home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 1

Оливер делает неверный выбор

Оливер многое бы отдал за возможность одновременно находиться сразу в двух местах. Невероятно удобно, а главное, решает многие проблемы. Отчего люди не наделены такой способностью?

Вот прямо сейчас такое умение непременно бы ему пригодилось. Он стоял на незнакомой улочке, петлявшей вдоль липнувших друг к другу невероятно высоких домов. Их верхние этажи, словно подталкиваемые любопытством, нависали над вымощенной гладко-серым булыжником мостовой, закрывая вечернее солнце. Вокруг, несмотря на тишину и видимое спокойствие, царила недобрая атмосфера. Ощущение чего-то нехорошего, явный предвестник беды, буквально пропитало воздух, словно влага в дождливую погоду.

Оливер, однако, ничего этого не замечал. Он столкнулся с необычайно сложной дилеммой и, не зная, как ее решить, мечтал разорваться надвое. Но при условии, что каждая половина останется живой и будет превосходно себя чувствовать. Он стоял и никак не мог определиться, полностью погрузившись в свои мысли.

В такое состояние его ввели два обычных магазина. На взгляд любого проходящего мимо человека, они ничем не отличались друг от друга. Разница заключалась лишь в том, что один находился на правой стороне улицы, а второй – на левой. Первый назывался «Лавка древностей. Антиквариат, старинные рукописи, артефакты». А второй – «Магазинчик всего и вся. Книги, манускрипты, редкие папирусы». Для чего их хозяевам понадобилось открывать два, по сути, одинаковых заведения так близко один от другого, Оливер не знал. Он и не задавался таким вопросом. Его больше волновало, в какой зайти в первую очередь. Ситуация выглядела глупо, но Оливер на полном серьезе никак не мог определиться. Казалось бы, в чем тут проблема? Сперва направиться в тот, что справа, а после – в тот, что слева. Или наоборот? В одном, судя по названию, находится множество интереснейших книг. Зато в другом продаются артефакты и антиквариат. Оливер застыл, понимая, что ему с каждым мгновением все трудней сделать выбор.

Рядом подал голос заскучавший Рэнделл. Он являлся волшебным существом, или, как их называли колдуны из Манталы, твидлом. Волк днем, ночью он превращался в сычика. Оливер встретил Рэнделла на ярмарке в своем родном городе Лавиния, когда убегал вместе с сестрой от местных хулиганов. Именно знакомство с твидлом положило начало приключениям, благодаря которым Оливер сейчас находился в Массалии. Он сблизился с Рэнделлом, найдя в нем замечательного собеседника и верного друга.

Волк устало засопел и с надеждой в голосе поинтересовался:

– Может, на сегодня хватит? Вернемся сюда завтра.

«Завтра? Да ни за что!» – Оливер, когда дело касалось книг и редких вещей, не ведал усталости, забывая о времени и прочем, включая еду и сон.

Однако вопрос друга все же возымел действие. Опасение уйти отсюда прямо сейчас и так и не узнать, что находится в тех магазинах, помогло Оливеру определиться. Стряхнув оцепенение и поправив висевшую на плече сумку с купленными сегодня книгами, он направился к входу в «Лавку древностей». Волк, вздохнув, потрусил следом.

Открыв дверь, Оливер шагнул внутрь. В первый момент он ничего не увидел, лишь окутавший его со всех сторон полумрак. После солнца, светившего на улице, глаза с трудом привыкали к темноте. Позади настороженно засопел Рэнделл, видимо, и его острый взгляд ничего не мог разглядеть.

Пройдя немного вперед, Оливер наконец различил смутные очертания стеллажей. Высокие, выше человеческого роста, они многочисленными рядами уходили в глубь помещения. Рядом, на полу и на низких подставках, красовались пузатые вазы, расписанные непонятными рисунками амфоры, прекрасные статуи. В проходах на круглых столиках виднелось оружие: мечи, кинжалы, кривые сабли; тонкие, словно иглы, шпаги; длинные ножи; острые, как лезвие, стилеты.

Оливер сделал еще несколько шагов, и, будто по волшебству, на стенах вспыхнули масляные светильники. Вздрогнув от неожиданности, Оливер едва не врезался в начищенные до блеска рыцарские доспехи. Широкий, с замысловатым гербом щит покачнулся и начал заваливаться на него. Оливеру стоило большого труда вернуть его на место.

