home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 9

— Что тут происходит?!

Ой, ну зачем же так орать? Тяжело вздохнув, я перевернулась на другой бок, накрываясь с головой одеялом и мысленно посылая непонятно откуда взявшегося Дантариэля в одно общеизвестное место. И снова спаааать….

— Дан? — сонное и удивленное бормотание где-то слева от меня, заставило напрячься. — Что ты тут делаешь?

— Вообще-то, я пришел в свою каюту, а вот что тут делаешь ты, мне совершенно не понятно, — перевернувшись обратно, я нерешительно приоткрыла глаза, смотря на Дарракши-Лан, спокойно облокотившегося о стену и холодно смотрящего на кого-то позади меня. Судя по голосу, этот "кто-то" был Шином. Нда…

— Твоя каюта? — кровать заскрипела и на мой живот легла рука Шилинэра, прижав к матрасу и доставляя массу неописуемых ощущений.

— Тьма! Да…. - дальше последовала целая череда самых нецензурных выражений, адресованных в адрес парня, тут же отпрянувшего в сторону, упав при этом с кровати. — А поаккуратней нельзя?!

— Чувствующая? — кажется, Шин и сам был в шоке от того, что здесь происходило.

— Уже не уверена, — потирая то место, где еще недавно была его рука, я болезненно скривилась: точно останется синяк. — Ты мне все отдавил!

— Что ты тут делаешь? — поднявшись, он непонимающе переводил взгляд с меня на Дана.

— Это что Я тут делаю? — у меня просто не было слов, что случается крайне редко, голос, только-только давший о себе знать, после вчерашнего отсутствия, снова опустился до хриплого шепота. Убью! Отвернувшись от парня, я соскочила с кровати, тут же об этом пожалев, едва не упав на пол от внезапного головокружения. Дан подоспел вовремя.

— Ладно, поговорим об этом позже, — подхватив на руки, Дарракши-Лан вновь аккуратно усадил меня, но не на кровать, как я того ожидала, а в удобное кресло. — Сейчас есть дела поважнее ваших нежностей.

Чего?! Я так и осталась сидеть с открытым ртом, удивленно смотря на мужчину. Нежностей?

— Что-то случилось? — поправляя на себе одежду, в которой по всей вероятности и спал, Шин обеспокоенно нахмурился, подходя к другу.

— Случилось, — Дан устало потер глаза, заставив меня задуматься, а отдыхал ли он сегодня ночью вообще? — Корабль, — он взглянул на парня. — Он не отстает, а до черты осталось всего пара часов.

— Сколько я спал? — Шин нахмурился.

— Насколько я знаю, ты ушел от нас около трех часов назад, а вот, сколько из них ты спал… Тьма!

А мне даже полегчало! Довольно наблюдая за мокрым Дарракши-Лан, на которого благодаря моим стараниям вылилось несколько литров воды, я, наконец, первый раз за все это бешенное утро, улыбнулась.

— Давно хотел это сделать. — Обернувшись, я с удивлением обнаружила сидящего около меня на подлокотнике кресла, Шилинэра. — Думаю, пока наш командир занят, — усмехнувшись, он указал на злого Дантариэля, снявшего рубашку и теперь разгуливающего по комнате в поисках сухой одежды. Я даже невольно залюбовалась, глядя на его обнаженное по пояс тело. — Мне следует извиниться, — продолжил Шин.

— Извиниться? — отведя взгляд от Дана, я непонимающе посмотрела на парня. О, Боги, о чем я только думаю?! — За что?

— Ну, во-первых, за нашу первую встречу, — он усмехнулся. — Поверь, я тогда думал лишь о безопасности принцессы. Во-вторых, за купание в море, не знаю, что на меня нашло, но, согласись, ты тоже была в этом виновата. А, в-третьих, — тут Шин запнулся, нахмурив брови. — Если честно, то я даже не помню, как сегодня здесь оказался, просто дошел до ближайшей каюты и отрубился.

— Какие-то проблемы? — я напряглась.

— Скоро узнаешь, — парень усмехнулся.

— Ладно, забыли, — я протянула вперед ладонь для рукопожатия, которую он тут же принял.

