home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 3

Мне почему-то казалось, что в комендатуре капитан быстренько подпишет нужные бумажки, а дальше мы с ним отправимся в крепость телепортом. Конечно, это дорогой вид транспорта, но на армейских-то нуждах у нас экономить не принято.

Наивная!

В комендатуре была огромная очередь из таких же как Лапунда, вояк — снабженцев. Мы просидели до закрытия, и счастье, что успели сделать все бумажки за сегодняшний день. Это я так говорю: просидели. Сидела я, а Лапунда метался туда — сюда. Кроме мага, ему надо было принять на службу двадцать четыре новобранца, закупить кучу всяческих вещей и продуктов и организовать обоз до крепости. Вот он и бегал, время от времени проверяя, как там движется очередь. Я же сидела ее караулила.

Прибегавший из очередного рейда капитан усаживался рядом, чтобы отдышаться, и заодно вкратце пояснял, что ждет меня впереди.

До Симсаны нам предстояло добираться обозом в течение двух декад. Не то что телепортом, просто верхом было бы втрое быстрее, но волы — животные тихоходные, а в телеги полагается впрягать именно их.

Я удивилась такому правилу, на что капитан заметил, что армейский порядок гораздо разумнее, чем это кажется глупеньким девицам. Волы не только тягловая сила, но и запас провизии.

Услышав такое, я сморщилась от отвращения. Фу, гадость какая. У нас волов отродясь не ели, мясо у них жесткое и невкусное. Но солдат никто не жалеет, кормят чем попало.

Лапунда же свысока надо мной посмеялась. Если я боюсь, что меня будут кормить гадостью, то напрасно. Я же не солдат, а маг, у них рацион получше. А уж хорошенькая девушка всегда найдет способ питаться тем, что ест сам полковник.

Это он на что намекает?

Наконец очередь дошла до нас и я поняла, почему мы так долго сидим. Документы принимал молоденький парнишка. Но молодость — это был наименьший его недостаток. Вообще непонятно, как такое недоразумение попало в писари. Он читал по слогам, а писал… Можно сказать, что печатными буквами. А ему необходимо было переписать список новобранцев аж в три книги, затем на каждого заполнить формуляр, снять копии со всех накладных, которые принес ему капитан Ансельмо, и подшить их в специальную папку. И это не считая оформления меня любимой. Я предложила мальчику помощь мага: снимать копии нас научили еще на втором курсе. На его месте я бы обрадовалась, но паренек отказался: не положено.

Он сидел выводил каракули, а я тихонько закипала рядом.

И тут меня как ударило: а ведь его нерасторопность мне на руку! Если дотянуть до закрытия, я смогу так заморочить ему и Лапунде голову, что ухитрюсь не поставить свою подпись на контракте.

Я тут же принялась подыгрывать бедолаге, краем глаза сверяясь с огромными часами на башне за окном. Сейчас уже пять, в шесть комендатура кончает работу, если удастся притормозить процесс…

Особых усилий от меня не потребовалось. Мальчишка справлялся с задачей без посторонней помощи. На троекратное повторение списка ушла куча времени, а уж накладные его и вовсе загнали в ступор. Капитан поначалу рыкнул, но это вместо ускорения вызвало экстренное торможение, так что он более не встревал. Бубнил что-то неразборчивое себе под нос, и все.

Наконец дошла очередь до моих документов. Парень достал специальное зачарованное перо, проверил направление и мой диплом, списал оттуда данные в контракт…

И тут раздался звон часов на ратушной башне. Шесть! Конец рабочего дня.

Парень равнодушно положил перо на место и предложил мне прийти поставить подпись завтра с утра без очереди. Я готова была его расцеловать.

К моему удивлению Лапунда не выразил недовольства. Казалось, его все устраивает. Он обмолвился, что зачарованное перо и в крепости найдется, так что задерживаться незачем. Спокойно встал, собрал со стола документы вместе с моим неподписанным контрактом, сунул в папку и потащил меня на выход.

