home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 15




-- Придержи ей голову.

-- Так? -- Нисса старательно выполняла мои распоряжения.

-- Нет, чуть выше. Вот так, отлично. Ну давай, девочка, открой рот, ну же...

Заставив себя очнуться, я разделила остатки противоядия между ученицами и сосредоточила все свое внимание на Летте, до сих пор не пришедшей в сознание. Карл и Марта, видимо посчитав, что никакой угрозы мы не представляем и шансы сбежать исключены, оставались снаружи. Чему лично я была очень рада, используя эту возможно для оказания помощи девушкам.

-- Проклятье! Нисса, у тебя случайно нет кинжала? -- я обреченно посмотрела на подругу, прекрасно понимая, что мой вопрос не имел смысла.

-- Хочешь облегчить ей страдания? -- Дарракши-Лан, к моему удивлению, восприняла все лишком серьезно.

-- Госпожа, не надо!

-- Госпожа Рианоэль, Летта сильная, она выкарабкается, -- со слезами в голосе встали на защиту подруги целительницы.

-- Да не обираюсь я ее убивать! -- раздраженно фыркнув, я бросила на Пьющую Жизнь мрачный взгляд. -- Нечего забивать им голову подобными мыслями. Мне нужно лишь разжать ей челюсть, чтобы дать "козлиный корень", а для этого нужен какой-нибудь твердый и плоский предмет.

-- Такой подойдет? -- Элайна сняла с шеи и протянула вперед круглый тонкий серебряный амулет.

-- То, что надо! -- взяв из рук девушки украшение, я принялась за дело и привычными движениями ловко разжала зубы ученицы и просунула между ними последние измельченные листья противоядия. -- Проглотить -- не проглотит, но сок должен попасть в организм.

-- Она поправится? -- Нисса ласково погладила девушку по волосам и осторожно уложила ее голову на ворох тканей.

-- Обязательно, -- кивнув, я завернулась в одно из теплых одеял, недостатка в которых в пещере не было, и откинулась на стену. -- Ричард сказал, что отвар лишь ослабляет, но не причиняет вреда.

-- И ты ему веришь?! -- подруга удивленно воззрилась на меня.

-- Нет, конечно, -- я лишь пожала плечами и обняла одну из целительниц, крепко прижав к себе ее подрагивавшее от страха, холода и усталости тело. -- Я верю в холодный расчет этого полукровки. Ему не выгодно убивать кого-то из моих ребят, ведь еще неизвестно, как я на это отреагирую. Не удивлюсь, если он хорошенько запомнил, как на мне отразилась новость о смерти Дантариэля, помнится, тогда я все же сумела высвободить свою силу.

-- Значит, ты можешь вернуть силу? -- Дарракши-Лан подалась вперед.

-- Могу, -- подтвердила я, -- если полностью потеряю над собой контроль до такой степени, что не буду отличать врагов от друзей.

-- А разве так бывает? -- тихо спросила Элайна и повернула ко мне голову, устремив на меня взор своих прекрасных глаз цвета шоколада. Бедняжка, как же она устала.

-- Во мне течет не только кровь Чувствующих, для которых жизнь бесценна, но и Воинов, а у них убийство в порядке вещей. И порой бывает очень трудно подавить в себе их начало.

-- Вы не убийца, госпожа, -- твердо произнесла еще одна ученица.

-- В душе -- нет, но иногда обстоятельства вынуждают нас делать страшные вещи.

На какое-то время мы замолчали, переживая все последние события и приводя мысли в порядок. Заговорщики не появлялись, но в наступившей тишине отчетливо слышны были нетерпеливые шаги за ширмой и приглушенное бормотание. О, боги, как же я устала. Хотелось выбраться отсюда, оказаться в своем маленьком уютном домике, вдохнуть родной запах, крепко прижать к сердцу дочурку и уснуть в собственной постели, под звуки ворчливого шепота брата. А еще не хватало ласковых и нежных объятий Дана. В воздухе буквально повисла атмосфера безнадежности и отчаяния.

-- Так, все, с меня хватит, -- решительно произнесла Нисса и поднялась на ноги. -- Вы как хотите, а я предлагаю выбираться отсюда, причем немедленно.

-- Немедленно не получится, -- я посмотрела на подругу и взглядом попросила ее сесть обратно, заставив нехотя подчиниться. -- Скоро вернется Правящий, а он мигом вычислит ваше местоположение.

-- Почему это наше? -- Нисса напряглась, окинув меня крайне подозрительным взглядом.

-- Потому что мне надо сначала отыскать ребят.

-- Ладно, в таком случае сначала убиваем тех двоих снаружи, ищем наших мальчиков и дружненько убираемся подальше отсюда.

-- Тоже вариант, но на деле -- ты забираешь с собой этих четырех, -- я указала на внимательно прислушивавшихся к разговору девушек, -- и как можно быстрее выводишь их из пещеры. А я выигрываю вам время и, заодно, узнаю, где остальные ученики.

-- Решила погеройствовать? -- в свете двух факелов, прикрепленных на каменных стенах пещеры, стало видно, как яростно сжались кулаки Дарракши-Лан. -- Не выйдет! Если ты думаешь, что я позволю тебе остаться здесь одной, то глубоко ошибаешься!

-- Мне ничего не угрожает, -- глубоко вздохнув, я поняла, что это будет тяжелая битва и попыталась успокоить девушку. -- Честно, Нисса. Ты же и сама прекрасно знаешь, что Ричарду я нужна живой.

-- А разве это значит, что он не сможет причинить тебе вреда? -- спросила она, выразительно повысив голос, и медленно покачала головой. -- Не думай, что тебе удастся вновь оставить меня не у дел. Только не в этот раз, Эль.

-- Ты же понимаешь, чем может обернуться твое упрямство? -- я открыто встретила ее взгляд.

-- Абсолютно, -- кивнула Пьющая Жизнь. -- Я не оставлю тебя, Рианоэль.

-- Ну и дура, -- обреченно вздохнув, я потерла руками лицо и признала свое поражение.

-- Как говорится, с кем поведешься! -- проворчала подруга, довольно усмехнувшись.

-- Госпожа, мы тоже...

-- Даже не думай! -- резко прервала я подавшую голос Элайну. -- Как только Летта придет в себя, вас тут не будет.

-- Но...

-- Дорогая моя, лучше послушайся свою найрин и делай, как она велит, -- поддержала меня Дарракши-Лан. -- Поверь, еще одного неповиновения она не переживет.

-- Нисса!

-- А что я такого сказала? -- притворно удивилась она.

-- Рада, что ты не утратила чувство юмора, -- мне захотелось придушить ухмыльнувшуюся подругу.

-- Оно всегда со мной.

Мы все замерли, услышав тихий стон, донесшийся из угла, где лежала Летта. Стон повторился.

-- Летта! -- вскрикнув, молоденькие целительницы дружно бросились к очнувшейся девушке.

-- Что здесь происходит?! -- раздражено откинув полог занавеси, Карл внимательно оглядел небольшое пространство комнаты и остановил свой взгляд на открывшей глаза Чувствующей. -- И как это понимать?

-- Судя по всему, -- я специально говорила немного небрежным тоном, -- Ричард сдержал свое слово, пообещав, что та дрянь, которой вы их напоили, не причинит серьезного вреда. Слава богам, девочка пришла в себя, хотя все еще очень слаба.

Минуту он сверлил меня тяжелым подозрительным взглядом, после чего перевел его на склонившуюся над целительницей Ниссу.

-- А ЭТО почему рядом с ней? -- он с отвращением скривился. -- Неужели вы действительно так доверяете этой твари, что подпустили ее к ребенку?

-- На твоем месте я бы тщательно выбирала выражения, -- медленно поднявлась на ноги Дарракши-Лан и с ненавистью посмотрела на мужчину.

-- На твоем месте я бы даже пискнуть боялся лишний раз, -- точно также ответил он.

-- За что ты так ненавидишь нашу расу?

-- А разве вас можно любить? -- казалось, заговорщик искренне удивился ее вопросу. -- Вы не люди, паршивая нечисть, которую нужно истреблять!

-- Что же это? -- подруга сделала шаг вперед, заставив его напрячься. -- Получается, раз вы люди, то лишь по праву рождения можете делать все, что вам заблагорассудится, а нас ненавидят даже за то, что мы живем и дышим с вами одним воздухом. Я все правильно поняла?

-- А разве вас незаслуженно называют Пьющими Жизнь?

-- О да, мы действительно высасываем жизненную энергию, -- не стала отпираться Нисса, -- но тогда как назвать вас, убивающих ради интереса, удовольствия и личной выгоды?

-- Заткнись!

-- Что, правда глаза колет?

-- Я сказал, замолчи!!!

Я знала, что должно было произойти в следующее мгновение. Знала, но все равно не успела вовремя отвернуться, чтобы не видеть жестокой расправы Дарракши-Лан над мужчиной. Дважды... Уже дважды подобное происходило на моих глазах, однако сегодня все было по-другому. В свой первый и единственный приезд на земли Пьющих Жизнь мне не посчастливилось увидеть, как Дантариэль использовал свою силу для наказания сородича. Однако тогда это действительно было лишь наказанием, теперь же Нисса убивала. Словно в оцепенении я смотрела, как мрачно улыбающаяся девушка медленно подошла к не двигавшемуся с места заговорщику. Как с поразительной нежностью провела отросшими когтями по его лицу. Я не могла видеть ее глаз, однако не сомневалась, что они сейчас горели двумя голубыми огнями, с завораживающе вращающимися звездами внутри. Она была прекрасна в своей убийственной мощи, в смертельной опасности, читающейся в каждом грациозном движении Нечистой. На нее хотелось смотреть бесконечно. Однако столь же сильным было желание отвернуться, закрыть ладонями уши и забиться в самый дальний угол пещеры. Эмоции и боль Карла были слишком сильны, чтобы их можно было не заметить. Рядом раздались всхлипы и приглушенный стон молоденьких целительниц. Держитесь... Держитесь... Чувствующие должны стойко переносить страдания тех, кого им довелось вытаскивать с Грани. Перед глазами замелькали кадры из жизни мужчины, его прошлое, настоящее, надежды и планы на будущее. Все мое естество восстало против его мук, но я решительно подавила в себе желание помочь и защитить умирающего заговорщика. Не в этот раз, когда над жизнями моих учеников нависла реальная угроза. Раньше я не задумываясь, встала бы между ним и Ниссой, сделала бы все возможное, чтобы оставить его в живых. Но с тех пор слишком многое изменилось в моей судьбе. Появились те, чьи жизни стали для меня дороже всего остального.

