home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 13

Оливия посещает проклятый дом

Сколько прошло времени, она не знала. Для нее оно остановилось, перестало существовать. У нее словно вырвали часть души, оставив гнетущую пустоту. Не хотелось ни о чем думать. Уставившись в одну точку на краю обшарпанного стола, Оливия застыла, позабыв обо всем на свете.

Спустя вечность или краткое мгновение – Оливия не знала – она почувствовала шевеление возле ноги. В голове тут же пронеслись воспоминания о времени, проведенном в эргастуле Захира. Дернувшись, она резко пришла в себя и нервно заглянула под скамью. Большая крыса, схватив зубами хлебную корку, со всех ног улепетывала в сторону темного угла.

– В голове не укладывается. – Оливер, ища поддержки, посмотрел на сестру.

Ей нечего было предложить брату. Идеальный образ родителей превратился в пыль, а вместе с ним из Оливии ушла вся жизненная энергия.

– Как такое может быть? – Брат смял ужасное письмо и кинул в шкатулку. – Я не могу в это поверить.

– Я тоже, – выдавила она из себя.

– Послушай, – придвинулся к ней Оливер, – а тебе не кажется странным…

– Тут вся ситуация странная. – Оливия опустила взгляд. – Если не сказать хуже…

– Я вот о чем подумал. Если папа и мама действительно преступники…

– Преступники, – эхом повторила Оливия.

«Теперь придется жить с этим, – горько подумала она. – Понятно, почему в приюте мне не хотели рассказывать о родителях. Я не смогу остаться в Ламаре. Не вынесу косых взглядов и перешептываний за спиной. Оливер так мечтал поступить в университет. Жаль брата».

– …и совершили такое злодеяние, – продолжал между тем Оливер, – то зачем они оставили письмо? Зачем хранили важную улику против себя?

– Ты о чем? – Оливия с трудом соображала.

– По какой причине они продолжали хранить документ, который изобличал их в причастности к убийству? – пояснил Оливер. – Это же глупо. И вот еще что мне непонятно. Они отправили Азариусу записку. Как и, главное, зачем она вновь оказалась у них?

– Понятия не имею. Давай потом об этом подумаем? Преступление совершено, и его все равно не отменить.

Вздохнув, Оливер выбрался из-за стола.

– Пойдем, нас ждут друзья.

Марко с твидлами встретил их возле входа в трактир. Бузимба раскачивался на тонких ветвях невысокого дерева, Йоши сидел опершись спиной о ствол и что-то сосредоточенно писал в тетради, а Рэнделл в виде сычика прохаживался рядом, тихонько ухая.

– Все-таки не превратились, – разочарованно протянул Оливер.

– А ты наблюдательный, – не переставая водить пером, проронил кот. – Как настроение? У меня, доложу я вам, отвратительное.

– У нас не лучше. – Оливия подавила желание разреветься.

Оливер принялся рассказывать, а она украдкой взглянула на Марко. Все ее попытки выяснить его прошлое сейчас выглядели смешно и нелепо. А нежелание парня откровенничать казалось теперь пустым и не заслуживающим ни мгновения переживаний. Позабыв обиду, она шагнула к нему, ища в его объятиях поддержку и заботу близкого человека. Марко обнял ее, прижав к себе. Оливия прикрыла глаза и постаралась выкинуть из головы все плохие мысли.

– И что теперь собираетесь делать? – поинтересовался Марко, когда Оливер закончил. – Хотите, сегодня же вечером покинем город?

– С какой стати? – Йоши с громким хлопком закрыл тетрадь. – Я по-прежнему ночью кот.

Оливия открыла глаза и посмотрела на твидла.

– Колдун сказал, что скоро все нормализуется, – напомнил ему Марко.

Йоши упер лапы в боки:

Обещанье давать –

Не дело творить.

Легче намного.

– Я так не поступлю. – На лице Оливера отразилась решительность, удивившая Оливию. – Я не сбегу отсюда. Пусть родители не такие, какими я их представлял, но Ламар – мой родной город. Отца и мать не выбирают, а вот судьба мне подвластна. Я собираюсь поступить в один из местных университетов. Почему я должен из-за событий десятилетней давности отказываться от мечты? И ко всему прочему, надо еще много чего выяснить.

Рэнделл, хлопая крыльями, уселся ему на плечо.

