home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 10

Встречать посланников правителя, я не хотела, решив, что высказать Лирту накопившееся, смогу и чуть позже. Остановив одного из матросов и узнав у того, где находится каюта маленькой принцессы, я направилась к Лане, заранее предвкушая теплый прием. И не ошиблась: едва я вошла в комнату, на меня набросился мелкий визжащий и радостно смеющийся бесенок, при ближайшем рассмотрении оказавшийся Роланой.

— Эль! — крепко меня, обнимая, малышка счастливо вздохнула. — Я так рада, что ты пришла. Почему тебя так долго не было? Малик сказал, что ты болеешь, но ведь это не правда? Я не хочу, чтобы тебе было плохо.

— Что ты, — подхватив ее на руки, я прошла внутрь помещения и села на кровать, устроив Лану у себя на коленях. — Мне вовсе не плохо, просто немного простудила горло, вот и все. Как ты себя чувствуешь?

— Отлично, — она нетерпеливо завозилась. — В груди больше не болит. Эль, а хочешь, я тебе почитаю? Сил учит меня читать, говорит, что я, как принцесса, должна все-все знать, — спрыгнув с колен, девочка подбежала к столу, взяла толстенный фолиант и принесла его на кровать, положив рядом со мной. — Только он не знает, что читать я уже давно умею!

Смотря в эти не по-детски хитрые и умные глаза, я вновь поразилась отличию между людьми и Дарракши-Лан. В ее возрасте многие дети, даже не задумываются ни о каких проблемах, а те, что сейчас нуждались в моей помощи, с самого раннего детства должны были просчитывать каждый свой шаг, контролировать силу, чтобы не причинить вред родным и близким.

— Почему же ты ему об этом не скажешь? — я улыбнулась.

— А зачем? Так интересно наблюдать, как он старается, — Лана так заразительно рассмеялась, что через секунду мы хохотали уже вместе.

— Тебе что, совсем не жалко своего бедного дядю? — отсмеявшись, я подхватила ее на руки и бросила на постель, прямо на мягкие подушки.

— Жалко конечно, — она села, поджав ноги под себя. — Но мне так скучно!

— Прости, что я не появлялась, малышка, — обняв девочку, я нежно поцеловала ее в щечку. — Ну, посмотрим, что же он заставляет тебя читать? Хм… Не удивительно, что ты скучаешь.

Листая ветхий и пыльный фолиант с "захватывающим" названием "История рода Аррткуров, верховных правителей Дарракши-Лан", я подумала о том, каким же нужно быть чудовищем, чтобы дать маленькому ребенку читать ЭТО?

— Скажи, а ничего поинтересней у тебя больше нет? — я решительно закрыла книгу, убирая ее подальше.

— Есть, но Сил не разрешает мне ее читать, он говорит, что все это глупые сказки, — не решаясь принести то, что ей запрещает дядя, Лана вопросительно на меня посмотрела.

— Знаешь, — улыбнувшись, я подмигнула малышке. — Думаю, мне не повредят "глупые сказки", а еще я люблю читать вслух, так что если ты что-то совсем нечаянно услышишь, то ведь это будет только моя вина, не так ли?

Наблюдая за тем, как с радостный воплем, Ролана подбегает к небольшому шкафу и достает из него не менее толстую книгу в яркой, красочной обложке, я вдруг поняла, что за все это время сильно привязалась к девочке. Она словно солнышко освещала все вокруг одной своей улыбкой и заражала всех весельем и любовью. Любовью? Смотря, как она забирается на кровать, устраиваясь рядом, я, наконец, признала себе, что действительно полюбила малышку. Что ж, тем хуже, видимо не все уроки жизни я еще выучила.

— Что это такое? — оторвавшись от размышлений, я в изумлении уставилась на название книги. — "Мифы и сказания Древних"? Откуда это у тебя?!

— Из библиотеки, — девочка непонимающе на меня посмотрела.

— Но ведь она считается потерянной уже не одно тысячелетие! Точнее считалась…

Листая пожелтевшие от времени страницы бесценного фолианта, я ощутила что-то похожее на благоговейный трепет. В моих руках было сокровище, за обладание которым даже правитель не пожалел бы целого состояния, а то и жизни. Древними была раса, исчезнувшая из нашего мира еще задолго на разделения в гильдии, поговаривали, что они просто-напросто покинули наш мир, разочаровавшись в его обитателях. Это был самый загадочный, сильный и справедливый народ, обладающий бесконечной силой. В старинных рукописях часто упоминались сцены сражения, в которых всего сотня Древних с легкостью усмиряла несколько тысячное войско своих потомков. Мы до сих пор не знали, почему с каждым новым поколением наша сила уменьшается: Чувствующим не удается исцелять некоторые виды болезней, Воины стали больше полагаться на оружие, чем на собственный дар, Мирные стали терять связь с землей, уничтожая урожаи. Даже правитель, судя по последним событиям, связанным с нечистью, стал ошибаться. Нам не нужна была война, и это понимали все, однако страх в сердцах людей намного сильнее голоса разума и больше всего я боялась, что он затмит и сознание правителя.