Свет ламп прогнал темноту в дальние углы, и Оливер с любопытством осмотрелся. Увиденное превзошло все ожидания. Огромное, терявшееся вдалеке помещение оказалось сплошь уставлено старинными вещами: картинами, мебелью, посудой, оружием, вазами, статуями и огромным количеством книг. Последнее обстоятельство порадовало Оливера больше всего. Он, собственно, и зашел сюда исключительно ради них. Глядя на прогибавшиеся под их тяжестью полки, Оливер наслаждался моментом. Рука помимо воли коснулась переплета, пальцы пробежались по мягкой коже, взгляд скользнул по названиям редких рукописей.

Медленно, внимательно изучая их содержимое, Оливер двинулся вдоль стеллажей. Взор выхватил «Алхимию» Стефана Секунда, затем остановился на «Географии» Приска Триполетанского. Рядом сверкала обложкой «Краткая история правления Проба Великого» Амулея Херонейского, а возле нее пристроился томик «Жизнеописаний королей Кнопса». Оливер потянулся к нему, желая посмотреть, но тут увидел следующую книгу, «Описание всех известных земель» Эгнация Марцелина. Позабыв о королях, Оливер схватил весьма объемный труд и раскрыл на первой странице. Бумага приятно пахла, темные чернила витиеватых букв выглядели насыщенными и совершенно не выцветшими.

– Тяв, – напомнил о себе Рэнделл, видя, что Оливер собирается погрузиться в чтение. – Уже вечер, а нам еще предстоит обратная дорога.

С сожалением закрыв книгу, Оливер хотел уже вернуть ее на полку, как вдруг услышал за спиной голос:

– День добрый, молодой человек. Чем могу помочь?

Оливер, не ожидая, что кто-то вот так тихо может к нему подкрасться, едва не опрокинул на себя стеллаж. Рэнделл, тоже застигнутый врасплох, глухо зарычал, выражая недовольство. За последнее время Оливер привык к такому вот вежливому обращению. Весь предыдущий месяц, сразу после окончания приключений, порожденных кознями Альд Аира Мано, он и его друзья доставали с затонувшего корабля пиратские сокровища. Взяв из заполненных водой трюмов все вплоть до последней монетки – на чем настаивал Йоши, – он стал богатым. Правда, насколько богатым, Оливер не знал. У него никогда не водилось более-менее приличного количества денег, разве что парочка медяков. Поэтому он просто не представлял, каким состоянием сейчас обладал – насколько оно крупное и на какое время его хватит. Лишь в одном Оливер был уверен: сейчас он мог позволить себе купить любую книгу, даже самую редкую и дорогую.

Хотя одними книгами он решил не ограничиваться. Обзаведясь деньгами, Оливер позволил проснуться еще одной своей страсти – любви к дорогой одежде. До поры до времени она дремала где-то глубоко в подсознании, понимая, что не имеет ни малейшего шанса. Оливеру всю жизнь приходилось ходить в старых, заплатанных штанах, порванных рубашках, донашивать за старшими ребятами из приюта стоптанную обувь, часто дырявую и натиравшую ноги. Оливер терпел, понимая, что у него нет другого выхода. Но теперь ситуация изменилась, и пробудившаяся страсть заявила о себе в полный голос. Потакая ей, он накупил кучу одежды. В настоящий момент на нем были черные брюки, темная шелковая рубашка, ботинки из тонкой, очень мягкой кожи. На плечи он накинул легкий короткий плащ с капюшоном, а на руки натянул перчатки. Неудивительно, что в магазинах продавцы, едва увидев его, со всех ног бежали к нему. Наверняка они принимали его за избалованного сынка богатых родителей.

– Не стоит так тихо подкрадываться… – начал Оливер, поворачиваясь к говорившему, но не закончил фразу; готовые вырваться наружу слова помимо его воли застряли в горле.

В нескольких шагах от него стоял невысокий человек, держа в вытянутой вверх руке ярко горевший фонарь. Одетый в темные штаны и светлую рубаху, длинные, до колен, сапоги, короткий, но толстый плащ, в колпаке, спадавшем на плечи, он напоминал гнома из сказок. Только гнома злого, сильно обиженного жизнью. Левый глаз незнакомца закрывала повязка, правый, налитый кровью и яростью, смотрел прямо на Оливера, проникая едва ли не в душу. Тонкие губы едва заметно шевелились, обнажая желтые зубы. Вдоль щеки шел глубокий шрам, давно заживший, но оттого еще больше пугавший. Огромный с горбинкой нос настолько сильно отличался своими размерами от остальных частей лица, что казалось, будто очутился на физиономии незнакомца по ошибке.