Мечты, как парус треугольный,

Как путеводная звезда,

Вперед несут, –

глубокомысленно изрек Йоши. – Хорошо, когда знаешь, что хочешь. Я вот уже долгое время думаю написать нечто грандиозное. Но никак не могу решить: поэму или пьесу.

– Я хочу осмотреть дом родителей, – продолжил Оливер, глядя на Оливию. – Ты со мной?

– А если там кто-то живет? – Марко сразу не понравилась идея Оливера. – Что вы им скажете?

– Жилища преступников… э-э-э… по закону продаются с аукциона. Вот! – подал голос Бузимба. – А если на них не находится покупателя, то в них нельзя селиться и они подлежат сносу.

Оливер повернулся к нему:

– Ты уверен?

Лемур переполошился:

– Это не я придумал! Так написано в одной книге по юриспруденции. Да! Я лишь процитировал. Вы же знаете про мою память, будь она неладна. Все, я понял, лучше молчать, чем говорить. Так и сделаю в следующий раз. Нет, прямо сейчас. Я замолкаю. Молчу-молчу.

– Ты чего? – удивился Оливер. – Молодец, что сказал.

Бузимба расцвел от похвалы.

– Я еще много чего знаю. Вот, к примеру… Нет, лучше это… Я опять чересчур много болтаю? Замолкаю-замолкаю. Все, нем как рыба. Да что же это такое!

– Что бы ни случилось с домом родителей, я хочу сходить и посмотреть на него. – По выражению лица Оливера было видно, что его не переубедить. – Я никого не заставляю, могу отправиться один.

– Не неси чушь. – Оливия высвободилась из объятий Марко. – Разумеется, я иду с тобой.

– Тогда и я, – произнес Марко. – Не отпущу же я вас одних.

Твидлы также выразили желание отправиться с ними.

– Но для начала, – Оливер оглядел друзей, – я хочу узнать результаты тестирования.

С наступлением сумерек город преобразился. Оливии показалось, что она волшебным образом перенеслась в сказочное место. Переполненные неспешно прохаживающимися людьми улицы были ярко освещены. Но Оливия не увидела ни факелов на стенах домов, ни фонарей вдоль тротуаров. Ей на мгновение почудилось, что она лишилась рассудка и сейчас все еще день, настолько было светло, но темное небо над головой подсказало, что с головой у нее все в порядке.

Отовсюду – из таверн, парков, домов – звучала музыка, слышался заразительный смех, доносились слова незнакомых песен. Улицы переполняли неспешно прогуливающиеся горожане. Между ними сновали многочисленные фокусники, то тут то там сыпали шутками размалеванные комедианты, смешили постановками мимы. В воздухе витало ощущение праздника, радостного карнавального настроения и безудержного веселья.

Оливия с завистью посмотрела на резвящихся детей и отчетливо ощутила, что она тут лишняя. Если бы не брат, она прямо сейчас уехала бы из Ламара. Ей страстно хотелось сменить обстановку и обо всем забыть, пусть и ненадолго. Правда о родителях угнетала ее, она оказалась к ней не готова. Негодуя на себя за непозволительную слабость, понимая, что должна сейчас быть сильной как никогда, Оливия злилась из-за нахлынувших на нее чувств. Раньше все было просто: приют, проблемы и она с братом. А теперь приходилось расплачиваться за чужие поступки. И не чьи-нибудь, а родителей. Пусть она их не помнила, но всегда считала идеальными, ставя в трудные моменты себе в пример.

– Так-так-так, – вывел ее из плаксивого состояния неприятный, гнусавый голос. – Безобразничать решили, уважаемые?

Оливия в удивлении огляделась. Погрузившись в горестные мысли, она не заметила, как они свернули с центральной улицы и оказались в полутемном парке. Неподалеку, тускло освещенное огнями светильников, высилось четырехэтажное здание с треугольной крышей.

Голос принадлежал маленькому высохшему старичку, по всей видимости сторожу. Он смотрел на Оливера с Марко с плохо скрываемым подозрением, почесывая левой рукой небритую щеку. В правой он сжимал толстую трость. Возле старичка, скалясь огромными клыками, прохаживалась свора поджарых собак.

– Я лишь хотел узнать… – начал Оливер, но сторож его перебил.

– Знаю я таких. Навеселились всласть, – он с отвращением осклабился и ткнул тростью в сторону центра города, – а теперь здесь захотелось поразвлечься? Окна побить? Статуи попортить? Не на того нарвались. Стэнли вам не позволит.

