home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 11

Драконы странные существа, они жили в нашем мире еще задолго до появления первых Древних. Они грациозны, красивы и нет в мире никого столь же мудрого как дракон. Однако в данный момент мне безумно хотелось придушить одного из них. Что означала последняя фраза Привратника? Что такого интересного увидел во мне этот ящер (хотя кто его знает, ящер он или нет)? Вопросы, вопросы, и ни оного ответа!

Почувствовав, что мои зубы от холода уже отбивают какой-то непонятный ритм, я обернулась к Дантариэлю, с обреченностью ожидая нового внушения.

— Ты в порядке? — наверное, у меня было слишком ошарашенное выражение лица, так как он грустно усмехнулся. — Не смотри на меня как на монстра, сама виновата. Естественно, можешь даже не надеяться, что все это сойдет тебе с рук, просто я слишком устал, чтобы ругаться.

Дан? Устал?! Я даже ущипнула себя, чтобы убедиться, что это не сон. Ой!

— Я и не надеялась, — потерев руку, я попыталась унять дрожь. — Хотя, ты мог бы и спасибо мне сказать.

— Спасибо? — брови парня полезли вверх. — Это, интересно, за что?

— А разве не благодаря мне мы успешно плывем дальше?

— Не думаю, что в этом есть твоя заслуга, — Дан скептически хмыкнул. — Рихнеру все равно бы пришлось подчиниться, он всего лишь страж, Привратник, его обязанности служить нашему роду.

— Не знала, что драконы могут кому-нибудь "служить", — я удивленно посмотрела на парня. — Мне всегда казалось, что они никогда не позволяют, кому бы то ни было приказывать себе.

— Рихнер — особый случай, он принес клятву верности.

— Дракон в услужении… Вы явно опасные противники, — криво усмехнувшись, я поежилась: ветер становился еще более пронизывающим. — Увижу еще раз этого…плавучего гада, ящерицу недоделанную, одним синяком не отделается!

— И по какому поводу столько ненависти в голосе? — Дантариэль удивленно вскинул брови. — Насколько я помню, это ему пришлось от тебя отбиваться, а не наоборот. Это надо же было, пробить броню дракона!

— А нечего было меня пугать, — я насупилась. — И вообще, кто его просил меня из воды доставать? Мне, между прочим, там очень даже понравилось.

— Понравилось? — взглянув на Дарракши-Лан, я невольно нахмурилась, видя, с каким выражением на меня смотрит парень. Нда, чувствуется, сейчас будет взрыв. — Я еще ни разу не видел человека, способного пробыть под водой три часа подряд. Разве ты умеешь плавать? Помнится, в прошлый раз, попав в воду, ты чуть не утонула. Тьма, Эль, да ты вообще понимаешь, что делаешь? Мы уже не надеялись увидеть тебя живой, когда Рихнер вытолкал тебя наружу.

Тьма, ну почему мне так стыдно?! Хмуро посмотрев на окружающих меня мужчин, я невольно поморщилась под их осуждающими взглядами. Вот что значит, почувствовать себя полной свиньей. Нет, ну чего это они?

— Во-первых, плавать я умею, а в тот раз, наглоталась воды от неожиданности. А во-вторых, кто вас просил волноваться? — сложив руки на груди, я повернулась ко всем спиной, что было мочи, вцепившись в поручень. Ненавижу чувствовать себя виноватой, а тут еще и тупая боль начала медленно скапливаться в груди, напоминая, что за это вечер мне слишком часто приходилось прибегать к силе. — Я бы выбралась и сама, мне не привыкать.

— Так тебе бы больше пришлось по душе, если бы мы просто стояли и смотрели, как ты тонешь? — от гневных ноток в голосе Дана, мне тут же захотелось забиться куда-нибудь подальше и не показываться годков, эдак, десять.

— Ах, да, я же забыла, что моя жизнь очень ценна для вашей расы! — Боги, ну что я несу?!