— Какая идиллия, — я недовольно поморщилась, услышав полный сарказма голос Дантариэля. — Надеюсь, не помешал?

— Дан, неужели ты ревнуешь? — я сделала вид, что удивилась, тихонько посмеиваясь про себя. — Можешь не волноваться, сердце Шина навеки принадлежит лишь тебе, у моего зелья стопроцентный результат.

— Эль! — на мне скрестились два яростных взгляда. А что я такого сказала?

— Стопроцентный результат, говоришь? — внезапно Дан усмехнулся, заставив меня мгновенно напрячься. Что он задумал на этот раз? — Так значит, твое сердце навеки принадлежит мне? — от взгляда, которым меня одарил мужчина, стало безумно жарко.

Тьма, все-таки вспомнил! Уууу, гад, еще ведь и голос сделал такой ласковый-ласковый! Ну погоди…

— Что ты, — взяв себя в руки, я невинно похлопала ресничками, старательно изображая из себя одну свою знакомую, вечно строящую глазки всем подряд. По мне, так дура дурой, но мужчинам нравилось. — На людей оно действует всего сутки, так что обо мне можешь не волноваться, лучше подумай о собственном сердце, уж очень в ненадежные руки оно попало. — Горестно вздохнув, я покачала головой, всем своим видом показывая, как ему не повезло.

— И все-таки она тебя сделала, друг, — весело хохотнув, Шин с усмешкой посмотрел на примолкшего Дантариэля, внимательно разглядывающего меня с ног до головы. Мне стало не по себе, этот тип явно что-то задумал.

— Ладно, посмеялись, и хватит, — тяжело вздохнув, Дан запустил руку в волосы, взъерошив черные локоны. — У нас проблемы.

— Так что там с кораблем? — Шин мгновенно стал серьезным.

— На нем знаки правителя расы людей, но за все то время, что они следуют за нами, не было сделано ни одной попытки связи с нашим кораблем, — Дан присел на кровать, обеспокоенно смотря на друга.

— А что думает Сил?

— Он советует ждать, говорит, что после разговора с Ронуэртом, более чем уверен, что правитель на нашей стороне, но я не могу этому доверять.

— Почему? — не дожидаясь, когда кто-нибудь что-нибудь мне объяснит, я влезла в разговор.

— Что почему? — на меня непонимающе уставились темно-синие глаза.

— Почему ты не можешь доверять нашему правителю? — я нахмурилась. — Я лично присутствовала при разговоре Силиэра с Ронуэртом, и уверяю тебя, он был искренен, когда хотел помочь.

— Мнения людей подобны ветру, всегда меняют свое направление, — Дан жестко усмехнулся. — Для вас мы всего лишь нечисть, а слово, данное нечисти можно и не держать.

— Ты сам до этого додумался, или кто подсказал? — я скрестила руки на груди. — Вы пытались с ними связаться?

— Нет.

— Но почему? — я удивленно переводила взгляд с одного парня на другого.

— Ты не понимаешь всей ситуации, Эль, — повернувшись, я внимательно посмотрела на Шина, вступившего в разговор. — Если они сами до сих пор не вступили в контакт с нами, эти означает лишь военные действия. Не ясно только одно, почему они медлят?

— Это так странно?

— Очень, — Шин нахмурился. — До черты осталось совсем немного, они не могут ни понимать, что преимуществ у них остается все меньше и меньше.

— А что такое черта? — я удивленно посмотрела на парней.

— Это невидимая грань между нашими землями и землями людей, — встав, Дан подошел к небольшому окну, за которым простиралось море. — О ней знают капитаны всех судов, ровно, как и то, что дальше черты без личного разрешения нашего правителя, им дороги нет. Любой, кто нарушит это правило, будет уничтожен.

— Уничтожен?

— Именно, — резко обернувшись, он холодно посмотрел на меня, заставляя вспомнить, кто именно передо мной находится. — Жизнь жестокая штука, Чувствующая, и если в ней играть не по правилам, то обычно это заканчивается весьма плачевно.

