home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 20

Первым делом, после выхода из переговорной, я заглянула в комнату Дана и, убедившись, что Лиэра там нет, спустилась с башни, надеясь отыскать правителя Дарракши-Лан внизу. Но закон подлости срабатывает всегда. Преодолев препятствие в виде сотни ступенек, я, наконец, оказалась на жилом этаже Херроуш-Вил и остолбенела, переводя взгляд с одного коридора на другой. Развилка! И куда теперь идти? Тьма! Ну почему я не могу здесь ориентироваться?!

Внезапно какое-то движение я конце одного из коридоров привлекло мое внимание. Люди! Или нелюди? Да какая разница!

— Подождите! — я ринулась вперед, стараясь догнать неясную фигуру в длинном плаще. — Эй! Да стойте же вы! — чувствуя, что начинаю уставать, я сбавила темп. Он что, глухой?

Доковыляв до угла, я завернула в другой коридор, вновь замечая незнакомца, теперь стоявшего возле одной из стен, что-то делая с ее поверхностью. Внезапно фигура обернулась и посмотрела на меня нереально яркими, пронзительными васильковыми глазами. Риса?! Женщина улыбнулась и прошла сквозь стену. Лишь подойдя ближе, я смогла рассмотреть узкий проход. Открытый проход. Все выглядело так, словно она приглашала меня последовать за ней: и игры в догонялки, и медленное открытие потайной двери, в которую, я уверена, можно войти за считанные мгновения, и якобы случайно оставленный открытым вход. Риса явно желала, чтобы я пошла за ней.

И я пошла. Не знаю, что на меня нашло, но я действительно начала спускаться по узкой каменной лестнице, петляющей и уходящей глубоко под здание школы. Пару раз я замечала впереди себя фигуру женщины, однако, сколько бы я не старалась привлечь ее внимание, Риса не реагировала, уверенно идя вперед и ведя меня за собой. Куда мы идем, долго ли еще, и вообще, зачем я за ней пошла, я не понимала. В голове прокручивались самые разнообразные мысли, а я все шла, стараясь не думать о том, что больше всего эта ситуация похожа на ловушку мудрого и хитрого паука, наблюдающего как мучается муха, попавшая в его сеть. Мухой, естественно, была я, а вот роль паука отводилась Рисе, умело завлекающей меня вперед. А ведь я не знала про нее абсолютно ничего, за исключением того, что она может искусно менять свой лик. Ни кто она такая, ни откуда, ни что тут вообще делает. Ничего. Но почему-то верила ей. Что-то внутри меня тянулось к ней, уверяя, что женщина на моей стороне и не причинит мне никакого вреда. Ей словно нужна была помощь, но вот попросить о ней она не могла… Или не хотела.

Почувствовав под ногами ровный пол, я удивленно огляделась. Надо же, совершенно не заметила, как спустилась вниз. А где Риса? Не могла же она просто исчезнуть! Обведя взглядом мрачный и темный коридор, освещенный лишь одним горящим факелом посреди длинного тоннеля, я убедилась, что женщины действительно нет. Она словно испарилась, доведя меня до нужного места. Кто же ты, Риса?

Решив не стоять на одном месте, я двинулась вперед, пробираясь сквозь слои пыли и занавеси паутины. Такое чувство, что здесь лет сто никого не было! Однако факел, не имеющий абсолютно никакого отношения к магии и зажженный явно рукой человека, говорил об обратном. Интересно… Идя все дальше и дальше, я вдруг начала различать голоса, раздававшиеся довольно далеко и отголосками долетающие до меня. Не думала, что здесь есть кто-то еще. Чем ближе я подходила, тем отчетливее становились голоса, принадлежавшие двум мужчинам. Один говорил едва слышно, не давая опознать себя, а вот второго я узнала сразу. Лирт. Я чуть было не бросилась к Чувствующему, однако резкая боль в запястье быстро меня отрезвила. Изображение кошки словно горело огнем, предупреждая об опасности и не пуская к другу детства. О, боги, что тут вообще происходит? Одна зазывает вперед, другая не дает идти… Если честно, я даже не вспоминала о существовании Хранительницы тайн после того, как очнулась в комнате. Как-то привыкла, что она постоянно, то исчезает, то появляется. Однако боль быстро помогает вспомнить. Вот пусть только появится передо мной эта пушистая тварь, я ей устрою такую сладкую жизнь, что никто не позавидует!

