home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



С тех пор и до конца

Седьмая принцесса убила седьмого дракона мечом, сделанным из костей шестерых любимых братьев. Изола лишь недавно поняла, почему принцесса воспользовалась именно им. Убивать драконов костями дорогих сердцу людей – значит побеждать Одиночество воспоминаниями об ушедших любимых.

И Изола часто убивала драконов костями своей матери. Твари являлись по ночам, покусывали открытые части ее тела, выдыхали липкие обжигающе-горячие облачка дыма ей в лицо. И Изола переворачивалась, одной рукой обнимая Эдгара, а другой хватаясь за воспоминания о маме: беременная мама в алом бикини на пляже, мама читает ей сказку, мама в образе Лилео в клепаных ботфортах и с подведенными черным глазами, мама все еще любит папу и изо всех сил остается членом семьи Уайльд. Изола любила Лилео, пока драконы не уползали в свои полные сокровищ пещеры, и Изола оставалась одержимой лишь разливавшимся в груди теплом, а ее тело казалось обитой бархатом музыкальной шкатулкой для хранения сердца.

Любовь изгоняла бесов.

Капли горькой правды о маме сняли с Изолы защитный покров, а любовь вернула ей безопасность. Новые повязки были тоньше привычных. Раньше Изолу защищали принцы и волшебные друзья, туго обхватывая ее крепкими, как броня, руками. Потом, когда хранители ушли, и Изола наконец оказалась открыта миру, ей стало больно и грустно. Но теперь любовь нарастала второй кожей – новой защитной пленкой, никак не оберегающей от людской жестокости, лилейно-белыми доспехами в трещинках, сквозь которые проникала мучительная реальность.

Иногда Изола боялась будущего. Возможно, когда-нибудь она тоже полоснет по венам острым осколком стекла. Порой легкие доспехи любви крошились, словно печенье в молоке, и Изола испуганно думала, что ее разум вновь захватывает грустная Изола, дочь, случайно отравленная матерью.

Но потом снова приходило лето, и Изола клеила стразы вокруг глаз и глубоко дышала впервые за долгие месяцы.

Она видела Эдгара – пухлый живот, мягкие как японский шелк кудри. Вдвоем они ходили на кладбище с букетами лилий и покрывалами для пикника и читали там книги, вспоминая маленькую принцессу, победившую самого коварного дракона. Одиночество не бессмертно. Трагедии происходили и заканчивались. Заканчивалось все, кроме самих историй.

А иногда Изола закрывала книгу и забывала обо всем. Непричесанные волосы грязнели и тускнели, и она не ела ничего, кроме вкуснятины для заедания стресса – яблок в карамели и мороженого из зеленого чая, – а порой уходила на лавандовую поляну и лежала там, пока не понимала, что вновь готова помнить.

Она потянулась к Эдгару, и щетина на его подбородке царапнула ее по руке. Эдгар от ее прикосновения проснулся:

– Что такое?

Изола наклонилась к нему и промурлыкала в волосы:

– Я люблю тебя, Эдгар Ллевеллин.

– И я тебя люблю, Аннабель Ли.


И они жили долго, и неважно, были ли они счастливы.


«Седьмая принцесса»: последний отрывок | Страшные истории для девочек Уайльд | Об авторе