– Я пришел узнать результаты тестирования, – обиделся Оливер. – Я не хулиган.

– Ага, как же, – ухмыльнулся Стэнли. – Те мальчики и девочки давно ушли. Они весь вечер проторчали здесь, ожидая результатов. Боялись отлучиться. Ты совсем на них непохож. От тебя пахнет неприятностями.

Марко недоверчиво покосился на Оливера. А Оливия с трудом сдержала разбиравший ее смех. Если кто обычно приносил неприятности, то именно она, а не ее паинька братец. Максимум, что он мог устроить в приюте, так это настолько сильно достать библиотекаршу по поводу какой-нибудь книжки, что та потом месяц его не пускала в библиотеку.

Скалившиеся псы словно по команде принюхались и глухо зарычали.

– Вот и мои крошки подтверждают, – указал на собак Стэнли. – А зверя трудно обмануть.

– Кормить их надо, – не выдержала Оливия. – Тогда не станут бросаться на всех подряд.

– Шутить изволите? – Стэнли с прищуром взглянул на нее и замахнулся на нее тростью.

Псы угрожающе затявкали. Оливия едва удержалась от соблазна попятиться. Марко шагнул вперед, закрывая ее собой.

Вдруг ее охватила злость. На нее в последнее время столько всего навалилось, что она, не выдержав, сорвалась.

– Да кто вы такой?! – заорала она, выскакивая из-за спины Марко. – Кто вам дал право нас судить?! Вы совсем ничего о нас не знаете! – Размахивая руками, она двинулась на Стэнли. – Ополоумели вконец? Убирайтесь отсюда и не злите меня. У меня сегодня очень плохое настроение.

Она погрозила ему кулаком, но сторож лишь мерзко ухмыльнулся.

– С тебя, пожалуй, начну первой. Бегаешь быстро? – Неожиданно Стэнли широко распахнул глаза, его лицо в изумлении вытянулось. – Не может быть… Такое же, как у Карлитоса. Откуда оно у тебя? Или ты?.. Старый дурень…

Сторож с силой опустил трость себе на ногу и громко взвыл от боли. Псы захлебнулись диким лаем. Он шикнул на них, и они мгновенно умолкли.

– Простите, леди. – Стэнли склонился перед Оливией. – Я и подумать не мог… Просто вы так молодо выглядите… Что прикажете?

– Прикажу?

Она ожидала чего угодно, но только не такого, однако быстро взяла себя в руки и повернулась к брату. Тот непонимающе переводил взгляд с нее на сторожа и обратно.

– Куда ты собирался идти?

– В главное здание, узнать результаты тестирования, – ответил брат.

– Слышал? – обратилась Оливия к Стэнли. – Открой дверь и обеспечь освещение. И убери наконец собак. Они меня нервируют.

К ее удивлению, старик подчинился. Услышав приказание, он подпрыгнул и побежал по широкой дорожке к четырехэтажному зданию. Собаки помчались за ним. Обернувшись, сторож замахал на них руками.

– Вы разве не слышали? Домой, домой, исчадия тупости!

Псы, заскулив, исчезли за густыми кустами.

– Ты у нас теперь властительница университетских сторожей? – ухмыльнулся Йоши. – Забавно, никогда бы не подумал.

– Как у тебя получилось? – удивился Марко. – Что ты сделала?

– Разозлилась, – призналась Оливия.

– Тот преподаватель в Университете естественных наук, Александров, кажется, тебя тоже послушался, – вспомнил Оливер. – И тоже расшаркивался перед тобой. Не знаешь почему?

– Понятия не имею, – пожала плечами Оливия. – Да и какая разница? Главное, помогло.

– Стэнли сказал «такое же, как у Карлитоса», – не успокаивался Оливер. – Интересно, что он имел в виду?

На первом этаже главного здания вспыхнул яркий свет.

– Идем, – скомандовала Оливия, не зная, как еще избежать расспросов. – Или тебе уже неинтересны результаты оценок?

Оливер мгновенно стал серьезным и поспешил к входу. Оливия последовала за ним. Она начинала догадываться о причине поведения Стэнли и того преподавателя, Феликса Александрова. Но у нее сейчас просто не оставалось сил рассказать обо всем брату. Ведь он обязательно начнет выспрашивать, интересоваться подробностями, чего Оливии в настоящий момент не хотелось.