— Тьма, да она никогда не согласится! — раздавшийся вопль заставил меня испуганно вздрогнуть. Ну чего разорался то? — Нет…Ты не понимаешь… Вот пусть сам и уговаривает, а я пас!…Не смей мне угрожать, юнец, я прекрасно знаю твои способности, а вот ты мои — нет, так что не рискуй играть с огнем…

Судя по голосу, Лирт был очень зол. Вот только тот, на кого он сорвался, все также оставался для меня загадкой. В отличие от Чувствующего, его собеседник голоса не повышал и вообще старался говорить как можно тише, а рассмотреть говоривших я еще не могла. Стараясь ступать как можно тише, я медленно приближалась к тому месту, где собрались мужчины, отмечая, что с каждым моим шагом голоса раздавались все громче и громче. Наконец, я подошла к широкой арке в одной из стен и аккуратно заглянула внутрь, стараясь стоять так, чтобы меня не заметили. Интересно, а сами Дарракши-Лан знают про это место? Я с удивлением рассматривала огромный зал, освещенный сотнями свечей, с высокими потолками и сотнями зеркал в человеческий рост по стенам. Но как здесь все это помещается?!

— Без нее у нас мало шансов проделать задуманное, и ты это знаешь, — этот голос… Кого-то он мне напоминает. Вот только кого? — В твои обязанности входило переманить Чувствующую на нашу сторону, а что ты сделал вместо этого? Чуть не убил? Это бы, конечно, облегчило нам расправу над малолетними ублюдками, однако не решило бы проблему со взрослой нечистью. Так что ты сглупил, да к тому же потерял ее доверие.

— Это вышло случайно! — я, наконец, смогла рассмотреть Лирта, нервно ходящего по залу. Друг выглядел изможденным и… отчаявшимся. Интересно, что тут происходит? Что-то мне совсем не нравятся такие разговоры. — Ее вообще не должно было быть в лагере!

— Поэтому ты до сих пор жив, — Чувствующий замер, а я подвинулась чуть вперед, заглядывая за выступающую стену, мешавшую мне рассмотреть говорившего. Бесполезно. Мой взгляд наткнулся на черный плащ, скрывающий незнакомца с ног до головы. Ну кого он мне напоминает?! Думай. Эль, думай… — Ты, кажется, считал, что нужен Шэллиэру? Отнюдь, — мужчина рассмеялся. — Ему нужна Рианоэль, а ты всего лишь инструмент, который может ее привести к нам. Хотя в последнее время Чувствующая сблизилась с оборотнем… Может быть мы поставили не на того игрока?

— Да как ты смеешь, мальчишка?! Шэллиэр — глава нашей Гильдии, и не думаю, чтобы он стал делиться своими планами на меня с тобой. К тому же Эль мне доверяет, и этого не изменит никакой оборотень. Я знаю про нее все, и это дает огромные преимущества.

— Ошибаешься, — незнакомец усмехнулся. — Ты знал про нее все, однако, насколько мне известно, девочка в последнее время совсем отбилась от рук, выбрав путь странницы. Хотя… В одном ты прав, она действительно тебе доверяет. Это даже немного странно, учитывая ее способности. И как она смогла не почувствовать в тебе предателя?

— Замолчи!

— Ну что ты, Лирт, — он подошел к Чувствующему, положив руку на плечо. — Не стоит расстраиваться. Ведь если Эль не почувствовала предательства, значит его и не было, и мы все делаем правильно. Всего лишь избавляем мир от мерзости.

— Прекрати, — отшатнувшись, Лирт брезгливо поморщился. — Тебе прекрасно известно, что я не люблю, когда ты их так называешь.

