home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Полуночный фонтан

Ей нужно было выбраться из дома. Подальше от мамы, которой становилось все хуже, от кислого лица Алехандро, от вечно пропадающего на работе отца, от громкого пения Флоренс и от неприступного леса, похожего на старого друга, не отвечающего на звонки (кстати, да, настоящий старый друг и впрямь не отвечал на звонки) и от нервно отводящей взгляд Лозы.

Лоза долго и отчаянно пыталась возродить дружбу. Но, в конце концов, она отдалилась, боясь показаться навязчивой, и отношения между ними теперь напоминали волков, укушенных при луне: Лоза стала подругой-оборотнем, появляющейся только в полнолуние. Разговоры свелись к минимуму и в основном состояли из вопросов Лозы, как у Изолы дела и не хочет ли она о чем-нибудь поговорить. Изола чувствовала, что расстраивает подругу, отвечая, что все хорошо. Даже когда они садились за одну парту, Лоза все равно выглядела отверженной.

Хорошо не было. Изола жила словно без кожи. Она не могла закрыться ни от чего.

Но даже в эти непростые времена Эдгар оставался рядом. Ближе к полуночи он прислал набранное прописными буквами СМС с приглашением погулять. Связав непослушные кудри в хвостики, похожие на оленьи рожки, и надев на голову венок из липких маргариток, И зола вышла к нему.

– Идем, я тебе кое-что покажу. – Подмигнув, он добавил: – И это не грязный намек.

Эдгар буквально на днях получил водительские права и одолжил у отца блестящий черный автомобиль. Они мчались по Главной улице, и на секунду Изола подумала, что Эдгар везет ее в «Точку Джи». Она уже собиралась сказать, что у нее нет липового удостоверения личности и достаточно большой груди, но автомобиль проехал мимо подрагивающего от громкой музыки клуба, тяжелую металлическую дверь которого украшали свежие потеки блевотины.

– Прости, Эдгар, я знаю, тебе нравится Гарри Поттер, но это не школа волшебства, – сказала Изола. – Школа Святой Ди на ночь закрывается.

– Ошибаешься, – возразил Эдгар. – Во-первых, – он быстро взобрался на кованый железный забор, – проникнуть сюда ночью не составит труда. А во-вторых, – он протянул Изоле руки, и она с благодарностью приняла помощь, – Гарри Поттер мне не просто нравится: я его обожаю.

Изола засмеялась, отряхивая одежду.

– Проникновение со взломом. Потрясающее свидание.

– Ну, вообще-то, нет. Мы же не идем внутрь. Это больше похоже на… гм-м… прогулку с элементами паркура.

Эдгар повел Изолу по садовой тропинке в сторону монастыря в готическом стиле, постоянно оглядываясь через плечо, словно Орфей, проверяющий, идет ли за ним его мертвая жена.

Изола отчетливо понимала, что Эдгар намеренно загораживает собой школу.

– Что такое? – спросила она, улыбаясь, несмотря на подозрения. – Зачем ты меня сюда привел?

Эдгар остановился, положил руки на плечи Изолы и развернул ее, поменявшись с ней местами. Изола слышала за спиной журчание фонтана.

– Помнишь, как-то раз ты сказала, что ненавидишь зиму?

– Потому что терпеть не могу снег.

– Но теплым он бы тебе понравился? – Эдгар лукаво улыбнулся. – Я тут подумал, раз уж нам не удалось провести зиму вместе, то мне не представилось возможности тебя переубедить. Поэтому…

Он снова развернул Изолу, чтобы, наконец, продемонстрировать ей свой сюрприз: мемориальный фонтан сестры Мари-Бенедикт, в который подмешали мыльный порошок, теперь журчал пеной. Целым морем пушистой белой пены.

– Нравится? – нервно усмехнулся Эдгар. – Ради тебя пришлось несколько раз проникнуть сюда без разрешения.

– Теплый снег… – зачарованно протянула Изола, зачерпывая ладошкой пену.

– Вдобавок пахнет лавандой и, теоретически, делает одежду чище, – добавил Эдгар, до невозможности гордый своим детищем – зимней ночью в апреле.

Взявшись за руки, они вошли в облако пены и двинулись ощупью, пока ноги не коснулись камня, подавая знак – можно забираться в фонтан.

Они приделывали друг другу бороды из пены и пытались играть в снежки, но пахнущие цветами пузырьки лопались в руках. Эдгар и Изола смеялись, брались за руки и танцевали – и из припаркованной машины до Изолы доносились отголоски песни «Смите» – «Этот свет никогда не погаснет». Эдгар улыбался так естественно, что казался И золе похожим на какую-то из ее карт Таро, но она не могла вспомнить, какой аркан, из какой колоды и что именно он обозначал: судьбу или смерть.

– Почему ты это делаешь? – Ее слова походили на легкие семена одуванчиков – белые, пушистые, устремляющиеся вверх.

– Что именно?

Изола перестала танцевать, а Эдгар перестал смеяться. Она приподнялась на цыпочки, чтобы всмотреться в его лицо.

Парень с чудовищными скулами и непомерно длинными руками. Такой, который будет настаивать, чтобы его похоронили вместе с любимой в гробу в форме сердца лицом к лицу. Романтик даже вопреки смерти.

– Что именно делаю? – повторил он.

– Так хорошо ко мне относишься. Ты заслуживаешь большего, чем…

– Чем ты?

Изола чувствовала, что стоит на краю черной дыры – огромного немигающего глаза вселенной. Она глубоко вдохнула и произнесла:

– Чем мертвая девочка.

Эдгар тряхнул кудрявой головой и со смехом переспросил:

– Что?

Он поцеловал, ей руку обжигающе-горячими губами. Снова взял ту же руку, прижал ее к груди Изолы и громко сказал:

– Слушай! Ты это слышишь? – Схватил другую руку и прижал к своей мокрой груди. – А это? Ты жива. Мы живы. Слушай.

– Так громко, – прошептала Изола. Их губы встретились, и она была уверена: не будь у них дыхания друг друга, они утонули бы в этом весеннем снегу.


Договор расторгнут | Страшные истории для девочек Уайльд | * * *