— При чем здесь наша раса, Чувствующая? — голос Дантариэля стал холоден, как лед, а сам парень внезапно успокоился.

— Как же можно дать погибнуть той, что сначала должна избавить вас от проклятья? Разве не так? — боль стала почти невыносимой, и я невольно прижала одну руку к груди.

Тьма, ну кто дернул меня за язык? Почему я всегда на него срываюсь? Напряженная тишина за спиной так и давила на уши, вызывая желание закрыть их руками.

— Я рад, что вы это осознаете, Чувствующая, — я вздрогнула. — Ваша жизнь действительно очень ценна для нашей расы, так что впредь я вас убедительно прошу так не рисковать.

Лучше бы он меня ударил. Смотря невидящим взглядом вдаль, я слышала, как удаляются шаги Дарракши-Лан, и расходится по своим местам команда. Почему я наговорила ему все эти гадости? Ну что мне стоило просто сказать "спасибо", ведь знала же, что они все действительно переволновались. А теперь… Сама виновата!

— Эль…

— Что? — боль стала настолько нестерпимой, что я даже не обернулась к подошедшему Гейру.

— Ты ведь знаешь, что не права, — это был не вопрос, а утверждение, которое я даже не собиралась оспаривать. А смысл? — Зачем ты так с ним? Дантариэль старается и это всем видно, любой другой на его месте уже давно оставил бы тебя в ближайшем порту, а он терпит!

— Премного ему благодарна! — свой язвительный тон даже меня заставил поморщиться. О, Боги, пусть он уйдет…

— Ты ведешь себя как ребенок. — Мне на плечо легла рука Воина, заставив вздрогнуть от неожиданности: прикосновение его горячей кожи было для меня подобно ожогу. — Тьма, да ты холодная, словно лед!

— Все в порядке, Гейр, — вырвавшись из его рук, я обошла мужчину и, стараясь не встречаться ни с кем взглядом, направилась в каюту.

Только бы никто не заметил… Пробираясь на нижнюю палубу, я изо всех сил старалась унять ноющую боль. Рядом, то тут, то там сновали хмурые матросы, одаривающие меня нелюбезными взглядами, но мне сейчас было совершенно не до них, одна лишь гордость не позволяла мне даже звуком показать, насколько невыносимым стало огненное пламя в груди. Не смогла остановиться вовремя, лишком заигралась во всемогущество. В следующий раз буду умнее.

Закрыв за собой, наконец, заветную дверь, я с едва слышным стоном опустилась на пол, прижимаясь холодным лбом к теплому, для меня сейчас, дереву. Скоро… Очень скоро станет легче. Долгожданная тьма всегда приносит облегчение.


— Ну здравствуй, Рианоэль, давненько же ты не появлялась, — нежный женский голос, назвавший меня по имени, заставил с неохотой приоткрыть глаза.

— Неужели на этот раз я не выдержала? — сев, я в который раз уже увидела привычную для себя картину: снежно-белый туман, не дающий разглядеть ничего вокруг. Грань.

— О, нет, — Смерть весело рассмеялась, будто я сказала что-то очень забавное. — Ты слишком сильна для того, чтобы умереть от обычного отката.

— Тогда что же я тут делаю? — подтянув колени к груди, я обняла их руками, внимательно разглядывая находящуюся передо мной женщину. Многое изменилось с наших последних встреч: никогда еще она не сидела рядом, полностью копируя мою позу и наблюдая за мной с понимающей и немного насмешливой улыбкой. Никогда еще она не называла меня по имени, и вот уже во второй раз лицо Смерти было открыто.

— Отдыхаешь, — я ошарашено смотрела, как подмигнув, она вновь засмеялась.

— Я не ослышалась?

— Не удивляйся, дитя, все смертные когда-нибудь устают, а тебе очень скоро понадобятся все силы.

— Это касается Дарракши-Лан? — я взволнованно поддалась вперед, заслужив еще одну усмешку.