— Конечно, — мужчина вновь рассмеялся, а я внезапно на какое-то время даже перестала дышать, расслышав и узнав столь знакомые нотки в его несколько жестоком смехе. Этого не может быть… Как я могла не заметить злобу в его душе? — Вы, Чувствующие, считаете, что любое существо имеет право на жизнь, даже эти твари. Вот только позволь напомнить тебе, целитель, что это вы начали войну. Наша Гильдия лишь поддержала идею, поданную Шэллиэром. Но ведь Чувствующие у нас самые слабые и кроткие, мы должны вас защищать и делать всю грязную работу, а за это, добрые лекари исцелят наши раны, — голос парня так и сочился ядом. — Ненавижу! Как же меня тошнит от этой вашей слащавой невинности!

— Успокойся, юнец!

— А то что? — стянув с себя плащ, Малик недобро посмотрел на парня, угрожающе положив руку на рукоять меча. — Ты не в том положении, чтобы указывать мне, Чувствующий.

На какое-то время наступила напряженная тишина.

Стоя так, чтобы меня не могли увидеть, я пыталась переварить услышанное… И не могла. Почему именно они? Лирт, друг детства, которому я действительно доверяла. Ну почему я не послушала внутренний голос, почему не остановила его еще тогда, когда в первый раз поняла, что что-то не так? Малик… Воин, которому доверился Грейгор, и которому верила я. Как они могли? И самое главное — почему? Что им сделали Дарракши-Лан, чтобы их так ненавидели?!

Не знаю, сколько бы я еще так простояла, если бы ни ноющее запястье, вновь напомнившее о себе новой порцией боли. Рина, зараза! Зашипев, я прижала руку к груди, стараясь хоть немного заглушить боль. И в этом заключалась моя ошибка.

— Эль? Что ты тут… — подняв взгляд, я затравленно взглянула на изумленного Лирта.

— И давно ты здесь стоишь? — Мрачно усмехнувшись, Малик медленно двинулся ко мне, заставив отступить назад. — Ну куда же ты, малышка? Здесь ты в полной безопасности.

— Эль, все хорошо.

Меня уговаривали, словно испуганное животное, а я все отходила, прижимая больную руку, жжение в которой становилось просто невыносимым.

— За что? — подумав, что отступать нет никакого смысла, я остановилась и взглянула на тех, кто когда-то был так дорог моему сердцу. На тех, кто разбил его на мельчайшие осколки. — За что вы их так ненавидите?

— А разве ты не понимаешь? — видимо поняв, что убегать я не собираюсь, Лирт остановился. — Они нечисть, не люди.

— И что? Разве они не живые существа? Не умеют любить, или не чувствуют боли? Ты же сам видел, как дороги им дети, как переживают они за каждого малыша. А теперь? Неужели ты не чувствуешь слезы жен и дочерей, караулящих возле постелей своих мужчин? Я не узнаю тебя, Лирт.

— Можешь не стараться, малышка, твой друг уже давно определился, на чьей стороне он выступает в этой войне, — опершись спиной о стену, Малик сложил руки на груди и насмешливо посмотрел на меня, вызывая навязчивое желание стереть эту ухмылку с его лица. — А вот за кого ты?

— Зачем вам все это? — я специально не ответила на вопрос. — Зачем затевать вражду? Насколько я успела понять, все начал глава нашей гильдии, Шэллиэр, кажется. Знаешь, Лирт, — нахмурившись, я посмотрела на парня, — а кто он вообще такой? Даже странно, что во главе Гильдии стал никому не известный Чувствующий.

— Отнюдь, — Лирт отчего-то напрягся, — Шэллиэр был весьма известен в наших кругах задолго до этого, но ты ведь…

— Я стала странницей, — зло усмехнувшись, я опустила взгляд, не желая показывать им обуревавшие меня эмоции. — Да, это действительно так, я слишком долго не появлялась дома. Хотя… Дом ли это? Теперь я в этом уже не уверена. Сейчас наша Гильдия больше похожа на осиное гнездо. И знаешь что? Грейгор мне тоже ничего не говорил по поводу нового главы, а тебе самому прекрасно известно, что наставник отнюдь не последний человек в Гильдии и в политике дома Правящих, хоть и является лишь Чувствующим. Многие, и я в том числе, считали, что именно он придет на смену Витольда.