Тут подстерегала еще одна неожиданность.

Вместо того, чтобы идти к своим рекрутам, капитан направился в трактир. Мне бросил через плечо:

— Сегодня никуда больше не пойду. Поужинаем и отдыхать. Ты со мной.

— А как же солдаты? — пискнула я.

— За ними присмотрят, не бойся. Я главный, но я не один.

Думала, он сердится, но промахнулась на тысячу шагов. У мужика от самодовольства аж морда лоснилась. Как же, он такой большой начальник.

Но зато стало ясно, что за участь он мне уготовил. Сейчас покормит и в койку. Отвертеться не удастся. Невинную девушку он бы, скорее всего, пощадил, да и то… Может быть, не стал укладывать в постель сразу, а сначала поухаживал. Но безграничного благородства от Лапунды жать — как от елки слив.

Придется вспомнить бабушкины уроки.

В свое время Клотильда готовила меня к тому, что ведьмам приходится терпеть. Ласки совершенно чужих мужчин, которым нельзя отказать, в том числе.

Обычно юным девицам ничего не объясняют про интимную жизнь, но я-то ведьма. Для нас это как правила техники безопасности. Очень сильные эмоции, особенно отрицательные, могут вести к неконтролируемому выбросу силы. Тут и самой недолго пострадать, а уж окружающим точно будет нанесен урон. В таких случаях ведьму признают преступницей и казнят. То, что над ней было совершено насилие, никого не волнует.

Бабушка готовила меня заранее и ко всему. Говорила, никогда нельзя знать, что с тобой в жизни случится. Думаю, убедилась на собственном опыте и спешила поделиться им с внучкой, пока еще есть время.

Когда я вышла за Антонио, бабушка была счастлива. Союз ведьмы и мага — лучший вариант для обоих, особенно если он заключен по любви. Кто же знал, что наше счастье будет таким коротким? А теперь на какое-то время вместо Антонио в моей постели будет этот бравый капитан — снабженец.

Придется его терпеть. Надеюсь, недолго.

Бабушка объяснила, как это сделать с наименьшими потерями. Погасить свет, закрыть глаза, отключить обоняние, максимально расслабиться, как будто твое тело — кусок теста, и постараться себя убедить, что это просто такая медицинская процедура.

Она строго предупредила: нельзя даже в воображении представлять себя в постели с любимым. Разница между мечтой и действительностью может плохо кончиться. В смысле неконтролируемым выбросом.

Ну, тут она загнула. Представить на месте Лапунды Антонио? На это у меня воображения не хватит. Слишком мало у них общего.

Такое впечатление, что все последние годы жизнь говорит мне: Поела сладенького? Закуси горьким.

Есть выход: подлить капитану сонного зелья. Но ведь тогда придется это делать не день и не два, а Лапунда отнюдь не дурак. Если дознается… Тюрьма — это лучшее, что меня ждет.

Итак, делаем выводы.

Зельями почем зря разбрасываться не будем. Перетерпим. За ужином надо мужика разговорить и выяснить, какие у него планы. Тогда можно и свой план составить. Мне уже ясно: из крепости не сбежишь. Там мне первым делом предложат контракт подписать, и все. Значит, надо дать деру по дороге. Кстати, проясним, почему Лапунда не стал настаивать на том, чтобы я сделала это в комендатуре. Ведь мог, спинным мозгом чую.

За ужином меня накормили от пуза. Капитан заказал все самое лучшее, что нашлось в меню, и бутылку дорогого вина из Элидианы. Это кстати. Так будет проще расслабиться.

Я быстро влила в себя пару бокалов подряд, даже не почувствовав вкуса вина. В голове зашумело, ноги стали ватными. Он тоже выпил, но не больше моего. Для здорового мужика — что для дракона соломинка. Тем более что закуски вокруг было море. Я лихорадочно забрасывала в рот куски тушеного в овощах мяса, а разнежившийся Лапунда уже не скрывал своих намерений. Трогал волосы, гладил руки и урчал что-то на тему, какая я красавица и как ему повезло.

