home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 10




Просыпаться было неимоверно тяжело. Все тело ломило от долгого нахождения в холоде и сырости, а зубы выбивали мелкую дробь. Как же было холодно! Последние два дня слились в один сплошной кошмар: меня все время куда-то несли, везли на лошади, снова несли, причем улучшений в моем состоянии не наблюдалось. Голова гудела лишь сильнее, не позволяя придти в себя. Сначала я списывала это на удар, пришедшийся недалеко от виска, но позже поняла, что ощущения больше походили на те, которые были у меня возле тоннеля под обрушившимся домом. Словно кто-то блокировал мою силу. Но как такое возможно?

Открыв глаза, я какое-то время не могла понять, где находилась. Это место явно отличалось от небольшой посадки, мимо которой мы проезжали в последний раз, до того, как я уснула от изнеможения. Темное, сырое и холодное помещение было довольно тесным и пахло плесенью. Нет, я, конечно же, не рассчитывала на шикарные апартаменты, но если не хотели сразу убивать, так зачем было замораживать до смерти? Или же они получали удовольствие от продолжительных мучений своих пленников? Перед глазами тут же встало улыбающееся лицо Десмонда, и сердце сжалось от боли. Я так и не смогла смириться с мыслью о том, что он мог нас предать. Почему-то не смогла. Странно, ведь мы знали друг друга не так давно, но та невидимая связь, что была между нами, оказалась для меня покрепче каната. Именно она не позволяла мне поверить в случившееся и постоянно заставляла искать оправдания для такого поступка полукровки. Но на данный момент я их так и не нашла.

Медленно потянувшись всем телом и разминая затекшие мышцы, я невольно застонала.

-- Здесь кто-то есть? -- раздавшийся недалеко от меня тихий мужской голос стал полной неожиданностью.

Я замерла и попыталась унять бешено заколотившееся сердце. Я узнала этот голос!

-- Дан?! -- наплевав на то, что тело еле двигалось, я перевернулась на колени и поползла туда, где зашевелился Дарракши-Лан. -- Дантариэль, это правда ты?

-- Эль? Что, тьма тебя побери, ты здесь делаешь?! -- принц явно был в ярости. -- Почему не осталась в доме? Что... -- он внезапно застонал и судорожно вздохнул.

Я похолодела.

-- Дан... Ответь мне что-нибудь! Ты ранен? Дан!!! -- то и дело срываясь на крик, я попыталась на ощупь отыскать тело мужчины, но постоянно упиралась руками в деревянные округлые сооружения, по форме напоминавшие бочки. -- Проклятье! Дан, прошу тебя, не молчи, мне страшно.

-- Я в порядке, лиарни, все хорошо, -- голос принца был тихим, но уверенным. -- Не волнуйся, от небольшой потери крови Дарракши-Лан не умирают.

-- Уж кому, как ни мне знать, от чего вы умираете, идиот, -- руки дрожали то ли от холода, то ли от страха за его жизнь, и отказывались слушаться, но я упорно хваталась за бочки и пыталась откатить их в сторону. -- Да что ж это такое?! Дан, я не могу к тебе пробраться, они не двигаются!

Послышался тяжелый вздох, и одна из бочек справа от меня неожиданно упала на земляной пол, открыв небольшой проход. Не тратя время на промедление, я рванулась к нему и уже спустя минуту прижалась к родной и любимой груди самого невыносимого на свете Пьющего Жизнь. Он вздрогнул, стоило мне прижаться еще ближе. Заставив себя успокоиться, я отстранилась и, закрыв глаза, которые были просто бесполезны в этой кромешной тьме, обхватила ладонями лицо мужчины. Ну пожалуйста... Хоть немного силы...

-- Эль? -- Дантариэль чуть придвинулся, но тут же замер, почувствовав мое сопротивление.

-- Не двигайся, -- я глубоко вздохнула, сосредоточилась и снова попыталась оценить его состояние. Бесполезно. Сила упорно молчала, сдавшись под чьей-то сильной волей. Но ведь и меня нельзя было назвать слабой! Стиснув зубы, я раз за разом призывала способности Чувствующей и, наверное, прошло достаточно времени, прежде чем ощутила, как где-то в груди едва заметно шевельнулось прежнее ощущение единения с больным. Едва заметно, но мне хватило и этого, чтобы слиться сознанием с раненным принцем.