— Ты слишком торопишься, Рианоэль, — Смерть неодобрительно покачала головой. — Впрочем, как и все смертные.

— Почему все изменилось? — решившись, я, наконец, задала интересующий меня вопрос. — С каких пор вы стали называть меня по имени? Что происходит?

— Тебе больше по душе "Чувствующая"? — женщина деланно удивилась. — Что ж, дитя, будь, по-твоему.

— Вы прекрасно знаете, что я имею в виду совсем другое, — я внимательно вглядывалась в ее незрячие глаза, единственное уродливое пятно на безупречном по красоте лице. — Я слишком часто бывала на Грани, чтобы не заметить перемены.

— Все всегда меняется, время идет и жизнь не стоит на месте, однако люди редко это замечают, — поднявшись, Смерть внезапно оказалась совсем рядом со мной, крепко зажав в пальцах мой подбородок она заставила смотреть себе прямо в глаза. — Возможно, это ты изменилась, дитя.

Не успела я опомниться, как густой туман скрыл в себе женскую фигуру, оставив меня наедине с собой.

Опять тайны… Тяжело вздохнув, я вновь улеглась на пол (хотя, был ли здесь вообще пол?), и свернулась клубочком, подтянув колени к груди. Что она пыталась мне сказать? Что значит, я изменилась? Как? Возможно дело в том, что в последнее время все чаще приходится использовать ту часть своей силы, что раньше оставалась дремлющей? Тьма, столько вопросов! Не знаю почему, но я была твердо уверена, что именно эта сила как-то влияет на меня. Да и откат… Чем чаще я прибегаю к своей не свойственной целителям стороне, тем легче он проходит. И что самое удивительное, я больше не боюсь того разрушения, что приносит с собой эта сила. Возможно мне, наконец, удалось принять ее как часть себя? Не знаю…

Лежа так, закрыв глаза и полностью расслабившись, я вдруг почувствовала небывалую легкость и спокойствие. Вокруг не было ни проблем, ни тревог, ни чувства долга, что сжигает изнутри хуже любой боли. Я действительно устала и, как бы ни странно это звучало, была благодарна Смерти за возможность просто подумать, отстранившись от внешнего мира.

Она сказала, что очень скоро мне понадобятся все силы, и мне почему-то казалось, что она имела в виду именно проклятье Дарракши-Лан. Интересно, что она знает? И скажет ли, если я спрошу? Нет, не скажет. Это не в ее власти. Но, как не странно, она мне помогает. Тьма, что же за игру ведут Боги, раз сама Смерть стоит на стороне нечисти?! Или людей? Я ведь все-таки человек…

Еще одна головная боль — дракон. Что он увидел во мне, почему это древнее существо так заинтересовала какая-то Чувствующая? Я просто обязана еще раз с ним поговорить. И извиниться перед Даном. Думать об этом совершенно не хотелось, но последние слова принца прочно засели в голове. Я его обидела.

Тьма, Эль, во что же ты вляпалась на этот раз? Разве мало потрепала тебя жизнь? Разве ты не научилась чему-нибудь на дорогах мира? Глупая, гордая, маленькая Чувствующая…


— Эль… Эль… — беспокойство в до боли знакомом голосе, все время повторяющем мое имя, заставило меня глубоко вздохнуть и посмотреть на его обладателя. Лирт.

— Чего тебе?

— Очнулась, наконец! — кажется, друг был в бешенстве. — Ты хоть понимаешь, что с собой делаешь?

— Я? — я делано удивилась. — Да вроде ничего, лежу тут… Кстати, а где я лежу? — медленно сев, я обнаружила себя, уютно устроившуюся на незнакомой кровати в просторной комнате. Нда, мы явно были уже не на корабле. Это ж сколько я была на Грани?!

— Сегодня утром мы прибыли в столицу Дарракши-Лан, — заметив мой удивленный взгляд, Лирт усмехнулся. — Скажи, у тебя это вошло в привычку, или же ты просто получаешь удовольствие, заставляя всех волноваться?

