home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 18

Идя к лагерю Дарракши-Лан, я все еще не понимала, что буду делать дальше. Нет, детям я помогу, это мой долг, но вот как быть со взрослыми? После того, как я увидела истинное лицо Пьющих жизнь, относиться к ним так же, как и раньше, я не могла. Что-то внутри меня сломалось, причиняя невыносимую боль и заставляя закрыться ото всех. Мне необходимо было подумать обо всем, что произошло наедине с собой. Но сначала я должна была сделать то, для чего приехала.

— Эль?! Эль!!! — внезапный оклик заставил меня резко отпрыгнуть в сторону, на ходу выхватывая кинжалы и выпуская наружу силу, коконом окутавшую меня с ног до головы. — Ты чего это?! — Малик остановился, удивленно разглядывая мою напряженную позу.

— Чувствующая? — Позади изумленного Воина показался не менее пораженный Шин. — Что ты тут делаешь? И оружие… — Он нахмурился. — Ты кого-то боишься?

— Что здесь за шум? — из ближайшего домика высунулся раздраженный Силиэр. — Эль?!

— Есть разговор. — Опустив приветствие, я сразу перешла к делу, стараясь при этом не смотреть в глаза Дарракши-Лан. Чувствуется, мне еще долго не захочется их видеть.

— Что-то случилось? — парня напряглись.

— Еще нет, но очень скоро может случиться, если мы не поторопимся. Ну так как? — Я требовательно взглянула на Сила.

— Конечно, проходи. — Он распахнул дверь, приглашая пройти внутрь.

Не думаю, что с моей стороны было разумно идти в дом Нечистого, однако другого выбора не было. Я лишь старалась ничем не выдать своего отвращения, проходя мимо принца, в чем, судя по всему, не преуспела. По крайней мере, раньше я никогда не шарахалась в сторону от его случайного прикосновения. Сделав вид, что не замечаю подозрительные взгляды парней, я прошла вглубь помещения и уселась на подоконник, рядом с открытым окном. А что? В случае непредвиденного, можно легко выпрыгнуть наружу.

— Ты хотела поговорить? — Шин внимательно следил за каждым моим движением.

— Да. Я видела детей и знаю, как им можно помочь.

— Но? — Сил не сводил с меня напряженного взгляда.

— Но для этого мне потребуется двадцать три представителя вашей расы. — Я смотрела исключительно на Малика, радуясь, что с ним все в порядке. За то время, что мы провели вместе, юноша стал мне словно младший брат, и я очень переживала за него во время пребывания в школе.

— Что ты хочешь сделать?

— В Херроуш-Вил находятся двадцать четыре ребенка, одного из них я вылечила, однако, если придется лечить каждого по отдельности, то это может затянуться на недели, так как после каждого из них, мне придется восстанавливаться несколько дней. Но недавно мы выяснили, что Дарракши-Лан могут не только забирать энергию, но и отдавать ее по своему желанию. Если вы согласны будете отдать определенное количество силы для детей, то я постараюсь излечить их всех одновременно. Тем более что некоторые в крайне тяжелом положении.

— Но как же мы пройдем в школу? — парни выглядели озадаченными.

— Этого и не потребуется. — Пожав плечами, я откинулась на стену, уставившись в одну точку. — Я проведу ритуал на крови, закрепив конечную связь на себе, а это значит, что где бы вы ни находились, сила будет поступать прямо в меня.

— Ты уверена, что это подействует? — Малик нетерпеливо вскочил на ноги и принялся расхаживать по комнате.

— Надеюсь. — Я вздохнула. — В любом случае, это единственное, что мы можем делать.

— Чем все грозит лично тебе? — В голосе Силиэра чувствовалось напряжение.

— Ничем.

— Не думай, что сможешь нас обмануть, Эль, — резко встав из-за стола, за которым устроился вместе с принцем, Шин медленно приблизился ко мне. — Мы прекрасно видели, что было с тобой после лечения Ланы, здесь же все в десятки раз сложнее. Не делай из нас идиотов, Чувствующая.

— Вас не должно волновать, что будет со мной после ритуала и исполнения долга. — Я решительно встала и обошла Дарракши-Лан, оказавшись рядом с дверью. — Как только детям ничего не будет угрожать, меня здесь не будет. А как я прибуду в Гильдию: на своих двоих или же с помощью одного из спутников — мое личное дело.

— Как ты можешь так говорить?! — Малик пораженно посмотрел на меня, заставляя чувствовать себя настоящей свиньей.

— Что случилось? — Сил медленно поднялся с места. — Тебя кто-то обидел? Кто-то из Дарракши-Лан, не так, ли? — выйдя из-за стола, он все также медленно и осторожно двинулся ко мне. — Уж не брат, ли? Эль, что он сделал?

— Сообщите всем, кто захочет помочь, что я буду ждать их около этого дома через час. Думаю, времени хватит.

С этими словами я вышла из помещения, оставив внутри обескураженных друзей. Ну почему все должно быть именно так? Почему те, к кому я так привязалась, оказались кровожадными чудовищами? Так не должно было быть… Но сейчас не время думать об этом, главное для меня в данный момент — найти Лирта и подготовить все для ритуала.

Целитель нашелся на удивление быстро, стоило мне только подойти чуть ближе к лесу, как я мгновенно узнала торчащую из кустов нижнюю заднюю часть рыжего лекаря. Опять ему прибило искать целебные травы, на ночь глядя.

— Ну и как клад, ищется?

Лирт так и подскочил, услышав мои слова над самым ухом.