Затем увел-таки в номер, и там все случилось.

Надо сказать, я все-таки везучая. Не по — крупному, чего нет, того нет, а по мелочи. Капитан не был ни жирным, ни страшным, ни вонючим. Он дал мне раздеться самостоятельно и позволил погасить свет. Извращенцем он тоже не был, так что все произошло быстро и традиционно.

Действительно, ничего общего с тем, что было у нас с Антонио. Просто медицинская процедура.

После того как он с меня скатился, я нашарила и надела сорванную им рубаху и поблагодарила богов за то, что я ведьма. Мы если не хотим не беременеем.

То, что я не отбивалась, произвело на Лапунду огромное впечатление. Кажется, у него от секса мозги размягчились. Потому что, стоило мне привести себя в относительный порядок, он все же зажег лампу и заговорил.

Если до этого он в основном занимался самовосхвалением, то бишь пытался показать мне, как он крут, то сейчас все радикально поменялось.

Лапунда начал мне рассказывать, как он несчастен. Уже не первой молодости, а всего лишь капитан и впереди никаких перспектив. Максимум перед отставкой дадут майора. Живет в богами забытой крепости, где женщин днем с огнем, ночью с зонтиком… Только у полковника есть жена, да еще у пары — тройки офицеров, которые догадались жениться до назначения в крепость. А он всегда мечтал о семье. И вот специально напросился в эту поездку за новым магом, узнав, что теперь не только мужчин — выпускников в армию отправляют.

В общем, гад подкупил ведающую распределением Блегари, чтобы она выделила нему девушку. Старая сука, зря я с нее проклятье сняла.

А капитан…

Вспомнилась старая песенка: "Мне нужна жена, все равно какая, толстая, худая, это все равно. Пусть будет она косая иль кривая, даже пусть хромая, ведь по ночам темно."

И что это он блеет? Разжалобить хочет? Мужчина, который жалуется, для меня не существует. Я таких презираю. Меня так с детства бабушка учила: тот, кто жалуется, жалости недостоин. Но даже и тот, кто достоин, все равно в мужья не годится. Можно сочувствовать больному, убогому, несчастному, но замуж за них выходить? Это чересчур.

А Лапунда по большому счету в порядке. Сам не урод, здоров, денег у него, надо думать, завались, хотел бы — десять раз женился. Может, в этой самой Симсане и впрямь на девиц неурожай, но отпуск на что? Поехал бы и нашел себе суженую. Вон, в столице, да и в нашем городе барышень — невест больше, чем женихов.

И тут на меня вылили очередное ведро признаний. Девушка ему, видите ли, нужна не абы какая. Хотелось бы с титулом. А если и незнатная, то хоть образованная. Сам он пробился из низов, дворянства не имел и на почетный брак с родовитой барышней рассчитывать не мог. Не так уж он богат, чтобы из старинного дома выкупить невесту, там дорого берут.

Ну ясно, в этом случае выпускница Академии для него — лучший вариант. Магия — практически то же дворянство, а я еще и образование получила. Такой женой можно гордиться, особенно если не знать, что она ведьма.

Это Лапунда упустил: мы, ведьмы, нелюбимых терпим, но недолго. Обычные женщины живут с постылыми мужьями и привыкают потихоньку. Деваться им некуда. Ведьма по — другому устроена. В лучшем случае сбежит, в худшем — быстренько станет вдовой. Бывает еще, что вместе с ненавистным супругом по неопытности разнесет пару кварталов и хорошо, если сама жива останется.

Я обо всем этом думала и молчала, давая капитану возможность высказаться. Он, как выяснилось, мое молчание принимал за согласие, потому что вдруг прервал свои излияния и выдал:

— Завтра с утра в храм сходим, и можно выдвигаться.