— Можешь не учить меня жить, Дантариэль нэй Аррткур, этот урок я выучила уже очень давно. — Ответив ему не менее теплым взглядом, я аккуратно поднялась, радуясь тому, что голова уже не кружится, хотя болезненная слабость еще до конца не прошла. — У этого судна, как я понимаю, разрешения нет?

— Нет, — в голосе принца было столько уверенности, что я даже не подумала спорить. — Я сразу же связался с братом, разрешения не давали уже очень давно.

— Понятно.

Подойдя к кровати, я подняла с пола уже давно мною замеченную сумку. Знала бы, кто ее сюда принес, точно бы поцеловала в знак благодарности. Мне не жалко, а он заслужил. Вытащив из сумки местами помятое и жутко ненавистное, но самое главное, чистое платье, я задумчиво посмотрела на мужчин, внимательно следящих за каждым моим движением.

— Хм… Я, конечно, понимаю, что то, что на мне кем-то любезно надето, может быть нравится вам больше, чем это, — я демонстративно помахала платьем, стараясь незаметно спустить белоснежную рубашку, в которой сейчас находилась, чуть пониже. — Но не могли бы вы, отвернуться? — язвительно усмехнувшись, парни медленно повернулись ко мне спиной. — Спасибо.

Быстро напялив на себя это орудие пыток, жалея о том, что под руку не подвернулось что-нибудь более практичное и удобное, я прислушалась к собственному самочувствию. Итак, что мы имеем? Голоса нет, хриплю, голова уже не болит, и на этом спасибо, слабость чувствуется, но куда уж без нее, а вот температура в норме, что не может ни радовать. Вывод: та гадостью, что я выпила, действительно помогает и очень скоро я снова смогу вновь наслаждаться жизнью.

— Дан! — в каюту ворвался взмыленный Сил, заставив всех обеспокоенно обернуться. — Эль? Как ты себя чувствуешь? — нерешительно остановившись посреди комнаты, он с надеждой уставился на меня.

— Жить буду, — я невольно нахмурилась: по мере того, как парень слышал мой голос, взгляд его становился все обреченнее. Знаю, в таком состоянии слушать меня, то еще удовольствие, но чтобы такая реакция…

— Что-то случилось? — Дан задал именно тот вопрос, что уже вертелся у меня на языке.

— Да… — нахмурившись, Силиэр попытался вспомнить, зачем, собственно говоря, пришел. — Командование корабля вышло на связь, они поравнялись с нами и теперь хотят поговорить с нами обоими.

— В переговорной? — Дантариэль мгновенно оказался возле двери.

— Да, только есть проблема.

— Куда уж без нее? — Шин недовольно поморщился. — Что еще?

— Им известно, что у нас на борту люди, и они требуют, чтобы, цитирую, "Девушка со своей командой тоже участвовали в переговорах".

— Странно, — Дан резко обернулся, все взгляды присутствующих в комнате скрестились на мне. Стало на удивление неловко, и что я опять натворила?! — Откуда они могли узнать, что на корабле правителя Дарракши-Лан плывут "девушка со своей командой"?

— А что сразу я? — возмущенно фыркнув, я демонстративно отвернулась от мужчины. — Если тот кораблю идет под знаменем Ронуэрта, то вполне логично будет предположить, что правитель сам их сюда послал, снабдив соответствующей информацией.

— Она рассуждает здраво, — поднявшись с подлокотника кресла, Шин подошел к Дантариэлю. — Вполне возможно, что все именно так.

— В любом случае, мы это скоро выясним, — Дан вновь повернулся к брату. — Это и есть проблема?

— Не совсем. — Я хмуро посмотрела на Силиэра, ожидая очередной гадости. — Крил с Воинами уже в переговорной, ждут лишь нас и Эль, только вот не думаю, что ее появление принесет нам что-нибудь хорошее. В историю о купании в холодной воде, естественно, никто не поверит, тут же придумав кучу небылиц, что нам совершенно не на руку.

— Однако если она совсем не придет, будет еще хуже. Придется нашей Чувствующей хоть раз в жизни говорить поменьше.

Развернувшись, Дан вышел из каюты, заставив нас поспешить следом. После душной комнаты, прохладный морской воздух приятно холодил кожу, немного поднимая настроение.