— Ни то, ни другое, уж тебе ли не знать, что бывает, когда я слишком часто применяю силу. — Я недовольно поморщилась, понимая, что парень прав, и я действительно сплошная головная боль. — Долго я была без сознания?

— Учитывая, что уже ночь — два дня.

— Тьма! Что б еще раз я согласилась на ее "отдых"! — я раздраженно взъерошила волосы.

— На чей? — Лирт внезапно напрягся. Так, впредь надо следить за тем, что говорю.

— Что? — я состроила невинный взгляд.

— Ты сказала, что больше не согласишься на ее отдых. На чей отдых? — он подозрительно прищурился.

— Я сказала? — я упорно косила под дурочку.

— Да. Ты… — парень вздохнул. — Ладно, не хочешь говорить — не надо, все равно силой из тебя ничего не выбьешь.

— Что-то в последнее время ты стал слишком кровожадным, — поднявшись с кровати, я с удовольствием потянулась, стоя к нему спиной. — На тебя это так не похоже. — Тишина в комнате вдруг стала просто оглушающей. — Лирт?

Обернувшись, я невольно замерла под тяжелым взглядом парня, медленно разглядывающего меня с ног до головы. Да что с ним такое? Отступив на шаг, я мельком взглянула в огромное зеркало, висящее на противоположной стене, и чуть не взвыла. Ну кто умудрился напялить на меня такую тонкую ночную рубашку, что при свете луны, она теперь оказалась почти прозрачной?!

Быстро подойдя к остолбенелому парню и грубо столкнув его с кровати, я по самые уши закуталась в длинное одеяло.

— Эль…

— Что? — обернувшись, я смерила его гневным взглядом.

— Не злись, — он примиряющее поднял руки.

— Мог бы, и сказать, а не пускать слюни. — Я возмущенно фыркнула.

— Ну прости, — отвернувшись, он подошел к большому настежь распахнутому окну. — Если ты еще не заметила, я все-таки мужчина.

— В первую очередь ты целитель и мой друг. Хотя во втором я уже сильно сомневаюсь.

— Что? — резко обернувшись, он ошарашено на меня уставился. — Из-за какой-то минутной слабости…

— При чем здесь это? — я раздраженно скривилась. — Не говори ерунды, не забывай, что я уже не ребенок, Лирт, и все прекрасно понимаю. Дело в самом тебе. Ты очень изменился, Чувствующий, это я тебе уже сказала и при первой нашей встрече. Ты что-то скрываешь, и я это прекрасно чувствую, да и то, что теперь ты правая рука нового главы гильдии… Думаешь, я не знаю, что нужно было совершить, чтобы добиться такого положения? Да еще и получить титул. Тот, кто пришел на место Витольда, жесток, он тщеславен и преследует лишь свои цели, не думаю, что он окружил бы себя людьми другого сорта. — Я презрительно скривилась. — Ты мне противен, Лирт.

— Не говори так, — яростно сжав кулаки, парень судорожно вздохнул, стараясь успокоиться. — Ты абсолютно ничего не знаешь.

— Ну так расскажи мне! — я внезапно даже для самой себя сорвалась на крик.

— Не могу, — посмотрев в глаза парня, я поразилась той боли, что читалась в его взгляде. — Прости, но я не могу.

— У нас никогда не было секретов друг от друга, Лирт, — отвернувшись, я подошла к двери, открыв ее и недвусмысленно давая понять, что не желаю больше его видеть. — Очень жаль, что все изменилось.

— Эль… — я еле сдержала всю свою решительность, видя, как бессильно опустились протянутые ко мне руки. Так будет лучше, уж слишком много тайн стоит теперь между нами.

— Вы сами заметили, что уже ночь, лорд Дарриш, — я нарочно не смотрела на него. — Не думаю, что будет прилично, если вы еще дольше задержитесь в моей комнате.