— Эль?! Живая! Что ты здесь делаешь? — сграбастав меня в объятия, парень, видимо, попытался честно придушить мою вяло сопротивляющуюся тушку. — А где остальные?

— Остальные в школе, они не знают, что я здесь. — Кое-как от него отбившись, я отошла на шаг назад. — Мне нужна твоя помощь.

— Что ты собралась делать? — он напрягся.

— Провести ритуал на крови, чтобы собрать силу Дарракши-Лан.

— Это слишком опасно. — Парень упрямо поджал губы и мрачно осмотрел меня с ног до головы. — Тебе что, жить надоело?

— Это уже мои проблемы, жертвовать тебя своей жизнью я не заставляю. — Сложив руки на груди, я ответила ему не менее хмурым взглядом. — Ну так как, поможешь?

— Куда ж я денусь? — он обреченно вздохнул. — Что от меня требуется?

— Лишь завершение ритуала. Я его начну, после чего перемещусь в школу, а ты должен будешь проследить за тем, чтобы Дарракши-Лан отдали лишь нужное количество энергии и прервать круг до того, как ритуал будет впитывать их жизненные соки.

— Договорились. Когда начинаем?

— Где-то через пол часа, так что нужно поторапливаться, дети ждать не будут. У тебя есть все необходимое?

— Думаю, найдется, — Лирт на секунду задумался. — Да, точно найдется. Пошли ко мне.

Зайдя в один из домов, я с любопытством огляделась вокруг. Вот как значит, устроился целитель. Помещение, как и все сооруженные в этом лагере, было небольшое, однако уютное. По крайней мере, было, пока сюда не заселился мой друг детства. Теперь же единственная комната скорее напоминала жертву грабежа, чем спальню: стоящую в углу кровать еле видно из-под наваленных сверху вещей, небольшой обеденный стол превратился в хранилище всевозможных трав, зелий, противоядий и прочей атрибутики любого уважающего себя Чувствующего. Кроме меня. На полу то тут, то там можно было различить различные пятна (некоторые даже прожженные) от пролившихся эликсиров. Все это напоминало самую настоящую свалку… И было таким родным и знакомым. Сразу вспомнилась собственная комната в Гильдии, где мы вдвоем с Лиртом частенько проводили свободное время, смешивая ингредиенты и составляя новые рецепты различных лекарств, ядов, ну или просто придумывали шалости, с предвкушением ожидая реакции наставников. Как же это было давно.

— Где она у меня была? — подойдя к кровати, целитель решительно закопался в куче хлама, постепенно скидывая вещи на пол. — Не то… Это тоже… Да где же она? Хм… Нашел! — Лирт с победным криком выбежал на середину комнаты, протягивая мне глубокую золотую чашу с выгравированным по краям исцеляющим заговором. — Держи, это именно то, что нужно.

— Надеюсь, — я насмешливо осмотрела то, что осталось от выкинутых на пол вещей. Нда… — Теперь главное раздобыть свечу.

— Где-то была. — Парень озадаченно нахмурился, видимо припоминая, куда убирал искомый предмет. — Ты пока располагайся…где-нибудь, я сейчас.

Некоторое время, понаблюдав за бегающим туда-сюда Лиртом, я освободила от всякого хлама один из стульев, и села, сложив руки на стол и положив на них голову. В нос ту же полезли разнообразные ароматы трав и настоев, вызывая легкое головокружение. Внезапно навалившаяся усталость дала о себе знать, и я глубоко вздохнула, закрывая глаза и надеясь отдохнуть хотя бы пару минут. Всего пару минут…

— Я должен убедиться, что с ней все в порядке!

Хм, какой знакомый голос… Где-то я его уже слышала… Интересно, где?… Но это не важно, все уже не важно… Я устала… А здесь так хорошо. Медленно покачиваясь, я лежала на воде, подставив лицо нежному и теплому свету. Из тела постепенно уходило напряжение последних дней, давая, наконец, ему отдохнуть. Дней? Разве было что-то важное в последнее время? Время… Просто слово… Оно ничего не значит для этой воды, уверенно держащей меня на своих потоках. Спокойствие и тишина. Вот только голос, противный голос раз за разом повторяющий мое имя никак не давал покоя.

— Эль… Просыпайся, Чувствующая!… Тьма, Эль, ты всех пугаешь!… Эль…

Кто он? Тот, кто так отчаянно зовет меня? Неужели он не знает, как здесь хорошо и спокойно? Почему он так напуган? Со мной все в порядке, здесь я счастлива, тут мой дом.

— Прости меня, девочка…

Другой голос… Он пугает и заставляет мое сердце сжиматься от боли. Кто он такой? Кто тот, кто просит прощения? Не важно… Все не важно…

— Эль… Малышка, ну проснись ты, наконец! Без тебя нам не справиться… Дети, вспомни о детях. Они нуждаются в твоей помощи…

Дети? В груди предательски заныло, заставляя меня нахмуриться. Почему это так тревожит меня? Дети… Мне надо было что-то сделать… Только вот что? Почему я не могу вспомнить?!

— Что вы делаете?! Оставьте ее в покое! — и снова первый голос. Интересно, что его так взволновало?

— Она одурманена, нам необходимо привести ее в чувство.

— Нет. Я не позволю причинить ей вред!

— Это всего лишь небольшой надрез. Боль должна вывести ее из оцепенения.

— Я сказал нет!

— Но…

— Неужели ты позволишь, чтобы пролилась ее кровь, принц? — О, сколько ненависти и горечи в его голосе. Где же я его уже слышала? Низкий, бархатный, убаюкивающий каждым звуком… С немного рычащими нотками…

— Выйдите. — Опять он. Тот, от которого болит сердце. Ну почему они не оставят меня в покое?!