— Эль… — отвлекшись от размышлений, я с удивлением посмотрела на нетерпеливо прыгающую по мне Лану. — Ты меня совсем не слушаешь!

— Прости, милая, — я ласково и чуть виновато улыбнулась. — Что ты сказала?

— Почитаешь мне про Эллириэс?

— Эллириэс? Это одна из легенд? — мне стало очень любопытно: раньше я частенько слушала сказания Древних от Грейгора, но эта история была мне не знакома.

— Ага, — девочка забрала у меня книгу, быстро ища нужную страницу. — Моя любимая, только вот Силу она, почему-то, не нравится.

— Ну-ка, давай посмотрим, — взяв древнюю рукопись, я пораженно уставилась на небольшую картинку, изображенную в самом начале легенды.

Ничего более красивого мне видеть еще не доводилось: на вершине скалы, смотря вниз, на бушующие у подножья волны, стояла молодая девушка. Длинные светлые локоны развевались на ветру, тонкое легкое платье облепляло девичий стан, казалось, будто сама природа решила обрушить свой гнев на это неземное хрупкое создание. Смотря на картину, я все не могла понять, чего на ней изображено больше: красоты, боли или же обреченности.

— Грустно…

— Что? — подняв взгляд на Лану, я невольно заметила с какой болью она смотрит на изображение.

— Она потеряла все, что любила, а это грустно, — пододвинувшись, девочка прижалась ко мне. — Это Эллириэс, родоначальница расы людей, она Древняя. Знаешь, Эль, я уже не хочу читать.

— Почему? — я удивленно посмотрела в синие глазки. — Что-то не так?

— Я не хочу, чтобы ты грустила, — улыбнувшись, она закрыла книгу, убирая ее подальше. — Хочешь, я тебе лучше расскажу про свой дом?

Наблюдая за этим не по годам умным ребенком, я все больше поражалась ее внимательности и рассудительности. Меня действительно очень впечатлила эта картина, тронула какие-то струны в душе, словно это я стояла на обрыве, будто меня терзала сильнейшая боль и обреченность. Тот, кто рисовал изображение, был действительно мастером своего дела.

— Хорошо, — я взъерошила ее длинные пепельные волосы. — Только если ты обещаешь мне потом рассказать эту легенду.

— Ну, Эль! Так не честно, — она недовольно скривила носик.

— Честно, — улыбнувшись, я пожала плечами. — Иначе мне придется спрашивать о ней у Сила.

— Он все равно тебе ничего не скажет, — девочка тяжело вздохнула. — Он не любит эту историю, говорит, что все это пустые бредни, которые даже слушать не надо.

— И все же мне интересно.

— Не буду.

Видя, как решительно она сложила руки на груди, нахмурив лобик, я встала, взяла фолиант и переместилась в удобное кресло, решив, во что бы то ни стало ознакомиться с заинтересовавшей меня историей. С детства обожаю легенды! Открыв книгу на нужной странице, я углубилась в чтение. Итак, что тут у нас? Хм…

Эллириэс была самой прекрасной девушкой своего народа, веселой, приветливой, очень доброй и отзывчивой. В то время только начинались появляться новые расы, и она всеми силами старалась делать так, чтобы между разными родами не было раздоров, и все жили в мире и согласии. Но некоторые Древние были с ней не согласны, считая, что в мире должны остаться лишь сильнейшие, а для этого необходимы войны, естественным образом отсеивающие слабые расы. В результате, мир Древних раскололся на две части: тех, кто был за кровопролитие, и тех, кто был против. Эллириэс очень переживала из-за раздоров, день за днем девушка старалась примирить своих родичей, однако каждый раз безрезультатно.

Случилось так, что в один прекрасный день, гуляя по лесу, она повстречала незнакомого юношу. И что-то необычное случилось с ней в тот самый миг: сердце стало биться быстрее, мир, и до того ею любимый, стал прекрасней прежнего, а в сердце навсегда отпечатался образ незнакомца. Эллириэс полюбила. Безумно, горячо и необузданно. Каждый день она приходила в лес, в надежде увидеть возлюбленного, каждый день и он подходил на место их первой встречи.