-- Прекрати! -- Дан попытался отстраниться, но я не отпустила, прекрасно понимая, что он лишь не хотел меня волновать. -- Рианоэль, я сказал, прекрати немедленно то, что ты сейчас вытворяешь! -- голос Дантираэля задрожал от едва сдерживаемой злости, а пальцы впились в мои запястья и попытались оторвать ладони от своего лица.

-- Успокойся... -- мой голос был похож на едва уловимый шепот, на тихую песнь, даровавшую покой. Голос Чувствующей. -- Позволь мне помочь, Дантариэль нэй Аррткур, наследный принц народа Дарракши-Лан. Позволь мне осмотреть твои раны.

Это был призыв Чувствующей, целительницы, для которой каждая жизнь была бесценной. Он не мог отказать, не мог сопротивляться моей мольбе. И я этим воспользовалась, прекрасно понимая, что Дан будет в ярости, как только я закончу. Все оказалось несколько хуже, чем я предполагала: две колотые раны, одна на плече, а другая на боку, до сих пор кровоточили и отказывались затягиваться, но не это меня обеспокоило больше всего, а глубокий укус с почерневшими краями на левой руке у основания локтя. Плохо, очень плохо. Для людей укус нежити смертелен, так как острые как бритва треугольные зубы пропитаны ядом, снадобья от которого Чувствующие еще не нашли. Но ведь Дан не был человеком, он сам относился к роду Нечистых, что давало шанс и надежду на выздоровление. По крайней мере, так я успокаивала себя.

-- Как ты мог позволить этому произойти? -- я уткнулась лицом ему в грудь и постаралась ничем не выдать своих слез.

-- Я не мог позволить им пробраться в деревню. К тебе, -- прижав меня к себе поближе, мужчина зарылся рукой в мои волосы и нежно поцеловал в макушку. -- Я справлюсь, ты же знаешь. Ведь знаешь? -- дождавшись моего едва заметного кивка, он глубоко вздохнул и немного подвинулся. -- Ты лучше объясни мне, как здесь оказалась? Разве я не сказал тебе ждать меня в доме?

-- Сказал... -- я замолчала, пытаясь подобрать слова, чтобы объяснить то, во что и сама до сих пор не поверила. -- Дан... Я... Десмонд действует заодно с заговорщиками.

Все, сказала. Какое-то время я сидела молча, дав возможность Дарракши-Лан осмыслить сказанное, а потом полностью рассказала про свое похищение и участие в нем полукровки, отметив, как напрягся принц, как только я упомянула про свои раны.

-- Не шевелись, -- сказано это было так властно, что я невольно замерла и позволила ему пройтись легкими прикосновениями по моему телу, в поисках видимых повреждений. Наконец, успокоившись, он просто прижал меня к себе и уткнулся лицом в мои волосы. -- Я разорву их на части за каждую нанесенную тебе ранку.

-- Со мной все в порядке, подумаешь, пара синяков, -- улыбнувшись, я растворилась в его объятиях и с наслаждением вдохнула родной и любимый запах. На какое-то время я даже забыла, где мы находились, и что нам по-прежнему угрожала опасность. А когда вспомнила... -- Как ты думаешь, Десмонд действительно смог пойти на это?

-- Не напоминай мне сейчас про него, лиарни, если не хочешь, чтобы я окончательно вышел из себя, -- то, каким тоном это было сказано, больше напоминало ворчание, нежели злость или ярость, что меня весьма удивило. Видимо, Дантариэль это понял, потому что пояснил, -- Пойми, Эль, с твоим собратом мы в любом случае скоро встретимся, что-то мне подсказывает, что долго гнить в этой холодине он нас не оставит, и вот тогда я вытрясу из него все, что он знает. Сейчас же для этого у меня нет ни желания, ни сил.