— Но…

— Я сказал, чтобы все вышли!

— Как пожелаете, ваше высочество.

Высочество? Это ведь должно что-то значить… Нет, не помню.

— Почему ты остался?

— Я не доверяю тебе. — Снова первый голос. Это хорошо… С ним спокойнее…

— Взаимно, Нечистый.

— Кто бы говорил, Пьющий жизнь.

— Как ты думаешь, она когда-нибудь сможет смотреть на меня, как раньше? — боль… Почему в его голосе столько боли? Нет, не хочу слушать, лучше просто плыть, греясь под теплым солнцем. Этот голос ранит, а я так не люблю боль…

— Не знаю. Возможно, со временем она и прости, Эль всегда была слишком великодушной.

— Не смей меня осуждать! Ты не знаешь, что значит быть наследным принцем своей расы.

— Да куда уж нам! Мне все равно, что ты чувствуешь, Дарракши-Лан, сейчас главное разбудить малышку. Подвинься-ка… Эль… Ты слышишь меня? — О, боги, что они от меня хотят? Сделайте так, чтобы они ушли… Мне слишком больно…И почему-то хочется плакать. — Ты заставляешь меня нервничать, милая, а когда я нервничаю, то становлюсь злым и страшным. Ты ведь уже как-то убедилась в этом, не так ли? — по коже пошли мурашки…Я действительно это знала. Но вот где я могла все это видеть? Кто были незнакомцы, чьи голоса я слышала?

— Это бесполезно. Тьма, я разорву на части этого целителя! Как он мог додуматься оставить на видном месте этот проклятый нерми… нур…

— Нермиармин. Его еще в простонародье называют дурман-травой. Если она не очнется в течение получаса, то не очнется уже никогда. Давай, малышка, просыпайся. Не вынуждай меня отдавать тебя на расправу этим мясникам. Нет, надо же было до такого додуматься, собраться порезать ее ножом!

— Они лишь хотели помочь.

— Я тоже хочу помочь бедным зверям, когда голодно облизываюсь в шкуре волка. — Я невольно улыбнулась, чувствуя тепло, исходящее от этого голоса. Опять спорит… — Эль, ну давай же… Рианоэль, тьма тебя побери, а ну-ка быстро просыпайся!

Рианоэль? Вода вокруг меня внезапно забурлила, заставив испуганно охнуть и погрузиться в нее с головой. Рианоэль… Это имя било словно кнут, наказывая за бездействие и заставляя кричать от боли. Сил не осталось, легкие готовы были разорваться от нехватки воздуха, но я не сдавалась.

— Борись, девочка, твое время еще не пришло. — Тихий женский голос, словно ветер, донесшийся до меня издалека, в отличие от остальных, я узнала сразу. Было бы странно, после стольких бесед, не узнать саму Смерть. — Борись, Рианоэль.

Опять это имя… Почему все изменилось, стоило кому-то его произнести? Мое имя.

— Что ты с ней сделал?! — где-то неподалеку раздался гневный вопль Дана.

Дан… Я вспомнила! Вспомнила все и наконец, поняла, что здесь происходит. Дурман-трава. И как я не смогла распознать ее сразу?! Яд. Сознание затуманилось от боли, а тело забилось в конвульсиях, однако с каждой секундой становилось все легче и легче.

— Что тут у вас происходит?! — послышался звук хлопающей двери и топот ног. — Что с ней?

— Да не знаем мы! Эль! Эль, девочка, ты меня слышишь?

— Ты и мертвого с того света достанешь… — глубоко вздохнув и с наслаждением почувствовав приток кислорода в легкие, я заставила себя по возможности успокоиться. Тело все еще сотрясала мелкая дрожь, но в целом, самочувствие улучшилось настолько, что я смогла открыть глаза и осмотреться.

— Ну наконец-то!

Нда, осмотрелась, называется…

— Кхе… э… Крил… Ты меня сейчас задушишь!

— Прости, — мгновенно отпустив, оборотень впился в меня внимательным взглядом. — Никогда больше не пугай нас так.

— Не могу ничего обещать. — Я криво усмехнулась.

Сев на кровати, на которую, судя по всему, меня перенесли спутники, я огляделась по сторонам. Ну, как и ожидалось, все знакомые лица собрались возле моей скромной персоны. Им что здесь, медом намазано?

— А что здесь происходит? — я сложила руки на груди и делано удивилась. — У кого-то похороны?

— Как всегда в своем репертуаре. — Усмехнувшись, ко мне подошел Шин и сел на кровать. Я отодвинулась. — Не бойся, не укушу.

— Кто тебя знает? — я попыталась выдавить из себя улыбку. Получилось плохо. — Один вон уже придушить попытался.

— Эль? — я замерла, мгновенно узнав говорившего, но не находя в себе сил обернуться и посмотреть на него.

— Вы что-то хотели, Дантариэль нэй Аррткур? Не волнуйтесь, со мной все в порядке, так что к ритуалу мы сможем приступить уже через несколько минут. Я помню свое обещание. — Присутствующие замерли, пораженно смотря то на меня, то в сторону, где, судя по всему, располагался принц.

— Зачем ты так, малышка? — посмотрев на Гейра я удостоилась его понимающего, но все же осуждающего взгляда.

— А разве я сказала что-то не то? — я упрямо поджала губы и с вызовом посмотрела на Воина. — Я лишь проинформировала наследного принца Дарракши-Лан о своем состоянии. Кстати, а где Лирт? — внимательно осмотрев комнату, я нигде не нашла Чувствующего.