Оливер стоял перед высоким стендом. Подойдя ближе, Оливия увидела приколотый лист с написанными на нем фамилиями.

– И как успехи? – поинтересовалась она.

– Не знаю. – Голос брата прозвучал на удивление робко. – Боюсь узнать. Я поступил глупо, относясь к заданию несерьезно. Услышав, что наши родители работали в университете, я захотел поступить в один из них. Я и раньше хотел, но сейчас чувствую, что обязан. Поэтому и страшусь взглянуть на результаты.

– Давай я посмотрю, – предложила Оливия.

Она пробежала взглядом по листку с фамилиями.

– Тебя нет… – тихо сообщила она.

– Так я и знал! – Оливер хлопнул себя по лбу. – Глупец!

– …в конце списка, – продолжила Оливия. – Потому что ты в самом начале. Ты первый.

– Я прошел тестирование? – Оливер уставился на список.

– Это ведь хорошо? – спросила Оливия.

– Конечно, я буду участвовать в соревнованиях.

– Поздравляю.

– Я не пойму одного… – Оливер потер лоб. – Я набрал самое большое количество баллов и занял на тестировании первое место. Как?

– Ты умный, – подсказала Оливия. – И не зря читаешь свои книжки.

– Я ответил на половину вопросов наугад. Я просто не знал ответов, – признался Оливер. – Я умный или везучий? Может, мне не стоит идти в университет? Вдруг я не потяну учебу в нем?

Оливия рассмеялась звонким, заливистым смехом, и эхо разнесло его по пустому коридору. Схватившись за живот, она согнулась, чувствуя, как на глазах выступают слезы.

– Раз ты прошел тест, значит, как минимум достоин, – посмотрела она на брата. – Ты всегда мечтал об этом. Не губи мечту сомнениями. Просто действуй.

С трудом переводя дыхание, она направилась к выходу.

Фруктовую улицу они отыскали без труда. Она тянулась вдоль реки, постепенно поднимаясь на холм. Вдоль нее, прячась за высокими заборами, высились особняки. Малолюдная в вечернее время, улица освещалась в основном светом, лившимся из открытых окон, да редкими фонарями. Поэтому дом родителей Оливия нашла не сразу. Он скрывался за сильно покосившимся, местами подгнившим забором. От заколоченных широкими досками ворот во двор вела прямая, заваленная мусором и грязью дорожка. Вокруг здания было темно и пугающе тихо. Засохшие деревья безмолвно застыли, шевеля мертвыми ветками на легком ветру. Кругом валялись сухие листья и порванные книги.

Оливия смотрела на все это через узкую щель в заборе. Проведя пальцами по шершавой поверхности, она попыталась унять бешено колотящееся сердце. С благодарностью взглянув на брата, она подумала, что, если бы не он, она вряд ли нашла бы силы прийти сюда. Но по прошествии времени обязательно принялась бы корить себя за трусость.

Оливер отодвинул иссохшую доску и протиснулся в образовавшуюся дырку. Оливия последовала за ним. Марко с твидлами остались снаружи.

Сад выглядел ужасно. Глядя на лишенные листьев деревья, Оливия вспомнила жуткий лес на пути к замку колдуна Орозия.

Дверь в дом оказалась заколоченной. Оливия попробовала ее открыть, но доски не поддавались. К тому же в темноте ничего не было видно. Заглянув в распахнутое настежь окно, Оливия с большим трудом рассмотрела неясные очертания предметов.

– Нам нужен свет.

– Что-то вроде факела, – согласился с ней Оливер.

Оливия подобрала с земли несколько веток, намотала на них рваные, начавшие истлевать тряпки и добавила сырой травы, чтобы самодельный факел не горел слишком быстро.

Они вернулись на улицу и подожгли ветки от огня ближайшего фонаря.

– Ой-ой! – Бузимба испуганно огляделся. – Не слишком ли ярко? Я вам не указываю ни в коем случае. Просто боюсь, вдруг привлечем внимание. Но вам, конечно, лучше знать.

– Он разговаривает? – К ним подскочила возмущенная женщина, неизвестно откуда взявшаяся, и ткнула в сторону лемура пальцем. – Колдовское создание! Тебе не место в городе. Убирайся!