Последнее слова напомнили мне про его раны. Отстранившись, я стянула с себя остатки некогда целого и дорогого плаща, а потом, немного подумав, и жилет с рубашкой. Как хорошо, что здесь было темно. Быстро надев жилет на голое тело, я безжалостно порвала рубашку на длинные лоскутки и понадеялась, что они окажутся достаточно чистыми для обработки ран. Хотя, выбирать все равно не приходилось.

-- Лиарни? -- Дан удивленно следил за моими действиями. -- Чем это ты занимаешься?

-- Тобой, -- я поежилась от холода и задумчиво прокрутила в руках самодельные бинты, мысленно прикинув их размер. На боковую рану явно не хватало...

-- Хм... -- на довольный смешок мужчины я не обратила никакого внимания, по крайней мере, до тех пор, пока меня не обняли сильные руки, а его губы ни уткнулись мне в шею и ласково поцеловали нежную кожу. -- Мне весьма льстит, что ты, наконец, решила заняться мной, любовь моя.

-- Проклятье, Дан, и как ты еще можешь шутить в такой ситуации? -- возмущенно отпихнув его в сторону, я потянулась к окровавленной куртке и рубашке принца. Интересно, можно ли было использовать что-нибудь из этого? Как же было плохо без света!

-- А кто шутит? -- голос Дарракши-Лан был на удивление серьезен.

Я замерла, остановив руки у него на груди, чем он тут же воспользовался, сжав ладонями мои заледеневшие пальцы.

-- Знаешь, никогда бы не подумал, что буду рад оказаться в плену, -- в тоне мужчины проскальзывала улыбка. -- Может, задержимся здесь ненадолго?

-- Еще одно слово, Дантариэль, и ты у меня останешься здесь навеки! -- едва сдерживая раздражение, я принялась быстро расстегивать ряд пуговиц, стараясь как можно скорее освободить этого несносного Нечистого от верхней одежды и осмотреть его раны. -- Не крутись и лучше помоги мне.

-- С удовольствием, лиарни, вот только может, объяснишь мне, чем это ты так увлеченно занимаешься? Нет, я, конечно не против того, чтобы любимая девушка так стремилась сорвать с меня одежду, вот только не думаю, что для этого сейчас самое подходящее время.

-- Что? О чем ты... С ума сошел?! -- я мгновенно отпрянула от веселившегося Дарракши-Лан и, вручив ему лоскутки, отодвинулась как можно дальше. -- Видимо не так тебе и плохо, раз до сих пор способен шутить. Вот и перевязывай себя сам. Я тут, значит, переживаю, волнуюсь за него, а он... Да ну тебя, Дан!

Резко развернувшись, я направилась было обратно в узкий проход между нашими самодельными камерами, но была решительно остановлена обхватившей меня за талию рукой, и возвращена на положенное место -- в уютные и теплые объятия возлюбленного.

-- Извини, я не хотел тебя злить, -- видимо ощутив, что меня колотила мелкая дрожь, Дантариэль напрягся. -- Эль, с тобой все в порядке?

-- Нет, -- я стиснула зубы и вырвала из его руки обрывки своей рубашки, -- со мной не все в порядке. Я замерзла, хочу есть и у меня ужасно раскалывается голова от чьих-то попыток блокировать мою силу. Да к тому же дорогого мне человека укусила нежить и вместо того, чтобы лежать передо мной бездыханным, он отпускает плоские шуточки, а я даже не знаю, что будет дальше и выживет ли он. Какой уж тут порядок?!

Нда, кажется, у меня начиналась самая настоящая истерика. Надо же, прожила довольно долгую жизнь, но подобное со мной творилось впервые. Надо было запомнить на будущее, чтобы в случае чего, предупреждать людей об опасности.

-- Прости... Я и не думал, что ты так сильно обо мне волнуешься, -- наклонившись ко мне, Дан нежно провел пальцами по моим глазам и вытер катившиеся слезы, которые я сама заметила лишь мгновение спустя. -- Обещаю быть примерным больным и не жаловаться.