Лишь минута понадобилась Дарракши-Лан, чтобы убить мужчину, и еще столько же, на обеспокоено заглянувшую к нам Марту. Путь был свободен.

-- Судя по выражению твоего лица, ты не поражена, -- мельком глянув в мою сторону, Нисса снова отвернулась, явно не желая встречаться со мной взглядом.

-- Я уже видела однажды, как вы используете силу.

-- Дай угадаю, Дан?

-- Именно, -- я кивнула, зная, что она все равно не увидит и подошла к медленно поднимавшимся на ноги девушкам.

-- Странно, что после этого ты смогла его вновь принять. Чувствующие весьма щепетильны в этом вопросе, -- в голосе подруги послышалась самая настоящая мука.

-- Тебе ведь тоже не слишком приятно это делать, не так ли? -- убедившись, что с целительницами все в порядке, я подошла к Пьющей Жизнь и коснулась ее плеча, заметив, как разом напряглась девушка. -- Я не считаю вас монстрами, Нисса. Да, не скрою, в тот раз я была поражена до глубины души и некоторое время ненавидела присущую вам жестокость, но потом очень быстро поняла, что это не главное. Главное то, что вы с этим боретесь и одерживаете победу. Я тоже не ангел, да и вся наша гильдия, если уж на то пошло, так что нечего от меня отворачиваться. Возможно, ты только что спасла нам жизни.

-- Все-то у тебя легко и просто... -- глубоко вздохнув, она нехотя повернулась ко мне, и некоторое время пристально смотрела в глаза, ища в них опровержение моих слов. -- Ты, правда, меня не ненавидишь?

-- Глупая! -- мне захотелось хорошенько ее встряхнуть. -- Ты моя подруга. Ну, выпиваешь ты жизнь из людей, так что с того? У всех есть свои минусы.

-- Эль, ты знаешь кто? -- в глазах Ниссы стояли слезы.

-- Кто?

-- Ты моя самая лучшая подруга! -- счастливо улыбнувшись, она порывисто меня обняла.

-- Ну вот, а я то уж испугалась, что будет хуже. Все, хватит нюни распускать, Ричард медлить не будет, а значит и нам задерживаться нельзя.

Подав знак боязливо косившимся на Дарракши-Лан ученицам следовать за нами, мы с Ниссой осторожно отодвинули тяжелую ткань, отделявшую нас от основной пещеры и, не обнаружив ни единой души, крадучись вышли в длинный и широкий каменный тоннель.

-- Ты хоть представляешь, где выход? -- я говорила еле слышно.

-- Конечно, -- быстро кивнула подруга. -- У меня отличная зрительная память, так что через несколько минут будем у выхода. Если нас не задержат, конечно.

-- Тогда выводи девчонок.

-- Даже не надейся, Эль, -- резко остановившись, Дарракши-Лан схватила меня за локоть и придвинула к себе. -- Либо мы выводим их отсюда вместе и ищем парней, либо прямо сейчас разворачиваемся обратно и ждем прихода твоего будущего мужа.

-- Не шути так, -- меня аж передернуло при мысли, что Правящий действительно сможет осуществить задуманное. -- Ричард никогда им не будет.

-- А кто сказал, что я говорила про него? -- усмехнувшись, Нисса невинно похлопала длинными ресницами, в ответ на мой удивленный взгляд. -- Все, дальше без разговоров, нам надо торопиться.

Выход мы действительно нашли спустя минут семь, как и сказала Пьющая жизнь, и, подтолкнув вперед одну из учениц, я как можно тише, практически одними губами быстро дала наставления.

-- Сейчас темно, так что заметить вас будет сложно. Старайтесь держаться поближе к кустам, деревьям и зарослям, и вести себя как можно спокойнее. Чем меньше звуков вы издадите -- тем лучше, -- найдя взглядом Летту, я обеспокоенно нахмурилась. -- Ты действительно пришла в себя настолько, что сможешь выдержать весь путь?

-- Да, госпожа, я справлюсь, -- по едва слышному шепоту невозможно было определить, так ли это, но я искренне понадеялась, что сил у девушки все же хватит.

-- Отлично, тогда как только отойдете на приличное расстояние от скалы -- бегите без оглядки к лагерю. Ну, или к тому, что от него осталось. Все равно по пути вы встретитесь с кем-нибудь из наших.

-- Госпожа, как же мы можем уйти без вас? -- Элайна изо всех сил вцепилась напряженными пальцами в мою руку. -- Вы должны пойти с нами!

-- Мы последуем за вами, как только отыщем ребят. Не можете же вы допустить, чтобы с ними что-нибудь случилось.

-- Да, конечно.

-- Ну тогда поспешите, -- я решительно высвободила руку и подтолкнула ее наружу.

-- Обещайте, что будете беречь себя, госпожа! -- девочки оказались на удивление упрямы.

-- Думается, эту фразу должна была сказать я, -- криво усмехнувшись, я быстро оглянулась и прислушалась к оглушающей тишине.

Странно. Почему-то мне всегда казалось, что в логове заговорщиков должно было быть более оживленно. Ну, и хотя бы пара человек на пасту у входа. Слишком уж было тихо, словно все разом вымерли. Или же притаились.

-- Быстро уходите! -- нутром почувствовав, что здесь что-то было не так, я попятилась к стене. -- Я сказала, быстро!

Дважды им повторять не пришлось. Видимо что-то было в моем голосе, возможно страх, но подействовало это на девушек лучше всяких убеждений. Не сговариваясь, они бросились прочь из темной пещеры и как раз вовремя, так как спустя лишь пару мгновений меня скрутило от дикой боли, а позади нас раздались оглушительные крики. Видимо стражники все же были.

-- Стойте! Я разорву каждого, кто сделает еще хотя бы шаг! -- раздалось рядом со мной яростное шипение Ниссы.

Мне пришлось закусить губу, чтобы не закричать от невыносимой боли, буквально раскалывавшей голову на части. Ричард был зол. Нет, он был в ярости и выплескивал все эмоции на меня, в попытках прорваться к моему разуму. Возможно, то вино, которое мне подсунул Десмонд, было вовсе не спасением, как все думали раньше. Во рту появился привкус крови.

-- Я сказала не подходите! -- вновь повторила Дарракши-Лан.

-- Ну-ну, девочка, не горячись, -- раздался на удивление спокойный голос Ричарда.

-- Смотри, как бы эта "девочка" не порвала тебя на мелкие кусочки, -- язвительно произнесла подруга.

-- Не льсти себе, - усмехнулся Правящий. - На твоем месте, я бы лучше обратил свое внимание на нашу дорогую Чувствующую. -- Рианоэль, надеюсь, ты как всегда в добром здравии?

-- Пошел ты! -- едва вымолвила я, опустившись на каменный пол и запустив руки в волосы.

-- Как грубо, радость моя, как грубо.

-- Что ты с ней делаешь?! -- Нисса опустилась рядом со мной на колени и со страхом коснулась плеча.

-- Всего лишь хочу напомнить, что могу убить ее раньше, чем ты доберешься до меня. Поэтому, если не хочешь потерять свою подругу, или кем она там тебе приходится, то спрячь свои коготки и отойди в сторону.

-- Нет... -- я попыталась успокоить девушку, но вместо слов из горла вырвался лишь слабый хрип.

-- Прекрати делать это! -- она вновь вскочила на ноги.

-- Сначала успокойся, -- полукровка сохранял хладнокровие.

-- Ей больно! Прекрати!

-- Я уже сказал -- сначала успокойся и отойди в сторону, тогда ей станет легче.

Внезапно что-то изменилось. Нет, боль не уменьшилась, скорее, стала сильнее, и Нисса все так же не сдалась. Просто появились чувства отчаяния и всепоглощающей ненависти. Но ко мне они не имели никакого отношения, как и ко всем присутствовавшим рядом людям. Слишком знакомая энергетика, слишком родная... Боль. Ричард слишком быстро пришел в себя после секундного ослабления контроля над моей силой. На смену удивлению пришло разочарование. Не смогла. Не успела понять, кому принадлежал отголосок чувств.

-- Соскучилась? -- каким-то образом Ричард оказался рядом со мной.

-- Нисса? -- я попыталась приподняться и отыскать взглядом подругу.

-- Я здесь, -- ее голос раздался позади меня.

-- Зря вы все это затеяли, скажу я вам, -- присев на корточки, Правящий с каким-то мрачным предвкушением посмотрел мне в глаза. -- Ты ведь знаешь, что за все приходится платить, не так ли?

-- Что ты собираешься делать? -- он, наконец, оставил в покое мою голову и дал возможность нормально мыслить.

-- В этом то и вся прелесть, -- от его улыбки меня бросило в дрожь, -- все, что захочу. А чтобы у тебя вновь не возникло желания повторить подобную глупость, я приготовил сюрприз. Жаль лишь, что придется показать его раньше времени.

Этот взгляд. О, боги, как же мне не понравились искорки торжества в его пронзительных глазах. Что за гадость он еще приготовил? Грубо схватив меня за локоть, Ричард заставил подняться на ноги и буквально потащил за собой. Ниссу вели следом.