У меня глаза на лоб полезли. Что-то я не помню, чтобы мне делали предложение, и уж точно я его не принимала. Поэтому пришлось спустить капитана с неба на землю одним простым вопросом.

— Зачем в храм?

Лапунда не ожидал такой наглости. Он аж поперхнулся.

— Как? Мы же с тобой… Ты же со мной…, — он обвел рукой размочаленную постель и меня в ней, — Ты же не сказала "нет", не отбивалась… Я думал, ты согласна… А теперь…, — растерянность на его лице сменилась гневом, — Нет, хватит глупости говорить, выйдешь за меня, и точка. А то знаю я вас, девиц. Вильнешь хвостом и поминай как звали.

Ого, так я не первая, кого Лапунда надумал осчастливить?! Неужели все отказались от высокой чести? Почему, он же не урод?

Но сейчас он и впрямь разозлился. Пока я не придумала, как сбежать, придется умиротворять агрессора. Но в храм себя отвести не дам, дурных нет!

Я надулась, как мышь на крупу.

— Не дело это, сегодня познакомились и завтра в храм. Некрасиво. А подумать? Имею я право подумать, как положено невесте? Или ты меня уже купил, как рабыню?

Мету что попало и внимательно слежу за выражением лица капитана. Кажется, действует. Нелогичный бред по его мнению для девиц типичен. Все нормально. Он начал оправдываться.

— Душечка, ну как ты не поймешь! Завтра нам уже в дорогу. Как ты будешь путешествовать среди солдат, если будешь незамужней? Тем более что расставаться с тобой даже для соблюдения приличий я не собираюсь.

Он сладострастно облизнулся и снова провел по моей груди пятерней. Плохо я в одеяло куталась. Стараясь отвлечь капитана и заодно навести его на нужные мне мысли, проныла:

— Ты не подумал, как это будет выглядеть? У меня контракт с армией, по которому я пять лет ни за кого замуж выйти не могу. Комендатура рядом, все все знают…

Он расцвел:

— Так я же нарочно время тянул, чтобы ты контракт не подписала! Пока твоя подпись не стоит, мы можем пожениться, все будет по закону. А уже в крепости подпишешь другой, если захочешь. Сможешь подрабатывать, я против не буду. Лишние деньги еще никому не помешали. Зато никто не посмеет на тебя покушаться! Ты будешь жена капитана Лапунды, а не какая-то там ведьма общего пользования.

Ведьма?! Он сказал ведьма? Где я засыпалась?! От ужаса я аж взвизгнула.

— Я маг!

Лапунда заворковал примирительно:

— Деточка, какая разница. Маг, ведьма… Ты поняла, что я хотел сказать.

— Фу, гора с плеч. Забыла, что для простецов маг и ведьма — одно и то же. Хитрая однако лапунда. Я понять не могла, почему он не настоял на подписании контракта, а оно вон как! Ну что ж, это мне на руку. Играем дальше.

Я вытаращила на него глаза в восторженном изумлении:

— Ты ради меня предписание начальства нарушил?! Ах! А вдруг кто догадается?!

Он небрежно махнул рукой и с гордостью ответил:

— Ну, в крепости против меня никто не пойдет, тем более что мага-то я привезу. Так что не вижу препятствий для нашего брака.

Он из маленькой крепости и ему невдомек, что в большом городе никто ни на кого внимания не обращает. Ходим с козыря.

— А не в крепости? Вдруг кто из комендатуры прознает? Их тут по городу много шляется, ты и не вспомнишь в лицо, а он тебя видел и заложит. Внешность у тебя запоминающаяся.

Мужик крепко задумался. Даже отвернулся и со стола папку с документами взял. Перелистал содержимое, погрыз ноготь…

— А ты соображаешь, девочка. Может, и впрямь я поторопился. Хорошо, давай так: через декаду мы доберемся до города Гермса, там примем еще новобранцев. Вот в Гермсе и сходим в храм. Договорились?