-- Хоть на этом спасибо, -- я глубоко вздохнула, заставив себя успокоиться, и вновь потянулась к собственной силе. На этот раз борьба оказалась более длительной, однако и теперь, хоть и неохотно, но энергия всё же растеклась по моим жилам, позволив безошибочно найти раны и ускорить их заживление. Всех, кроме одной. -- Меня беспокоит укус, -- обратилась я к напряженному принцу, не отрывая внутреннего взгляда от почерневшей ранки,-- полностью твои ощущения определить я не могу, постоянно что-то мешает, но даже по виду могу сказать, что дело плохо. Рука болит?

-- Это всего лишь небольшая царапинка, Эль, она очень скоро... -- договорить он не смог, так как именно этот момент я выбрала, чтобы слегка нажать на укус.

На поверхности показался гной, а Дарракши-Лан, стиснув зубы, пытался отдышаться от невыносимой боли.

-- Так говоришь, небольшая царапинка? -- я одарила его мрачным взглядом и вновь прикоснулась к раненой руке, старательно избегая рваных краев. -- Проклятье!

-- Все настолько паршиво? -- голос Дана на этот раз показался мне излишне слабым, словно силы, на которых он держался последние минуты, уверенно его покидали.

-- Смотря с чем сравнивать, -- я ободряюще улыбнулась, прекрасно зная, что он это увидит. -- Ты же легендарный Пьющий Жизнь, что с тобой может случиться?

Обняв его покрепче, я нежно и несколько обреченно поцеловала холодные губы. О, боги, какой же я была дурой! Зачем отталкивала, вместо того, чтобы радоваться его возвращению? Почему боялась любить? Ведь никто не знал, сколько времени нам было отведено. Нет, я не могла допустить, чтобы Дан погиб, ни за что! Что бы он ни говорил, но даже у Пьющих Жизнь были свои слабости. Подождите-ка! Резко выпрямившись, я облегченно улыбнулась, найдя, наконец, решение этой проблемы, но не успела сказать и слова, как откуда-то послышался звук открывающейся двери и справа от нас разлился идущий снаружи свет.

Дан напрягся и выпрямился, заслонив меня собой.

-- А я смотрю, вы здесь даром времени не теряете, -- медленно спустившись по каменной лестнице, к нам не спеша подошел Десмонд и, подняв повыше зажатую в руке лампу, внимательно осмотрел бледного, как смерть, принца. -- Что-то видок у тебя не очень, Дарракши-Лан, неужели здешние сквозняки так пагубно влияют на твое хрупкое здоровье? Уж извините, мы не ждали столь высокородных гостей, -- Полукровка усмехнулся и склонился в полупоклоне, явно издеваясь над взбешенным мужчиной. -- Ну а как тебе, Эль, нравятся ваши апартаменты?

-- Будь ты проклят, Дес, -- я подалась вперед, но была остановлена железной хваткой Дантариэля. -- Как ты мог? Как посмел предать нас? А как же госпожа Друсилла, ее тоже убил ты?

Воин вздрогнул, как от пощечины, но тут же опомнился и замер, оглядывая нас непроницаемым взглядом. Казалось, он весь превратился в статую, без эмоций и чувств, способную убить любого, даже не задумавшись.

-- Почему же сразу он? -- от дверей раздался еще один голос. На это раз женский. -- Десмонд, дорогой, не представишь меня нашим гостям?

На лестнице показалась невероятно красивая женщина, и нежно улыбнувшись полукровке, не торопясь спустилась вниз и встала рядом с мужчиной. Копна длинных черных как смоль волос ореолом мелких кудрей обрамляла хрупкое личико с выразительными чертами. Зеленые глаза смотрели скорее с интересом, чем с враждебностью, а пухлые розовые губы растянулась в легкой улыбке. Незнакомка казалась бы воплощением нежности и совершенства, если бы ни чувство опасности, исходившее от нее настолько сильно, что я невольно поежилась. Но не это заинтересовало меня больше всего, а ее лицо. Кого-то она мне напоминала. Кого-то очень знакомого, но вот вспомнить, кого именно я не могла.

-- Эль, помнится, в твоем роде Воины водились? -- Дантариэль не сводил пристального взгляда с незнакомки.