Мордочка Йоши расплылась в саркастической ухмылке, став похожей на нарисованную:

Страшусь неясного тревожно.

Мой дух, он вял и слаб.

То страх одолевает.

Полное круглое лицо незнакомки вспыхнуло от негодования.

– Еще одно! – ахнула она. – Все, с меня хватит! Я зову стражу.

И, голося, скрылась в темноте.

– Придется действовать быстро, – помрачнела Оливия.

Не обращая на вопли убегающей женщины внимания, она вернулась к забору и полезла в дырку.

В свете огня особняк предстал перед Оливией в жутком виде: выломанные оконные рамы, провалившаяся крыша, забрызганные чем-то красным стены. Второй этаж явно пережил пожар, оставивший следы на почерневшем кирпиче и потрескавшейся черепице. Выдернув доски, мешавшие войти, Оливия очутилась внутри. Там все находилось в еще более плачевном состоянии: обломки мебели, обуглившиеся книги. Пол покрывал толстый слой грязи, битой посуды, пыли и рванья, когда-то бывшего одеждой.

Переступив порог, Оливия застыла. Она не ожидала, что увидит такое. Ей захотелось отшвырнуть факел в угол и бежать отсюда. Мысли одна хуже другой лезли в голову, перед глазами завертелись образы страшных сцен. Оливия уже не понимала, что здесь делает. Она отчетливо ощущала в воздухе печаль, боль и страдания. Оливия поняла, что с нее достаточно и пора уходить.

Оливер, напротив, деловито огляделся и уверенно пошел в глубь дома.

– Что ты собираешься здесь найти? – окликнула она брата. – Тут все давно разрушено и поломано.

– Даже не знаю, – признался Оливер. – Что-нибудь, что позволит лучше узнать родителей.

Они прошли в большую, заваленную мусором комнату. Отблески факела зловеще плясали на стенах, складываясь в мрачные, демонические фигуры. В углу стоял сильно поврежденный шкаф. Создавалось впечатление, что по нему долго били чем-то тяжелым, а после пытались поджечь. Одна дверца болталась на искривленной петле, другая, треснувшая пополам, валялась возле окна. Оливер оглядел почерневшие от копоти полки, но ничего не стал на них трогать.

– Не хочу прерывать знакомство с родным жилищем, но дело плохо. – В окно заглянул Йоши.

А следом рядом с ним возникла испуганная мордочка Бузимбы.

– Там… там… такое! – Лемур нервно подпрыгнул на задних лапах. – Люди, много людей, целая толпа. Собрались и кричат, ругаются.

– Вы о чем? – напряглась Оливия.

– Та крикливая особа своими оглушительными воплями переполошила всех соседей, – пояснил кот. – Теперь многие из них собрались на улице и решают, что с вами делать.

– Тогда надо действовать быстро. – Оливер закрутил головой. – На первом этаже ничего интересного нет. Задержите их, мне надо немного времени, чтобы осмотреть второй.

– У вас его нет. – В дверном проеме показался высокий мужчина.

Кутаясь в просторные одежды, он держал перед собой ярко горевший фонарь. Ослепительный свет выхватил из темноты его кучерявую бороду, внимательные глаза и кривившиеся в подобии улыбки губы.

– Кто вы такие и что здесь делаете? – строго поинтересовался он.

Оливия открыла было рот, чтобы ответить, но мужчина вдруг развернулся и бросился в сторону. Через мгновение в центре комнаты лежал Марко, громко стоная от боли и зло поглядывая на своего обидчика.

– Он с вами? – Бородач выжидающе посмотрел на Оливию. – Прости, парень, но терпеть не могу, когда сзади тихо подкрадываются.

Марко, держась за ушибленные места, поднялся и взял в руки толстую палку.

– Полегче, приятель, – миролюбиво поднял ладони мужчина. – Я лишь хочу поговорить. В отличие от собравшихся снаружи. Побереги ярость для них.

– Что вам надо? – Оливия недоверчиво смотрела на незнакомца.

С улицы донеслись крики, полыхнули отблески огня.

– Зачем вы залезли в этот дом? – Мужчина почесал бороду. – Вы мне кого-то напоминаете, только никак не могу вспомнить кого.

– Может, тех, кто жил здесь раньше? – предположил Оливер. – Грега и Амелию Бэмфорд. Мы их дети.

Бородач едва не выронил фонарь.