— Какой красавец!

Посмотрев на шедшего позади Шина, я покачала головой, в который раз убеждаясь, что, мужчины везде одинаковы, какой бы расы они ни были. Все взгляды были направлены на огромное судно, стоящее совсем рядом с нашим. Что я могу сказать? Обычный корабль, с парусами, матросами, и пассажирами на борту, ничего примечательного в нем не было, но все почему-то упорно вздыхали и мечтательно закатывали глаза. Наблюдая за Силиэром и Шином, я еще раз поразилась тому, как можно смотреть таким влюбленным взглядом на деревянное корыто, пусть даже и красиво обделанное.

Еще раз, пройдясь взглядом по кораблю правителя, я вдруг наткнулась на то, что привлекло мое внимание гораздо больше каких-то там деревяшек. Вернее на того. Около борта, прямо напротив меня стоял молодой парень с волосами цвета меди и, не отрываясь, пристально рассматривал мое лицо. Но что он тут делает?!

— Эль, ты идешь? — раздавшийся прямо над ухом голос Сила, заставил меня оторваться от наблюдения, и обернуться. — Нас ждут, — он указал туда, где около еще одной каюты стоял Дантариэль, нетерпеливо ожидающий нашего прихода.

— Да, конечно, — я еще раз обернулась на корабль, но у борта уже никого кроме матросов не было, а в том, что тот парень был не матросом, я была уверена. Точно также я была уверена и в том, что как только он в следующий раз попадется мне на глаза, без глаз останется! Ну Лирт, ну друг любезный, ты у меня еще получишь…

В комнате переговоров, куда мы все пришли, на мой взгляд, не было ничего интересного, кроме зеркала, занимающего полностью одну из стен, напротив которого располагались несколько кресел. Она была очень просторная, чуть больше столовой, однако без единого окна, все освещение брали на себя магические светильники, висящие на стенах.

— Как ты себя чувствуешь? — при моем появлении, Крил, Малик и Гейр, удобно устроившиеся в креслах, повскакивали с мест.

— Отлично, — подойдя к ним, я устроилась около Гейра.

— А по голосу так прямо и не скажешь, — нахмурившись, Крил посмотрел на Дана, садящегося рядом со мной. — Надеюсь, никаких проблем не будет?

— Мы тоже на это надеемся, — голос принца был необычайно холоден, таким мне его видеть еще не приходилось: надменный холодный взгляд, расслабленная поза, даже энергия, исходившая от него, просто кричала о том, что он здесь хозяин.

Внезапно наши отражения в зеркале смазались, и теперь передо мной предстала совершенно другая комната, с точно так же сидящими напротив нас тремя незнакомыми мужчинами. Ну, почти незнакомыми. Зеркальная связь была совершенно обычным делом в нашем мире, однако лично мне еще ни разу не удавалось наблюдать ее в таком масштабе. Максимум, что я могла себе позволить, это связываться с наставником раз в год через маленькое зеркальце, всегда лежащее у меня в сумке, что-то большее же мне было совершенно не нужно.

— Рады приветствовать вас, Дантариэль нэй Аррткур, наследный принц правящей династии Дарракши-Лан, и вас, принц Силинэр нэй Аррткур, а также ваших гостей, — почтительно поклонившись, первым заговорил седовласый мужчина, сидящий напротив Дана. Судя по тому, как уверено он себя держал, незнакомец был капитаном корабля правителя.

— Мы тоже рады приветствовать вас, лорд Вейвьен, — Дантариэль чуть склонил голову в знак уважения к собеседнику. — Судя по всему, о моих гостях вы все уже знаете, так позвольте узнать, кто ваши спутники.

— Вы правы, ваше высочество, кое-что о ваших гостях мы действительно знаем, — мужчина улыбнулся. — Разрешите представить вам моего хорошего друга и товарища, а также главу гильдии Воинов, герцога Веллириана, — он указал на черноволосого мужчину слева от себя, а я перевела взгляд на наших Воинов, следя за их реакцией: Малик казался взволнованным, то и дело, поглядывая на Гейра, а тот, напротив, был абсолютно спокойным, учтиво поклонившись главе своей гильдии. — И помощника главы гильдии Чувствующих, лорда Дарриша.