— Ты совершаешь ошибку, малышка, — остановившись в дверях, он ласково потрепал меня по голове, как делал в детстве. — И я докажу, что ты не права.

Решительно выйдя из комнаты, Лирт медленно побрел по коридору, я а все так же смотрела ему вслед, безумно желая, чтобы его слова оказались правдой. У меня слишком мало друзей, чтобы их терять.

— Лирт, — он остановился. — Не смей больше распространяться насчет моей семьи и меня, лично. Есть вещи, которые не следует знать остальным.

— Ты намекаешь на разговор на корабле? — обернувшись, он внимательно на меня посмотрел.

— И не только.

— Это приказ? — он холодно усмехнулся.

— Нет, что ты. Это, как ты однажды выразился, "последний дар нашей дружбе", просто просьба.

С этими словами я вернулась в комнату, плотно закрыв за собой дверь. На душе было…противно. С Лиртом нас слишком многое связывало, чтобы можно было просто вычеркнуть его из памяти. Не смотря на то, что он многое скрывал, я почему-то ему верила, все мои чувства просто кричали о том, что парень не причинит вреда ни мне, ни кому бы то ни было вокруг.

Заставив себя не думать о целителе, я, наконец, смогла осмотреть предоставленные мне апартаменты. Комната была просторная и, судя по количеству больших окон (целых три!), довольно светлая, огромная кровать, на которой я и очнулась, занимала немало места, и оказалась такой красоты, что я невольно залюбовалась. Два удобных кресла, письменный стол со стулом, находящиеся возле одного из окон и большой шкаф — здесь было все самое необходимое для комфортного проживания. Однако не это заинтересовало меня больше всего, а изумительная по красоте ванная, оказавшаяся за одной из дверей, ведущих из комнаты. Огромная, деревянная, с резной отделкой, она так и манила к себе доверху заполненной горячей водой (интересно, откуда она взялась?). Сказка. Такой роскошью у нас могли похвастаться лишь правители. Не давая себе времени на раздумья, я тут же разделась и запрыгнула в воду, чувствуя, как расслабляется каждая клеточка тела. Блаженство…

Не знаю, сколько бы я еще так пролежала, однако настырный стук в дверь заставил меня недовольно открыть глаза. Ну кого еще принесла нечистая?!

— Леди Рианоэль? — входная дверь открылась и в комнату кто-то вошел. Хм, интересно, додумается ли он постучать в ванну? — Леди… — незваный гость оказался настойчив.

— Тьма! — тихо выругавшись, я медленно поднялась, ища глазами малейший кусок ткани, чтобы прикрыться. Взгляд наткнулся на заброшенную в угол ночную рубашку, заставив меня задуматься над тем, успею ли добежать или нет?

— Леди Рианоэль? — незнакомец подошел к двери в ванну, отчего я недовольно вздохнула: все-таки додумался.

— Что… Тьма! Да что ж такое?! Ну кто ж… Да… Ой!

— Леди, что с вами? Вы в порядке? Леди Рианоэль?!

Потирая ушибленные части тела, я медленно поднялась на ноги, стараясь больше не ругаться и не обращать внимания на подозрительно трещавшую под ударами дверь. И почему я такая неуклюжая? Вот угораздило же поскользнуться именно сейчас.

— Что опять случилось? — а вот этот голос был мне уже очень хорошо знаком. — Лиэр, что ты здесь делаешь?

— Пришел познакомиться, — кажется тот, кого Дантариэль назвал Лиэром был явно взволнован. Интересно, чем? — Леди Рианоэль, что случилось? Почему вы кричали? Немедленно откройте!

— Кричала? — ого, а вот теперь Дан по-настоящему заинтересовался. — Эль? — я не отзывалась, с интересом ожидая, насколько хватит их терпения. — Эль, если ты сейчас же не выйдешь, я выбью дверь.