-- Что ты хочешь сказать? -- я вышла из-за спины Дарракши-Лан и удивленно посмотрела сначала на него, а потом и на притихшего Десмонда.

-- Да вот спросить хочу, не твоя ли родственница стоит сейчас перед нами?

-- А Вы догадливы, Ваше Высочество, -- улыбнувшись чуть шире, женщина вышла вперед и подошла ко мне вплотную. -- Ну что ж, вот и пришло время нам с тобой познакомиться, Рианоэль, и раз уж мой сын такой нерасторопный, придется сделать все самой. Я сестра твоей покойной матери, Лилиан, ну а с Десмондом вы, конечно уже знакомы. Не осуждай его, дорогая, за этот небольшой обман, все мы сами творим свою судьбу, не так ли, мой мальчик? -- она обернулась к полукровке, ожидая ответа.

-- Ты абсолютно права, мама, -- Воин чуть склонил голову и улыбнулся уголками губ.

Какое-то время я не могла придти в себя. Получалось, все было ложью? Все истории про брошенных родителями детей, про то, что он никогда не видел своих родных, вообще про все! Лилиан... Сестра моей матери... Моя тетя. Как же это могло произойти? Перед глазами все поплыло, и я бы точно упала, если бы не реакция Десмонда успевшего подхватить меня за талию.

-- Не прикасайся! -- вырвавшись из его рук, я отошла назад, не сводя с него взгляда, полного ненависти. -- Не смей до меня дотрагиваться, слышишь? Скажи, это действительно было весело? Держать нас за дураков, играючи направлять на ложный след и рассказывать небылицы. Надо же, а я ведь тебе поверила... Какая же идиотка. Радовалась, что наконец-то нашла кого-то, кто действительно может меня понять, родича, которого у меня никогда по-настоящему не было. А как оказалось, это все было тщательно спланировано. Как же ты мне противен!

-- Ну-ну, девочка, полегче, -- Лилиан примирительно подняла вверх ладонь, -- не следует так разговаривать с будущим правителем людского рода, да к тому же, с собственным мужем. Тоже в будущем, разумеется.

-- Что?!

-- Что?!

Наш с Даном сдвоенный вопль заставил женщину недовольно поморщиться. Резко выйдя вперед, Дантариэль угрожающе двинулся на полукровку.

-- Что все это значит, Воин?

-- О, все очень просто, -- вместо сына ответила Лилиан. -- Вы уже, наверное, знаете, что по венам Десмонда бежит кровь правящих, не так ли? Так вот, отцом моего мальчика является ни кто иной как Ронуэрт ля Риддоун, наш дорогой правитель. Вы удивлены? -- она с милой улыбкой прошлась взглядом по нашим ошарашенным лицам. -- Вижу, что да. Но от правды никуда не денешься. У Ридоуна больше нет сыновей, а это значит, что у Десмонда есть все права на престол и в скором времени он его получит, уж можете мне поверить. А после этого, ему понадобиться сильная и мудрая правительница и это место займешь ты, дорогая, -- она посмотрела на меня так, словно делала самое большое одолжение в жизни. -- Ты должна быть счастлива, что эта роль уготована тебе, прелесть моя, так как шанс встать во главе целого народа выпадает крайне редко. А уж Чувствующим или Воинам вообще никогда. Но ты как-никак дочь моей покойной сестры, да еще и обладаешь уникальным сочетанием сил. Прямо, как и мой мальчик. Поэтому я считаю, что из вас получится прекрасная пара, не так ли, дорогой?

-- Ты как всегда права, мама, -- лицо полукровки не выражало никаких эмоций.

-- Ну что ж, мне пора идти, еще столько всяких дел. До скорой встречи, дорогая, я обязательно навещу тебя, как только смогу, -- улыбнувшись мне напоследок, Лилиан легко вбежала по лестнице и остановилась на самом верху. -- И еще, Десмонд, не мог бы ты разобраться со своим гостем? Встретиться с наследным принцем Дарракши-Лан конечно весьма почетно, но не думаю, что от него будет какой-либо толк. Я вообще не понимаю, зачем ты его сюда притащил. Все, что было необходимо, чтобы заманить Рианоэль -- это его кровь, больше ничего. Надеюсь, ты исправишь свою ошибку до моего возвращения.