Вновь посмотрев на третьего мужчину, я изо всех сил сжала кулаки. Так значит, помощник нового главы гильдии. Что ж, Лирт, многого же ты добился за те годы, что меня не было дома. Смотря в когда-то родные карие глаза, я невольно вспомнила наш последний разговор в лесу, тогда он даже слушать ничего не захотел про нечисть, а сейчас же спокойно сидит на переговорах с ними.

— Что ты задумал, Лирт?

— Ты его знаешь? — я даже не поняла, что произнесла это вслух до тех пор, пока не услышала тихий голос Дана возле уха.

— Да, Чувствующего я знаю с детства. Только вот что он тут делает?

— Понятно. Позвольте узнать причину вашего появления вблизи границы территории Дарракши-Лан, — Дан снова обратился к лорду Вейвьену. Сейчас, наблюдая за ним, я невольно поменяла свое первоначальное мнение о мужчине. И с чего это я взяла, что он не подходит на роль принца? Хотя нет, быть принцем ему действительно не подходит, а вот правителем… Дан мастерски держался, не позволяя никому даже мысли о его слабости, напротив, он всеми силами подавлял собеседника. Даже я, просто сидя рядом, чувствовала робость и неуверенность под взглядом этих необычных глаз, что жутко нервировало и выводило из себя.

— Насколько я знаю, мы все еще во владениях людей, — в разговор вступил Лирт.

— Это действительно так, однако ни одно из судов не рискует заплывать настолько близко к черте.

— Нам передано вручить вам послание от правителя расы людей, Ронуэрта ля Риддоуна. — А у главы гильдии Воинов приятный голос. Посмотрев на говорившего, я вдруг наткнулась на его взгляд. Герцог Веллириан смотрел прямо на меня, завораживая и не давая отвести глаза. Внезапно, внутри меня что-то перевернулось и потянулось к этому странному мужчине, будто неведомый зов, словно магнитом влек меня на ту сторону зеркала.

— Эль! — вздрогнув, я изумленно уставилась на Дана, крепко держащего меня за руку, не давая сделать и шага. Но больше всего меня поразило то, что мы стояли посреди комнаты, и как тут оказалась, я совершенно не помнила. — Сядь на место.

Чувствуя, что все тело сотрясает мелкая дрожь, я немедленно опустилась в кресло, стараясь понять, что же тут только что произошло.

— Почему ты относишься к гильдии Чувствующих, девочка? — услышав вопрос главы Воинов, я невольно напряглась. Неужели он почувствовал?!

— Я вас не понимаю, герцог. — Я прикрыла глаза, не желая больше встречаться с ним взглядом.

— Ты не похожа на целителя ни внешностью, ни силой.

— Что вы знаете о моей силе? — этот вопрос заинтересовал меня до такой степени, что я поддалась вперед, совершенно забыв о том, что секунду назад не хотела даже смотреть на мужчину.

— Ну, — он нахмурился, обернувшись на заинтересованно следящих за происходящим, спутников. — Ты больше Воин, нежели целитель, твоя сила откликнулась на мой зов, а это значит, что ты не можешь быть Чувствующей.

— И все-таки я не Воин, господин герцог, — я тихо выдохнула, стараясь не показывать собственного разочарования: ничего нового, все это я и сама знала уже очень давно.

— Как твое имя, девочка? — он не отступал.

— Эль.

— Скорее Рианоэль, если быть точным, — посмотрев на Лирта, я прожгла его гневным взглядом. Зачем он влез?

— Рианоэль… Весьма необычное имя, это ведь язык Древних? — капитан корабля удивленно оглянулся на присутствующих.

— Да, — наглым образом проигнорировав мой взгляд, Лирт повернулся к лорду. — Однако боюсь, что я не знаю его значение.

— Танцующая со Смертью? — я застыла каменным изваянием, боясь даже дышать. — Весьма необычное имя для ребенка. — Заставив себя успокоиться, я медленно повернулась к Дантариэлю, холодно отвечая на заинтересованный взгляд принца.

— Увы, я не принимала участия в выборе собственного имени.