Шло время, Эллириэс была счастлива, она уже не думала о проблемах своего народа, теперь в мыслях девушки поселился лишь темноволосый юноша с необычным взором. Но однажды все изменилось. Как то раз, придя на полюбившееся место, Эллириэс как обычно бросилась на шею к любимому, однако что-то было не так, уж очень холоден и груб стал юноша. Слишком поздно она поняла, что на поляне они не одни, слишком поздно вспомнила, кого ей так напоминал возлюбленный, слишком поздно… Шесть лет она провела в плену у своих сородичей, вставших на сторону зла, моля богов о смерти, лишь бы не видеть насмешливых глаз когда-то горячо любимого ей человека, оказавшегося сыном предводителя отделившихся Древних.

Непомерно высокую цену заплатила Эллириэс за свою доброту и доверчивость: вокруг бушевали войны, мир захватили разруха и голод, те Древние, что были верны своим убеждениям, покинули свой дом, решив не тратить сил понапрасну. А молодая девушка, сумевшая, наконец, каким-то чудом убежать из заточения, в одночасье потеряла все самое дорогое в своей жизни. Не смогла она простить того предательства, что совершил ее возлюбленный, и, забравшись на самую высокую скалу, спрыгнула вниз, растворяясь в бушующей бездне воды. И никто не слышал последние слова прародительницы расы людей, лишь скалы и ветер, что разнос их по всему свету: "Все в нашем мире связано, на смех отвечают смехом, на слезы — слезами, а совершенное зло, вернется троекратно своему хозяину. И не будут счастливы те, кто разрушил мой мир, ибо нет им прощения".

Прочитав последнюю строчку, я медленно закрыла книгу. Было…больно, так больно, будто это я стояла на обрыве, обреченно смотря вниз, будто меня предали, разбив сердце на мелкие осколки.

— Не плачь, — вздрогнув, я с удивлением посмотрела на Лану, забравшуюся ко мне на колени. — Это всего лишь легенда.

— Я понимаю, малышка, все хорошо. — Утерев покатившиеся по щекам слезы, я постаралась улыбнуться как можно безмятежнее. — Хорошие истории всегда заставляют сопереживать. Так значит, эта твоя любимая?

— Ага, правда…

Раздавшийся за дверью шум заставил нас обеих напряженно замереть: снаружи явно что-то происходило и, судя по ругани Крила (его голос я уже могла узнать где угодно), на это стоило взглянуть лично.

— Сиди здесь, — мгновенно поднявшись, я осторожно приблизилась к двери.

— Но, Эль!

— Я сказала — сиди! — кажется, маленькая принцесса действительно испугалась… меня. Наблюдая за тем, как Лана съежилась в углу кровати, я лишь вздохнула, но ничего говорить не стала. Да, иногда меня стоит бояться, да, мои эмоции слишком часто выходят из-под контроля, но на них зиждется и моя сила, а в случае опасности, только она сможет нам помочь. А за это я не собиралась извиняться, даже если страх в глазах девочки и причиняет мне боль.

Отвернувшись от Роланы, я резко распахнула дверь, тут же натыкаясь на оборотня, в который раз вспоминавшего чью-то мать.

— Что здесь происходит? — воздух был наполнен самыми разнообразными звуками, казалось, будто небо раскалывается на две части, оглушая нас стоном боли, так что чтобы меня услышали, пришлось повторить свой вопрос прямо на ухо парню.

— Иди в каюту! — обернувшись, Крил повелительно махнул рукой, указывая направление. — Здесь слишком опасно.

— Не говори ерунды, что здесь творится? — полностью проигнорировав попытки парня вернуть меня назад, я осмотрелась вокруг.

Хм, что можно сказать? Вы когда-нибудь пытались рассмотреть что-либо в кромешной тьме? Уверяю, вас, это безрезультатно! Вокруг, не было ничего, тьма будто облепила весь корабль, ослепляя всю команду и нас в том числе. Непонятный гул заставлял бороться с желанием закрыть уши, а громогласные раскаты — испуганно подпрыгивать на месте.

— Я сам ничего толком не понял, — Крил подошел ко мне вплотную. — Я искал тебя, а потом резко опустилась тьма и… Короче дальше ты все сама знаешь, рассказывать не буду.

— Где остальные?

— Были с Дарракши-Лан и приплывшими.

— А почему ты не с ними? — стараясь не упасть и не натолкнуться на что-нибудь не очень приятное, я медленно двинулась вперед.

— Ты прекрасно знаешь мое отношение к людям, не думаю, что мое отсутствие кто-то заметил. Эль?

— Что? — я остановилась.