-- Думаешь, ты их спасла? -- негромко поинтересовался Правящий, чуть наклонив ко мне голову. -- Тех девочек. Ты, правда, считаешь, что им удастся сбежать от моих ребят?

-- По крайней мере, я дала им шанс.

-- Напротив, -- возразил он, -- ты лишь еще больше разозлила меня. Им ничего бы не угрожало, будь ты послушной, я всегда держу свое слово.

-- Будь ты на моем месте, поверил бы подобным обещаниям? -- я говорила спокойно, стараясь не показывать собственного волнения и страха.

-- Думаю, нет, -- он резко отстранился и, ускорив шаг, молча повел меня дальше.

На этот раз путь показался мне бесконечно долгим. Возможно, все дело было в накопившейся усталости, а может, из-за давящего чувства неизбежной беды, обреченности и опасности. Что бы ни задумал Правящий -- ничем хорошим это для нас кончиться не могло. Я буквально кожей ощущала торжество и злорадство, исходившие от мужчины, поэтому не удивительно, что к тому времени, как мы остановились посреди неосвещенного углубления пещеры, я остро реагировала на каждый шорох. Вокруг нас сгустился мрак, не позволяющий разглядеть даже поднесенную к лицу ладонь. Стало действительно страшно.

-- Куда... Что происходит?!

Вздрогнув от взволнованного крика Дарракши-Лан, я резко обернулась и подалась к подруге. Ричард легко удержал меня на месте, мертвой хваткой вцепившись в мое плечо.

-- Нисса!

-- Куда вы меня тащите?! -- голос девушки звенел от ярости. -- Эль!

-- Пусти! -- я попыталась вырваться.

-- Спокойно, девочка, -- руки полукровки тисками сжались на моей талии, буквально пригвоздив к месту, а голос эхом отозвался даже в самых дальних уголках пещеры. Возня впереди нас на какое-то время прекратилась. -- С твоей дорогой Дарракши-Лан ничего плохого не случится, если, конечно, ты не будешь больше устраивать мне неприятности. Тебя же, Пьющая Жизнь, это тоже касается, -- добавил он чуть громче. -- Те ведь не забыла, какую власть я имею над ней? Прошло всего пару минут, но если ты хочешь, чтобы я напомнил...

-- Не смей! -- испугано вскрикнула подруга. -- Я помню.

-- Ну вот и умница, -- довольно произнес мужчина. -- В таком случае ты должна понимать, что не следует злить моих ребят. Надеюсь, я ясно выразился?

-- Только тронь ее, и я лично вырву тебе сердце.

Я не могла видеть ее лица, но в голосе Ниссы больше не было страха, лишь спокойная решимость и твердая уверенность. Она не угрожала, а предупреждала Правящего о последствиях, и нисколько не сомневалась в правдивости своих слов и собственных силах.

-- Ну что ж, -- медленно протянул Ричард, прижавшись щекой к моей голове, и сильнее притянул к себе, -- я был бы дураком, если бы отмахнулся от подобного заявления Дарракши-Лан. Не сомневаюсь, у нас еще будет возможность сразиться, однако сейчас у меня несколько иные планы. Не так ли, дорогая?

Последний вопрос он произнес чуть приглушенно, потершись губами о мои волосы. Впереди раздалось яростное шипение. Пьющие Жизнь не только обладали прекрасным слухом, но и видели в темноте, как кошки. Что касается меня, то в данный момент я почти с обожанием вспоминала свою силу, от которой порой так мечтала избавиться. Я похолодела, как только его пальцы едва ощутимо прошлись по моему животу, и почувствовала, как что-то в душе оборвалось. Я прекрасно знала, что было на уме у этого ублюдка, так как буквально кожей чувствовала степень его желания обладать мной не только как пленницей или матерью, способной произвести на свет сильного наследника, но и как женщиной. И от этого становилось еще страшней. Нет, страх -- это не то слово, чтобы передать эмоции, роем клубившиеся у меня в груди, скорее смесь ужаса, ненависти, отвращения и беспомощности одновременно. Он связал меня по рукам и ногам, пленив учеников и отобрав силу.

-- Эль... -- голос подруги звучал напряженно.

-- Иди с ними, -- я заставила себя произнесли это более уверенно, чем было на самом деле. -- Я в порядке. Иди и не делай глупостей.

-- На твоем месте я послушался бы слов Рианоэль, она знает, когда следует отступить.

На какое-то мгновенье наступила тишина, а потом раздался тяжелый вздох и звук удаляющихся шагов, и я поняла, что Нисса все же смирилась с неизбежным.

-- Ты приняла верное решение, -- чуть погодя произнес Ричард подтолкнув меня в непроглядную тьму.

-- А у меня был выбор? -- я изо всех сил старалась не распластаться на каменном полу пещеры.

-- Конечно, -- стало слышно, как он усмехнулся, -- либо заставить ее подчиниться, либо оставить все как есть, и позволить мне ее убить.

-- Думаешь, Дарракши-Лан так легко убить?

-- А ты действительно считаешь их бессмертными? Не смеши меня, девочка? истинно бессмертных не существует, уж тебе ли ни знать об этом.

-- Возможно, -- я не могла ни согласиться, -- однако...

Я резко замолчала и замерла на месте под напором знакомых эмоций, которые уже ощущала на выходе из пещеры. Боль, обреченность, ярость и лютая злоба. Все настолько сильное, что легко пробилось в сознание через блок Правящего. Все настолько родное, что сердце невольно сжалось в груди. Я знала. Еще до того мгновения, как Ричард зажег факел, я знала что должно было предстать передо мной в этом проклятом месте. Но все же не была готова к увиденному.

-- Эль?!

Я буквально приросла к месту, не в силах пошевелить даже пальцем от сковавшего меня ужаса и невероятности происходившего вокруг. Хотелось выть и кричать от ярости и боли, однако губы отказывались слушаться, а голос, похоже, начисто пропал. В голове крутилась лишь одна мысль: история не может повториться, не может...

-- Крил... -- едва слышно вырвалось у меня.

Я не могла поверить в то, что это был действительно он. Практически обнаженный, окровавленный, с огромными ранами по всему телу и заплывшим от побоев лицом -- передо мной в слишком тесной для человека клетке лежал незнакомец. Он просто не мог быть моим братом. Только не он! Вот только глаза, обращенные ко мне, я ни узнать не могла.

-- Эль...

Всего лишь стон, одно слово, имя, сорвавшееся с разбитых в кровь губ... И я уже стояла на коленях, в мгновенье ока оказавшись рядом с клеткой, и, протянув руки меж железных прутьев, дрожавшими от ужаса пальцами дотрагивалась до слипшихся от крови волос.

-- Крил... О, боги, Крил... Что они с тобой сделали...

-- Не бойся сестренка, все не так плохо, как кажется, -- этот несчастный все еще пытался шутить.

-- За что? За что?! -- резко развернувшись, я с лютой ненавистью посмотрела на невозмутимого Ричарда, с легким любопытством наблюдавшего за моей реакцией.

-- Так тебе не понравился мой подарок на будущую свадьбу, радость моя? Очень жаль, я действительно старался, -- горестно вздохнув, он с наигранным сожалением покачал головой и медленно двинулся ко мне.

-- Старался? -- я вновь посмотрела на изуродованное тело брата. -- Действительно, старался. Ты за это ответишь, -- мой голос дрожал от едва сдерживаемой ярости. -- Клянусь Жизнь, я заставлю тебя заплатить за то зло, которое ты совершил!

Правящий резко остановился, буквально пригвоздив меня пронзительным взглядом к месту. Наступила гробовая тишина, нарушаемая лишь тяжелым дыханием израненного оборотня. Видимо в голове полукровки не укладывалось, как Чувствующая могла дать подобную клятву, невыполнение которой грозит ей неминуемой смертью. Надо же, меня начали воспринимать всерьез!

-- Дурочка... -- едва выдохнул позади меня напряженный Крилман.

-- Полностью согласен, -- сквозь зубы процедил Ричард, не спуская с меня горящих яростью глаз. -- Лишь полная дура могла с такой легкостью распорядиться тем, что ей не принадлежит.

-- Это моя жизнь, и лишь мне решать, стоит ли ей рисковать.

-- Ошибаешься, девочка, -- он в мгновенье ока оказался рядом и резко притянул меня к себе. -- Ты, твое тело, жизнь и воля -- все это отныне принадлежит мне. Ты хоть понимаешь, что означает твоя клятва?!

-- Конечно, -- я криво усмехнулась, глядя ему прямо в глаза. -- Либо ты умрешь, либо погибну я сама.

-- Идиотка!

Последовавшего за этим поцелуя я никак не ожидала. Страсть, нежность и любовь? О нет, мужчина, державший меня в своих объятиях и не позволивший двинуться с места, не испытывал ко мне ничего кроме чувства собственичества и злости. Этот поцелуй был призван указать на мое место, наказать, причинить боль и унизить.

-- Гадина! -- дернувшись, Ричард машинально отступил на несколько шагов и недоверчиво дотронулся до прокушенной губы, на которой уже выступили капельки крови. -- Ты меня укусила! -- взгляд мужчины с каждой секундой становился все злее.

-- Только попробуй повторить то, что ты только что сделал, и лишь укусом я не ограничусь!

-- Правда? -- от его усмешки меня бросило в жар. Медленно, словно опасный хищник, он вновь подошел ко мне и неожиданно, со всего размаха, ударил по лицу, заставив свалиться на пол и больно удариться спиной о прутья клетки. Позади меня взвыл брат. -- Запомни, Рианоэль, ты моя собственность, вещь, с которой я могу сотворить все, что мне заблагорассудиться. Не смей мне угрожать, девочка.