— Понятия не имеем, — Воин нахмурился. — Он открыл нам дверь, а после куда-то выбежал.

— Что-то мне это очень не нравится. — Подойдя к заваленному столу, Силиэр принялся перебирать различные травы, задумчиво разглядывая каждый листочек. — И откуда интересно у обычного целителя взялся столь редкий в наше время Нермиармин?

— На что вы намекаете, принц? — к нему подошел помрачневший герцог Веллириан. — Лорда Дарриша я знаю уже несколько лет и готов поручиться, что в произошедшем он не виноват. Дурман-трава действительно является дорогим и редким ядом, однако она используется также и в лечебных целях. Думаю, отправляясь на территорию Дарракши-Лан и зная, что помощь потребуется детям, он легко мог взять с собой это растение.

— Тогда как вы объясните его отсутствие? — Все-таки обернувшись, я с интересом посмотрела на поднявшегося с места Дана. Странно, я не привыкла видеть его таким раздраженным.

— Причины могли быть разными…

— Так, все, хватит! — Я решительно поднялась с кровати, чуть не упав при этом от накатившего головокружения. Спасибо Крилу за то, что вовремя подхватил. — Поисками целителя можно заняться и позже, сейчас лично для меня гораздо важнее правильно провести ритуал и вылечить детей. Если вы забыли, то я могу напомнить, что многие из них в крайне тяжелом состоянии. — Обведя притихших мужчин тяжелым взглядом, старательно избегая Дантариэля, я вздохнула, и устало провела руками по лицу. Когда же все это закончится? — Послушайте, Лирт мой друг, и я не думаю, что он сознательно смог бы причинить мне вред. Да к тому же, он Чувствующий, а мы… то есть они, не могут навредить ни одному живому существу. Силиэр, — я обратилась к младшему Аррткуру. — Ты нашел добровольцев?

— Абсолютно все Дарракши-Лан готовы отдать тебе силу.

— Отдать силу? — Дан напрягся, требовательно взглянув сначала на меня, а потом на брата. — Что это значит? Почему меня не поставили в известность?

— Думаю, будет лучше, если все объяснит Эль…

— Эль ничего объяснять не собирается, — убедившись, что уже окрепла настолько, что легко могу выйти на улицу, я решительно прошла мимо принцев, обернувшись лишь около двери. — Надеюсь, вы сможете решить эту проблему сами, не имею никакого желания снова наблюдать за разбирательствами Пьющих Жизнь.

Дан дернулся как от пощечины, а в глазах Силиэра мелькнуло понимание. Но меня это уже не волновало. Развернувшись, я вышла на улицу, с облегчением вдохнув свежий ночной воздух. Я знала, что своими словами причинила ему боль, однако ничего не могла с собой поделать. Что-то изменилось после того, как я увидела истинное лицо Дантариэля, что-то перевернулось в моей душе. Возможно, все было бы по-другому, знай, я, что на самом деле принц другой, такой, каким он бывал наедине со мной, однако в тот момент, когда мучился Фрай, в глазах Дана было мрачное удовлетворение, ему явно доставляло удовольствие чувствовать свое превосходство. Невольно припомнились слова Силиэра, когда тот говорил, что Дантариэль прирожденный воин, не ведающий жалости. Наверное, надо было еще тогда прислушаться к словам друга.

— Помощь нужна? — сзади раздался голос Сила.

— Возможно. — Я немного отступила, увеличивая расстояние между нами. — В доме осталась золотая чаша и свеча, правда я не знаю, где они могут находиться. Не принесешь? Я буду около кокона, думаю, там намного легче можно пробить защиту, если ритуал будет проходить именно там.

— Хорошо, я мигом. Эль? — он остановился, так и не открыв дверь.

— Да?

— Не принимай поспешных решений, — парень грустно вздохнул. — Мы не плохие и не хорошие, моя раса такая, какая есть и не следует нас осуждать. А Дан…

— Сил, прежде чем ты сейчас начнешь защищать брата, я скажу, что мне все равно. — Отвернувшись, я со всей силой сжала кулаки, впиваясь ногтями в нежную кожу ладоней, надеясь, что это хоть немного отвлечет от переполнявших эмоций. — Это не мой мир и меня не касаются различные качества ни вашей расы, ни будущего правителя. Извини.

Отвернувшись от парня, я направилась вперед, стараясь как можно быстрее уйти подальше от этого проклятого дома. Почему они никак не оставят меня в покое? Хотя… Я сама виновата в том, что творилось в душе. Разве я не знала, что Дантариэль нечисть? Дарракши-Лан должны быть жестокими. Это у них в крови. Но, с другой стороны, разве я сама поступила бы иначе? Разве не показала бы свою силу и власть, видя неподчинение моим приказам? Разве не защитила бы того, кто дорог? Дорог… А дорога ли я ему? Фрай был прав, у нас с Даном нет будущего, а становиться просто "игрушкой Дарракши-Лан" я не собиралась.

Почувствовав привычное жжение на запястье, я остановилась, с удивлением обнаруживая образ кошки на своей руке. Ну наконец-то!

— Рина? — нарисованный хвост нервно дернулся, а я внезапно поняла, что стою прямо на границе со школой. Пришлось немного вернуться обратно. — Так лучше? — изображение исчезло, а прямо передо мной возникла Хранительница тайн.

— Могла бы и сразу догадаться. — Она возмущенно фыркнула. — Ощущения, знаешь ли, не из приятных.