Я утвердительно кивнула, а он не стал настаивать на словесном ответе. Предупредил только, чтобы я в обозе вела себя тихо, с солдатами не заигрывала и его не позорила. Похоже, он до поры до времени собирается меня прятать.

Вот и отлично. Кажется, план начинает прорисовываться. Надо ли говорить, что бежать я решила в Гермсе? Это большой город, там я смогу затеряться. Надо только уговорить капитана снять с меня браслет — маяк.

Всю декаду мы ехали. Ничего тоскливее, чем езда на волах, не придумаешь. Пешком и то быстрее. Зато ноги бить не надо. Я сидела в капитанской кибитке, скрытая от людских глаз, и в очередной раз обдумывала свой побег.

Лапунда имел обыкновение нудно расписывать мне преимущества его как мужа, но к счастью его присутствие в кибитке не было постоянным. Мужику приходилось исполнять свои должностные обязанности, чему я радовалась, как дитя.

План побега я основывала на привычках Ансельмо и распорядке дня, которые успела изучить.

Капитан со мной останавливался в трактирах, а солдаты разбивали лагерь за околицей. Кроме самого Лапунды, с нами ехали еще шестеро его помощников. Двое следили за солдатами, четверо за возами. Меня подпрягли каждый вечер выставлять охранное заклинание на лагерь, причем для этого мероприятия Лапунда наряжал меня в форменную мантию армейского мага: широченную, длиннющую и с огромным капюшоном. Под ней и не разберешь кто прячется, женщина или мужчина. При желании в ней вдвоем можно ходить, никто не догадается.

Мои котомки капитан в первый же день заграбастал и спрятал в свой личный сундук. Это чтобы я от него никуда не делась. Какая я умница, что на сумку с наиболее ценными вещами наложила специальное заклинание. Теперь не надо сохранности беспокоиться. Уйду подальше, а потом позову ее, и все дела. Тряпки придется бросить, но я заранее с ними попрощалась. Будут новые. Зато брошь с личиной так и красовалась на платье. Не будучи магом, капитан не заметил двойного назначения вещицы и принял ее за обычное украшение.

Наконец волы дотащили нас до Гермса. Случилось это под вечер, так что бежать в храм было уже поздно, о чем капитан сказал мне сердито.

Вообще он с каждым днем становился все более раздражительным. Думаю, это было связано с тем, что я продолжала его терпеть, но сама с ласками не лезла и была крайне сдержанна. Он-то небось мечтал о нежной страсти…

Но так как я ни в чем не нарушала его указаний и не отказывала ему в близости, то придраться он не мог и от этого ходит еще более злой.

Так как завтра никуда двигаться было не надо, капитан решил отдохнуть так, как это понимают военные. Накупил вина и велел доставить его в наш номер вместе с закусками. Решил наверное, что оно заставит меня раскрепоститься и возбудиться… Три ха — ха!

Увидев корзину с бутылками, я поняла: теперь или никогда. Под предлогом, что мне нужно освежиться и переодеться, спряталась за ширму, за которой стояла бадья с водой для мытья, и призвала свою сумочку.

Достала оттуда пару довольно неприятных, но в целом безопасных зелий и поместила по дозе в специальные капсулы, их же спрятала в рукава. Стоит капсулам попасть в жидкость, как они мгновенно растворятся и зелья смешаются с напитком. Одно давало глубокий спокойный сон на десять часов, другое вызывало спутанность сознания, вернее, воспоминаний. Человек не помнил, что было с ним непосредственно за трое суток до принятия зелья. Эффект временный, декады не пройдет, как память вернется, но мне хватит за глаза чтобы убежать как можно дальше. От Гермса до границы с Мангрой четверо суток пешего хода, если судить по карте.

Никаких сильных зелий я применять не стала. Не хватало еще, чтобы меня разыскивали за отравление капитана Лапунды. А так… Он сам виноват.