Ну-ну, посмотрим. Сев на краешек ванны, я сложила руки на груди, предвкушая интереснейшее зрелище: обеспокоенный Дарракши-Лан выбивает дверь в женскую ванную комнату. Губы сами расползлись в улыбке от всплывшей в воображении картины.

— Эль! — что-то в голосе парня заставило меня напрячься, кажется, он настроен решительно.

Не успела я встать, чтобы прекратить весь этот фарс, как с противнейшим хрустом дверь, в прямом смысле слова, разлетелась на щепки, заставив меня от неожиданности вскрикнуть и дернуться, падая прямиком в воду. Да что б его!

— Тьма! — вынырнув, я яростно уставилась на влетевшего в комнату и рухнувшего прямо на меня парня. — Дан, я тебя убью! — мгновенно перевернувшись, я вцепилась руками ему в волосы, в тщетной попытке потопить несчастного. Меня еле от него оторвали. Самоубийца.

— Успокойся! — окрик Дарракши-Лан, как ни странно, подействовал.

Вырвавшись из рук незнакомого мужчины, я раздраженно прошла в спальню, на ходу выжимая волосы и оставляя на мягком (и судя по всему безумно дорогом) ковре, мокрые лужи. Молодец, добилась своего, теперь расплачивайся. Эх… Решив, что ночную рубашку, насквозь мокрую и, после совместного купания, местами порванную, можно смело выкидывать (не своя — не жалко), я, попросту ее сняла, завернувшись в одеяло. После чего, найдя свою сумку, оказавшуюся на одном из кресел и откопав в ней все необходимое, я хмуро посмотрела на парней, каменными изваяниями застывших в конце комнаты.

— Вы сами отвернетесь или вам помочь?

Миг — и перед моим взором оказались две спины, одна из которых подозрительно подергивалась: кажется, Лиэру было весело. Надо будет как-нибудь это исправить. Мрачно размышляя на тему: "Все мужики сволочи, или же лишь мне достались редкие экземпляры?", я быстро переоделась в любимые сердцу брюки из мягкой кожи, легкую рубашку и корсет (с ним я провозилась намного дольше) и уселась в кресло, скрестив ноги и сложив руки на груди. Надеюсь вид у меня грозный.

— Можете поворачиваться, а заодно и объяснить, что тут делаете.

— Сил был прав, брат, она просто чудо, — не выдержав, Лиэр в голос расхохотался. Брат?!

— Ага, — Дан мрачно усмехнулся, снимая промокшую рубашку и брезгливо выкидывая ее обратно в ванну. Меня бросило в жар при виде его обнаженного тела. — В перьях. — Жар схлынул, осталось одно лишь раздражение.

— Кто бы говорил!

— Да ладно вам, не ссорьтесь, — отсмеявшись, незнакомец подошел ко мне ближе, склонив голову в приветственном поклоне. — Позвольте представиться, леди Рианоэль, Лиэрман нэй Аррткур, правитель расы Дарракши-Лан.

Правитель? О, Боги, какая же я бестолковая, у Дана ведь всего два брата!

— Очень приятно познакомиться с вами, правитель, — я тут же подскочила с места, сделав неумелый реверанс. — Позвольте принести вам свои извинения за случившееся. — Чувствуя, как кровь приливает к щекам, я стиснула зубы, готовая провалиться под землю от стыда. Ну почему мне так "везет"?!

— Извинения? — он весело хохотнул. — Ну что ты, поверь, я уже давно не получал такого удовольствия, наблюдая как кто-то дает взбучку братишке. Обычно это именно его привилегия. И вообще, — я с изумлением наблюдала, как он берет меня за руку, медленно поднося ее к губам. — Я и весь наш род, приносим вам свою благодарность, Чувствующая, вы не только спасли мою дочь, но и вызвались помочь всей нашей расе. Отныне я ваш должник.