— Ну прости, — я сложила руки на груди, насмешливо наблюдая как она подозрительно оглядывается вокруг. — Могла бы уже давно появиться и извиниться, между прочим. Я из-за тебя чуть не убилась!

— Не у одной тебя могут быть дела, а за падение действительно извини, не думала, что ты так испугаешься. Кстати, а что это ты собираешься делать?

— Провести ритуал слияния сил. На крови.

— С ума сошла?! — Рина возмущенно зашипела. — Ты хоть раз брала силу Дарракши-Лан?

— Брала. — Я нахмурилась. — А в чем дело?

— Когда?

— Что, когда?

— Когда брала силу? — она в раздражении забила хвостом по земле.

— Совсем недавно Дан отдал мне часть своей энергии. Что-то не так? — Мне стало жутко под пристальным взглядом черных глаз.

— И как парень себя чувствует?

— Нормально. — Я нахмурилась, припоминая подробности. — Сначала ему было плохо, на какое-то время он даже потерял сознание, но теперь все хорошо. Только вот…

— Ну?

— За последние несколько часов столько всего произошло, что я уже не понимаю что и с чем связано. — Я вздохнула. — Но все-таки мне показалось, что он стал более…раздражительным.

— И ты называешь себя Чувствующей? — Рина зло фыркнула. — Скажи, девочка, а когда человек ведет себя крайне раздражительно?

— Когда у него нет настроения или… — Я на секунду запнулась, поняв, к чему клонит Хранительница. — Когда у него что-нибудь болит. О, Боги, какая же я дура! Ведь сразу обратила внимание, что действие проклятия на него возросло! Но это значит…

— Вот именно, — она самодовольно зажмурилась. — Взрослые Дарракши-Лан слишком сильны для него, но стоит кому-нибудь забрать у них энергию, как проклятие тут же дает о себе знать.

— Тогда ритуал проводить нельзя ни в коем случае!

— И дать умереть детям? — взгляд черных глав стал насмешливым. Ее явно развлекала сложившаяся ситуация. — Ты же знаешь, что самой тебе их никогда не спасти.

— Я попытаюсь… Я…

— Что? Умрешь ради них? — кошка насмешливо фыркнула. — И что в итоге? Вылечишь с десяток детей, за одного из которых отдашь жизнь и своей смертью разразишь войну между людьми и нечистью. Хорошенькие перспективы, не находишь? Помни главный закон всего сущего: одна смерть за одну жизнь, больших ты спасти не сможешь.

— Но что тогда делать?! — я опустилась на землю, едва сдерживая крик отчаяния.

— Нам всегда приходится чем-то или кем-то жертвовать, — запрыгнув на колени, Рина уперлась передними ламами мне в плечи и заглянула в глаза. — Взрослые Дарракши-Лан намного сильнее малышей, у них больше шансов продержаться несколько дней, а возможно и недель. А за это время можно что-нибудь придумать.

— Ты ведь знаешь, как снять проклятие, не так ли? — Я с болью посмотрела на нее, только сейчас заметив, как катятся по щекам слезы. — Но не скажешь.

— Я не могу, Чувствующая, тебе ли не знать, что такое долг.

— Но если они все умрут…

— Значит на то воля богов. Лучше они, чем дети.

— Как ты можешь так говорить?! — Вскочив на ноги и стряхнув с себя эту хвостатую тварь, я в ярости запустила руки в волосы, взъерошивая непослушные пряди.

Почему все так? Почему всегда приходится жертвовать тем, что так дорого сердцу? Или же в моем случае, кем. Дарракши-Лан… Жестокие монстры, не щадящие никого. Но почему тогда так больно при мысли, что мне, возможно, придется забрать их жизни? Сил…Шилинэр…Марриэр… Фрай, чью историю я случайно узнала… Дан. Я не могла и не хотела причинять вред кому-либо из них! Дан… Ему уже плохо, и в этом виновата лишь я. Не могу… Не могу заставить себя подставить под разрушительное действие проклятия еще кого-нибудь. И наплевать на то, что они жестоки. Разве я не видела боль в глазах принца? Он ведь действительно переживает и не знает, как исправить то, что натворил, а я… Разве я не так же жестока по отношению к нему?

— Эль? — подняв голову, я встретилась взглядом с потемневшими от волнения глазами цвета васильков. С вертикальными кошачьими зрачками. Крил. — Почему ты плачешь? Что случилось?

— Я не могу…

— Что? — Парень подошел ближе, и, приобняв меня за плечи, внимательно посмотрел в глаза. — О чем ты говоришь?

— Если я заберу силы Дарракши-Лан, то проклятие их убьет. — Не в силах больше сдерживаться, я уткнулась лицом ему в грудь и разрыдалась. О, боги, какими же жестокими бывают ваши игры!

— С чего ты это взяла? — аккуратно обняв, он сильнее прижал к себе мою сотрясающуюся от рыданий тушку, давая возможность выплакаться. Внезапно стало легче и спокойнее, словно оборотень взял себе часть моих переживаний. Постепенно на место отчаяния приходила тупая обреченность.

— Проклятия Дана усилилось после того, как он отдал мне энергию, я это сразу заметила, но поняла только сейчас. Ритуал нельзя проводить.

— Но ведь он жив? — отодвинувшись, парень тяжело вздохнул. — Дети болели несколько недель, так почему ты думаешь, что взрослые Дарракши-Лан могут погибнуть сразу после ритуала?

— Но… — я растеряно на него посмотрела, не зная, что сказать. А ведь действительно, с чего я решила, что будет именно так? Крил с Риной правы, у нас еще будет какое-то время на их лечение.