– Силы небесные, вы живы! – Он бросил короткий взгляд в окно. – Вы с твидлами. Зря. Вам надо срочно бежать отсюда. Пока не поздно.

Свет снаружи становился все ярче, а крики громче.

– Идемте! – Мужчина призывно посмотрел на них.

– А с чего нам вам доверять? – Марко покрутил палку в руках.

– А ни с чего. – Бородач смерил парня внимательным взглядом. – Но через несколько минут толпа наберется храбрости и ворвется сюда. И если в вас узнают детей Грега и Амелии, то вам несдобровать.

– И почему вы нам помогаете? – спросила Оливия. – Они же преступники, убийцы.

– Потому что я знаю, что это неправда, – ответил мужчина. – А теперь, если хотите жить, идите за мной.

Он потушил фонарь и шагнул в темноту. Оливия, поколебавшись, кинула факел в угол и последовала за ним. Спустя мгновение за ней уже шел Оливер, следом, тихо ворча, брел Марко. Твидлы беззвучно скрылись в ночи.

Они едва успели покинуть дом, как ворота слетели с петель вместе с приколоченными к ним досками.

– Они в доме! В доме тех колдунов, будь они прокляты! – наполнился возбужденными воплями засохший сад.

Оливия не рискнула дальше наблюдать за происходящим и поспешила за незнакомцем. Тот уверенно, несмотря на темноту, дошел до забора. Немного прошел вдоль него и неожиданно исчез. В первый момент Оливия подумала, что их заманили в западню, но ее опасения развеялись, когда она услышала тихий голос:

– За кустами. Давай поспеши.

Она шагнула вперед и разглядела за плотно росшими ветками узкий лаз. Протиснувшись через него, Оливия оказалась по другую сторону забора.

– Тут живут Спенсеры, – пояснил мужчина. – Они рано ложатся. Если не станем шуметь, то, миновав их территорию, выйдем к реке.

– С ними колдовские создания! – донеслись до них громкие крики. – Будьте осторожны!

– Почему вы нам помогаете? – спросила Оливия.

– Хороший вопрос, – не останавливаясь, отозвался мужчина. – Наверное, потому, что не одобряю установившийся в Ламаре порядок. Еще потому, что не считаю твоих родителей преступниками.

– Вы хорошо знали моих родителей? – спросила она. – Расскажите про них, пожалуйста.

– Я живу тут неподалеку, – начал мужчина. – Меня зовут Ллойд Каррагер. Долгое время служил в городской страже, но давно оставил службу.

«Понятно, почему он так легко поборол Марко», – подумала Оливия.

– Твои родители работали в университете. Я часто бывал у них дома. Они и мухи не обидят. Этакие витающие в облаках гуманитарии, обожающие книги и старинные вещи. Только те, кто плохо их знал, могли обвинить их в убийстве.

– Значит, они не преступники? – Оливии хотелось верить Ллойду.

– Уверен, что нет. Преступник – Азариус. Он убил наших ученых, жестоко и хладнокровно.

– Да, кто такой этот Азариус? – догнал их Оливер.

Они наконец обошли дом и по узкой песчаной тропинке направились к реке.

– Вы что, ничего про него не знаете? – немного помолчав, спросил Ллойд.

– Мы первый раз в Ламаре, – пояснила Оливия. – Нам сказали только, что он был темным колдуном.

– Азариус не всегда был плохим. – Бывший стражник прислушался к доносившимся от особняка Бэмфордов крикам. – Вначале он сделал много добра нашей стране, даже пытался учить людей магии.

– Такое разве возможно? – Оливер в удивлении широко раскрыл рот.

Ллойд пожал плечами.

– Кто знает? Закончилось все плачевно. Лили, дочка бургомистра, пытаясь колдовать, свихнулась. Лекари, как ни пытались, ничего не смогли сделать. Бургомистр приказал схватить Азариуса. Лучше бы он этого не делал. Тогда и начались беды. Посланные за Азариусом стражники вернулись ни с чем. А Азариус словно с цепи сорвался. Он в прямом смысле обезумел. И начал творить такие вещи… о которых лучше не рассказывать. Его действия служили прямой угрозой существующей власти. И бургомистр призвал живущих в городе ученых придумать способ, как победить колдуна. Был назначен день собрания. Место и время держали в строжайшем секрете. Но Азариус как-то узнал, где они встречаются. И многих из них убил. С тех пор в Ламаре не любят колдунов. И все магическое находится под запретом.