— Ну что вы, — я вновь покраснела под насмешливым взглядом Дантариэля, которому, по всей видимости, доставляло удовольствие видеть мое смущение. Ну не люблю я, когда меня благодарят. — Мне это ничего не стоило, да и помогать любым расам — обязанность Чувствующих.

— Ничего? — правитель удивленно посмотрел на брата. — Однако я владею совершенно другой информацией.

Я гневно уставилась на Дана. Предатель.

— Осторожней с этой особой, Лиэр, ей палец в рот не клади — без руки останешься, — усмехнувшись, Дантариэль развалился на кровати, подложив руки под голову. — Уверяю, ты еще сотню раз пожалеешь о своих словах.

— Не думаю, что эта милая девушка сможет принести много неприятностей, — взгляд Лиэрмана стал скептическим.

— Эта "милая девушка", как ты выразился, только, что чуть не утопила твоего брата!

— Сам виноват, нечего было врываться ко мне в комнату, — вновь устроившись на кресле, я положила голову на прижатые к груди колени.

— Нечего было кричать, — Дан сел, одаривая меня хмурым взглядом.

— Что хочу, то и делаю, быть может, это у меня привычка такая — кричать в ванной.

— А с синяками ходить, тоже входит в одну из твоих привычек? — взгляд парня уперся мне в щеку. Так, надеюсь это не то, о чем я подумала.

Подскочив к зеркалу, я обреченно уставилась на свое отражение. Ну вот, я так и знала: на левой щеке, прямо во всю скулу расползся отвратительнейший синяк, отливающий всеми цветами, начиная от темно-синего и заканчивая ярко фиолетовым. Интересно, когда именно я умудрилась его получить: когда поскользнулась, или же после потасовки с Дарракши-Лан?

— Конечно входит, — обернувшись, я одарила Дантариэля холодной улыбкой. — Ни одна уважающая себя Чувствующая, которая находится в компании Дарракши-Лан, просто не может выйти из комнаты без нового синяка. Разве тебе об этом не известно?

— Кажется, я теперь понял, почему Ролана от нее в полном восторге, — переводя взгляд с меня на брата, и обратно, правитель задумчиво ухмылялся. — Вы просто удивительное создание, леди Рианоэль, я даже припомнить не могу, когда в последний раз кто-нибудь мог дать отпор Дану.

— Посмотрим, как ты заговоришь, когда она решит попрактиковаться на тебе, — недовольно поморщившись, парень запустил руку в смоляные волосы. — Ладно, шутки кончились, как ты себя чувствуешь? — на меня подозрительно уставились, ожидая ответа.

— Отлично, чего и тебе желаю.

— Может, объяснишь, почему, обыскав весь корабль, мы нашли в одной из кают твое почти бездыханное тело?

— А если не объясню? — я тяжело вздохнула, прекрасно понимая, что отвертеться мне не дадут.

— Тогда нам придется обратиться за разъяснениями к твоему наставнику, — посмотрев на хмурого Дана, я поняла, что тот не шутит. — Эль, не веди себя как ребенок.

— Ничего особенного не было, обычный откат, — небрежно пожав плечами, я подошла к окну. — Просто в последнее время я слишком необдуманно пользовалась силой.

— То же, что было на озере? — Дантариэль поддался вперед, странно переглянувшись с братом. — Но в тот раз ты стонала от боли несколько дней, а тут… Будто просто заснула.

— Не думаю, что смогу ответить на этот вопрос, так как сама ничего не знаю, — сев на подоконник, я заинтересованно посмотрела вниз, с удивлением понимая, что даже ночью здесь кипит жизнь. Повсюду сновали какие-то люди (хотя людьми, в прямом смысле слова их назвать было сложно), то и дело слышались голоса, ржали лошади. Прямо на моих глазах, какой-то малец, споткнувшись, рассыпал огромную корзину с яблоками, тут же получив втык от подбежавшего мужчины. Все было так знакомо, так…по-людски. — Что происходит? Почему все такие оживленные?