— Смотри. — Напряжение в голосе оборотня заставило напрячься, обернувшись, я посмотрела по сторонам. Ничего.

— На что смотреть то?

— Дура, перейди на магическое зрение!

Недовольно поморщившись, я решила оставить "дуру" без внимания, прекрасно понимая, что заслужила. Глубоко вздохнув, я закрыла глаза и замерла, не в силах скрыть восторга от увиденного. Тьмы не существовало, она, будто разошлась, представив взору многообразие цветов. Вокруг нас клубился легкий разноцветный туман, обволакивая и переливаясь на свету. Да, тут был свет! Я удивленно вертела головой, пытаясь определить, откуда он исходит, однако ничего не вышла, свет, казалось, шел отовсюду.

— Что это такое? — я сама удивилась робкому шепоту, вырвавшемуся из собственного рта.

— Понятия не имею, — Крил настороженно оглядывался по сторонам.

— Что ж, тогда пойдем и поищем того, кто знает, что за гадость здесь творится.

Наверное со стороны смотрелось немного странно, как девушка с закрытыми глазами пробирается по палубе, отчаянно честеря всю нечисть вместе взятую, за незабываемое путешествие, а рядом с ней недобро усмехаясь идет один из представителей этих самых "безмозглых обормотов", активно подсказывая нужные выражения. При этом оборотень совершено спокойно пользовался магическим зрением, даже не закрывая глаз. У меня никогда так не выходило. Сколько бы ни бился со мной Грейгор, а отстраняться от нормального восприятия у меня не получалось, лишь закрыв глаза и полностью погрузившись в себя, я могла улавливать ауры и сущности окружающих меня существ. Поэтому я даже немного завидовала Крилу, с совершенно невозмутимым вином идущему рядом.

Потыкавшись в несколько кают и не обнаружив там ни души, мы решили подняться на верхнюю палубу, надеясь застать там нужных нам Дарракши-Лан. Поднимаясь по лестнице, я невольно отметила, что туман, опутывающий корабль здесь намного гуще, на миг мне даже показалось, что я могу его коснуться. Замерев, я протянула вперед руку и…

— А!!!!!!!!!

Резко отшатнувшись и вопя, что есть сил, я потянула на себя руку, которую кто-то схватил с обратной стороны тумана. Не удержавшись, я соскользнула вниз, наталкиваясь на Крила и вместе с оборотнем летя вниз, слушая на лету самые изощренные ругательства и посылая силовую волну в того, кто так и не отцепился от моей руки. Запахло паленным… И жаренным…

Приземлившись на что-то мягкое и отчаянно стонущее, я облегченно вздохнула и тут же выпустила весь воздух из легких, ощутив на себе всю прелесть тяжести упавшего на меня тела. Снизу послышался хрип.

— Идиотка!…. Сумасшедшая!…. И кто меня дернул согласиться…. на охрану этой дурехи?! — оборотень всеми силами старался спихнуть с себя мою стонущую тушку. — Слезь с меня!

Интересно как?! Понимая, что задыхаюсь, я отчаянно попыталась вырваться. Двигаться было больно, похоже, я умудрилась сломать себе пару ребер, однако не это волновало меня в данный момент, а лежащее сверху существо, судя по ругани, оказавшееся Дантариэлем собственной персоной. Все, хана мне и белые тапочки…

— Воздуха… — кажется, меня услышали! По крайней мере, слезли мгновенно, даже подняли и встряхнули с такой силой, что я серьезно забеспокоилась о возможном сотрясении мозга. Хотя… Какой мозг?!

— Что ты вытворяешь?! — ой, ну зачем же так орать?

Медленно приоткрыв один глаз, я робко посмотрела на своего мучителя со зверским видом оглядывающего меня с ног до головы как нашкодившего котенка. Нда… Губы сами собой растянулись в улыбке, переходящей в истерический смех. Черный, как ночь, весь обугленный и местами обгоревший, Дан представлял сейчас собой интереснейшее зрелище. Теперь главное ничего не говорить, своя жизнь дороже… Не говорить…

— А тебе так даже больше идет! — и все-таки я не удержалась. Дан зло прищурился, послышалось угрожающее рычание… Дарракши-Лан умеют рычать?! Мама…

— А мне кто-нибудь поможет, наконец, подняться? — недовольное бормотание Крила заставило нас обоих вздрогнуть и повернуться к оборотню. — О, спасибо, что обратили внимания, премного благодарен, прям таки вечно буду вашим должником… Да поднимите же меня в конце концов!!!

— Дан! Вы как? Дан! — сверху послышались торопливые шаги.

Не обратив никакого внимания на окрики брата, Дантариэль одним рывком поднял помятого оборотня на ноги, не выпуская при этом меня из рук.

