home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Его бесконечный список причин

Яд прорвался наружу в словах, выслушивать которые Изоле было невыносимо. Что она всегда была ведущей и не желала меняться. Что всегда использовала его, когда нуждалась в компании и утешении, и никогда не держала дистанцию, не намекала, что большее недозволительно, – ив этом ее вина. Почему она так красива? Почему так сильно хочет причинить ему боль?

Изола не перебивала. Джеймс был вторым принцем – братом, как она всегда ему говорила, хотя он никогда не понимал всей серьезности этого титула и важности своей роли в воображаемой иерархии Изолы.

Она отчаянно хотела верить, что одержим именно Джеймс – как до него покинувшие ее Руслана, Кристобелль, Цветочек и дедушка Ферлонг. Но он не был Сыном Нимуэ. Флоренс его не знала и не могла причинить ему вреда. На Джеймса Соммервелла не влияло ничего, кроме его собственных чувств, и он не мог с ними справиться, как и она не могла ответить на них взаимностью.

Джеймс злобно ощерился:

– Ты – не настоящая девушка. – Швырнул окурок в пыль и затоптал. – Ты – иллюзия. Призрак умной, милой, настоящей девушки, которой могла бы стать Изола Уайльд.

– Первая Изола, – пробормотала она.

– Нет, ты! Единственная Изола!

Это снова распалило Джеймса; теперь он кричал, и изо рта у него, словно летучие мыши из пещеры, вырывались застарелые обиды. Изола тут же почувствовала, как похожие на водоросли волосы ползут по извилистым коридорам дыхательных путей к ее легким, и услышала трели мандолины, аккомпанирующей надтреснутому голосу.

Лицо Джеймса превратилось в посмертную маску убийцы – еще один брат, еще одна измена. Он причинит ей боль, как это сделали остальные своими словами, поступками, а иногда и руками, и Изола не в силах пройти через это вновь и стать принцессой, убитой не драконами, а собственными же братьями.

Она заблудилась в единственном месте, которое могла бы назвать домом, – в лесу, который знала как свои пять пальцев. Кровь пульсировала в избитых ногах, шея горела, ребра казались холодными как металл, а уши разрывались от воображаемой бомбежки, когда она рванулась прочь с криком:

– Нет! Прошу, пожалуйста, не причиняй мне зла! Не убивай меня!

Вокруг кружили незнакомые лица, потрясенные, но зачарованные, словно свидетели самоубийства того парня. Вполне возможно, что это те же самые зеваки.

Самым потрясенным из всех был Джеймс. Он разжал кулаки, и его лицо сказало все без слов на языке, которым сам Джеймс даже не владел.

Ослепленная слезами, Изола побежала. Растолкала очередь и ворвалась в пустую кабинку колеса обозрения. Пока оно крутилось, натужно скрипя под восторженные возгласы пассажиров, Изола Уайльд сидела, плотно зажмурив глаза, и открыла их, только достигнув высшей точки.

Как она и предполагала, парень сидел в набитой людьми кабинке. Прямо напротив Изолы – соприкасаясь с ней коленями. На лице его читалось беспокойство.

Вблизи его веснушки казались темнее – а может, это кожа была светлее. Длинные ресницы и ямочки на подбородке. Абсолютно нормальный подросток, не одержимый ничем, кроме печали.

– Зачем ты это сделал?

Парень опустил глаза.

– Проблемы в отношениях? – Изола икнула, вспоминая список причин, о которых говорили в школе. – Травля? Сложности дома? Лекарства?

Она посмотрела на землю далеко внизу. На языке появился вкус бессмертия, и Изола сглотнула его – рюмка текилы, высосанная из костей Смерти сквозь крохотные дырочки, которые мы сами сверлим своими рискованными поступками.

– Наследственность? Предательство лучшего друга? Парень, которого ты любил как брата, проникся к тебе другими чувствами? Твои принцы тебя бросили?

Его глаза походили на тюремные камеры, манящие Изолу к себе, чтобы навечно сделать пленницей.

– Неважно почему. Серьезно. Потом это становится уже неважно.

Не говоря больше ни слова, они обнялись. Изола и парень катались на колесе обозрения, не выпуская друг друга из объятий, не вытирая слез и не глядя вниз.


Изола и Джеймс: наконец-то разговор | Страшные истории для девочек Уайльд | «Седьмая принцесса»: отрывок