home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



* * *

Лилео Пардье в полудреме лежала на лавандовой поляне близ Авалона. Легкий ветерок шевелил волосы, словно касание низко пролетевшего ангела, а маленькая дочь ползала между фиолетовыми кустиками, лопоча на детском языке. Изола часто пела на этом наречии, подражая странным словам, которые нашептывали ей цветы.

– Изола, – позвала Лилео, и малышка поползла назад, засовывая в рот собранные в кулачок лепестки.

По дороге домой Изола останавливалась, чтобы потрогать каждое незнакомое насекомое и растение в лесу Вивианы. Лилео следила за тем, чтобы дочь не сунула ничего в рот – маленькая Леди не боялась ничего в лесу, словно воспитанная единорогами.

Оазис. Маленькая дочка, стопка книг у кровати, голова идет кругом от волшебных сказок Детей Нимуэ.

Сердце Лилео, казалось, вот-вот разорвется от переполнявшего ее счастья.

Но счастье не было оберегом, и постепенно болезнь возвращалась.

Лилео принимала все таблетки, выписанные доктором Азизом, и между приемами сидела в спальне и смотрела в окно, словно запертая в башне принцесса. Иногда она рисовала в воображении собственную смерть. Целовала дикого лебедя с лунами вместо глаз, и семь лет жизни вмиг утекали сквозь зубы, но этого было недостаточно. В самые тяжелые минуты она плакала и умоляла мужа уйти и забрать с собой дочь, пока безумие не перекинулось на малютку, но мистер Уайльд твердо отказывался, и Лилео срывала с пальца обручальное кольцо и бушевала, злясь на мужа и на весь белый свет, не дающий ей покоя рядом с красивым мужем в домике посреди леса и голубоглазой дочерью, словно сотканной из пыльцы фей. Малышка могла бы похитить луну с неба, и никто бы этого не заметил, потому что красоты Изолы с лихвой хватило бы для ночи.

Лилео шла на сделки с совестью, продавая душу, словно Фауст. Когда одолевало желание сбежать из дома, она смотрела на спящую дочь. Считала ее вздохи. Касалась полупрозрачных век и пыталась разглядеть под ними сны. Когда хотелось заняться самоистязанием, Лилео залезала в ванну. Мысли затвердевали, скребя твердыми краями по черепной коробке, и Лилео размачивала их в воде, превращая суицидальные настроения в желе, способное выдержать еще один день.

Она рассказывала дочери сказки (многие она слышала от Детей Нимуэ, другие придумывала сама), и Изола смеялась, ахала, взвизгивала и хлопала в ладоши. Такой живой отклик от такой крохи! Лилео Пардье дала зарок, что не умрет, пока не увидит, что дочь пережила первую Изолу Уайльд.

Изола росла так же быстро, как и слива перед домом. Вскоре ей исполнилось девять, и зловещая дата неминуемо приближалась. Десятый день рождения Изолы. Последняя веха.

Лилео мучил страх, что несчастливое имя может повлиять на судьбу Изолы. Она пыталась гнать эти мысли прочь. Лилео больше не верила в Детей Нимуэ, но от этого они никуда не делись. Лилео не верила в пророчества. Ее Изола, вторая Изола, перейдет десятилетний рубеж.

Но повсюду ей мерещились предзнаменования смерти дочери: в хлопьях для завтрака, в надписях на стенах, в капельках пара на зеркале в ванной.

Лилео убедила в этом саму себя. Скоро Изоле исполнится десять, и свою часть сделки надо выполнить. Смерть требовала жертвы, а иначе забрала бы и вторую Изолу.


Девушка, что была сказкой | Страшные истории для девочек Уайльд | Замолкшее сердце