— Дан! — услышав голос Силиэра недалеко от себя, я попыталась вырваться, за что заслужила убийственный взгляд Дарракши-Лан. — Дантариэль, тьма тебя побери, ты где?! Привратник…

— Иду, — резко перебив брата, Дан, наконец, опустил меня на палубу, повернувшись в сторону лестницы, однако внезапно замер, будто что-то обдумывая. Миг, и мир вокруг меня перевернулся, заиграв всеми красками, а я оказалась висящей на плече у Пьющего Жизнь, болтаясь вниз головой.

— Пусти! — я попыталась вырваться, но хватка мужчины была "железной". — Пусти, тебе говорят! Я ж тебе… Да я тебя…

Меня опустили. Ошеломленная такой податливостью, я некоторое время недоуменно смотрела на внимательно оглядывающего меня парня. Что-то тут было не так.

— Дан? — я подозрительно прищурилась.

— Снаружи небезопасно, — победно усмехнувшись, он отошел на несколько шагов и, не давая мне, время на обдумывание его слов, захлопнул дверь.

Только тогда я соизволила оглянуться: он запер меня в каюте! В том, что дверь действительно была заперта, я тут же убедилась, потратив некоторое время на безрезультатные попытки взломать замок. Нет, все-таки этот подгоревший кретин просто невыносим! "Снаружи небезопасно"… И что? Почему небезопасно, что там вообще происходит и кто этот Привратник, в конце концов?! Оставил меня в комнате, даже не потрудившись толком ничего объяснить, а мне теперь мучиться. Ну уж нет…

Твердо решив выбраться отсюда, во что бы то ни стало, я еще раз пригляделась к двери — заперта. На ключ. А что на счет магии? Подойдя ближе, я приложила ладонь к деревянной поверхности, пытаясь обнаружить узор силы. Каждое заклятие, накладываемое на что-либо, имеет свой рисунок, что-то вроде паутины, отпечатывающийся на своем носителе. Науке различать такие узоры обучали лишь Воинов, ровно, как и изменять их по своему усмотрению. Чувствующие же не могли обладать такой способностью, и я очень надеялась, что спеша наверх, Дан не вспомнил о моей особенности, а, значит, если и наложил защиту на дверь, то не слишком сложную и энергоемкую.

Закрыв глаза, я полностью отдалась ощущениям, тут же натыкаясь на огненно-красные линии охранного знака. Тьма! Как ему удалось поставить его за считанные секунды?! Не знаю, чего больше опасался этот Дарракши-Лан, того, что наружу выйду я, или же что то, что осталось снаружи заберется внутрь, но защиту он поставил самую мощную. Даже у наставника я никогда не видела столь яркий и путаный рисунок. Какой же силой нужно обладать, чтобы сотворить такое?! Линий было слишком много, они переплетались и обрывались, складываясь в самый необычный узор, что мне только приходилось видеть. Они завораживали, приковывали взгляд…

Не знаю, сколько я так простояла, прижавшись к двери и совершенно забыв обо всем, кроме непонятного проявления силы Пьющего Жизнь, однако вывел меня из этого состояния транса лишь звонкий детский голосок, требовавший, чтобы его обладательницу пропустили к какому-то Рихнеру. Лана?! Страх за малышку змеей проник в самое сердце, заставив до крови закусить губу. Что она тут делает, если даже мне, судя по слова и поведению Дантариэля, снаружи очень опасно? Плюнув на осторожность, я сосредоточилась на той части своей силы, про которую уже давно безрезультатно пыталась забыть. Нужны эмоции? Да, пожалуйста, сколько угодно! Где-то внутри меня медленно разгоралась волна ярости и страха, придавая сил. Внезапно снаружи послышались ругань и голоса, но не это заставило меня вмиг напрячься, а необычный звук, словно что-то размером с человека упало в воду. Или кто-то… Лана! Сердце с бешеной скоростью пустилось вскачь, грозя выпрыгнуть из груди, но я этого даже не заметила, выпуская наружу всю имеющеюся у меня энергию и направляя ее вперед, сметая со своего пути дверь, вместе с косяками и некоторым количеством двери. Было больно. Очень больно. Грудь будто сдавило огненным кольцом, не выпуская наружу остатки жизненно необходимой силы. Кажется, я перестаралась… Но сейчас это было не так важно. Отстранившись от боли, я выбежала наружу, чуть притормозив при виде неподвижно лежащих тел матросов, попавших под силовую волну. Подойдя к ним ближе, я поняла, что они лишь оглушены и медленно выдохнула — живы. Развернувшись, я вбежала на верхнюю палубу и направилась туда, где перед бортом столпилась небольшая кучка людей и нечисти, активно ведущих спор с кем-то, находящимся, по всей видимости, в воде. Лишь спустя мгновенье я, наконец, разглядела маленькую принцессу, стоящую около Силиэра, воинственно уперев кулачки в бока. Жива. Напряжение, охватившее меня с того момента, как я услышала голос Роланы, медленно отступило.