Контракт-то не подписан.

Самым трудным будет отвести глаза всем, кто присутствует в трактире. Сегодня там сидят не только посторонние, помощники капитана тоже решили отпраздновать день отдыха. Это усложняет задачу, знакомые хуже поддаются таким заклинаниям. Придется усилить воздействие. Меня не должны запомнить.

Надо будет не только активировать личину, но и заклинание незаметности кастовать, а на него готового амулета у меня нет. Это плохо.

Мага всегда можно выследить по остаткам его энергии, они строго индивидуальны. Ведьму так не проследишь, она оперирует силой, разлитой в природе. Значит, придется пользоваться ведьминскими навыками, не включая резерв мага. Только вот сложное плетение таким способом создать и удержать очень трудно. Ну что ж. Будем надеяться, я справлюсь.

Не зря я столько готовилась и продумывала каждый шаг. Первый этап прошел как по нотам. Капитан угощал меня вином и пил сам. Я же только делала вид, потихоньку испаряя драгоценные напитки. Не хватало еще опьянеть невовремя.

Зато вид делала, любо — дорого! Болтала, смеялась, размахивала руками… В какой-то момент ловко зацепилась браслетом — маячком за нагрудный знак капитана, который он снимал только в постели, сильно дернула и завопила: "Ай!"

Со слезами на глазах показала Лапунде капельку крови, выступившую из-под острого края браслета. Он запаниковал и поспешил снять травмоопасную штучку, вслух успокаивая себя, что теперь-то я никуда от него не денусь. Столько дней спала с ним, считай, прилюдно, по крайней мере каждый вечер удалялась в общую спальню. Так что если я, как все нормальные девушки, боюсь позора…

Я согласно похлопала глазками, но в душе зло хихикнула. Пусть тешится иллюзиями. Главное, что браслет он с меня снял. А для ведьм, да и для магичек проведенная вместе ночь — еще не повод для знакомства.

Стоило ему отвлечься, чтобы убрать ценности, как обе капсулы нырнули в его бокал. В начале вечера, пока капитан не был пьян, я бы не решилась на такое: он бы почувствовал в вине вкус зелий, хоть и слабый, но читаемый. Сейчас же выпьет и не поморщится.

Так и случилось. Ансельмо Лапунда осушил очередной бокал, глупо улыбнулся, рухнул на кровать, и захрапел что есть мочи.

Ура! Все получилось. Впереди у меня есть десять часов, чтобы убраться отсюда подальше.

Удача была на моей стороне. Капитан спрятал браслет в свой сундук и забыл его запереть. Я тут же достала оттуда обе мои сумки, запихнула в большую мантию и одеяло на всякий случай (я запасливая), надела платье, которое берегла для особых случаев, прикрепила к нему свою брошку с личиной и активировала ее.

Все. Пора бежать.

Проходя мимо зеркала, я кинула взгляд: оттуда на меня сердито смотрела черноволосая смазливая девица. Отлично, все работает. Потрясающий амулет сделал Антонио. Обычно личина в зеркале не отражается, но ему удалось это обойти.

Оставалось самое трудное: пройти через трактир и выбраться на улицу. Я сплела полог незаметного, набросила на себя и спокойно пошла к выходу. Сейчас на меня обратит внимание только тот, кто со мной столкнется.

Демоны, не ожидала, что короткий путь со второго этажа до ворот станет для меня таким длинным. Все получалось, никто не обратил на меня ни малейшего внимания. Всего-то три раза пришлось переждать, пока очередной пьяница пройдет от стойки к столу и обратно, а у самых дверей сделать пару шагов в сторону, чтобы пропустить нового посетителя.

В центре зала наливались пивом помощники Лапунды и громко обсуждали своего командира и бедную девчонку, попавшую в его сети. По их компетентному мнению он себя еще не показал, поэтому девчонка, то бишь я, еще не сбежала. В крепости же Лапунду знали как прижимистого до скупости домашнего тирана. Такой жену не бьет, он ей мозг ест с нудной регулярностью. Это я правильно сбежала. Капитану просто повезло: с его характером при жене — ведьме он бы не зажился.