– Что? – изумился Оливер. – А самодвижущиеся повозки?

– Они механические, – ответил Ллойд. – Едут без всякого волшебства.

– А огни на улицах? Такие яркие и цветные.

– Чуть больше масла и специальное стекло.

– А банк? – вспомнил Оливер. – Там точно используют магию.

– Банк исключение, – согласился мужчина. – И пока деньги находятся в полной сохранности, никто не станет менять правила хранения. Слишком много богатеев держат там свои капиталы.

– Вот почему на твидлов косо смотрели, – догадался Оливер. – А Мила и Эмма из другого города, поэтому они не обратили внимания на то, что я с волшебными животными.

Они подошли к высокому забору, сложенному из массивного камня.

– Но как такое возможно? – не успокаивался Оливер. – Как можно запретить магию? Как можно отгородиться от волшебства, когда в Массалии все по-иному? И как на такое смотрит гильдия колдунов Манталы?

– Спешу доложить, волшебников любят далеко не везде, – вмешался в разговор Марко. – Ты разве не читал про это в своих книжках?

Оливер, насупившись, недовольно взглянул на парня.

– Мантала далеко, – весело продолжил Марко. – И живущим там колдунам нет дела до того, что происходит за пределами их страны.

– Но почему в преступлении обвинили наших родителей? – спросила Оливия.

– Грег и Амелия много лет были близки с Азариусом, – пояснил бывший стражник.

– Близки? – Оливия решила, что ослышалась. – В смысле дружили?

– Многие в городе знали это, – принялся рассказывать Ллойд. – Они не просто приятельствовали, их связывала крепкая дружба. Они часто проводили много времени вместе, занимаясь исследованиями.

– И вместе совершили те ужасные убийства, – прошептала Оливия.

– Не думаю, – возразил Ллойд. – Хотя улики указывали на их причастность. На следующий день после несостоявшегося собрания Амелия и Грег спешно собрали часть вещей и уехали из Ламара. Многим такой поступок показался странным. К тому же они, не делая из этого секрета, собирали старинные артефакты, изучали магические предметы, активно интересовались магией. Они не явились на собрание ученых, хотя были на него приглашены. Я тогда еще служил в городской страже, поэтому много чего слышал. Грега и Амелию обвинили в пособничестве Азариусу. Сплетничали, что это именно они сообщили ему место и время встречи ученых, а сами, зная, что произойдет на ней, не явились. Некоторые особо горячие головы и вовсе называли ваших родителей колдунами.

– Но это ведь не так! – возмутилась Оливия.

– Конечно нет, – согласился Ллойд. – Они самые обычные люди. Я общался с ними, они пытались колдовать. Но дальше детских фокусов дело у них не пошло.

Неожиданно вокруг них вспыхнул яркий свет.

– Вон они! И говорящие создания с ними! Не дайте им уйти!

Из-за угла дома выскочили трое стражников в металлических шлемах и развевающихся синих плащах. Следом бежало около двух десятков человек с перекошенными от злости лицами. Многие в руках сжимали палки и камни.

– А чего мы боимся? – поинтересовался Йоши. – Что нам сделают все эти люди? К тому же тут стражники.

– Желая выслужиться перед бургомистром, они могут причинить вам вред, – мрачно ответил Ллойд.

– Как они нас нашли?! – вскричала Оливия, повернувшись к нему.

У нее мелькнула мысль, что бородач все-таки заманил их в ловушку. Но, судя по выражению лица мужчины, он и сам был удивлен.

– Перелезайте через забор! – скомандовал он. – Быстро!

– А вы? – спросила Оливия.

– За меня не волнуйтесь. – Ллойд сжал кулаки и пошел навстречу преследователям. – Кого я вижу! Бран! – обратился он к одному из стражников. – Как Рози? Как дела у малышки Пенни?

– Каррагер. – Голос стражника дрогнул. – Ты с ними? Серьезно?

– Они всего лишь дети, Бран, – усмехнулся Ллойд. – Самые обычные дети.

– С ними создания колдунов, – загудела толпа. – Что они делали в доме? Это проклятое место. А вдруг они только прикидываются детьми?

– Мои мальчики боятся выходить на улицу! – взвизгнула какая-то женщина. – В городе только и говорят про эти ужасные нападения. А если это их рук дело?