-- Не смей к ней прикасаться!!! -- яростное рычание Крилмана заглушило все вокруг, но внезапно что-то изменилось, и оборотень ревел уже не от ярости, а от нестерпимой боли.

Все произошло за долю секунды, и я даже не успела понять, каким образом клетка вспыхнула ярким голубым пламенем, заставив брата в агонии забиться на каменном полу.

-- Нет! -- я бросилась было к нему, но была отброшена назад силовым щитом, словно куполом, окружавшим своеобразное орудие пыток. -- Нет!!! Крил! -- вскочив на ноги, я вновь устремилась к клетке, но была вовремя остановлена перехватившим меня за талию Ричардом. -- Отпусти меня! Крил!

-- Если ты не успокоишься, ему станет только хуже, -- Ричарду явно доставляло удовольствие мое отчаяние.

-- Прекрати... -- я с ужасом почувствовала катившиеся по щекам слезы и собственное прерывистое дыхание. Только не это... Меньше всего сейчас мне хотелось разрыдаться на глазах у этого подонка, но собственному телу, по всей вероятности, было на это абсолютно наплевать. -- Не делай ему больно...

-- Попроси, -- стиснув пальцами мой подбородок, полукровка приподнял мое лицо и заглянул в глаза. -- Хочешь, чтобы он перестал мучиться -- попроси меня об этом.

-- Что? -- я на секунду оторопела, но времени на раздумья уже не было. Крил взвыл еще сильнее. -- Не мучай его... Прошу... Умоляю.

В глазах Правящего отразилось наслаждение победой, и в то же мгновенье все прекратилось -- прутья клетки потускнели, а оборотень затих, забившись в угол, и обхватил дрожавшее от напряжения и пережитой боли тело.

-- Не смей указывать, что мне делать, Нечистый, -- надменно протянул Ричард, пристально посмотрев на пленника. -- Это тебе урок на будущее.

-- Ублюдок! -- буквально выплюнул Крил и поднял на него пылающий ненавистью взгляд. -- Ты за это ответишь.

-- Кому же это, интересно? -- притворно удивился мужчина, чуть отстранившись, и посмотрел на меня. -- Возможно тебе? Отнюдь. На тебя, девочка моя, у меня совсем другие планы, нежели простые разговоры.

-- У тебя все равно ничего не выйдет, -- я попыталась вырваться из кольца его рук, но потерпела поражение.

-- Ошибаешься, дорогая, у меня в этом плане большой опыт, -- зловеще усмехнувшись, мужчина медленно прошелся по мне похотливым взглядом, уделив особое внимание груди, обтянутой тонкой тканью платья. -- Поверь, ты останешься довольной.

-- Не трогай ее! -- Крил попытался было приподняться, но по всей вероятности, сил пошевелиться у него уже не было. -- Не прикасайся...

-- Кажется, ты все-таки меня не понял...

-- Я убью его, -- мой шепот заставил Правящего позабыть об оборотне. -- Ты не получишь наследника, как бы ни старался. Если я забеременею, то убью себя и его заодно.

-- Что?

-- Ты никогда не получишь желаемое, -- твердо проговорила я, посмотрев ему прямо в глаза и отчетливо увидев во взгляде смятение. -- Пусть я пойду против всего, что мне дорого, но этому никогда не бывать.

-- Ну, это мы еще посмотрим!

У всех есть свои страхи и кошмары, преследовавшие их в самые мрачные и темные ночи. Моим кошмаром на протяжении нескольких последующих месяцев стал именно этот момент. Я ослепла. Каким-то образом, не сходя с места, Ричард погасил единственный факел, окунув нас в первородный мрак пещеры. Я остолбенела. Каждая клеточка тела буквально вопила об опасности, умоляя бежать, вот только куда? Где можно было укрыться, когда вокруг тебя кромешная тьма, а единственный звук и ориентир -- яростный рев взволнованного брата? Я осталась одна. Без способности чувствовать окружающее, без зрения, без оружия и, скорее всего, без надежды. Если честно, поверить в то, что каким-то образом этот кошмар закончится, я уже действительно не могла, однако было кое-что, что придавало мне сил -- ярость и отчаяние. Образ улыбающейся Лиры, вставший перед глазами, заставил меня очнуться и, наконец, взять себя в руки. Просто сдаться и покориться судьбе? Ну уж нет, этого позволить себе я не могла. Если не из-за себя, то ради дочери я должна была бороться.

-- Что случилось, Рианоэль? -- казалось, насмешливый голос Ричарда доносился отовсюду. -- Разве ты не способна видеть в темноте? Как жаль... Мне казалось, Дарракши-Лан способны делиться своими способностями или же это еще одна легенда, как и слухи об их бессмертии?

-- Чего ты добиваешься? -- я чуть попятилась назад, беспомощно озираясь в кромешной тьме. -- Хочешь напугать? Поздравляю, тебе это отлично удалось. И что дальше?

-- О, -- раздалось в нескольких сантиметрах от моего уха, -- дальше будет куда интереснее.

-- Тварь! Отойди от нее! Отой..!!!

Голос брата сменился яростным рычанием взбешенного зверя, и мне даже не нужно было видеть клетку, чтобы понять, что теперь в ней безумствовал огромный снежный барс. Вой, рев, звук цеплявшихся за металлические прутья когтей и гневный крик полукровки -- все слилось в один сплошной гул, эхом отразившийся от стен пещеры. Эмоции Крилмана обрушились на меня совершенно внезапно. Не отголосок, как раньше, а абсолютно все чувства, распиравшие его душу изнутри, заставляющие раз за разом прыгать на прутья клетки и испытывать почти нестерпимую боль. Колени подогнулись, и я осела на пол и изумленно огляделась вокруг. Я не знала как, возможно из-за чувств брата или ошибки Правящего, однако тот обжигающий жар, клубком разворачивающийся в моей груди я ни с чем бы не перепутала, а появившиеся вокруг очертания комнаты и находившихся в ней живых существ не оставляли сомнений -- блок Ричарда пал, вернув мне силу. Нет, ни брата, ни полукровку как таковых я не видела, лишь их ауру, однако и этого мне было достаточно, чтобы сориентироваться и, быстро поднявшись на ноги, броситься к выходу.

-- Ах ты, тварь!

Крик Ричарда сменился протяжным воем оборотня, а потом наступила тишина. Зловещая, напряженная тишина, заставившая меня резко остановиться и посмотреть туда, где находился брат. Нет...

-- Крил!!! -- в мгновение ока я оказалась рядом с неподвижным зверем.

Он был еще жив -- едва уловимое свечение ауры слегка пульсировало, даря надежду -- однако нельзя было сказать, надолго ли его хватит.

-- Не пойму, неужели тебе все это нравится? -- полукровка невозмутимо обошел меня по кругу и, подойдя к выходу, отрезав путь, остановился и посмотрел на меня. -- Ты ведь испытываешь все его чувства, не так ли? Чувствуешь, как он умирает. Разве ты не должна ненавидеть его за это?

-- Ненавидеть? -- мой голос больше походил на карканье вороны. -- Ненавидеть?! Да ты хоть понимаешь, о чем говоришь? Единственный, кого я ненавижу в этой комнате -- это ты! Я...

Боль. Нестерпимая боль в груди мешала дышать, становясь с каждой секундой все сильнее. Перед глазами все поплыло, а во рту появился металлический привкус крови. Я попыталась успокоиться, но ничего не вышло и это лишь добавило панику в общую кучу чувств.

-- Спокойнее радость моя, спокойнее, -- голос мужчины чуть дрогнул, когда он понял, что со мной происходило, -- ты же не хочешь уничтожить наше убежище, не так ли? Имей в виду, то, что не дает тебе покоя, вмиг снесет это место, не оставив никого в живых. Кроме тебя естественно. Так что прежде чем совершить очередную глупость, подумай, как ты будешь жить, зная, что на твоих руках кровь брата, учеников и подруги.

Я старалась успокоиться, честно старалась. И дело даже не в словах Правящего, хотя все сказанное было правдой -- выпущенная на свободу сила действительно разнесла бы все вокруг, не оставив и камня от этого места. Однако сдерживать ее с каждой секундой становилось мучительнее.

-- Помоги... -- обреченно вздохнув, я посмотрела в глаза напряженно застывшему возле меня Ричарду. -- Поставь блок... Я не буду сопротивляться...

-- Думаешь, я не пытался?! -- судя по панике в голосе полукровки, тот уже явно жалел, что притащил меня сюда. -- Да тебя легче убить, чем остановить!

-- Ошибаешься. Стоит лишь ее сердцу перестать биться -- как сдерживать этот поток силы будет уже некому.

-- Кто... Как ты здесь оказалась?! -- резко обернулся Ричард и напряженно замер.

-- Ты получишь ответы на все свои вопросы, но позже, моя мать давно уже жаждет встречи с тобой, -- голос Рейны больше походил на могильный шепот, от которого стыла кровь в жилах, а тело деревенело от страха. -- Сейчас же это не имеет никакого значения. У тебя осталось совсем мало времени, полукровка, -- она медленно подходила все ближе. -- Если хочешь успеть выбраться отсюда -- советую уносить ноги как можно скорее.

-- Ты... -- судя по ужасу, исходившему от Правящего, тот все же догадался о том, кто стоял перед ним под личиной хрупкой девушки.

-- Выбор за тобой, -- Посланница невозмутимо обошла его стороной и села на пол, положив мою голову себе на колени. Стало легче, по крайней мере, я смогла, наконец, вздохнуть. -- Ну что же ты ждешь, идиот? Либо погибаешь от того, что пробудил в ней, либо от меча, но уже в бою. Тебя в любом случае ожидает смерть, вопрос лишь в том, как именно ты ее примешь.