— Еще один отряд наших воинов отправляется в Херроуш-Вил, — вздрогнув, я удивленно посмотрела на подошедшего Дана.

— Еще один? Какой смысл, если в школу все равно никто не может попасть?

— Мы не оставляем попытки, леди Рианоэль, если хотя бы один из отряда сможет пройти внутрь, нам будет спокойнее. — Тяжело вздохнув, Лиэрман поднялся с кресла. — Если с вами действительно все уже в порядке, то надеюсь, вскоре и ваша делегация сможет оказаться на месте.

— Думаю, будет намного проще, если вы будете называть меня просто по имени, правитель, я не привыкла к такому обращению. Просто Эль, надеюсь, вы не возражаете — улыбнувшись на миг, я вновь нахмурилась, подсчитывая время на обратную дорогу в школу Дарракши-Лан. — Сколько туда добираться? — я мысленно ужаснулась, представляя, сколько еще придется терпеть детям, ожидая помощи.

— Ваш отряд достаточно мал, чтобы использовать обычный переход прямо в Херроуш-Вил, так что дня два в запасе, чтобы побыть в столице у вас еще есть. Поэтому, Эль, советую тебе, немного отдохнуть и набраться сил, чувствую, что вам всем они еще пригодятся, — выделив мое имя, он открыл дверь, ведущую из комнаты, и чуть задержался на пороге. — Добро пожаловать в Крилман, нашу столицу. И, кстати, можешь звать меня просто Лиэр.

Провожая остолбенелым взглядом вышедшего правителя, я еще некоторое время старалась "переварить" услышанное. Называть правителя другой расы просто по имени?! Немыслимо…

— Что-то ты притихла, — раздавшийся прямо над ухом раздраженный голос Дантариэля, заставил вернуться с небес на землю. — Неужели мой брат произвел на тебя такое впечатление?

— Неужели ревнуешь? — подняв на него взгляд, я усмехнулась.

— С чего бы это? — я на секунду залюбовалась его лицом, губами, сжатыми в тонкую линию, скептически выгнутыми бровями и, конечно же, глазами, бездонно-синего цвета. Тьма, куда же тебя несет, Чувствующая?!

— Ну не знаю, — я отвернулась, не в силах больше выдерживать его притягивающий, как магнит, взгляд. — Возможно, потому что он намного приветливей тебя, а еще милей, улыбчивей и симпатичней, — перечисляя качества правителя, я с ехидной улыбкой загибала пальцы на руке. — И самое главное, — обернувшись, я ткнула указательным пальцем в грудь парню. — Он блондин!

— А это аргумент? — зажав ткнувшуюся в него конечность в своей ладони, Дан напряженно вглядывался куда-то поверх моей головы.

— Конечно, — я попыталась вырваться. — Девушки любят блондинов, они очень обаятельные, привлекательные и вообще… Дан! — я удивленно пискнула, мгновенно оказавшись в объятиях Дарракши-Лан.

— Так значит, он симпатичнее? — его пальцы медленно поползли по моей спине, вырисовывая какой-то непонятный узор, отчего я попросту задохнулась от зарождающегося в груди жара.

— Да… — мой голос внезапно охрип.

— И приветливей? — его дыхание обожгло мне щеку, заставив судорожно вздохнуть и облизать мгновенно пересохшие губы. О, Боги, что он со мной делает?

— Возможно…

— И обаятельней? — его губы ласково коснулись моего виска.

— Бесспорно… — я судорожно вцепилась руками в его обнаженные плечи, боясь не устоять на ногах.

— Бестия! — довольно усмехнувшись, он нежно притянул к себе мое лицо. Его губы оказались на слишком опасном расстоянии от моих, отчего все мысли, просто перемешались в голове. — Что ты со мной делаешь?

Странно, этот вопрос я совсем недавно задавала себе. А потом он меня поцеловал и на размышления уже не осталось ни сил, ни времени…ни желания.


Глава 10 | Танцующая со Смертью | Глава 12