К моему удивлению вояки были уверены, что любовница капитана и прикомандированный к ним маг — два разных лица. Ну что ж, пусть остаются в заблуждении, не мне их разубеждать.

Не снимая полога незаметного, я прошла мимо. Все пока шло хорошо.

Вот только никогда бы не подумала, что окажется так трудно держать это плетение и одновременно питать его силой разлитой в воздухе магии. Не зря ведьмы предпочитают подобные заклинания привязывать к амулетам.

До ворот я дошла твердым шагом, а за них вышла уже шатаясь, но заклинания не бросила. Надо отойти на безопасное расстояние, тогда уж….

Да, ведьмы не расходуют силу, ее у них просто нет, но вот каналы используют свои. Теперь я знаю, почему мы избегаем сложных плетений: они давят и мнут те пути, по которым ведьма перераспределяет потоки магии. С каждой секундой мне становилось все хуже. Голова раскалывалась, в глазах темнело, ноги заплетались. Хуже чем при тяжелом похмелье. Хвала богам хоть не тошнило, и то хлеб. Мне бы сейчас заползти куда-нибудь в укромное место и помедитировать, заняться гармонизацией потоков и восстановлением каналов, а я вместо этого бегу и не могу остановиться.

Наконец держать полог стало невмоготу и я его отпустила. Эх, надо было осторожно, аккуратно, а у меня вышло просто бросить. Если в течение суток я не займусь своими каналами, то прощай, ведьминская доля. Не лучше ли было остаться с Лапундой и не выделываться?

Стены Гермса остались позади, начались предместья. Сколько же времени прошло с тех пор, как я выбралась из трактира? Должно быть не больше часа, а такое чувство, что я бегу уже несколько суток.

Солнце еще не встало, но уже осветило горизонт золотистым светом, когда я все же остановилась. Надо передохнуть, иначе мне хана.

Вдали насколько хватало глаз расстилались поля, но вдоль дороги стояли дома. Деревня. Сошла с дороги, спряталась в растущий у чьей-то калитки пышный куст и прислонилась к забору.

Мыслей в голове не осталось, я была уже готова соскользнуть в забытье, как вдруг меня подхватили чьи-то руки. Полузнакомый голос прошептал в ухо:

— Нельзя же так, девочка. А если бы меня не встретила? Так бы и померла, бедняжка?

На слова незнакомца я отвечать не стала. Не потому, что мне нечего было сказать, просто язык не ворочался. А он подхватил меня на руки и понес куда-то. Тут-то сознание решило, что сделало все возможное, и удалилось.

Я пришла в себя оттого, что нахальная травинка лезла мне в нос. Чихнула и уставилась на парня, сидевшего рядом.

Я его знаю. Это он пытался мне предложить выйти за него вместо армии. Лицо не запомнила, но эти длинные руки и ноги никуда не спрячешь. Да и голос… Голос я узнала.

Определившись с персонажем, я обвела глазами место действия. Понятно, откуда травинка: мы на сеновале. Хороший выбор, тут безопасно. Прошлогоднее сено практически закончилось, коровы и лошади на пастбище, поэтому до нового сенокоса сюда никто не сунется.

Только вот мое положение мне не нравится. Принесший меня сюда парень ухитрился снять с меня платье и сейчас с энтузиазмом наглаживает мою грудь, пытаясь заодно стянуть панталоны.

Я попыталась его оттолкнуть и услышала:

— Не надо, Армандина, не сопротивляйся. Я хочу тебе помочь. Ты же ведьма, моя милая? Так вот, тебе надо гармонизировать потоки, чтобы не потерять способности. А это лучший метод.

С этими словами он припал к моим губам.


* * * | Осел и морковка (СИ) | Глава 4