– Сейчас узнаем, кто они на самом деле, – зло прокряхтел старик, тыкая в Марко длинным высохшим пальцем. – Мой сын погиб в тот день.

Оливия развернулась и бросилась к забору. Оливер с Марко помогли ей взобраться. Забор оказался неудобным для подъема. Обдирая колени и локти, Оливия все же сумела вскарабкаться наверх и протянула руки парням. Краем глаза она видела, что стражники колеблются. Их нерешительность смутила и остальных. Неожиданно та самая женщина, которая позвала стражу, размахнулась и бросила камень. Булыжник, описав дугу, угодил Марко в спину. Парень дернулся и едва не сорвался. Толпа приободрилась, и в следующую секунду в сторону забора полетел град самого разного мусора. А еще через мгновение люди, оттолкнув Ллойда, устремились к ним.

Марко с Оливером едва успели залезть на забор. Подпрыгивая, несколько человек огрели их палками. А стражники выхватили мечи.

– У дома Джерри есть выход к реке! – закричал худой, с лицом, покрытым язвами, мужичок. – Перехватим их с той стороны.

Оливия спрыгнула на землю, едва не подвернув ногу, и помогла слезть Марко и брату. Марко держался за спину, было видно, что ему больно.

Вода плескалась совсем рядом. Вдоль берега росли густые, невероятно колючие кусты. Их длинные острые шипы больно впились Оливии в ладони.

– Что будем делать? – спросил Оливер после того, как попытка продраться сквозь них окончилась неудачей.

– Нам по-любому надо на тот берег, – сказала Оливия.

– Согласен, – вынырнул из темноты Йоши. – Я все слышал. И про магию, и про твидлов.

Рядом с котом трясся от страха лемур.

Несколько человек уже влезли на забор и явно собирались спрыгнуть на землю. Справа – видимо, со стороны дома Джерри – донеслись возбужденные крики.

– Мы в ловушке, – запричитал Бузимба. – Все пропало, все пропало. Что же делать?

Йоши влепил ему звонкую оплеуху, впечатав лемура мордочкой в землю.

– Давно мечтал, – проинформировал он Марко, удивленно покосившегося на друга.

– Бежим! – Оливия устремилась прочь от особняка Джерри.

– Ух-ух… – На плечо Оливера опустился Рэнделл. – Там забор. Выше и толще того, который вы преодолели.

Остановившись, Оливия в бессилии огляделась. Уже трое перебрались через забор и зло поглядывали на них, ожидая остальных. Со стороны дома Джерри, громко крича, к ним приближались стражники, выставив вперед мечи. Ситуация складывалась безвыходная.

«Не станут же они нас убивать», – попыталась она себя успокоить.

Возле ее головы просвистел внушительных размеров камень, заставив пригнуться.

«Или станут?»

Она встала спиной к Марко, рядом принял боевую стойку Оливер.

«Сычик должен видеть лучше всех в темноте», – мелькнула в ее голове мысль.

– Рэнделл! – крикнула она. – Мы можем пройти через эти кусты?

– Да, – ответил твидл.

– Минуя колючки, – уточнила она.

– Конечно, – проухал Рэнделл. – Тут недалеко есть тропинка. Если поторопитесь, успеете.

Он указал крылом на бегущих к ним стражников.

– Веди! – Оливия бросилась бежать, Марко с Оливером поспешили за ней.

Они едва успели. Проход оказался узким, и Оливия никогда бы его не разглядела, если бы не помощь Рэнделла. Цепляясь одеждой за колючки, она устремилась к реке.

– Опять вода, – простонал Йоши. – Не рассказывайте, пожалуйста, никому, а то засмеют.

Спускаться с берега было трудно и неудобно: предательски скользил мокрый песок, срывались вниз камни, земля постоянно резко уходила из-под ног. Вдобавок над головами пролетали палки, обломки кирпичей, черепичные осколки. Догадавшись, что они задумали, преследователи прибавили шагу и громко закричали, требуя, чтобы они остановились.

Добравшись до реки, Оливия с разбегу прыгнула в холодную мутную воду. Отплевываясь и чувствуя, как намокшая одежда начинает тащить на дно, она вдруг осознала, что далеко в столь длинных юбках не уплывет.


Глава 12 Оливер знакомится с посланием родителей | Таинственный браслет | Глава 14 Оливер знакомится с темной стороной Ламара