— Я понимаю, что ты переживаешь, малышка, но даже если случится так, что ты не успеешь, я уверен, что ни один Дарракши-Лан не отступит. Они слишком дорожат своим потомством, как и любое живое существо.

— Ты прав. — Вздохнув, я достала один из кинжалов, спрятанных в высоких сапогах. — Я должна это сделать, другого выбора нет.

Опустившись на колени, я решительно воткнула острое лезвие в землю, со всей силы прорезая твердую почву.

— Что ты делаешь? — Рядом опустился оборотень, внимательно следя за каждым моим действием.

— Вывожу руну жизни, она должна соединить силы всех Дарракши-Лан. — стараясь не ругаться, я изо всех сил тянула на себя кинжал, вычерчивая линию за линией. — Тут самое главное сделать все очень аккуратно. Тьма! — лезвие застряло в земле, никак не желая двигаться дальше.

— Дайка сюда. — Отодвинув меня в сторону, Крил легко сдвинул его с места, проводя линию дальше. — Говори, что надо делать, а все остальное предоставь мне.

Наблюдая за тем, как быстро парень справляется с указаниями, я вдруг поняла, что еще никогда мне не было так спокойно и легко. И даже то, что через несколько минут я должна была оставить без защиты пару десятков живых существ, не портило эти ощущения. С Крилом я всегда чувствовала себя защищенной и… Нужной кому-то. Странно, раньше я над этим никогда не задумывалась. Я всегда была странницей, свободной птицей, не знающей, что такое дом и семья. Но теперь многое изменилось.

— Ну как? — поднявшись с земли, Крил обернулся, вопросительно смотря на меня и показывая работу.

— Отлично, — я внимательно осмотрела красующуюся посреди поляны руну жизни. — Теперь самое главное найти Сила и…

— А меня и искать не надо. — Обернувшись, я с удивлением посмотрела на приближающуюся толпу Дарракши-Лан во главе с мрачным Силиэром и чересчур бледным Даном. — Ты это просила принести?

— Именно. — Взяв у друга чашу и толстую свечу, я с беспокойством посмотрела на Дантариэля. — Как ты?

— Все в порядке. — Он казался озадаченным моей реакцией. — Эль, там в школе…

— Забудь, — я решительно подняла руку, прерывая его оправдания. — Ты такой, каков есть и тебя уже не переделаешь. Тот, кому суждено занять место правителя должен быть жесток, так что все в порядке. Кажется, это мне следует просить у тебя прощения, не так ли?

— Не говори так, лиарни, — подойдя ближе, он осторожно меня обнял, будто боялся, что в любой момент я смогу оттолкнуть его. Глупый, неужели он не понимает, насколько дорог мне? Вот только почему мне так неловко? Словно я делаю что-то не так.

— Ты должна им сказать.

От раздавшегося позади голоса Крила меня бросило в жар. Да что с тобой происходит, Чувствующая?! Почему боль, проскользнувшая в его голосе, так на тебя действует?

— Что сказать? — чуть отодвинувшись, Дан озадаченно заглянул мне в глаза.

— Скажи мне, как ты себя чувствуешь? — я отошла от парня, встав в середину руны и внимательно следя за каждым его движением. — И учти, что я знаю о том, что все НЕ в порядке. Мне нужна правда.

— Я чувствую себя слабым, но это из-за нехватки сил. — Дантариэль нахмурился, нехотя признаваясь в недуге.

— Голова болит?

— Да. — Принц стиснул зубы, отвечая на вопрос.

— Головокружение?

— Да.

— Тошнота?

— Может, хватит? — Взгляд парня похолодел.

— Не будь ребенком, — я уперла руки в бока, упрямо заставляя его говорить дальше. — Мне необходимо знать, что с тобой происходит. Это важно!

— У меня болит сердце. Я… — внезапно побледнев еще сильнее, Дантариэль покачнулся.

— Дан! — я дернулась было к нему, но тот устоял, жестом показывая всем оставаться на местах.

— Все нормально, это лишь минутная слабость.

— Нет, это действие проклятия. — Глубоко вздохнув, я, наконец, решилась. — Взрослые Дарракши-Лан слишком сильны для того, чтобы проклятие убивало их точно также как детей, однако, если вы отдадите силу, то оно будет медленно разрушать вас изнутри.

— Как давно ты об этом узнала? — опустившуюся после моих слов напряженную тишину прервал вопрос Сила.

— Недавно. То, что проклятие, лежащее на Дане, стало проявлять активность, я заметила еще в школе, когда он был без сознания, но не сразу придала этому значение. Теперь же я полностью в этом уверена.

— Значит, стоит нам…

— Да, те, кто решится отдать свою силу во время ритуала, в полной мере испытают на себе действие проклятия.

Все, я сказала то, что должна была, теперь уже дело было только за ними. С каждой секундой до стоящих вокруг меня Дарракши-Лан отчетливее доходило, чем им могло все это грозить. Раз за разом я наблюдала, как в глазах мужчин и женщин появляется понимание неизбежного. И с каждой проходящей секундой уверялась, что никто не собирается отступать.

— Вот значит как… — Решительно тряхнув головой, вперед вышел незнакомый мне мужчина. — Ну это ничего, если дети смогли столько вытерпеть, то мы просто обязаны справиться. Бери мою силу, Чувствующая.

— И мою.

— И мою.

— Я тоже готов отдать силу.