– Я… я… – Оливер на мгновение потерял дар речи.

Он обожал посещать книжные магазины, в них всегда царят тишина и спокойствие. Там он чувствовал себя защищенным, словно попадал в другой, более хороший мир. Но стоявший перед ним незнакомец нарушил годами сохранявшуюся гармонию. Теперь, покупая очередное интересное сочинение, Оливер всегда будет вспоминать уродливого карлика.

– Оглядеться зашли, молодой человек? – Незнакомец продолжал внимательно смотреть на него. – Или что-то конкретное ищете?

Оливер понял, что желает как можно быстрее убраться отсюда. Он и так достаточно накупил себе книжек, о чем настойчиво напоминало уставшее плечо.

– Меня зовут Милон, и я являюсь хозяином этого заведения.

– Очень приятно. – Оливер никак не мог отделаться от мысли, что единственный глаз Милона видит его насквозь.

– Смотрю, вы коллекционируете редкие манускрипты. – Милон кивком указал на сумку Оливера.

«Как он догадался, что там книги?» – удивился он.

Толстая ткань сумки хорошо скрывала ее содержимое, Оливер был в этом уверен.

– Могу предложить вам «Историю Лакомонии» Фокия Мармидонского, с рисунками и картами, – продолжал хозяин магазина. – Редкий экземпляр, список сделан еще при жизни автора. Считается наиболее полным. А то в последнее время появилась мода сокращать такие произведения.

Он взял с полки толстенный том и показал Оливеру. Тот сглотнул слюну. Он давно мечтал его почитать.

– Всего десять золотых. – Милон, не меняясь в лице, вернул книгу на полку и взял следующую. – Есть еще «История пиратов» Диомена Клитского. Рискну предположить, в вашем возрасте данное произведение покажется вам невероятно увлекательным.

У Оливера перехватило дыхание. Милон перечислял ему все новые и новые названия, приводящие его в возбуждение. Он с удовольствием купил бы весь магазин, благо средства теперь позволяли, но просто не знал, где хранить такую огромную библиотеку. Его даже не отпугивали цены, хотя на те же десять золотых еще совсем недавно он с сестрой спокойно и ни в чем себе не отказывая прожил бы три месяца.

– Ну так что, молодой человек? – Голос Милона внезапно стал громче, и Оливер вдруг понял, что не слушает его уже некоторое время. – Каков ваш выбор? «Хронография Манталы и сопредельных островов» Григория Симокатского или «Сто знаменитых поединков» Астария Вендельского?

– «Хронография Манталы»? – переспросил Оливер.

Он давно грезил хотя бы увидеть эту книгу, просто подержать в руках, почувствовать, что она действительно существует.

– Покажите еще раз «Хронографию», – попросил он Милона.

Хозяин лавки протянул ему небольшую книжку.

«Какая-то она тонкая, – разочарованно оглядел ее Оливер. – Сокращенный вариант? Эпитома?»

– Что-то не так? – Оливер впервые увидел, что Милон хмурится.

– Мне всегда казалось, что она несколько объемней, – объяснил он, непроизвольно засовывая свободную руку в карман штанов и нащупывая золотую монету.

– А вы раньше, молодой человек, ее видели? – поинтересовался одноглазый.

– Нет, – признался Оливер. – Зато много слышал и читал.

– Читал о книге? – рассмеялся Милон неприятным каркающим смехом.

Оливеру хозяин магазина нравился все меньше. Видимо, Рэнделл также пребывал от него не в восторге – волк оскалился, обнажая клыки.

– Славный у вас, молодой человек, твидл, – усмехнулся Милон, показав подгнившие зубы. – А о книге не волнуйтесь. Она такой раритет, что о ней начинают слагать всякие небылицы.

Оливер открыл «Хронографию». Красивый вычурный почерк, яркие свежие чернила, светлая, почти белая бумага. Сочинение сохранилось в великолепном состоянии, особенно если учесть, что было написано триста лет назад.

