home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Рассказ русалки

Лоза вынырнула в конце дорожки: волосы убраны под шапочку, глаза спрятаны за очками для плавания.

– Ну, как я?

– Неплохо, – ответила Изола и показала ей циферблат водонепроницаемого секундомера.

Лоза слегка понурилась и тихо ругнулась.

«Неплохо» никогда не означало «достаточно хорошо». Соревновательная жилка в Лозе была настолько сильна, что, казалось, определяла всю ее суть. Лоза до седьмого пота тренировалась в гимнастическом зале под бодрые симфонии Моцарта и плавала в городском бассейне Авалона, а Изола засекала для нее время.

Лоза приподняла очки; кожа под ними сморщилась от хлорки, из стекол потекла вода.

– Тебе правда не скучно?

Изола покачала головой. У нее была любимая книга и целый сонм мрачных мыслей, не дававших заскучать. Ей не нравилось плавать в бассейне – он казался океаном для узников, а хлорка придавала волосам зеленоватый оттенок.

– Давай, Миэко, – приказала она, обращаясь к Лозе по ее первому имени. – Туда и обратно, марш!

– Но…

Изола щелкнула секундомером, и Лоза торопливо поплыла прочь – соревновательный дух требовал принять вызов.

Там, где только что трепыхалась Лоза, расцвела копна красных волос, и русалка улыбнулась Изоле.

– Итак, – произнесла Кристобелль, устраиваясь на тумбе для ныряния, – что происходит с парнем?

– С Джеймсом? – уточнила Изола, присаживаясь рядом с ней. – Не знаю, он по-прежнему…

– Нет-нет, не с ним! – Русалка вильнула хвостом, и золотистые чешуйки ярко блеснули.

– Тогда с каким еще парнем?

– Сама знаешь – с тем парнем.

Кристобелль радостно подмигнула Изоле единственным глазом – ярко-красным, на несколько оттенков светлее ее волос. Правый глаз прикрывала бледно-розовая ракушка в форме сердца – вернее, под ней скрывалось место, где когда-то был глаз. Его выколол мужчина, укравший сердце Кристобелль, – молодой моряк, рыбак, которого она любила издалека. Житель побережья, с солью в крови, он любил оба мира – его ноги твердо стояли на земле, но ботинки медленно наполнялись водой.

Тоска привлекла Кристобелль слишком близко к его кораблю, и она попалась в сети. Моряк прижал ее к палубе и увидел в ее левом глазу будущее – видение славы и богатства, во сто крат превышающего любовь в его настоящем. «Я стану владельцем прекрасной русалки в бродячем цирке уродов», – думал он, больно сжимая ее плечи.

Испуганная Кристобелль извивалась, кричала и била его могучим хвостом. Моряк ударил ее по лицу, и в ее потрясенном правом глазу увидел другие картины будущего: воплощенную ярость моря, бурные черные волны и затонувший в полночь корабль. Свою смерть в цепких руках русалки, ее кроваво-красные локоны на своем горле.

Он крепко зажал русалку и ножом выколол ей правый глаз – предвестник ужасного будущего. Моряк пригрозил, что если она не прекратит сопротивляться, он чешуйка за чешуйкой срежет ее чешую ржавым ножом, выпустит страдающие от безнадежной любви кишки на палубу и выставит ее в цирке уродов как чучело морской ведьмы.

Он успел забрать у нее только глаз, прежде чем обещанное будущее настало. Кристобелль сумела опутать его волосами и утащить за борт. Она хранила его скелет в подводной пещере, время от времени наведываясь туда, чтобы продеть водоросли между его ребрами, возложить на череп венок из кораллов и отдаться ненависти, смеху и горю над останками самого любимого врага.

Отчего-то Кристобелль по-прежнему обожала саму идею любви.

– Он приятный, – сказала Изола, – но будет нечестно втягивать его во все это.

– Во что?

– Ну, ты знаешь. – Изола повела рукой в символическом жесте, описывающем ее мир. – Все это.

– Ты к нему неровно дышишь, – поддразнила Кристобелль.

– А еще ко мне прицепилось злобное привидение, – возразила Изола. – Он заслуживает большего, чем такую, как я, да еще и с мертвячкой в придачу.

Лоза вольным стилем плыла обратно. Кристобелль скользнула в воду и понимающе подмигнула И золе.

– Это будет в высшей степени неразумно, – добавила Изола. – Разум говорит «нет».

Русалка улыбнулась, подчеркивая еще один изъян своего лица – родинку на щеке, куда ее любимый когда-то моряк воткнул крюк, чтобы пленница перестала кричать.

– У разума и души, – мудро сказала Кристобелль, прежде чем нырнуть, – нет ничего общего, кроме гласных.


* * * | Страшные истории для девочек Уайльд | Девочки с пляжа Кровавой Жемчужины