-- Конечно, мама.

-- Вот и хорошо, -- довольно вздохнув, женщина вышла наружу и оставила нас втроем.

-- Так значит, это ты стоишь за развязыванием войны? -- Дан не спускал с полукровки взгляда. -- И убийства тоже твоих рук дело. Скажи, оно того стоило? Те несчастные в Огневиках, деревня Ориса, Видящая... Стоило их убивать ради того, чтобы взойти на престол? К тому же, еще не известно, что из этого выйдет.

-- Ты пытаешься пробудить во мне совесть, Пьющий Жизнь? -- криво усмехнулся Десмонд и двинулся вперед. -- Уж тебе ли говорить мне об этом? Молва о жестокости Дарракши-Лан давно уже облетела весь свет, так что мои грехи по сравнению с тем, что творит твой род -- пустяк, детское развлечение. Разве не так?

-- Мы никогда не убиваем своих!

-- О да, вы придумываете нечто похуже, не так ли? -- подойдя вплотную к не двигавшемуся с места принцу, Воин перевел взгляд на меня. -- Тебе ведь однажды удалось увидеть его настоящий облик. Как ты думаешь, на что способен монстр подобный ему, когда использует всю силу? Не знаешь? -- видя, что отвечать я не собиралась, он мрачно усмехнулся. -- Ну так я тебе скажу. Один единственный Дарракши-Лан может истребить десятки деревень подобных Огневикам. А уж про правящий род и говорить нечего -- Аррткуры в этом деле настоящие мастера.

-- Чего ты добиваешься? -- Дантариэль сжал кулаки и подался вперед.

-- Все еще пытаешься быть героем, Дан? -- мужчина насмешливо покачал головой. -- Даже умирая, не собираешься сдаваться? Ну что ж, похвальное качество для мужчины. Мне нравится твой выбор, сестренка. Жалко лишь, что вам отведено так мало времени быть вместе. А ведь я тебе говорил, что нужно ценить каждое мгновение. Женщины, -- он усмехнулся, -- вы никогда никого не слушаете, а потом проливаете слезы над разбитыми мечтами.

-- Заткнись, -- я была готова броситься на него с кулаками, если бы это хоть чем-нибудь помогло. Ярость сдавила грудь, мешая дышать, а отчаяние придало сил. -- Замолчи, иначе я...

-- И что ты сделаешь? -- Десмонд насмешливо фыркнул, выразительно приподняв бровь. -- Твои способности здесь бессильны, оружия нет, да и сама ты не в лучшей форме после недавних событий. Что же касается твоего защитника, то ему осталось не больше пары часов до прогулки за Грань. Кровь Дарракши-Лан может лишь замедлить действие яда нежити, но не победить его. Так что я бы на твоем месте не тратил время понапрасну, ведь у вас его и так почти не осталось. Советую на этот раз прислушаться к моим словам, малышка, ведь другого шанса уже не будет.

Никогда не думала, что смогу так кого-то ненавидеть. Десмонд ушел, вновь оставив нас в кромешной тьме, а вместе с ним ушла и надежда. Я знала, что полукровка говорил правду -- Дан умирал. Действие яда уже сказывалось все сильнее: дыхание принца стало неровным, лицо было белее снега, а на лбу сверкали бисеринки пота. И еще ему было больно. Нет, Дан и словом не обмолвился об этом, но не зря же я была Чувствующей. Хоть и без силы. Нет ничего страшнее беспомощности, нет ничего мучительнее безысходности, и ничто так не побуждает к жизни, как скорая смерть.

-- Эль? -- Дан прикоснулся к моему плечу и, дождавшись когда я развернулась к нему, нежно дотронулся до щеки. -- Я справлюсь, все будет хорошо.

-- Это не так и ты это знаешь, -- сжав его ледяную ладонь, я прикоснулась к ней губами. -- Я не могу тебя отпустить, Дан... Не позволю уйти за Грань.