Остановившись недалеко от спутников, я пригляделась к обстановке получше: что-то изменилось. Постояв так несколько секунд, я, наконец, поняла, что было не так. Тьма исчезла, и наступили сумерки, не давшие сразу заметить эти перемены, вокруг весело гулял морской ветерок, теребя волосы и лаская кожу. И все, ничего магического не было.

— Ты не имеешь на это никакого права, Привратник, — голос Дантариэля, заставивший меня оторваться от наблюдений, был холоден, как лед. — Не следует создавать неприятности ни нам, ни себе, Рихнер.

— Ты сам ведешь в свой дом беду, принц. Понимаешь ли ты это? — голос, раздавшийся, казалось бы, со всех сторон разом, заставил меня боязливо поежиться. Не знаю, кто такой этот Привратник, но такого голоса мне еще никогда слышать не доводилось. В нем чудились одновременно и шум прибоя, и свист ветра, и раскат грома, будто сама природа говорила в этом непонятном существе.

— Я прекрасно знаю, что делаю, Рихнер, и не тебе спрашивать меня об этом.

Взглянув на Дана, я невольно восхитилась его невозмутимостью. Наблюдая за ним, никто бы даже не усомнился в его принадлежности к правящей династии, сейчас перед нами был истинный правитель, не знающий жалости и неповиновения.

— Я намного старше и мудрее тебя, мальчик, — Привратник вздохнул. — Я жил здесь еще задолго до появления вашей расы. Одумайся, поверни назад и отвези людей в их города. Ты же знаешь, что им нет места на нашей земле.

— Они могут помочь! — Силиэр упрямо вскинул голову, а у меня защемило сердце: лишь полный дурак не смог бы заметить, сколько надежды было в голосе парня.

— Они?! — существо громогласно расхохоталось, заставив присутствующих здесь людей попадать на колени, заткнув уши. Безучастными к оглушающему звуку оказались лишь нечисть и…я? — Не хочу тебя огорчать, младший принц, но я не вижу здесь, ни одного из тех, кто смог бы хоть немного помочь вашей расе. Ни одного. А вот тех, кто сможет принести вред — сколько угодно!

— Это неправда! — звонкий голосок Роланы и топанье маленькой ножки заставило меня улыбнуться и, подойдя к борту, посмотреть на этого таинственного Привратника.

Не может быть… Вцепившись руками в широкий поручень, я во все глаза смотрела на первого в своей жизни дракона. Огромный (и как это я его раньше не заметила?!), изящный, с переливающейся серебристой чешуей и бездонными зелеными глазами, он был прекрасен.

— Я устал спорить, Рихнер, — в голосе Дантариэля зазвучал металл. — Ты не можешь противиться воле моего рода, а, значит, не можешь мешать нашему возвращению домой вместе с людьми.

— Ты много чего не знаешь, мальчишка! — кажется, дракон разозлился. — Неужели ты желаешь гибели своего народа?

— О чем ты? — Дан подозрительно прищурился.

— Люди…

— Дан! — прервав начавшего было говорить Рихнера, на палубу вбежал Шилинэр и остановился около борта, активно указывая вниз, туда, где я только что устроила погром. Хм, кажется, сейчас мне будет не до веселья. — Эта…Эта…

— Кто "эта"? — Дантариэль раздраженно сложил руки на груди, недобро поглядывая на подбирающего слова друга.

— Чувствующая, — нда, от того каким тоном это было сказано, я невольно поморщилась. В устах Шина мое звание звучало подобно оскорблению. — Эта пигалица, Рианоэль, она сбежала, выбив дверь и раскидав твоих людей по палубе! Многие до сих пор не могут придти в себя.

— Этого не может быть, я лично ставил защиту!

— Ну так иди и сам во всем убедись, — Шин мрачно усмехнулся. — Клянусь, если бы сам не видел, никогда бы не подумал, что кому-либо под силу снять твои чары.

Наблюдая за тем, как недобро сузились глаза Дарракши-Лан, я попыталась как можно тише убраться подальше. Не знаю, почему мне до сих пор не заметили, но долго так точно продолжаться не могло. Отойдя в самый темный угол палубы, я забралась на поручень, стараясь слиться с обстановкой.

