животное.

– А где Марко? – спросил Оливер. – Что-то случилось?

– Случились, – проворчал Йоши. – Таможенники. Они принесли с собой столько бумаг, которые необходимо заполнить, что мы еще долго не увидим Марко.

– Макалистер не появлялся? – Оливер огляделся, надеясь заметить приближающуюся фигуру колдуна.

– Нет, – покачала головой Оливия. – Думаю, скоро должен прийти. Интересно, что он выяснил про браслет?

Оливеру и самому было любопытно, что за украшение родители хранили в банке. Он вновь поискал взглядом колдуна, но вокруг мелькали только студенческие мантии да спешащие по делам преподаватели.

Неожиданно из-за группы учеников выступили стражники.

– Оливер и Оливия Бэмфорд? – обратился к ним офицер, должность которого выдавал золотистый шлем и кроваво-красный плащ.

– Да, – ничего не понимая, ответила Оливия.

Оливер, чуя недоброе, поинтересовался:

– Мы что-то нарушили?

– Один из главных законов Ламара, – чеканя слова, заявил офицер. – Вы арестованы по обвинению в нападении на людей и применении магии.

Оливер не успел и глазом моргнуть, как стражники окружили их.

– Даже не пытайтесь бежать. – Офицер выразительно положил руку на рукоять меча. – Хотя, если попробуете, я буду только рад. И с чистой совестью убью вас.


Глава 13 Оливия посещает проклятый дом | Таинственный браслет | Глава 15 Оливия боится захода солнца