Неожиданно Оливер вспомнил рыцарские доспехи, которые едва не сбил, когда вспыхнул свет. Они тоже выглядели отлично: начищенные до блеска, без единого ржавого пятнышка, а нарисованный на щите герб так переливался красками, словно его нарисовали не далее чем вчера.

«Подделки?»

Оливеру сделалось неуютно. Он украдкой огляделся. Действительно, вазы, картины, разбросанное по столам старинное оружие больше напоминали новехонькие изделия, чем редкие древние экземпляры.

«Магазин находится чуть в отдалении от центра, – напомнил себе Оливер. – Может, поэтому никто до сих пор не догадался?»

Он вспомнил название, висевшее над входом: «Лавка древностей. Антиквариат, старинные рукописи, артефакты». Артефактами тут точно не пахло.

«Пора уходить», – решил он, с сожалением поглядывая на псевдо-«Хронографию».

– Я, пожалуй, пойду, – сообщил он Милону.

– И ничего не купите, молодой человек? – расстроился хозяин лавки. – И что так? Не устроила цена? Назовите вашу.

– Я… зайду к вам в другой раз. К сожалению, деньги дома забыл.

Оливер сжал в ладони монету, досадуя на себя, что не спрятал ее подальше.

– Деньги? – вскинул брови Милон. – Они-то как раз при вас, молодой человек. Вон кошелечек болтается на поясе. И книги понравились, я же по глазам вижу. Так в чем дело?

Он придвинулся ближе, встав почти вплотную. Фонарь, висевший у него в руке, ярким светом больно ударил Оливеру в глаза.

– Ни в чем! Я просто передумал! – выкрикнул Оливер, протягивая Милону его книгу.

Карлик хитро улыбнулся.

– Сколько держите в кулачке? Могу и на эту сумму подобрать что понравится.

«Как он догадался?» – в очередной раз удивился Оливер, разжимая ладонь.

Глаз торговца на мгновение вспыхнул жадным блеском, но он быстро взял себя в руки. Неожиданно Оливер разозлился на самого себя. Отчего он должен бояться этого карлика? Мошенник дурит людям голову, подсовывая вместо настоящих книг поддельные.

– У вас все не настоящее! – заявил он Милону. – С какой стати я должен такое покупать?

– Обижаешь, молодой человек. – Хозяин лавки совершенно не изменился в лице, лишь глаз налился кровью еще сильней. – У меня товар качественный. Никто не жаловался.

Оливер оказался в замешательстве. На мгновение он решил, что ошибся. Но что-то в голосе Милона его насторожило. Да и смотрел карлик на него теперь совсем по-другому.

– Мне пора. Отец в соседнем магазине, наверное, заждался.

– Не торопитесь, молодой человек. – Милон загородил ему дорогу. – У вас такая необычная монета. Не позволите рассмотреть поближе?

Он протянул костлявую руку с длинными тонкими пальцами. Чувствуя, что совершает ошибку, Оливер вложил в нее золотой.

Хозяин лавки внимательно его оглядел, подбросил, а затем попробовал на зуб. Удивленно хмыкнув, поднес монету к глазу, прищурился, стараясь лучше рассмотреть.

– Откуда она у вас, молодой человек? – поинтересовался карлик.

– Папа дал. Который все еще ждет меня.

– Папа… – задумчиво повторил Милон. – Видать, у твоего отца их много, раз он позволяет тебе ими расплачиваться.

Он выжидающе смотрел на Оливера.

Тот не знал, что и думать. От слов карлика ему стало не по себе, и он понял, что Милон не просто ему неприятен, он его по-настоящему боится. Но отвечать все равно следовало, и желательно правдоподобно.

– В банке выдали, – солгал он.

– Вот как… – Хозяин лавки с прищуром продолжал смотреть на него, светя фонарем прямо в глаза. – Предлагаю дождаться твоего отца и послушать, что он скажет.

– А какая вам, собственно, разница? – возмутился Оливер, делая попытку обойти карлика, но тот ловко преградил ему дорогу.

«Он что, ограбить меня хочет, а потом убить? – испугался Оливер. – Или убить, а затем ограбить? Да какая разница! О чем я только думаю!»

И, словно подтверждая его мысли, Милон громко крикнул:

– Джад, иди быстрей сюда, тут у мальца странное золотишко, на вид очень древнее.

