home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Откровение

Спрятанный под розовой рубашкой большой живот матушки По походил на готовый расколоться арбуз. Мама Эдгара трудилась в огороде, осторожно удобряя травы.

– Привет, Изола, – поздоровалась Цветок Лотоса. – Не возражаешь, если… – Она протянула руку, и Изола помогла ей выпрямиться. Матушка По, пошатываясь, встала. Казалось, что неестественно выпячивается не живот, а все остальное тело.

– Что вы выращиваете, миссис П… Ллевеллин? – спросила Изола, едва не назвав садовницу По.

– Помимо ребенка? – Цветок Лотоса улыбнулась и указала на землю. – Вот тут будет базилик, а там – немножко укропа, шалфей и мелисса – о, мелисса. Очень милое название, и как имя ничего… – Ее взор затуманился, и она, переваливаясь, ушла в дом.

Изола еще минуту постояла в саду, охваченная ядовитой паникой. Цветок Лотоса – такая приятная. Эдгару повезло с матерью. Ее огромный живот был красивым, а идеальная семья – полной и цельной. Что с ними станется, если Изола не справится? Что станется с Эдгаром?

Она поднялась в его комнату, где повсюду громоздились холсты, забрызганные темной краской, словно место преступления. Эдгар готовил подборку для экзамена по рисованию, и Изола решила тихо присесть и понаблюдать за тем, как он трет подбородок испачканным в краске пальцем, сосредоточенно глядя на холст.

Изола полистала его блокноты. Уголь, краски, мел и коллажи из бумаги. Разглядев рисунок получше, Изола решила, что Блудница совсем не похожа на Руслану. На самом деле ее лицо казалось уродливым – загадочная изнанка красоты, вроде супермоделей с торчащими ребрами или цветов с ядовитым тягучим нектаром.

Изола задержала взгляд на апокалиптических рисунках. Они больше не казались ей просто плодами воображения: то были настоящие пророчества. Лежа в постели по утрам под неразборчивое успокаивающее бормотание Алехандро, она смотрела на постепенно розовеющее, как кровь больного лейкемией, предрассветное небо и представляла конец света. Пустые дома на пустых улицах. Руины и кислотные дожди. Обезглавленные тюльпаны, сломанные музыкальные инструменты. Ванна, наполняющаяся черной водой; яма – раньше в ней росло дерево, а теперь набиралась сил будущая правящая аристократия преисподней. И в этом ужасном мире горела только одна свеча – свеча в окне единственной выжившей девочки на планете, принцессы мертвого королевства, запертой в башне.



«Седьмая принцесса»: отрывок | Страшные истории для девочек Уайльд | Часть IV Убить космический цирк