Подруга замолчала и ласково погладила меня по волосам холодной ладонью, даруя, я прекрасно это понимала, лишь короткую передышку в борьбе с рвущейся наружу силой. Прошло еще несколько секунд, прежде чем я услышала торопливые удаляющиеся шаги Правящего. Что ж, он принял решение.

-- Давно ты здесь? -- каждое движение и слово давались с трудом, но я все же немного повернулась, чтобы видеть очертания лица девушки.

-- С тех пор, как он угодил в ловушку, -- Рейна посмотрела на лежащего без признаков жизни Крилмана, даже не пытаясь скрыть от меня своих чувств.

-- Ты любишь его.

Это не было вопросом, но Посланница сочла нужным ответить:

-- Да. Это странно и немножко страшно, но мне нравится, -- она улыбнулась. -- Ни Смерть, ни ее дочери не способны на любовь, в противном случае мы не смогли бы выполнять свое предназначение. А вот я полюбила... Смешно, правда?

-- Нет, -- я ободряюще сжала ее ладонь и попыталась улыбнуться. По крайней мере, я искренне надеялась, что это выглядело именно как улыбка, а не безумный оскал. -- Это прекрасно. А он?

-- Сказал, что как только выберемся отсюда -- положит на колено и выпорет за то, что полезла за ним в самое пекло. А потом уже никогда не отпустит.

-- Я рада, что это именно ты.

-- И тебя не пугает моя сила?

-- В данный момент именно МОЯ сила может всех нас погубить, так что это был дуратский вопрос, -- сжав ладонь девушки еще сильнее, я содрогнулась от боли и закрыла глаза, стараясь сконцентрироваться на внутренней защите.

Вдох-выдох... Вдох-выдох... Я ощущала себя сосудом, в котором плещется рвущееся наружу пламя, чьи языки пытали мое изможденное тело не хуже самых кровожадных палачей гильдии Воинов.

-- Ты должна держаться, Эль, -- голос Рейны теперь доносился до меня словно издалека. -- Потерпи еще немного, это скоро закончится.

-- Больно...

-- Знаю, я знаю, подруга, но если сдашься, будет еще больнее и на этот раз не только тебе.

-- Не уходи... -- я уткнулась лицом в ее живот и обняла дрожащими руками за талию, прильнув всем телом. -- Не уходи...

-- Не волнуйся, мы будем с тобой до конца. Я и Крил.

Минуты, часы, года... Время для меня остановилось, слившись в бесконечность. Посланница что-то тихо напевала и это, почему-то, давало мне надежду и решимость бороться до конца. Песня, тепло ее тела и присутствие брата. Едва ощутимое, но такое родное. Не знаю, сколько мы так просидели, возможно, несколько минут, показавшиеся мне годами, а может и несколько часов. Я слишком отстранилась от реального мира, поэтому не сразу заметила перемен вокруг: голоса, шаги, чей-то крик и паника. Внезапно все стихло, и я почувствовала чье-то дыхание на своей щеке.

-- Моя смелая лиарни... Храбрая, сильная малышка...

Дантариэль. Здесь. Рядом. Со мной.

-- Отпусти девочку, любовь моя, я тебе помогу. Ну же, Эль... Разожми руки...

О чем он говорил? Отпустить? Разжать руки? Нет... Я не хотела шевелиться, ведь движение -- это боль. Нет...

-- Посмотри на меня, лиарни, открой глаза и посмотри. Ты меня узнаешь? -- голос Дарракши-Лан дрогнул. -- Эль, девочка моя, посмотри на меня. Ты меня слышишь? Не пугай меня так, любовь моя.

Дан волновался. Действительно волновался за меня. Он не Чувствующий, поэтому не мог понять, что со мной происходило. Я должна была его успокоить... Я должна... Тело слушалось с трудом, но мне все-таки удалось расцепить одеревеневшие пальцы и чуть приоткрыть глаза. Совсем немного, недостаточно для того, чтобы что- либо увидеть, но вполне заметно для напряженного мужчины.

-- Молодец, Рианоэль, вот так...

Я почувствовала, как оказалась в надежных руках принца, ощутила жар его тела, биение сердца и непонятную решимость, буквально исходившую от всего его естества. Что-то происходило? Но что? Не сейчас! Я вновь усилила давшие трещину внутренние щиты. Я не могла позволить себе думать о чем-либо, кроме бушевавшего в душе урагана силы.

-- Это точно поможет?

Все-таки им вновь удалось привлечь к себе мое внимание. Еще бы! Сложно удержаться, когда в нескольких метрах от себя слышишь голос Ронуэрта ля Риддоуна, правителя расы людей.

-- Да, -- тон Посланницы не допускал возражений.

Да что тут творилось?!

-- В любом случае, Дан сможет остановиться, если что-то пойдет не так, -- это заявление Шилинэра отнюдь не прибавило мне оптимизма.

-- Что... -- договорить у меня не получилось.

-- Тшшш... Все будет хорошо, лиарни, верь мне.

Верить ему? Сделав последнее усилие, я распахнула веки и встретилась взглядом с удивительными синими глазами Дарракши-Лан, жутковато блестевшими в свете зажженных факелов.

-- Твои глаза... звезды... они вращаются...

-- А твои чернее ночи, -- улыбнувшись, Дантариэль нежно очертил кончиком пальца линию моих губ.

-- Это все моя сила... -- я говорила еле слышно.

-- Да, -- он наклонился ниже, остановившись всего в нескольких миллиметрах от моих губ. -- И моя.

Этот поцелуй отличался от всего ранее мною испытанного. Он ласкал, успокаивал и приносил облегчение. Я даже не сразу поняла, что по щекам текли слезы, а руки запутались в густых волосах возлюбленного. Для нас не было никого, кроме друг друга. Он требовал -- я подчинялась, он просил -- я отдавала, он умолял -- я с любовью выполняла все, что от меня требовалось. Дан пил излишки моей силы, как обычно выпивал жизненную энергию людей. Забирал через поцелуй боль и залечивал раны. Успокаивал и дарил наслаждение.

-- Вот все и закончилось, любовь моя, -- чуть отстранившись от меня, произнес Дарракши-Лан, как только я посмотрела на него все еще затуманенным после поцелуя взглядом, -- мы победили.




Эпилог




-- Госпожа Рианоэль, вы опоздаете!

-- Ну поторопитесь же, а то все самое интересное пропустим!

-- Я говорила, что не хочу никуда идти, и уж тем более на этот дуратский праздник! Сами виноваты, -- резко отвернувшись от учениц, я раздраженно прошлась по комнате, и удрученно подумала, что убирать весь беспорядок, учиненный этими девицами, придется именно мне. -- И вообще, что я там забыла?

-- Как это "что"?! -- на лицах Чувствующих было написано неподдельное удивление. -- Так вашу же победу праздновать будут!

-- Ну во-первых, победа была общей, а во-вторых, нечего здесь праздновать,-- я вновь отвернулась, не дав им заметить промелькнувшей в моем взгляде боли. Да, мы победили, вот только какой ценой. Никогда мне уже было не забыть растерзанное тело Эрика, успевшего за подмогой, однако не сумевшего увернуться от смертоносной силы полукровок. Не выбросить из головы остекленевший взгляд Вейна. Братья, друзья, семья... Нас слишком много связывало, чтобы я могла улыбаться и с легкостью жить дальше. С детства я запрещала себе привязываться к другим, опасаясь боли потери. Видимо раньше я была мудрее.

-- Мам, ты еще не готова?!

Обернувшись, я не смогла сдержать улыбки, глядя на маленькое чудо, грозно упершееся кулачками в бока и посматривающее на меня из-под недовольно сведенных бровей.

-- Мааам!

-- Может, ты все-таки сходишь на площадь с Крилом? -- я вновь попыталась уговорить дочурку оставить меня в покое, заранее зная, что ничего у меня не выйдет.

-- Ты обещала! -- на меня укоряюще направили пальчик.

-- Знаю-знаю, -- пришлось тяжело вздохнуть и вновь посмотреть на платье, которое для меня откопали эти девчонки: длинное, белоснежное, с затейливыми узорами, похожими на те, что рисовал мороз в зимние деньки на окнах, и золотой вышивкой по краям подола, длинных рукавов и лифа. -- Где вы его нашли?

-- Крил принес, -- слишком быстро ответила Лира, потешно шикнув на взрослых учениц. -- Он сказал, что это тебе в подарок, -- чуть нахмурившись, девочка снова обратила свое внимание на меня. -- Тебе не нравится?

-- Нравится, -- вздохнув, я села на постель и провела рукой по мягкой теплой ткани, -- но слишком уж шикарно.

-- Тогда надевай, -- дочь была непоколебима, -- и накидку не забудь!

Выйдя через пятнадцать минут из своей комнаты в академии, где мы продолжали жить последние три недели после всех событий, я вымучено улыбнулась ожидавшей нас парочке. Крил и Рейна. С тех пор, как брат очнулся после плена, он уже ни на шаг не отпускал от себя Посланницу, буквально пожирая взглядом довольную девушку. Все-таки как мало нужно было нам для счастья -- лишь знать, что твои чувства взаимны. И ему было абсолютно наплевать на то, кем она являлась, что еще больше трогало сердце отважной маленькой Посланницы.

-- Какая ты красивая, Эль! -- во взгляде подруги было столько восхищения, что я невольно смутилась.

-- Моя сестренка! -- с гордостью в голосе выдал Крилман, звонко чмокнув меня в макушку и взяв под руку. -- Ну что, красавицы, покажем народу, как веселятся настоящие герои?

-- Иди уже, герой, -- усмехнувшись и взяв за руку светившуюся от радости дочурку, я позволила брату нас увести.