Оливер дернулся в сторону, врезаясь в стеллаж. Рэнделл принял боевую стойку, глухо зарычав.

– Спокойно, твидл, спокойно. – Милон, даже не взглянул на волка.

Шерсть на спине Рэнделла встала дыбом, и он вновь зарычал. Оливер, напротив, попятился, вновь натыкаясь спиной на книжные полки. Сверху попадали толстые тома.

– Тронете меня, и мой папа вам такое устроит! – пообещал Оливер таким тоном, что даже сам поверил.

– Я подожду твоего отца. – Милон хитро ухмыльнулся. – Он ведь знает, что ты тут. Не так ли? Значит, рано или поздно явится за тобой.

Оливер ощутил, как по коже побежали мурашки.

«И что делать?» – Он с волнением взглянул на Рэнделла.

Волк в ответ оскалился на карлика.

– Судя по загару и акценту, ты, парень, не местный, – улыбнулся Милон. – Никто разыскивать тебя не станет. Твой папочка погорюет малость и отправится восвояси. Так что, если хочешь уйти отсюда подобру-поздорову, будь паинькой и отдай кошелек. И скажи, откуда золото.

Оливер судорожно соображал, что делать. Рэнделл продолжал рычать, но карлик и бровью не повел, словно напротив него находился не хищник, а безобидный котенок.

– Монеты у тебя, парень, качественные, не разбавленные. – Милон не сводил с Оливера взгляда, прожигая своим единственным глазом. – Но явно старые и долго находились в воде, причем соленой.

«Как он догадался?» – изумился Оливер, пытаясь сохранить невозмутимое выражение на лице.

– Выходит, твой папочка присвоил себе чьи-то сбережения, – продолжал хозяин лавки. – Ай-ай-ай… Следует делиться с хорошими людьми. Итак, где он взял золото?

– Там, где его уже нет! – огрызнулся Оливер, тут же отчитав себя за несдержанность.

Рэнделл неожиданно замолчал и отшатнулся. Оливер повернулся и увидел направлявшегося к ним высокого плотного мужчину. Он выглядел настолько широкоплечим, что с трудом помещался в проходе между стеллажами. Голый по пояс, он был в переднике, заляпанном на груди чем-то красным, мешковатые штаны и забрызганные грязью ботинки завершали портрет.

– Что случилось? – Он уставился на Оливера маленькими, свиными глазками, выпятив огромную квадратную челюсть.

Поймав брошенную Милоном монету, Джад бегло ее осмотрел.

– Остальные такие же? – деловито спросил он у торговца.

– Кажись, да, – кивнул тот. – Отказывается говорить, где взял. Разберись.

– А как же папа? – напомнил карлику Оливер. – Я думаю, моему папе это не понравится.

– А я думаю, нет у тебя никакого папы, – ухмыльнулся Милон. – И раз ты не хочешь покупать книги, то расскажешь, где взял золото, которому, по моим прикидкам, не меньше ста лет.

– От отца, – не моргнув глазом соврал Оливер.

– Получается замкнутый круг, – констатировал торговец. – И я вижу только один выход. Джад, узнай, что у него там в кошельке!

Великан, расставив перед собой руки, наклонился и бросился вперед. Оливер, смекнув, что теперь точно пора убираться, запустил ему в лицо «Хронографией» и кинулся наутек. Громко тявкая, следом припустил Рэнделл.

– Крок! Руж! Ко мне! – закричал Джад.

Оливер прибавил шагу. Если Крок и Руж хоть отдаленно напоминают Джада, то ему с Рэнделлом несдобровать.

На деле вышло еще хуже. Магазин наполнился лаем, и, оглянувшись, Оливер увидел, что за ними несутся два пса. Огромные, ростом с теленка, они злобно скалились, брызгали слюной, щелкали клыками и, главное, весьма резво перебирали лапами.

«Вот влип, – мрачно подумал Оливер. – Никогда бы не поверил, что такое может случиться в книжном магазине!»

Дверь на улицу в красноватых лучах светильников казалась нереальной, недостижимой целью. Вроде совсем недалеко, всего несколько книжных стеллажей, но в то же самое время Оливер понимал, что псы бегут намного быстрей и ему не успеть. Неожиданно в глазах потемнело, и, не понимая, что произошло, он налетел на шкаф. Звонко грохотнул падающий на пол металл. Не удержавшись на ногах, Оливер рухнул на колени. Он по-прежнему ничего не видел, зато чувствовал прохладу стали – он лежал на груде оружия.