— Я убью эту девчонку!

А он действительно разозлился! Эх… Смотря как Дан решительно спускается вниз, я вновь подумала о том, что бесить людей… ну, или нелюдей — мой талант.

— И как же тебе это удалось? — голос, раздавшийся за спиной, заставил меня испуганно подпрыгнуть. Тьма!

Не удержавшись, я перевалилась за борт, громко крича и перебирая всю родню одного противного, так перепугавшего меня дракона, готовясь вновь встретиться с ледяной водой. Однако упасть мне не дали: рывок — и я оказалась лежащей на чем-то жестком и ужасно скользком.

— Интересно, и когда это такая малышка, как ты, могла встретиться с моей бабушкой? — вцепившись в огромные чешуйчатые пластины на спине Рихнера, я возмущенно посмотрела в смеющиеся глаза серебристого дракона.

— И тебе не стыдно?! — я была возмущена до предела.

— Стыдно? — мне все-таки удалось сбить его с толку.

— Конечно. — Усевшись поудобнее, упершись ногами в углубления между пластинами, я сложила руки на груди. — Подкрадываешься к невинным девушкам, пугаешь, а потом еще и сбрасываешь в воду!

— Я тебя не сбрасывал! — дракон возмущенно фыркнул, окатив меня струей горячего воздуха и сбив с насиженного места.

Было больно… Слетев со спины Рихнера, я покатилась вниз, изо всех сил пытаясь зацепиться за чешую и отбивая себе все, что только вообще можно отбить.

— Эль! — испуганный вопль Силиэра и крик Роланы застали меня уже в воде.

Этот дракон… Убью! Странно, но на этот раз море не показалось мне таким уж холодным, возможно, все дело в той ярости, что сейчас кольцом сжимала мне грудь, но в какой-то миг я поймала себя на мысли, что водичка мне нравится. Нырнув глубже, я несколько секунд просто плыла, отдавая ощущениям и радуясь, что могу хоть на несколько мгновений побыть наедине со стихией. С нехваткой воздуха проблем не было, еще с детства Грейгор обучал меня плаванью, в том числе и тому, как оставаться под водой на протяжении нескольких часов. Однако никто кроме нас двоих об этом не знал. Наверху поднялась паника, я прекрасно чувствовала ярость, страх, ужас и огромное чувство вины, охватившие сейчас моих спутников, однако всплывать все же не торопилась. Водный мир был прекрасен: голубая вода позволяла видеть все вокруг: небольшие стайки самых разнообразных рыб, изумительные по красоте кораллы, все было словно в сказке. Поддавшись стихии, я вдруг поняла, насколько глубоко заплыла, однако отбросила эти мысли, расслабляясь и наслаждаясь той свободой, что наполняла сейчас каждую клеточку моей души и тела.

Внезапно что-то изменилось. Проводив удивленным взглядом стайку перепуганный рыб, я вдруг ощутила сильный удар, выталкивающий меня на поверхность. Нет! Я отчаянно начала сопротивляться, пытаясь вновь вернуться в манящее спокойствие воды. Развернувшись, я наткнулась на встревоженный взгляд дракона, мордой толкавшего меня на воздух, и что есть силы вцепилась в чешуйки, пытаясь дотянуться до самого уязвимого места — глаз. Ну я ему покажу! В груди полыхнула ярость, вырываясь наружу и окутывая меня коконом силы. Остался всего один рывок до поверхности, но меня это уже не волновало, мрачно усмехнувшись, я сделала то, чего требовало все мое существо.

Рихнер моментально вылетел из воды, оглушая всех громоподобном рыком боли. Да, никому не понравится, если ему прямо в морду выпустят обжигающую силу. Полетев вверх, я вдруг поняла, что не смогу удержаться на петляющем как заяц драконе и прыгнула в воду, оттуда наблюдая за пируэтами, которые выделывал ослепленный на какое-то время Привратник.

— И что ты на этот раз натворила? — услышав тихий и безумно усталый голос неподалеку от себя, я оторвалась от наблюдений. Дантариэль выглядел так, будто не спал, по крайней мере, неделю.

— Ничего, — я попыталась пожать плечами, однако тут же наглоталась ледяной воды. Да, именно ледяной, потому что после того, как я истратила большую часть своей силы, вода вдруг оказалась на удивление холодной. У меня начали стучать зубы. — Я…просто…плавала.

— Три часа? — наблюдая за тем, как меня трясет от холода, Дан лишь покачал головой и подплыл ближе, обхватив меня за талию и прижав к себе. Может в другой раз я и возмутилась бы, но сейчас мои мысли были заняты совершенно другим: три часа?! — Держись. — перехватив мои ноги под коленями, он прыгнул, моментально оказавшись на палубе, заставив меня открыть рот от изумления. Да тут же огромное расстояние! — Сил, принеси побольше полотенец и что-нибудь разогревающее.

