home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Эквилибриум

Офис шерифа был мало приспособлен для сиесты, что вынуждало его коротать послеобеденные часы дома. Любой знал, что в это время его можно обнаружить в гамаке, но искать было незачем. После истории с Блонди и Кнопкой Убивания Самого Плохого в Нескучном Городке не происходило ничего интереснее собачьей свадьбы, однако затишье это обманывало разве что приезжих. Все остальные наслаждались покоем, в глубине души готовые к моменту, когда поселок вновь начнёт оправдывать свое название.

Шериф покачивался в гамаке, ожидая, когда тень от деревьев сместится так, что солнце начнет светить ему в лицо – верный признак того, что пора приниматься за дела. Сегодня он собирался поправить покосившийся забор вокруг своего жилища, но до этого момента оставались ещё полчаса и четверть стакана коктейля.

Всё началось за мгновение до последнего глотка, знаменовавшего окончание сиесты. Пара крепких фермеров ввалилась во двор, волоча мешок с чем-то отчаянно трепыхающимся. Они почти бегом пересекли дворик и без особых церемоний бросили ношу у ног шерифа, словно охотничьи псы добычу.

– Вот, – заявил тот, что слева, и выжидательно уставился на шерифа, ещё более усиливая сходство с охотничьим псом.

Тот, уже без всякого удовольствия, прикончил коктейль и выбрался из гамака. Парни молчали. На вид они были трезвыми, но помятыми и запыхавшимися. Обитатель мешка лежал смирно, видимо, осознав всю тщетность своих усилий. Фермеры – народ серьезный, любое дело вершат с внушающей уважение основательностью. Вот и сейчас они не только упаковали кого-то в мешок, но и спеленали верёвкой снаружи, стянув руки-ноги.

– Кто это?

– Вот, в яслях поймали, – невпопад уточнил тот, что слева, а правый буркнул:

– Погоди, – и, немного поозиравшись, завладел стоявшим у стены черенком от лопаты. Взвесил, рассёк воздух парой пробных взмахов и кивнул: открывай, мол.

Его товарищ ловко распустил узел, скинул петли и пинком поощрил пленника завершить освобождение самостоятельно. Правый замахнулся черенком, словно игрок в гольф, и застыл. Лицо его светилось предвкушением.

Мешок пришёл в движение и опал, явив свету нагого мужчину средних лет. Он был явно из местных – коренастый, загорелый брюнет с тёмно-серыми глазами. Лицо его, покрытое трехнедельной щетиной, было смутно знакомым. Он оказался весьма похож на доставивших его парней, и это шерифу не понравилось. Родственники, сводящие счеты с помощью закона – что может быть омерзительнее? Они не успокоятся, пока не продемонстрируют всю подлость, твердолобость и мелочную злобу, на которые только способны.

– Ох ты ж… Это… – воскликнул в явном замешательстве правый, а его спутник пояснил:

– Он… Оно опять перекинулось.

– Ну прям вылитый двоюродный дядька с Карьера, только помоложе лет на десять, – добавил правый. – Так ты ему не верь. Мы, когда эту тварь в мешок пихали, она другой совсем была.

– Кто ты, – спросил шериф у “твари”.

Мужчину вопрос поставил в тупик. На некоторое время он глубоко задумался, после чего пожал плечами и произнес:

– Я? Я… – и замолчал, словно объяснять было больше нечего.

– Ладно, рассказывайте по порядку. Нет, не хором. Сначала ты. Ты сказал, что поймали его в яслях…

Это заняло какое-то время. Фермеры думают обстоятельно и мысли излагают не спеша. Опытный шериф сумел лишь несколько ускорить процесс, направляя беседу с помощью простых и четко сформулированных вопросов.

Сегодня после полудня в доме, где оставляли на день младенцев под присмотром пары старушек, обнаружилась девчушка лет пяти. Чья она – никто не знал, а сама она, хотя и говорила вполне внятно, имени своего сказать не могла. Бабкам некогда было вести найдёныша к шерифу, посему они попросили помощи вот у этих двух парней, которые как раз проезжали мимо. Им не жалко, благо по пути было – посадили мальчишку в кабину. Мальчишку? Ну, да, это бабки сослепу его за девчонку приняли.

Едва тронулись, малец вроде как чуток расти стал, но сначала решили, что показалось. Всю дорогу он тихо сидел, пока до кабака не доехали. Вот тут-то и началось. Принялся кто-то в кабине песни горланить нетрезвым голосом. Глядь – а на месте мальчонки уж мужик голый сидит, явно с утреца сильно принявший.

– Я ка-как дал с испугу по тормозам, он аж об панель приложился. Ты откуда, говорю, а он – ни здрасьте, ни до свиданья – в кулаки на нас попёр. И хорошо так навалился, со знанием дела, – правый фермер хмыкнул и почесал скулу.

– Не на тех напал, – с удовольствием добавил левый. – Я дурню нос с первого удара своротил. У меня кулак… – тут он глянул на дебошира, ища на физиономии подтверждения своего триумфа, и озадаченно умолк.

Нос выглядел как новенький. Да и всё остальное было на месте и никаких видимых повреждений не наблюдалось. Более того, именно в этот момент существо претерпевало стремительные перемены. Черты лица его смягчились, щетина обратилась в лёгкий пушок, плечи стали покатыми, волосы отросли до лопаток, грудь теперь выглядела скорее женской.

– Дорогая, вернись-ка в дом, – попросил шериф, не оборачиваясь.

За спиной возмущенно фыркнули, хлопнула дверь.

– Ишь, раскомандовался, – неожиданно заявил бывший обитатель мешка. В голосе его дребезжали до боли знакомые интонации, не раз слышанные шерифом от супруги. Кажется, у тирады намечалось продолжение, но оно так и не было озвучено. Существо вновь обратилось в мужчину.

– Это равновесник, парни, – заявил шериф, игнорируя предыдущее замечание. – По-научному – эквилибриум. Сам из себя ничего не представляет, только нахватывается от окружающих всякого качества примерно поровну. За то и прозвище своё получил. Собственного разумения он не имеет, но рядом с дурными людьми и сам дурным делается, а с хорошими – хорошим.

– Ага, – сказал правый фермер и взял черенок от лопаты на изготовку.

– Эвон оно что, – поддержал его левый и принялся с большим интересом озираться в поисках подручных средств.

– Стоп! Ты, убери дрын. Это иначе решается.

Шерифу понадобилось всего четверть часа на то, чтобы убедить визитеров, что дальнейшую заботу о добыче он возьмет на себя. И нет, награды за поимку равновесников не предусмотрено, но если вы действительно хотите помочь, сделайте вот что…

Получив инструкции, те, наконец, ушли, то и дело с любопытством оглядываясь.


* * * | Эскизы (сборник) | * * *