— Даже если и так, — Малик ухмыльнулся, — теперь уже ничего не исправишь. Война между расами началась: люди уверены, что нечисть взбунтовалась и вышла из-под контроля, убивая всех подряд.

— Но ведь это не так, — на какое-то время я замерла, внезапно понимая, чью ненависть ощущала тогда в комнате. Да, Лиэр действительно говорил правду, ни Дарракши-Лан, ни какой-либо другой род Нечистых не причастны к нападениям, участившимся в людских поселениях. Но как им удалось так точно копировать стиль убийства, основывающийся только на силе нечисти?

— Поверь, это было совсем не сложно, — кажется, я задала этот вопрос вслух. — Если помнишь, в деревнях, на которые, якобы, напали Нечистые, в живых никого не осталось. Да и сложновато найти кого-нибудь в дотла сгоревших поселениях.

— Но с чего тогда все решили, что убийства дело рук нечисти?

— Все были мертвы, это да, — во взгляде Малика мелькнуло мрачное удовлетворение, и я невольно поежилась, чувствуя исходящие от него волны ненависти и жестокости. Откуда в тебе столько злобы, парень? — Однако после каждого происшествия находились свидетели, довольно четко и слаженно описывающие все буйства, учиненные различными видами Нечистых.

— И им так легко верили?

Стараясь отвлечь парней разговором, из которого я узнавала все больше ужасающих подробностей, я медленно согнула в колени ногу и немного ее приподняла, пытаясь как можно незаметнее вытащить кинжал. В то, что меня так легко отпустят после всего услышанного, я не верила, а поддержки они от меня добиться не смогут. Можно было бы на время притвориться, что меня их идеи весьма заинтересовали, но только не в этом случае. Я так и ощущала силу Лирта, пропитывающую все помещение. Если я солгу — он тут же это почувствует. Поэтому оставалось лишь готовиться к борьбе. И что-то подсказывало мне, что на кону стоит моя жизнь.

— А почему бы и нет, — меж тем продолжал Малик, совершенно не замечая моего копошения. Так, один кинжал есть… — Как ты думаешь, кому больше поверит правитель: нечисти, уже не раз показавших себя кровожадными монстрами, или же верным ему людям из такой славной и беспомощной Гильдии, как Чувствующие? Да, милая, именно представители вашей Гильдии обычно выступали в качестве свидетелей. Были, конечно, и Мирные, однако чаще всего именно им доставалась роль жертвы жутких и коварных Нечистых.

— Но зачем? — я, наконец, задала вопрос, интересовавший меня больше всего. — Для чего все это?

— Месть, — в глазах юноши полыхнул огонек ярости. — Наша Гильдия из покон веков ненавидит этих тварей. Воины никогда не прощают предательства, поэтому отвращение к ним мы впитывали с молоком матери.

— О чем ты говоришь? — я чуть было не выронила из рук кинжал, спрятанный за спиной, услышав его внезапное признание. — Какое предательство? Уже много веков подряд Нечистые совершенно не вмешиваются в дела людей.

— О, малышка, это началось не каких-то там несколько веков назад. Неужели тебе никто никогда не рассказывал про первую войну между нашими расами еще во времена Древних? Они предали наших предков.

Какое-то время я не знала, что и ответить, просто смотрела на парня и молчала. Неужели у них в Гильдии все ненормальные? Но ведь за Гейром я такого не замечала… Как можно винить кого-то за ошибки предков? Тут же вспомнилась легенда, прочитанная Ролане на корабле. Первое предательство Дарракши-Лан… Первое предательство Нечистых. Но ведь те времена давно прошли!

— Та война давно позади, и это глупо — мстить за то, что произошло тысячелетия назад! — я пораженно переводила взгляд с Воина на Чувствующего. — А ты, Лирт? Что же тебя подтолкнуло наплевать на все принципы, что вкладывались в наши головы годами? Что позволило считать себя лучше и выше других?

— Не драматизируй, Эль, — парень поморщился, словно мои слова причиняли ему боль. — Ты прекрасно знаешь мое отношение к Нечистым. Они убили Каролину.