-- А кто сказал, что я собрался в логово Смерти? -- мужчина усмехнулся и прижал меня к себе. -- Я ведь уже говорил, что после того, как вновь нашел, ни за что тебя не отпущу. Или ты уже забыла наш разговор? Нет, лиарни, я не умру, еще слишком много нам нужно успеть, о многом стоит поговорить. Так просто ты от меня не отделаешься.

-- Подожди-ка... -- я вспомнила, о чем думала перед приходом полукровки. -- Ты же Дарракши-Лан, Пьющий Жизнь! Самостоятельно с ядом тебе не справиться, но если добавить мою энергию к твоей...

-- Даже не думай об этом! -- буквально зарычав от злости, Дантариэль отпрянул от меня и нервно заметался по замкнутому пространству, как дикий зверь, попавший в клетку.

-- Но почему? -- эта идея нравилась мне все больше. -- Ты не хуже меня понимаешь, что такое яд нежити. Каким бы сильным ты ни был -- итог один. Твое сердце уже замедляет свой ход, кровь густеет в жилах, а по телу разливается смертельный холод, разве не так? -- он замер и облокотился о стену, но даже во мраке подвала я могла различить, как ушла прежняя легкость его движений. -- Я вижу твое состояние, более того, я его чувствую.

-- Я никогда не применю свою силу к тебе и точка! -- в голосе мужчины проскальзывало отчаяние.

-- Помниться ты это уже делал, когда насильно заставил меня уснуть на корабле, -- я сложила руки на груди и спокойно наблюдала за его метаниями. -- Так что же тебе мешает сделать это снова?

-- Вот именно, что мешает? -- откровенная угроза в его голосе мне совсем не понравилась.

-- Только попробуй меня усыпить, нэй Аррткур, и, клянусь, я достану тебя даже за Гранью! -- я медленно двинулась к нему, чуть прищурив глаза. -- Ты прекрасно знаешь, что я имею в виду. Шансов выжить, без моей помощи, у тебя практически нет, а что в таком случае будет со мной? Об этом ты подумал? -- подойдя вплотную к напряженному принцу, я нерешительно прикоснулась к его руке. -- Не забывай свое обещание данное Лирице, ты обязан доставить меня к ней живой и здоровой, а для этого сам должен крепко стоять на ногах. К тому же, у меня совершенно нет никакого желания выходить замуж за предателя. Вот Вейн другое дело, но для этого нужно как минимум выбраться отсюда, -- я довольно улыбнулась, почувствовав, как мгновенно он подобрался, стоило лишь услышать мои последние слова, и постаралась придать голосу полную невозмутимость. -- Нет, Десмонд, конечно, тоже не плох, но всю свою жизнь соглашаться с его мамашей меня не радует. К тому же я против убийств, а они непременно будут сопровождать семью правителя, поэтому...

-- Чего ты добиваешься?! -- наконец не выдержал Дарракши-Лан. Резко притянув меня к себе, он повернулся и прижал меня к холодной стене, впившись руками в плечи.

Мужчину трясло от слабости и злости. Даже не видя выражение его лица, я ощущала исходившую от него ярость и боль. Да, я била по больному, намеренно выводя Дантариэля из себя, однако это было необходимо в данный момент. Он должен был бороться за жизнь, а не надеяться на собственные силы. Я не могла позволить ему из-за глупой гордости и беспокойства за меня навредить самому себе.

-- Чего ты хочешь?! -- буквально прорычал Пьющий Жизнь, встряхнув меня, как куклу. -- Что, по-твоему, я должен сделать, убить тебя ради собственной жизни? Выпить досуха?!

-- Просто очнуться и прекратить, в конце концов, все время за меня переживать, -- я спокойно выдержала его яростный взгляд. -- Кто говорит про все мои жизненные силы? Я не так слаба, как тебе кажется, Дан, не забывай, что мне удалось поддержать жизнь многих твоих родичей, а это о чем-то, да говорит. Уж одного Дарракши-Лан я как-нибудь осилю. Я лишь хочу помочь тебе справиться с ядом, ничего больше.