Отдав указание, Дан понес меня дальше, судя по всему, в каюту. Оглядев столпившихся на палубе мужчин, я вдруг поняла, что все они были промокшие до нитки, словно… словно искали под водой одну несносную Чувствующую, как всегда приносящую окружающим одни лишь неприятности. В груди клубочком свернулось тепло, согревая, лучше любого одела или теплой и сухой одежды. Меня здесь любят, обо мне переживают.

— Где эта тварь?! — раздавшийся рык, заставил всех подпрыгнуть от неожиданности. Всех, кроме Дантариэля, так же неторопливо продолжавшего двигаться в каюту. — Дайте сюда мне эту пигалицу!

Так, это он меня тварью назвал?! Я возмущенно вскрикнула, вырвавшись из рук не ожидавшего такой подлости, Дарракши-Лан, и подбежала к борту, одаривая яростным взглядом бесившегося дракона. Нда… Не удержавшись, я громко захихикала, схватившись за живот и опустившись на корточки. Вы когда-нибудь видели драконов с подбитым глазом? Нет? Считайте, что очень многое в жизни упустили. Зло лупя хвостом по воде и выпуская пар из ноздрей, на меня смотрел, наверное, самый необычный дракон во всем мире, с огромным черным, набухающем кругом вокруг изумительного по красоте глаза. Черное на серебристом. Красота…

— Ты! — на меня обвиняющее указали огромным когтем. Ржу дальше, не отвлекаюсь. — Ты хотя бы знаешь, кто я такой? Да ты… Ты… Хватит!!!

Меня попросту смело звуковой волной, больно ударив о попавшуюся на пути мачту. Все, ему не жить.

— Эй, ты, — поднявшись с пола, потирая ушибленные места, я медленно и, судя по тому, как шарахнулся от меня народ, угрожающе, двинулась к Привратнику. — Ящер-переросток, звук убавить не желаешь?

— Как ты меня назвала?! — мне на какую-то секунду стало даже немного жаль несчастного, растерянно оглядывающегося вокруг, словно ища поддержки. Кажется, с таким отношением к собственной персоне он сталкивался впервые.

— Повторить? — мило улыбнувшись, я сложила руки на груди. — С удовольствием. Ящер-переросток.

— Да… — глаза Рихнера опасно сузились, а я внезапно вспомнила, кто именно передо мной находится. Нет, ну почему я сначала говорю, а уже потом думаю, а?! — Интересно… Очень интересно.

— Что? — постояв еще некоторое время с зажмуренными глазами и поняв, что убивать меня пока никто не собирается, я настороженно посмотрела на Привратника.

— Он хоть знает, какой ге… хм, какую головную боль везет на свои земли? — дракон выглядел на удивление довольным. Внимательно разглядывая меня с разных сторон, он то и дело удовлетворенно щурился и…улыбался! Улыбка дракона… Кажется я теперь еще долго не смогу спокойно спать по ночам. Нет, честно, если бы сама не увидела, никогда бы не подумала, что он может улыбаться.

— Интересно, а все драконы такие противные или это просто мне так везет? — не люблю, когда на меня пялятся, как на диковинку.

— Еще и острый язычок в придачу. Да, на это явно стоит взглянуть лично. — Рихнер чуть ли не замурлыкал от удовольствия.

— Смотри, чтобы было чем глядеть, — он меня бесил. Пристально взглянув на оставшийся целым глаз, я сделала вид, что прицеливаюсь.

— Только попробуй! И вообще, девчонка, — он возмущенно фыркнул, отплывая подальше. — Я до сих пор не могу понять, как тебе это удалось. — Мне еще раз продемонстрировали синяк. — Дракону нельзя причинить вред обычным всплеском силы.

— Если бы я сама могла это понять… — я, лишь тяжело вздохнула.

— А знаешь, принц, — Привратник не сводил с меня задумчивого взгляда. — Я изменил свое решение, люди тоже могут двигаться дальше.

— И что же на тебя повлияло? — от спокойного голоса Дана, меня бросило в дрожь. Он был в бешенстве.

— Любопытство, — глаза дракона едва ли не светились от предвкушения.

— Любопытство? — парень нахмурился.

— В мире много тайн, мальчик, так много, что даже мне некоторые из них неизвестны.

С этими словами он взлетел, стремительно удаляясь от застывших от изумления людей.


Глава 9 | Танцующая со Смертью | Глава 11