— Убили Каролину? — внутри меня что-то оборвалось. Теперь я начала понимать причину той лютой ненависти, что показалась мне странной при первой нашей встрече в лесу. Тогда я гадала о возможностях такого поведения, а сегодня, наконец, поняла. Перед глазами встал образ молодой девушки с копной огненных волос и насмешливым взглядом теплых карих глаз. Каролина. Единственная, кого я когда-то могла назвать подругой. Невеста Лирта. — Но как, когда?! Почему мне никто ничего не сказал?

— А разве у тебя было бы время узнать о ней? — голос Лирта был холоден как лед. — За все это время ты ни разу о ней не вспомнила, занимаясь исключительно проблемами этих ублюдков!

— Перестань! Они нуждаются в помощи! — повысив голос, я тут же об этом пожалела, понимая, что тем самым показала свою слабость. Сердце разрывалось от боли потери дорогого человека, а к горлу подкатывали рыдания, но я заставила себя успокоиться. Не сейчас… Поплакать всегда успеется. По крайней мере, я на это очень надеюсь. — Мне очень жаль, что Каролина погибла, Лирт, действительно жаль. Ты знаешь, как я дорожила ее дружбой. Но Дарракши-Лан здесь ни при чем.

— Ты так думаешь? — лицо друга превратилось в холодную и безразличную маску. — Когда нашли ее тело, она казалась просто спящей, словно легла в один прекрасный миг и больше не проснулась. А так убивают лишь Пьющие жизнь.

— Но ведь могло случиться все, что угодно, — я отказывалась верить в слова парня. — Возможно, сердце…

— Кем ты меня считаешь, милая, юнцом, только начавшим проходить обучение? — Лирт подскочил ко мне так резко, что я невольно отпрянула, прижавшись спиной к одной из стен, и покрепче сжав в руке кинжал. — Она была абсолютно здорова! Слышишь? Абсолютно. Я лично осматривал ее тело и не обнаружил ничего, кроме полностью выгоревшей ауры. А такое никак не могло произойти само собой.

— Почему ты не позвал меня?

— Какая теперь разница? — тяжело вздохнув, Лирт отступил назад, давая мне возможность отлипнуть от стены. — Каролину уже не вернуть, и Дарракши-Лан заплатят за это.

— Так ты все еще считаешь, что мы не правы? И что этим монстрам можно позволить жить?

Голос Малика так и сочился триумфом, а в глазах легко можно было прочесть уверенность в победе. В победе надо мной. Вот только он не учел моего мнения на этот счет.

— Я считаю вас лишь игрушками в руках опытного кукловода, которому зачем-то понадобилось истребить все расы, кроме людей. И единственные монстры в этом здании — это вы. Хотите знать мое мнение? — я посмотрела сначала на Лирта. — Ты поступаешь точно также как, и те, кого ненавидишь. Убиваешь невинных, разоряешь дома и отправляешь других на верную смерть. И за что же ты хочешь мстить? Судя по всему, Кэрол умерла легко, она не мучилась перед смертью как те, кого на это подверг ты. И теперь ты утверждаешь, что Дарракши-Лан "ублюдки"? Что они "кровожадные монстры"? Посмотри в зеркало, Лирт, и увидишь в нем тварь гораздо худшую, чем те, кого ты так презираешь.

— Да как ты…

— А ты, — не обращая внимание на разъяренного Чувствующего, я посмотрела на Малика, — говоришь, что Воины никогда не прощают предательства? Тогда чем занимаешься ты? Разве не тем, что предаешь Грейгора, вверившего тебе мою жизнь, Гейра с Крилом, что относятся к тебе как к брату? Меня, что поверила тебе и не раз жертвовала собой, ради вас всех? А знаешь… Кажется ты прав, Воины не умеют прощать. А я наполовину Воин.

Не дожидаясь реакции парней на мои слова, я резко оттолкнулась и рванула вперед, рассекая руку Малика, попытавшегося меня перехватить. Сзади послышались ругательства, но мне уже было все равно, я бежала как можно дальше от тех, кого когда-то называла друзьями. Внезапно торопливые шаги за спиной смолкли.