Много всего произошло за эти недели. Начну с того, что наутро после битвы в пещере проснулась я уже в своей комнате... и не одна. Дан не разжал своих объятий даже когда, распахнув дверь, к нам вбежала зареванная Лирица. Как объяснил он, часом позже, оставшись со мной наедине, чуть покусывая мою шею и исследуя руками обнаженное тело, девочка должна была привыкать стучать в родительскую дверь и дожидаться ответа. Ведь кто знал, чем мы могли заниматься в нашей спальне. Спорить с ним было бесполезно, ведь наследный принц умел таааак убеждать... А потом сказка кончилась, явив жестокую правду жизни. Ричард, как и говорила Посланница, погиб в бою, как и многие его последователи, а моя тетка была взята в плен вместе с уцелевшими. Они были уже приговорены. Отдать последнюю дань памяти погибшим пришли все: люди, оборотни, Дарракши-Лан, полукровки. Нас объединило горе, а в день казни сплотил гнев. Тело Эрика, возле которого безутешно рыдала мать... Ледяные губы Вейна, в которых больше не было жизни... Больше всего времени я провела возле него, Чувствующего, полюбившего меня всем сердцем и отдавшего жизнь ради спасения нескольких рас. Разве могла я предположить, что его не станет? Моего ученика, соратника, возможного спутника. Разве могла подумать, что карие глаза, с любовью и теплотой взиравшие на меня, навсегда погаснут? Именно я провожала его в последний путь и, поцеловав неподвижные губы, зажгла яростное пламя, очистившее тело и освободившее его душу от безжизненной оболочеки.

Наверное, это не правильно -- схоронив одного дорогого тебе мужчину, забываться в объятиях другого. Но иначе я бы не смогла жить. И то, что я чувствовала к Вейну, нельзя было сравнить с тем, что пробуждал во мне Дантариэль. Чувствующий был схож с легким летним ветерком, способным унести все печали и невзгоды, заставить улыбнуться и почувствовать душевную теплоту. Дан же... Он был моим воздухом, тем, без кого я не смогла дышать, жить и идти по жизни. Он был тем, кого я выбрала, кого полюбила и кому доверилась. Он был моей жизнью. И тем больнее было мне узнать о его отъезде на свои земли всего через неделю, что мы провели вместе.

-- Мам, смотри, там дядя Гор! -- восторженный голосок Лирицы вернул меня в настоящее.

-- Вижу, дорогая, -- улыбнувшись дочери, я вновь посмотрела на наставника, что-то активно обсуждавшего с мужчиной, который находился к нам спиной. -- Думаю, не стоит его пока отвлекать, как ты считаешь?

-- ДЯДЯ ГОР!!! -- на окрик громогласной малышки обернулась половина площади. И Грейгор в том числе.

-- Ох, и кто это тут у нас? Неужели моя любимая девочка?! -- ловко подхватив на руки подбежавшую к нему девчонку, Чувствующий довольно потерся щекой о ее волосы и поцеловал в щечку. -- Ну, Ваше Величество, как вам наша малышка? Правда, она просто красавица?

-- Истинно так, -- при звуке этого голоса, я так и замерла на месте, всеми силами постаравшись скрыть взбунтовавшиеся эмоции. -- Но это и не удивительно, -- меж тем продолжил правитель Дарракши-Лан и обернулся ко мне, -- учитывая какой красотой наделена ее мать.

-- Благодарю вас, Ваше Величество, -- мне все-таки удалось спокойно улыбнуться и присесть в неглубоком реверансе.

-- К чему эти условности, Рианоэль? -- мужчина сморщился, словно вместо обычных норм этикета я заставила его проглотить целый лимон. -- Во-первых, мы слишком обязаны тебе, чтобы позволить приклоняться. А во-вторых... -- он внезапно осекся. -- Впрочем, пока хватит и первого. К тому же, на наших землях, помнится, мы общались куда свободнее.

-- Что ж, в таком случае, Лиэр, -- я выделила его имя и мягко улыбнулась, -- я очень рада вновь тебя видеть. Как поживает Тайра?

-- Как счастливая беременная женщина.

Правительница Дарракши-Лан появилась так незаметно, что я еле удержала собственную руку со спрятанным в рукаве небольшим кинжалом. Еще один отпечаток, оставленный мне этой войной -- теперь безоружная из дома я не выходила. К сожалению, мой жест не остался незамеченным.

-- Ваше Величество, я бы посоветовал вам впредь не подходить ни к кому из-за спины. К тому же столь резко, -- Грейгор опустил Лиру на землю и укоризненно взглянул на меня.

-- Я что-то сделала не так? -- улыбка Тайры несколько потухла.

-- Нет, все в порядке, просто в последнее время нам через многое пришлось пройти, вот нервы и расшалились, -- искренне улыбнувшись, я подошла и обняла успокоившуюся после моих слов девушку, и обернулась к стоявшим поодаль брату с Посланницей. -- Крила вы оба знаете, а это моя подруга и судя по всему, будущая невестка, Рейна. Ну о Лирице, вы, я думаю, уже наслышаны... Постой... Беременная женщина? -- до меня только сейчас начали доходить слова правительницы. -- Ты беременна?!

Не знаю, кто из нас визжал больше -- я, Тайра или же подоспевшая к последней фразе Нисса. Вообщем, застряли мы надолго. И так бы и простояли на одном месте, восторженно обсуждая будущего младенца и осыпая поздравлениями супругов, если бы ни спустившийся с помоста Силиэр.

-- Как поживает наша Чувствующая? -- меня обняли, приподняли над землей, звонко чмокнули в нос и поставили на ноги, внимательно оглядев с ног до головы. -- Судя по всему, в мое отсутствие тебя не обижали.

-- Ха, обидишь ее!

-- Кто бы говорил!

Обернувшись, я с улыбкой взглянула на препиравшихся Дарракши-Лан, еще одну мою любимую парочку -- Ниссу и Шилинэра. Судя по взглядам, которые оба бросали друг на друга, когда думали, что этого никто не видел, этих двоих ждало неплохое будущее.

-- Тоже заметила? -- усмехнулся Сил, проследив за моим взглядом.

-- Этих невозможно проглядеть, -- вновь обернувшись к принцу, я нежно потрепала его вихры и, не сдержавшись, крепко обняла. -- Я рада, что с тобой все хорошо.

-- Я тоже рад, что все сложилось столь удачно, -- парень погладил меня по спине, так и не разжав объятия.

Как мы узнали во время битвы, Вейн, Грейгор, Силиэр и мои ученики наряду с несколько десятками представителями разных гильдий, после идеи, поданной Вейном, стали осваивать и другие особенности нашей силы. Правитель полностью поддержал эту идею. А Сил и Десмонд, которого после окончания противостояния и встречи с отцом приняли в гильдию Правящих, являлись представителями двух рас, наблюдавших за этими экспериментами. Не так давно мне все же удалось встретиться с полукровкой и серьезно поговорить.

Он пришел ко мне в академию сразу после отъезда Дантариэля, и застал врасплох. Я на какое-то время даже замерла у открытой двери, держа его на пороге комнаты.

-- Не впустишь? -- он окинул меня насмешливым взглядом и усмехнулся, однако исходившее от него напряжение не могло меня обмануть. Он переживал и боялся, что я могла его оттолкнуть после всего произошедшего.

-- Как же я могу отказать Вам в гостеприимстве, Ваше Высочество? -- я растянула губы в подобострастной улыбке и присела в реверансе, после чего посторонилась. -- Прошу Вас, проходите.

-- Нет, -- он остался стоять на месте, -- если я и зайду к тебе, то только как друг и родич, а не сын правителя. Эль... -- во взгляде Десмонда мелькнули боль и сожаление. -- Я пришел сюда, чтобы поговорить и объясниться. Прости, что так поздно, но раньше не вышло. Я... Я все тот же полукровка, которого ты встретила однажды в подворотне и хорошенько приложила о стену. Я...

-- Не надо, -- твердо произнесла я и прошла вглубь комнаты, остановившись возле окна. На губах заиграла нежная улыбка, но мужчина этого не видел, так как я осталась стоять к нему спиной. Ничего, он заслужил того, чтобы немного помучиться.

-- Ты не хочешь меня видеть? -- голос Десмонда звучал глухо.

-- А как бы ты вел себя на моем месте? -- я заставила себя говорить ровным, ничего не выражающим тоном, и даже в мыслях постаралась не показывать полукровке, что давно уже его простила. -- Ты хоть понимаешь, что я почувствовала, поверив, что ты мог нас предать? Что было бы, если бы я сдалась и не вернулась с Грани? Так играть чувствами... Ты хороший актер, Десмонд, просто великолепный.

-- Проклятье, я вовсе не хотел всего этого! -- он все же вошел в комнату, громко захлопнув за собой дверь, и быстро подошел ко мне. -- Поверь мне, Эль, я безумно испугался, когда понял, что мы натворили. Тогда, в моем доме... -- он глубоко вздохнул и выдохнул, выдав свое волнение. Я обернулась. -- Твои мысли не давали мне покоя. Ты даже не представляешь, сколько раз я порывался рассказать тебе все до мельчайших деталей, только бы, не слышать, как ты думаешь о смерти. Это было невыносимо, -- он с болью посмотрел мне в глаза. -- Я не хочу тебя терять, сестренка.

-- А та воронка? -- я была неумолима и била точно в цель, мгновенно заметив, как побледнел после моего вопроса Правящий. -- Ее ведь наслал ты, не так ли? Не так давно ты хотел меня убить, а теперь боишься потерять? Не находишь, что это немного странно?