Глаза медленно привыкали к темноте.

– Тяв, – едва слышно произнес Рэнделл, – этот Милон, видимо, выключил свет.

Поблизости послышалось рычание. Крок и Руж медленно приближались, но они также ничего не видели.

Оливер гордился своей начитанностью и поэтому знал: зрение животных намного лучше приспособлено к темноте, чем у человека. Следовательно, псы заметят его значительно раньше, чем он их. Ситуация выглядела безвыходной.

«Загрызут в книжном магазине, – горько подумал Оливер. – А сестра даже не узнает, что со мной случилось».

Рука неожиданно нащупала гладкую рукоятку шпаги, а колено ощутило неровную поверхность металла, судя по всему, небольшого щита. Осторожно, стараясь не шуметь, Оливер встал и юркнул за ближайший стеллаж. Сжимая в ладони оружие, он успокоился, хотя и не умел с ним обращаться. Рычание становилось все громче – Крок и Руж находились совсем рядом.

– Идем, – прошептал Оливер Рэнделлу. – Если хоть что-то видишь, веди.

Волк бесшумно потрусил в темноту. С трудом различая его силуэт, Оливер последовал за ним.

– Гав! – Из-за угла выскочили псы и бросились на них.

Оливер двинул одного щитом по голове, а второго огрел по спине шпагой. Крок и Руж взвыли от боли. Пользуясь секундным замешательством собак, он обрушил на них стеллаж с книгами. Псы жалобно заскулили, тщетно пытаясь выбраться наружу.

– Хм… Нехорошо… – За спиной возникла огромная фигура Джада. – Нехорошо обижать животных.

Расставив руки, он побежал вперед. Застыв на месте, Оливер просто стоял и ждал, что произойдет дальше. К своему удивлению, он не чувствовал страха, оружие в руках придало ему уверенности. Дождавшись, когда великан приблизится, он, вспомнив эпизод из недавно прочитанной книги, с размаху ударил его щитом в колено и следом, подпрыгнув, врезал эфесом шпаги в грудь. Джад покачнулся и громко выругался. На лице отразилось недовольство. Мужчина наклонился, пытаясь схватить противника. Оливер понял, что если он окажется в руках Джада, то уже не вырвется. Позади послышалась возня – это Крок и Руж выбирались из-под стеллажа. Еще немного, и псы набросятся на него.

Вдруг Рэнделл, пригнувшись к полу, словно тень, проскочил у Джада между ног. Великан попытался схватить волка, но опоздал.

– Тяв! – Оказавшись позади Джада, Рэнделл вцепился ему в штанину.

Не видя другого выхода, Оливер решил последовать примеру друга. Прижавшись к прохладному полу, едва ли не на карачках, прикрывшись сверху щитом, он бросился вперед. Джад вцепился огромными ручищами в края щита, поднимая Оливера вверх. Выпустив его, Оливер, замирая от страха, принялся протискиваться между ног Джада. Великан слишком поздно догадался сомкнуть их. Еще мгновение, и Оливер очутился у него за спиной.

– Бежим! – Рэнделл понесся в темноту.

С трудом различая фигуру волка, Оливер устремился за ним.

– Все приходится делать самому. – Возле двери, скрестив руки на груди, стоял Милон. – Золото, молодой человек. Тебя не учили, что с хорошими людьми надо делиться?

– Видимо, я прогулял тот урок, – тяжело дыша, отозвался Оливер. – Я, к вашему сведению, рос в приюте, а там далеко не всему учат.

– Большие деньги в столь юном возрасте могут развратить, – улыбнулся карлик. – Я лишь избавляю тебя от незавидной участи.

– Но одно в приюте я усвоил прекрасно, – заявил Оливер. – Свое следует отстаивать. Всегда!

Он резко выбросил руку со шпагой вперед, направив острие клинка в единственный глаз карлика. Хозяин лавки в ужасе отпрянул, прикрывая лицо руками. Оливер, пользуясь замешательством Милона, кинулся к двери и дернул за ручку. Заперто.


Андрей Дерендяев Сокровища Манталы. Таинственный браслет | Таинственный браслет | Глава 2 Оливер входит не в ту дверь