— Ну и что ты теперь собираешься делать, Чувствующая?

Самодовольные нотки в голосе Малика заставили меня замедлить свой бег и посмотреть, наконец, куда я мчусь. Тьма!!! О, боги, ну в кого я такая дура? Вместо того чтобы бежать по коридору, я направилась прямиком в огромный зал, заканчивающийся тупиком. Теперь я в ловушке. Нет, ну где была моя голова, когда я выбирала дорогу?!

Развернувшись, я достала второй кинжал и напряглась, рассматривая неторопливо приближающихся с разных сторон парней.

— Куда же ты убегаешь, малышка? Мы ничего плохого тебе не сделаем.

Ага, так я и поверила. Пятясь назад, я следила за каждым их движением боясь пропустить нападение. Сил у меня было катастрофически мало, так что вся надежда оставалась на оружие, но как бы неплохо я им ни владела, для Чувствующей, долго против Воина мне не выстоять. Перед глазами встал тот единственный бой с главой их Гильдии. Тогда на все ушло не более пары минут, после чего герцог прекратил поединок, однако я прекрасно знала, что при желании, я не простояла бы и пары секунд. Но теперь все совершенно по-другому. Это уже не тренировка, здесь нет ни судей, ни наставников, ни нескладных учеников, старающихся быть похожими на мастера. Я не сомневалась, что, если сможет, Малик меня убьет. Это читалось во взгляде. Вот только обидно было умирать, не закончив того, для чего я здесь появилась: не вылечив Дарракши-Лан. И не увидев Крила…Не обняв Дана… Не прижав к себе в последний раз мою малышку. А ведь я пообещала, что приеду за ней. Придется приложить для этого все усилия.

Малик напал неожиданно. Не успела я опомниться, как на меня посыпались каскады ударов меча, от которых я еле успевала увернуться. Техника боя была привычной, движения отточенными, но усталость все больше давала о себе знать. Я уже не думала о нападении, уйдя в глухую защиту и едва успевая отбивать удары.

— Что ты делаешь?! — внезапно между нами возник Лирт. — Мы так не договаривались!

— Она должна умереть.

— Кто так решил?

— Я, — усмехнувшись, Малик крутанул в руке меч, насмешливо оглядывая Чувствующего с ног до головы. — Вот уж не думал, что у тебя хватит смелости ее защищать. Отойди, Лирт, чем быстрее я ее убью, тем скорее мы уйдем отсюда.

— Нет, — парень медленно достал меч, покоившийся у него на бедре. Он что, действительно собрался драться?! — Только через мой труп.

— Легко.

И вновь я стала лишь зрителем. Надо было отдать ему должное — оружием Лирт владел весьма неплохо, вот только это "неплохо" не шло ни в какое сравнение с "отлично" Малика. Уворачиваясь и нанося удары, парни были, казалось, везде, не оставляя мне шансов выбраться незамеченной из этого проклятого зала. Мне лишь оставалось с обреченностью наблюдать за поединком и ждать его окончания. Или… Решившись, я рванула вперед, вставая рядом с Лиртом и нанося удары Воину.

— Дура!… Беги!

— Ага… И как…ты…себе…это…представляешь? Шшш… — резко отпрыгнув в сторону, я зашипела словно испуганная кошка, зажав рукой рассеченное плечо. Ладонь тут же окрасилась кровью.

— Девочку ранили? — без труда отбивая удары Лирта, Малик, не отрываясь, смотрел на текущую по моей руке кровь. — Вот что бывает, когда делаешь неправильный выбор. А вот это бывает с предателями.

Сделав резкий выпад, парень выбил меч из рук Чувствующего и нанес последний удар. Не в силах поверить собственным глазам, я с ужасом смотрела на конец меча Воина, торчащий из спины друга. Лирт…

— Он был всего лишь трусом, не способным следовать своей цели, — резко выдернув оружие, парень брезгливо оттолкнул от себя тело, медленно завалившееся на каменный пол.