-- Тогда мы не были знакомы, -- было видно, что каждое слово давалось ему неимоверно тяжело. -- Мне было необходимо доказать свою преданность Лилиан, но убивать тебя я не собирался. Эта стерва отыскала меня в Меркойне и сочинила красочную историю о том, как безумно сожалеет, что отказалась от меня, и открыла правду об отце. Сначала я не поверил, но позже она предоставила мне слишком много фактов, чтобы сомневаться в ее словах. Тогда же я и узнал про заговор, -- Десмонд отошел от меня и устало опустился на постель, словно силы вдруг его покинули. -- Я не знал, что мне делать и посоветовался с кормилицей. Надеялся, что она, с ее даром, смогла бы мне что-нибудь подсказать. Элана посоветовала мне обратиться к ее сестре, которую весьма ценил правитель, -- он напрягся и вскинул голову, посмотрев мне в глаза. -- Ее звали Друсилла.

Я обомлела и с трудом перевела дыхание. Так вот кого мне так напоминала радушная старушка, встретившая в ненавистном мне особняке. Она ведь упоминала, что тоже потеряла кого-то в этой бессмысленной войне, вот только не уточнила, кого именно.

-- Так значит...

-- Именно, -- подтвердил полукровка, прекрасно зная, что я хотела сказать. -- Госпожа Друсилла была родной сестрой моей кормилицы. По отцу. Как ты понимаешь, от Видящих скрыть что-то просто невозможно, тем более, родственные связи.

-- Понятно, -- пробормотала я.

-- Она знала, что на площади в день праздника тебя не будет, и пообещала защитить Ниссу, -- вновь продолжил он, отведя взгляд. -- Тогда я напал в первый раз, прекрасно зная, что Ричард следил за каждым моим шагом. Ты даже представить себе не можешь, как я был счастлив, когда узнал, что с Дарракши-Лан все действительно было в порядке. Я ведь боялся, что убил ее, -- он горько усмехнулся и потер руками лицо. -- Потом я встретил тебя. Друсилла говорила мне, что ты сильная и вполне способна устоять перед проявлением моего дара, но я, честно говоря, ей не поверил. Тогда на кладбище я отчаянно пытался найти другой выход из положения, не хотел причинять тебе вреда, но за мной все время наблюдали, и пришлось напасть во второй раз, понадеявшись лишь на чудо. К счастью, ты спутала все карты моим наблюдателям, когда едва не забрала меня с собой за Грань. Я тогда подумал, что в первый раз на собственной шкуре ощутил свою силу, -- он задумчиво посмотрел на меня. -- Это больше походило на расплату за все мои действия и здорово напугало Лилиан. Она боялась остаться без основного козыря в моем лице, поэтому тебя было решено оставить в живых и привести в Меркойн.

-- Чтобы стать твоей женой и матерью наследника, -- холодно добавила я. -- Эту часть я прекрасно помню, можешь не продолжать.

-- По крайней мере, тебя больше не пытались убить, -- мрачно произнес Десмон и вновь вскочил на ноги. -- Я виноват перед тобой, Эль, но ни о чем не жалею. Я поступал так ради спасения многих людей, да и твоего тоже, если подумать. Поэтому ты не имеешь права меня осуждать! Ты не можешь меня ненавидеть за то, что я старался тебя защитить! Ты не... -- он осекся, заметив насмешливую улыбку и считав все мои мысли, которые я только что ему открыла. -- Как тебе это удалось?!

-- Я быстро учусь, -- усмехнувшись, я медленно направилась к нему. -- Как видишь, не ты один обладаешь хорошими актерскими способностями.

-- Так ты не сердишься на меня? -- полукровка пытливо заглянул мне в глаза.

-- Уже нет, -- я покачала головой и улыбнулась, -- просто хотела, чтобы ты немного побыл в моей шкуре, прежде чем узнал правду.

-- Стерва, -- фыркнул он и с любовью прижал меня к своей груди, крепко обняв.

-- Не правда, -- возмутилась я. -- Я сама доброта и невинность.

-- Кто спорит то? -- насмешливо протянул родич. -- Своя жизнь дороже!

Мы оба засмеялись, и некоторое время простояли совершенно неподвижно, наслаждаясь покоем и единением душ. У меня появился еще один брат, и я была этому по-настоящему счастлива.

-- Не грусти, -- тихо прошептал на ухо Силиэр, оторвав меня от воспоминаний. -- Сегодня нет места для печали.

-- Я постараюсь, -- глубоко вздохнув, я отстранилась и, наконец, решилась задать вопрос, интересовавший меня сейчас больше всего. -- А где Дан? Он не приехал?

-- Приехал, но... Видишь ли, он слишком занят, -- Сил отвел взгляд, словно не решаясь посмотреть мне в глаза.

-- Слишком занят? -- на душе стало тяжело, а сердце тревожно забилось. -- Что-то случилось?

-- Нет, все в порядке. А тебе, Силиэр, не следовало бы ее пугать, -- Тайра с укором посмотрела на стушевавшегося парня.

-- Дантариэль -- наследный принц, у него есть обязанности, от которых он не вправе уклониться. Просто подожди его еще немного. И, кстати, нам тоже пора, -- с этими словами правящая династия Дарракши-Лан удалились, успев напоследок мне улыбнуться, а Силиэр даже подмигнул.

Если Лиэр таким образом хотел меня успокоить, то старался он напрасно. Напротив, после этих слов, тяжесть на душе стала еще ощутимее, а в голову лезли самые паршивые идеи. Он возвращался домой и никогда больше не вернется на земли людей? Или Рихнер снова не пропустил его ко мне? Нет, глупости, Сил же сказал, что он приехал. Но тогда что могло означать его отсутствие? Почему он сразу не пришел ко мне? Наследный принц... Что если он осознал реальность и понял, что мы не могли быть вместе? Это уже больше походило на правду.

-- Эль...

-- Мама, смотри, начинается! Мама, там правитель! Мама, смотри! -- резко перебив дернувшегося ко мне брата, Лира нетерпеливо запрыгала на месте и попыталась утянуть меня в самую гущу столпившихся на площади людей.

-- Хорошо-хорошо, идем, дорогая, -- я заставив губы растянуться в улыбке, и, взяв дочку на руки, направилась вперед.

-- Грейгор! -- голос Крилмана звенел от напряжения.

-- Ну-ка дай сюда мне мою малышку, Эль, -- наставник, словно по команде забрал у меня дочь и незаметно переглянулся с оборотнем.-- Не дело девушке таскать дитя, когда рядом есть мужчины.

-- Эль, думаю, будет лучше, если я тебе кое-что объясню...

Голос брата потонул в восторженном гуле толпы при виде вышедшего на помост правителя, позади которого встал Десмонд. Я не думая, двинулась вперед и постаралась получше рассмотреть друга, поэтому даже не заметила, как меня оторвало волной людей от семьи. Я медленно пробиралась вперед, поражаясь и до слез радуясь каждому слову Ронуэрта ля Риддоуна. Радовалась и одновременно не могла поверить, как впрочем, и все присутствующие на площади люди. Этот день точно войдет в летописи, так как не часто правитель извинялся за свои ошибки перед народом, приклонив перед ним голову. Не часто он признавал свое поражение перед сердцами тех, кто был в изгнании. Еще реже он называл своим наследником полукровку, не только признав в нем сына, но и раскрыв невозможную и запретную во все времена связь. Больше не существовало запрета на браки разных гильдий, больше не следовало бояться детей смешанных кровей, отныне матерям не пришлось бы укрывать свое чадо и опасаться за его жизнь. Наступала новая эра, новый виток в истории нашего мира.

Ронуэрт поведал людям все, не став утаивать о поселении полукровок, их роли, как хорошей, так и плохой, в истории с заговорщиками, но не обошел вниманием и жестокость людей, сделав упор на то, что между нами не было никакой разницы. Было еще много слов, но в них я уже не вслушивалась, не в силах сдержать счастливой улыбки и слез радости. Какое же это странное чувство -- осознание того, что мечта, с которой ты жила на протяжении всей жизни наконец-то сбылась. То, ради чего погибли мои родители, ради чего мы сами бились и многие сложили головы -- мир, объединение, счастье.

-- Мы должны сплотиться, если не хотим повторения этой войны, -- меж тем продолжал правитель. -- Люди и Нечистые, разные расы, которых связывает стремление к миру и процветанию. И в знак объединения наших народов, для меня четью будет объявить о свадьбе наследного принца Дарракши-Лан Дантариэля нэй Аррткура, которая состоится сегодня же, да на самом деле, прямо сейчас, -- усмехнулся правитель, -- если он, конечно, добьется согласия невесты.

Дантариэль был прекрасен. Черные, как смоль волосы чуть подстрижены и убраны назад, широкие плечи подчеркивал белоснежный камзол, с золотой вышивкой по краям, а взгляд не оставлял сомнений в силе его обладателя. Он был настолько прекрасен, что мне на миг стало нечем дышать при виде того, как медленно он вышел на помост. А может дыхание перехватило из-за боли? Свадьба. Только теперь слова Лиэра о долге наследного принца полностью дошли до моего сознания. Только теперь стало понятно поведение Силиэра. Жизнь жестока, слишком жестока, вот только, похоже, в череде событий последних лет, я совершенно об этом забыла.

Не в силах вынести вида невесты того, кому отдала свое сердце, я ринулась прочь, отчаянно пробираясь через толпу и практически ничего не видя полными слез глазами. Лишь на мгновенье остановилась и подумала о дочери, но та осталась в надежных руках. Ничего страшного не произойдет, если несколько часов она побудет в обществе полностью покоренных ею мужчин. Мне же это время было необходимо, чтобы взять себя в руки. И тогда, возможно, я снова смогла бы улыбаться.

До конца площади оставалось совсем немного, когда что-то перегородило мне дорогу. Что-то, при ближайшем рассмотрении оказавшееся огромным шипастым хвостом.

-- Куда-то спешишь, девочка? -- на меня с пониманием взглянули мудрые глаза древнего как мир дракона.

-- Рихард? -- замерев от неожиданности, я с изумлением окинула взглядом эту огромную тушу, не совсем понимая, что он здесь делал. -- Но как?