Смотря, как Дарракши-Лан выходят вперед, предлагая забрать свою энергию, я вздохнула, чувствуя огромное облегчение от их выбора. Никто не остался в стороне.

— Вы должны делать то, что я скажу, полностью мне доверяя, иначе ничего не получится. — Выбрав ровно двадцать три Дарракши-Лан, и расставив их внутри руны, образуя круг, я подошла к Крилу. — Поможешь мне? Лирт до сих пор не объявился, а одной мне ритуал не закончить. Я должна быть в школе.

— Конечно. Что нужно делать? — он сосредоточился.

— Следа за свечой, — я указала в центр руны. — Как только пламя станет черным, затуши ее. Тем самым ты завершишь ритуал и не дашь мне взять слишком много энергии.

— Что будет с тобой? — перехватив меня за плечо, парень придвинулся, требовательно заглядывая мне в глаза. — Обещай, что будешь беречь себя, что бы то ни стало.

— Я…

— Обещай! — грозно рявкнув, он несильно меня встряхнул.

— Я постараюсь. — Сделав шаг вперед, оказываясь почти вплотную к нему, я свободной ладонью нежно прикоснулась к его щеке, стараясь успокоить и поблагодарить за то, что так за меня переживает. — Не беспокойся, я обязательно вернусь, надо же кому-то доводить тебя.

— Дура, — криво усмехнувшись, парень отпустил меня, накрывая мою ладонь своей. — Если вздумаешь поиграть в благородство, я тебя и с того света достану. И принца твоего натравлю, чтобы неповадно было.

— Ну, раз так, то у меня просто нет другого выхода. — Приятно, когда о тебе так переживают.

Развернувшись, краем глаза замечая яростный взгляд Дана, я вышла к Дарракши-Лан.

— Мне нужна ваша кровь…

Началось. Секунды тянулись бесконечно, заставляя меня изрядно понервничать, пока, наконец, последний представитель расы Нечистых не пролил несколько капель своей крови в чашу, и не пришла очередь за мной. В тот момент, когда острое лезвие кинжала разрезало мою ладонь, и кровь моя смешалась с кровью Нечистых, я вдруг почувствовала себя центром сплетения нитей жизни. Словно лучики они входили в мое тело, наполняя его невероятным теплом и силой. Однако это было лишь началом. Закрыв глаза, я увидела стоящих вокруг нелюдей, как частичку себя, заставляя их раствориться во мне, жить со мной и чувствовать все то, что чувствую я сама. Мгновение за мгновением я привязывала Дарракши-Лан к себе, заставляя их силу течь по моим жилам, а потом… Резко открыв глаза, я увидела результат: руна ярко светилась золотистым светом, бликами играющим на стоящих вокруг мужчинах, взгляды которых были прикованы ко мне, а прямо передо мной в воздухе висела белая свеча, сияя ровным светом. Отлично, пока все идет как надо.

Развернувшись, я быстро пересекла поляну, искренне надеясь, что смогу пройти сквозь защиту Херроуш-Вил. Шансов, что купол не посчитает меня угрозой для детей, было немного, но попытаться стоило.

— Эль? — удивленный оклик с поляны заставил меня остановиться рядом с границей со школой. — Что ты делаешь? — подойдя ко мне, Дантариэль впился в меня непонимающим взглядом.

— Собираюсь попасть в Херроуш-Вил раньше, чем закончится ритуал. — Я подняла на него взгляд, с удивлением замечая, как вздрогнул парень. — Что-то не так?

— Твои глаза… — он нахмурился. — Никогда не думал, что скажу это, но они невероятно жуткие. Постоянно меняют цвет с зеленого на черный…

— Спасибо за комплимент. — Я усмехнулась. — Это, кажется, для меня нормально. Пожелай мне удачи.

— Ты справишься, — придвинувшись ближе, он резко притянул меня к себе, жадно припадая к моим губам. Словно прощаясь. По телу прошлась волна жара, заставив меня тихонько охнуть, а он все не отпускал, целуя так, что на какое-то время я вообще забыла, где нахожусь. — Удачи.

Нет, эта зараза еще и улыбается! Резко выдохнув, я развернулась и побежала в школу. Губы все еще горели от поцелуев, а мысли разбегались в разные стороны. Зачем он меня поцеловал? Да еще и на глазах у всех! И в такой ответственный момент. О, боги, как я могла забыть о происходящем?! Нет, вот вернусь, сама этого проклятого Дарракши-Лан на тот свет отправлю! Если, конечно, доживет…

Выбросив из головы все ненужные мысли, я вдруг поняла, что нахожусь в Херроуш-Вил, причем не на улице, а в самом здании! Надо же, совершенно не заметила, как до сюда добралась. Остановившись посреди одного из коридоров, я внезапно подумала, что не знаю, куда идти. Я и до этого постоянно блуждала в этих лабиринтах, а теперь уже и подавно. И проводить некому. Хотя…

— Рина? — поднеся запястье к лицу, я требовательно посмотрела на изображение кошки, которая снова оказалась на своем законном месте, стоило появиться Крилу. — Хоть в этом-то ты помочь можешь?

— Конечно могу, не делай из меня монстра.

Мгновенно оказавшись передо мной, Хранительница быстро побежала вперед, совершенно не обращая внимания, успеваю ли я за ней. А я успевала. Удивительно было ощущать себя настолько полной сил, что казалось, словно я могу абсолютно все. Будто весь мир лежал у моих ног. И лишь я решала, как ему существовать дальше…

— Чувствующая? У тебя получилось! — обернувшись, я облегченно посмотрела на Марриэра лэтр Рея.