— Нет! — не думая, что делаю, я подбежала к целителю и упала рядом с ним на колени. Слишком поздно…Пытаясь нащупать нить жизни, я наткнулась на непробиваемую стену. Мертв.

— Кажется, теперь твоя очередь, Рианоэль, Танцующая со Смертью, думаю, тебя уже заждались на последний танец.

— Нет, — я подняла взгляд на Малика, уже занесшего надо мной меч.

— Что? — парень дрогнул.

— Он не был трусом. Лирт был настоящим Чувствующим и умер, защищая меня. Он никогда меня не предавал.

Сказав это, я закрыла глаза и расслабилась, ожидая удара. Какой смысл стараться что-нибудь делать, если меня убьют в любом случае? Лучше сейчас, пока еще слишком больно, чтобы думать и переживать. Пока горечь потери так велика.

Раздавшийся из коридора громкий рык застал нас обоих врасплох. Резко открыв глаза, я отшатнулась, заметив промелькнувшую мимо меня белую тень, набросившуюся на Воина. Парень внезапно вскрикнул, а я с удивлением узнала Крила, в своей второй ипостаси. Белый барс. Но как?

Не давая парню ни единого шанса для нападения, оборотень рвал его когтями, острыми, словно лезвие меча. Всего несколько ударов, и оружие Воина отброшено в угол. Еще пара — и он лежит, истекая кровью и не подавая признаков жизни. Но он не убит, я это чувствую, всего лишь оглушен.

— Как ты?

Переведя взгляд с Малика на Крила, уже успевшего принять свой человеческий облик, я некоторое время не могла вымолвить ни слова.

— Он убил Лирта.

— Вижу, — парень присел рядом со мной, двигаясь очень плавно и медленно, словно боялся меня спугнуть. — У тебя кровь.

— Да, он меня ранил, — поднеся к глазам свою ладонь, всю измазанную свежей кровью, я несколько секунд просто смотрела на капли, пытаясь собраться с мыслями. У меня шок — это раз, Лирт убит — это два, рядом со мной вполне здоровый и не покалеченный оборотень, вырубивший Малика — три и четыре.

— Эль? Ты меня слышишь?

— Да? — я с трудом очнулась от размышлений и посмотрела на перепуганного моим состоянием Крила. — Не волнуйся, это всего лишь шок. Не каждый раз приходится столько переживать.

— Что тут произошло? Почему Малик…

— Они пытаются развязать войну между расами, Гильдии Воинов и Чувствующих.

— Так вот почему Лирт так внезапно исчез, — он брезгливо посмотрел на еще не остывшее тело.

— Не смей так говорить! — мое злобное шипение удивило даже меня саму. — Он мой друг, и умер, защищая мою жизнь.

— Я не хотел никого обидеть, малышка, просто… — внезапно оборотень побледнел и начал заваливаться вперед, падая мне в руки.

— Крил? Крил… Крил!!!

Вцепившись в парня, я пыталась выдавить из него хотя бы один вздох, лишь один удар сердца, лишь одну улыбку на посеревших губах. Но как?! Что произошло?! Он умирал, медленно, мучительно, но верно. Я чувствовала, как с каждой секундой жизнь все больше уходит из его обмякшего тела. И не могла отпустить.

— Из-за тебя убит еще один твой друг, не так ли? — Услышав раздавшийся неподалеку хриплый голос Малика, я подняла на него заплаканные глаза, смутно различая размытые очертания лежащего на полу тела.

— Ты… Но как?

— Но ведь у Воинов, кроме оружия, есть еще и другая сила.

Действительно, есть. Вновь посмотрев на оборотня, я уложила его на пол, растянувшись рядом и целуя в холодеющий лоб.

— Я не отпущу тебя, слышишь? Ты не можешь бросить меня одну, ты обещал.

Закрыв глаза, я прильнула к его широкой груди, думая о том, что, видимо, мне вновь придется встретиться со своей давней знакомой, Смертью. И остановила себе сердце, выпустив наружу все остатки своей силы. Последнее, что я услышала, был звон разбитого стекла.


Глава 19 | Танцующая со Смертью | Глава 21