— Танцующая со Смертью? — Тьма, до чего же у него острый слух! Обреченно посмотрев на главу Воинов, я недовольно поморщила, заметив, как тот напрягся. — Кто твои родители, Чувствующая?

— Послушайте, может вам еще и всю мою родословную рассказать? — я поняла, что больше не выдержу. — Не понимаю, к чему все эти разговоры, кажется, у вас было послание от повелителя, не так ли?

— Она сирота, — Лирт вновь влез в разговор, заставив меня сжать зубы, чтобы не высказать бывшему другу кучу нелицеприятных слов. — Оба родителя погибли после ее рождения.

— Не может быть…

Ошарашенное выражение лица герцога Веллириана, стало последней каплей. Не знаю, что его так поразило, но оставаться и дальше на переговорах, чтобы узнать это, у меня просто не было сил. Резко поднявшись, я вышла из каюты, с наслаждением вдыхая прохладный воздух. Не могу долго говорить о родителях, слишком больно. В детстве я часто представляла себе их лица, думала о том, какие они были при жизни, и каждый раз обещала себе отомстить за их смерть. А теперь… Мстить себе? Бессмысленно. Закону, гласившему, что представители разных гильдий не могут породниться? Еще глупее. Остается лишь жить с болью в сердце, чем я и занималась.

— Как ты? — вздрогнув, я с удивлением обнаружила рядом с собой Дантариэля, обеспокоенно разглядывающего мою лицо. — Ты плачешь?

— Это ветер, — вытерев мокрые от слез глаза, я посмотрела на солнце, удивляясь тому, сколько прошло времени с момента моего выхода на воздух. — Все закончилось? Что хотел правитель?

— Он настоятельно просит нас оказать гостеприимство двум его посланникам, которыми, как ты верно уже догадалась, являются герцог Веллириан и лорд Дарриш, — он не сводил с меня внимательного взгляда.

— Оказать гостеприимство? В такое время? — я была просто поражена услышанным.

— Это проверка, — губы Дана скривила жесткая усмешка. — Сейчас везде идут очень напряженные отношения с нечистью и Ронуэрту нужны доказательства того, что мы ничего не замышляем против людей, а для этого необходимо свидетельствование известных и уважаемых людей.

— Таких как главы гильдий.

— Именно.

— Понятно, — я зло сощурилась. — Значит, у меня будет возможность наглядно объяснить Лирту, что можно говорить, а что нельзя.

— Тебя задели слова о родителях? — в голосе Дарракши-Лан было столько внезапной заботы, что я мгновенно отвернулась, изо всех сил вцепившись руками в борт, стараясь совладать со вновь всколыхнувшимися чувствами.

— Извини, я не хочу об этом говорить.

Мои слова прозвучали грубо, даже не слова, а то, что было ими прикрыто. Я не хотела, чтобы кто-то лез мне в душу, стараясь "облегчить", то, что там накопилось. Легче не станет, зато другой увидит все мои слабости, все то, чем легко можно воспользоваться против меня. Жизнь очень часто преподавала мне уроки, которые я слишком хорошо запомнила, чтобы довериться кому-то настолько, чтобы снять перед ним маску, всегда сопровождающую меня на дорогах мира. И он это понял, молча удалившись и оставив меня одну. Снова одну.

Смотря, как к нашему кораблю приближается небольшая лодка с двумя посланниками правителя, я вдруг поняла, что устала. Устала от странствий, вечной борьбы, недоверия, от вездесущей боли, сводящей с ума. Захотелось все бросить и бежать, мчаться, куда глаза глядят, лишь бы подальше ото всех. Внезапно перед моим взором встали одни из самых красивых глаз, что я когда-либо видела, василькового цвета со зрачком в форме звезды. Лана… Дети… Я не могла отступить, я должна была помочь им. А вот потом, если выживу, конечно… Кажется дома, в столице, меня ждут не менее прекрасные маленькие глазки, цвета зелени. Лира. От этой мысли стало так тепло, что я невольно улыбнулась, первый раз в жизни я так хотела вернуться домой. И я обязательно туда вернусь.


Глава 7 | Танцующая со Смертью | Глава 10