— Похоже, пока все идет так, как нужно. Где дети? — Я нетерпеливо откинула назад волосы.

— Конечно, идемте скорее.

Делая знак следовать за ним, директор быстро направился прямо по коридору, сворачивая столько раз, что я уверилась, что дорогу обратно мне точно не найти. Наконец, спустя пару минут, мы вошли в уже знакомую мне дверь.

— О, боги! — панический крик вырвался против моей воли.

Но ведь так не бывает! Еще ни разу за всю свою жизнь я не видела ТАКОГО проклятия! Оно было живое. В прямом смысле слова. Каждого ребенка в комнате опутывала самая настоящая тьма, растущая из их маленьких сердец. И как я раньше этого не замечала?! Почему не могла увидеть столь ужасающую картину?

— Эль? Что-то не так, девочка? — рядом раздался взволнованный голос Марриэра.

— Не так, — я не могла оторвать взгляда от увиденного. — Проклятие зарождало болезнь не только в их сердцах, она вокруг них, опутывает с разных сторон. Такое чувство, словно тьма заглотила их целиком!

— Но разве такое возможно? — мужчина побледнел.

— Вы еще не научились ничему не удивляться? — взяв себя в руки, я прошла вглубь комнаты, присаживаясь на одну из кроватей рядом с очаровательным мальчиком, чьи впалые щечки, капельки пота на белоснежным лобике и темные круги под глазами вызывали слезы. Они не заслужили таких мучений. — Вам лучше уйти, директор.

— Но…

— Я не прошу вас покидать это место, — вздохнув, я нежно убрала мокрые пряди со лба малыша. — Просто выйдете из комнаты и подождите, пока все закончится в коридоре. Мне так будет легче.

— Ты уверена?

— Да. — Ну не объяснять же ему, что я понятия не имею, что здесь будет происходить, стоит мне начать лечить детей?

— Хорошо, но знай, что я здесь. Если что — кричи.

— Обязательно.

Проводив взглядом вышедшего Марриэра, я тяжело вздохнула. Пришла пора самого тяжелого. Закрыв глаза, я мысленно потянулась к нитям, связывающим меня со взрослыми Дарракши-Лан, закружившись в водовороте их силы. Перед глазами встали Нечистые, словно сейчас я была не в детской, а на поляне, перед несколькими десятками нечисти.

— Отдаете ли вы обещанное? — мои слова прозвучали вслух, хотя я только подумала.

— Отдаем. — Голоса Дарракши-Лан слились в один, словно шелест листвы прозвучавший в моей голове.

И в ту же секунду по моим жилам потек такой поток энергии, что прежнее состояние показалось мне лишь разминкой перед боем. На какое-то мгновение я даже перестала дышать, еле справляясь с таким количеством силы.

— Вы кто?

Посмотрев вниз, я наткнулась взглядом на удивленное личико того самого малыша, что недавно метался в жару. И на удивительно теплые глаза цвета горького шоколада, полные боли. Я не позволю тебе страдать, милый, обещаю.

Ничего не ответив, я взяла мальчика за руку, вновь закрывая глаза и растворяясь в несколько десятках жизней. Я стала детьми, а они стали мной. Отныне мы были единым целым, разделяя между собой недуг и страдания. И боль.

Тьма, как же больно! Казалось, словно я стою в огне, сгорая без остатка. Я хотела кричать, но у меня не было голоса, я хотела умереть, но душа не может умереть, пыталась рыдать, но без тела это невозможно. Боль была немыслимой, она сводила с ума, заставляя забыться и мечтать лишь о покое. Нет, я не могу, мне нельзя забывать… Я должна что-то сделать… Меня ждут, мне верят… Я должна сопротивляться… Должна.

Проходили секунды, минуты, часы, время перестало играть для меня всякую роль, остались лишь я и боль. Но ведь это для меня не ново. Чувствующих с детства приучали к боли, вбивая правило, что за все следует платить и после дарования человеку здоровья, целитель будет мучиться от сосущей пустоты в груди из-за нехватки сил. Для меня все было в сотни раз сложнее, так неужели я сейчас отступлю? Да ни за что! Расслабившись и перестав с ней бороться, я слилась с болью, почувствовав ее как саму себя… И она стала отступать. Нет, она не прошла, просто отступила на второй план, позволяя мне думать и видеть. А видела я страшное.

Вокруг была непроглядная тьма, опутывающая меня со всех сторон, казалось, стоит мне прикоснуться к ней и все погибло. Она была паразитом, выжирающим все живое изнутри и не оставляя даже шанса выбраться из смертельного капкана ее щупалец. На секунду стало страшно, а потом… Потом я разозлилась. Страшно разозлилась. Не позволю какой-то твари мучить ни в чем не повинных детей! Вокруг меня взбунтовалась сила, словно воронка засасывающая в себя проклятую тьму, с корнем выдирая ее ото всюду. Раздавшийся внезапно стон боли стал для меня совершенной неожиданностью. Я не понимала, кому принадлежит этот голос, то ли мне, скрючившейся от боли на полу, то ли детям, чьи жизни слились в одну, то ли тьме, заметавшейся по комнате, чьи прикосновения приносили нестерпимые муки. Не могу… Больше не могу… Поняв, что еще немного и я не справлюсь, я собрала в одну всю силу, что давали мне Дарракши-Лан и выпустила ее, направляя прямо в сердца детей и выжигая болезнь из измученных тел. А после, залечивая уже своей энергией, мечтая только о том, чтобы весь этот кошмар, наконец, прекратился.


Глава 17 | Танцующая со Смертью | Глава 19