-- Ты не понимаешь... -- в голосе принца слышалась неподдельная мука. -- Я могу не остановиться вовремя, а ты сама сейчас не в том состоянии, чтобы сопротивляться мне. Десмонд говорил правду, лишь один представитель нашего рода может истребить сотню людей за считанные минуты.

-- Мы лишь теряем время, -- я обхватила его ладони своими и чуть сжала руки, -- и ты и я прекрасно знаем, что это единственный выход. Мне не выбраться отсюда самостоятельно, пока некто блокирует мою силу, а тебе не выжить без меня.

-- Нет! -- он был непоколебим.

-- Тьма тебя побери, Дантариэль, мы лишь теряем время!

-- Вот именно, поэтому...

Договорить он не успел, тяжело осев на пол. Я едва успела поддержать его безвольное тело и сама опустилась на землю. Слишком быстро... Ему оставалось катастрофически мало времени! Прижав дрожащую руку к ледяному лбу наследного принца, я глубоко вздохнула, заставила себя успокоиться и потянулась к соединяющей нас нити, оставшейся еще с прошлого моего осмотра. Сила Чувствующей упрямо молчала, но у меня уже не было времени на уговоры. В конце концов, я еще и Воин! Закрыв глаза, я погрузилась в некое подобие транса и попыталась ощутить кем-то поставленный блок. Лишь спустя пару секунд мне это удалось -- тоненькая, словно паутинка нить тянулась прямиком к моему сердцу и полностью растворялась в нем. Все верно. Эмоции -- основа силы Воина, сердце -- целителя. Ну погоди у меня, кто бы ты ни был! Ярость, боль, обреченность и лютая ненависть -- все слилось в единый вихрь, ударивший по блокирующей нити, вырвав ее с корнем, и отдачей прошедшийся по ее обладателю. Было больно. Нет, не так, это была такая мука, что на какое-то время я буквально забыла, как дышать. Сердце готово было выпрыгнуть из груди, а по телу прошелся невыносимый жар, словно вся кровь в жилах превратилась в чистейший огонь. Радовало лишь одно -- тому, из-за кого мне было настолько паршиво, досталось не меньше.

Едва отдышавшись и автоматически выставив защиту вокруг собственного разума, я с удовлетворением заметила, как возвращались привычные ощущения, и тут же вновь переключилась на лежащего в беспамятстве Дана. Это напомнило ситуацию трехлетней давности. Тогда, точно также он находился передо мной, опутанный сетью проклятья, теперь же это место занял яд, практически добравшийся до сердца. Но на этот раз только своей силой мне было не справиться. Слюна нежити для простого человека невероятно опаснее, чем для Пьющих Жизнь, а это означало, что я скорее погибла бы, нежели спасла Дантариэля, переняв его недуг на себя. Оставался лишь один путь.

-- Дан... Дантариэль, открой глаза... Дан... -- приподняв его голову над полом, я попыталась привести его в чувство. -- Любимый, ну пожалуйста... Проклятье, Дантариэль, если ты сейчас же не очнешься...

Принц не двинулся с места, лишь резко распахнул веки, оборвав тем самым меня на полуслове. Темно-синие глаза с сияющими звездами внутри. И взгляд, которым он меня одарил, принадлежал отнюдь не тому, кто совсем недавно боялся причинить мне вред. На меня смотрел умирающий Дарракши-Лан, которому была необходима энергия. Глубоко вздохнув, как перед прыжком в воду, я грустно улыбнулась выжидавшему мужчине и, наклонившись, поцеловала. Существовали различные способы обмена энергией, поцелуй -- один из них. Почувствовав, как напряглись губы Дана, как пальцы больно впились в мою плоть, как жадно поглощал он мою жизненную силу, я на миг испугалась. Но лишь на миг. Что бы Дантариэль ни говорил, он никогда не причинил бы мне вреда. Только не он. И чувствуя, как потяжелела от бессилия голова, как безвольно опустились похолодевшие руки, я полностью доверилась ему.





Глава 9 | Танцующая со Смертью. Лабиринт надежды | Глава 11