-- На крыльях, -- он оскалился, заставив кого-то за моей спиной истерично взвизгнуть и потерять сознание. Ничего удивительного, улыбка дракона кого хочешь напугает.

-- Я не об этом. Как... Впрочем, неважно, -- я откинула с лица выбившиеся волосы из уложенной короной косы, и, глубоко вздохнув, собралась с мыслями. -- Надеюсь, мы еще увидимся, Рихард, а сейчас мне нужно идти.

-- И куда это, позволь спросить, ты собралась?

Этот голос. Низкий, чарующий и приносящий страдания. Мне надо было бежать, наплевать на гордость и нестись отсюда сломя голову, но вместо этого я обернулась, чтобы встретиться взглядом со звездами в темно-синих глазах.

-- Странно слышать от Вас подобный вопрос, Ваше Высочество, -- я заставила себя чуть склонить голову в знак приветствия и сцепила за спиной руки. -- Не ожидала, что мой маршрут Вас так заинтересует.

-- Поверь мне, интересует, еще как интересует, -- медленно, словно хищник, нацелившийся на свою жертву, он двинулся на меня, не отрывая взгляда от моего лица. Напряженный, собранный, опасный. -- Спасибо, Рихард, отныне я твой должник.

-- Всегда пожалуйста, -- за моей спиной раздалось довольное урчание. Никогда бы не подумала, что драконы были способны издавать подобные звуки. -- И кстати, девочка, надеюсь, ты скажешь ему об этом сама.

-- Что? -- обернувшись, я замерла под тяжелым взглядом огромной ящерицы, как любила его когда-то называть, и почувствовала, как заалели щеки. Я знала, что он имел в виду. Точнее узнала... Только что.

-- Так что ты должна мне сказать? -- жаркое дыхание коснулось волос... уха... щеки... шеи... Его руки обхватили меня за талию и медленно, но настойчиво развернули к себе лицом.

-- Отпусти, -- я напряглась, вспомнив, наконец, где мы находились. Люди с любопытством наблюдали за нашими действиями, ожидая финала этой истории. К сожалению, среди них была и его невеста. -- Пусти! -- я изо всех сил попыталась вырваться, но не смогла сдвинуться ни на шаг.

-- Ты действительно этого хочешь? -- в голосе Дантариэля проскользнули непонятные мне нотки. Словно он... боялся. Вот только с чего бы Дарракши-Лан бояться?

-- Хочу, -- я медленно приподняла подбородок и заставила себя посмотреть ему в глаза. -- Если ты не уважаешь меня, так пощади, хотя бы чувства своей невесты. Не думаю, что ей понравится устроенное тобой представление.

-- Пощадить чувства невес... -- несколько огорошено начал было мужчина и внезапно рассмеялся. Счастливо, заразительно и облегченно. -- Ты сумасшедшая, знаешь об этом? Самая чокнутая Чувствующая в мире и именно поэтому, наверное, я так сильно тебя люблю. Хочешь познакомиться с моей невестой? -- не обратив внимания на мой огорошенный вид и отчаянье, мелькнувшее во взгляде, он чуть отстранился, что-то достал из кармана, сжав в кулаке, и только после этого хитро взглянул на меня. -- Рианоэль, как ты думаешь, где меня носило все это время?

-- Понятия не имею, -- я изо всех сил старалась сохранить хладнокровие и не рвануть прочь.

-- Если бы ты меня об этом спросила, я бы ответил, что две последних недели как идиот метался между нашими землями и старался найти подходящий дом, в который приведу свою жену. Точнее два дома: один здесь, а другой на землях моего народа.

-- Меня это не каса...

-- Также, -- перебил меня Дантариэль и продолжил, чуть приблизившись и обхватив мои сцепленные за спиной руки, словно боялся, что я могла убежать, -- я заканчивал и передавал все свои дела, чтобы иметь возможность без каких либо казусов, вступить в должность посла Дарракши-Лан на землях людей. Тем более что после того, как Тайра родит сына, именно он будет наследным принцем.

Здорово, значит, мне придется лицезреть его счастливую семью всю оставшуюся жизнь, если я захочу сохранить хорошие отношения с Нечистыми. Впору было выть от счастья!

-- А еще, -- внезапно Дан прижал меня к себе так сильно, что на миг у меня перехватило дыхание, и едва ли не замурлыкал на ушко, -- это время я потратил на мечты о том дне, когда увижу ту, кого люблю больше жизни в белом платье с символами нашего рода. Символами, -- он чуть отстранился, следя за тем, чтобы я слышала каждое его слово, -- вышитыми золотом на белоснежном полотне. -- Поднеся руку к моей щеке, он дразнящее прикоснулся к коже и медленно спустился вниз, к лифу, туго обтянувшему мою судорожно вздымающуюся грудь. -- Ты видишь, лиарни? Золотое на белом. Правда, это прекрасно?

Меня бросило в жар. Дан не мог лгать, это было бы слишком жестоко. Не мог. И не лгал. Это читалось в его глазах, в каждом его жесте, в том, как крепко, словно боясь отпустить, он прижимал меня к себе, как забыв о своем статусе, пытался что-то доказать глупой девице, до сих пор не верившей в свое счастье.

-- А знаешь, любовь моя, о чем я еще мечтал? -- он нежно обхватил пальцами мой подбородок и чуть приподнял его так, чтобы наши взгляды встретились. -- Как загляну в ее глаза и медленно, не спеша, надену на палец кольцо, скрепив клятвы. Как вновь поцелую сладкие губы, сводящие меня с ума. Как назову ее своей и никогда уже не отпущу. Ты ведь понимаешь, о ком я сейчас говорю, не так ли, Рианоэль? Ты же не могла усомниться в моей любви к тебе, лиарни, не так ли? Ты ведь не настолько глупенькая, девочка моя, чтобы подумать о том, что я могу захотеть кого-то другого, правда? Ты ведь доверяешь мне, Рианоэль?

-- Дан... -- дыхание сперло от рвущихся наружу эмоций. -- Я такая дура... О боги, как же я тебя люблю! -- обняв Дантариэля, я уткнулась лицом в его камзол, надеясь, что он не заметил моих слез. Заметил.

-- Действительно любишь? -- приподняв мое лицо, он грозно сдвинул брови, однако глаза его лучились счастьем. -- И будешь любить всегда?

-- Всегда.

-- И не будешь мне перечить?

-- Не буду, -- я отчаянно замотала головой и искренне улыбнулась.

-- Будешь почитать меня своим мужем, и подчиняться во всем? -- его взгляд казалось, проник мне в самую душу.

-- Только если это не будет противоречить моим желаниям! -- мне все-таки удалось вправить себе мозги и не наобещать того, о чем впоследствии смогу пожалеть. Позади нас раздался взрыв хохота -- мы вновь позабыли о свидетелях этого разговора.

-- Так ты согласна стать моей женой? -- улыбнувшись, спросил Дантариэль, не позволив мне отвести взгляд.

-- Да, -- я все же успела заметить, каким торжеством вспыхнули его глаза перед тем, как он надел мне на палец кольцо в форме переплетенных меж собой двух тонких веточек, со звездой на каждом листочке. Я -- Жизнь, целительница, Чувствующая, и он -- Дарракши-Лан, Пьющий Жизнь, моя звезда.

Рядом взревел Рихард, объявив всему миру о сплетении двух судеб, я же, оторвавшись от губ возлюбленного, привстала на цыпочки и потянулась к его уху.

-- Лира ведь знала, не так ли?

-- Конечно, -- он усмехнулся и потерся губами о мою шею, вызвав дрожь удовольствия, -- эта девочка первая, у кого я попросил твоей руки и поверь, досталась она мне ох как нелегко.

-- Ты будешь хорошим отцом, Дантариэль нэй Аррткур, -- я провела языком по его уху и чуть укусила за мочку, заставив дернуться и чуть крепче сжать объятия.

-- Я буду прекрасным мужем Рианоэль и великолепным отцом для всех детей, которых ты мне подаришь, будь то Лирица или те, кто появятся позже, -- произнес он чуть охрипшим голосом, заставив меня довольно улыбнуться.

-- Видимо придется тебе всерьез взяться за Лиру, чтобы через восемь месяцев не ударить в грязь лицом, любовь моя.

Нежно поцеловав застывшего после моих слов принца в щеку, я выбралась из его рук и, медленно пошла прочь, заприметив нетерпеливо прыгающую возле Грейгора Лирицу. Интересно, сколько же времени понадобится Дану, чтобы...

-- Рианоэль!!!

Нет, все-таки иногда меня просто поражала скорость, с которой двигался этот Дарракши-Лан. Нечисть и есть нечисть, что с него взять?

-- Ты уверена? -- голос мужа чуть дрогнул, когда он робко прикоснулся ладонью к моему пока еще плоскому животу.

-- Я Чувствующая, мы это знаем наверняка.

-- Моя! -- сколь нежными были объятия, словно Дантариэль боялся повредить нам с малышом, столь же страстным был поцелуй, которым наградил меня этот принц с самыми прекрасными глазами, которые, я надеялась, скоро будут и у его сына. -- Люблю тебя, жена моя.

-- Люблю тебя, муж мой.

Прижавшись к нему всем телом, я улыбнулась. Вот и у моей истории оказался счастливый конец. Хотя почему же конец? Начало. Это было лишь началом нашего совместного путешествия по дороге жизни. И кто знает, какие приключения ждали нас в будущем. Кстати новость о братике привела Лирицу в такой восторг, что я искренне посочувствовала мужу и всем окружавшим нас мужчинам, которых эта малышка взяла "на обучение, чтобы показать как детей воспитывать надо". И наблюдая, как любимый ласково возился с девочкой, как нежно улыбался мне, я вдруг поняла, что действительно знала, что такое счастье.



Конец

Казань, июль 2012г.


Глава 14 | Танцующая со Смертью. Лабиринт надежды |