home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Изола в интенсивной терапии

Юная пациентка, которую на рассвете привезли в благотворительную больницу Авалона, страдала от обезвоживания и провалов в памяти. Она в одиночестве провела ночь в лесу Вивианы.

Ее нашел отец.

– Она не вернулась домой, – со смущенным видом рассказал он. – Я проснулся, узнал, что в комнате ее нет, и сразу понял, где она.

Медсестры уложили Изолу в кровать, воткнули ей в руки капельницы и начали осторожно допытываться: «Можешь мне сказать, дорогая, я ничуть не буду тебя винить, если ты приняла что-то запрещенное – может, какую-то таблетку? – и не захотела признаваться в этом доктору».

На стене висел памятный портрет матушки Синклер. Изола чувствовала себя одной из бледных истощенных девушек в крыле для кровопусканий, словно сошедшем со страниц давно прочитанной исторической книги. Капельницы, словно пиявки, высасывали кровь, а Изола лишь смотрела невидящим взглядом в потолок, пока ее поедали заживо.

Хотя в крови не нашли следов запрещенных препаратов, в истории болезни записали отравление алкоголем, усугубленное холодом и обезвоживанием.

Изола с капельницей в вене полулежала на больничной койке. Низкорослый индиец в очках перелистывал ее больничную карту.

– Видимо, Изола, – спокойно произнес доктор, не поднимая глаз от записей, – ты сказала медсестре, что тебя зовут Флоренс?

Изола пожала плечами. Доктор Азиз. Врач ее мамы.

– Ты также сказала, что заблудилась в лесу, – хотя, по словам твоего отца, знаешь эти места как свои пять пальцев, – потому что забыла оставить дорожку из хлебных крошек?

Изола вспомнила всегда срабатывающее оправдание Джеймса.

– Люблю черный юмор, – пожала она плечами.

Доктор Азиз с интересом поднял на нее глаза.

– Давненько я тебя не видал, – резко сменил он тему. – Хотя сам этому рад – в моей сфере деятельности никто не хочет слишком часто наблюдать одного и того же пациента. Надеюсь, с тобой все хорошо. Но ты очень бледная. Как у тебя со сном?

Доктор Азиз был отличным врачом. С пациентами он вел себя безупречно: всегда дышал на стетоскоп, прежде чем приложить холодную железяку к спине, и утверждал, что ни разу в жизни не ломал иглу во время укола.

Но ему так и не удалось вылечить маму Уайльд.

– Дурной голове сон покоя не дает, – машинально ответила Изола, но тут же засмеялась и сжала трубку капельницы, надеясь, что жидкость потечет быстрее и поможет ей поскорее встать на ноги. – В последнее время сплю меньше, чем обычно. Неприятности дома, – многозначительно добавила она, надеясь, что врач спишет ее странное поведение на отношения с матерью, а не на одержимость.

Насколько Изола помнила, в кругу Дьявольского Чаепития она простояла всего несколько минут, однако почему-то очнулась уже на рассвете, с синеющей от холода кожей, шипами в подоле платья и насквозь промокшая. Она так и не нашла в себе сил двигаться, пока не пришел папа и не спас ее.

Когда пакет с физраствором опустел, доктор Азиз отсоединил катетер и сказал, что папа Уайльд вернулся на работу, но ему можно будет позвонить на мобильный телефон, когда Изола захочет поехать домой. Врач наложил мультяшный пластырь на сочащуюся кровью ранку на сгибе локтя и по-доброму предостерег Изолу на будущее:

– Алкоголь и лес несовместимы, мисс Уайльд.

По пути к двери он оставил на тумбочке свою визитку. Приглашение. Невысказанные утешительные слова.

Официально выписанная, Изола спустилась на первый этаж и сделала звонок, которого боялась до дрожи.


«Седьмая принцесса»: отрывок | Страшные истории для девочек Уайльд | * * *