home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 26

Вышли мы к спуску у водопада следующим утром, когда было еще темно. До равноденствия оставалось две декады, так что ждать, когда светило встанет над горизонтом, было некогда. Спускаться в темноте я опасалась, а до водопада идти было порядочно.

Кроме старосты, с нами пошли еще четыре здоровых мужика. Двоих я знала: одного лечила самого, у другого — детей. Два других были незнакомы, но староста успокоил: это его родственники. На всякий случай я велела им идти впереди, чтобы контролировать.

До места мы добрались после полудня, когда пришло время обеда. Староста велел своим людям разжигать костер и варить похлебку, а сам пошел показывать мне пресловутую корзину.

Я думала увидеть нечто, хоть и огромное, но плетеное из веток. На самом деле механизм состоявший из металлических балок, висящего на них блока и системы тросов, должен был поднимать и опускать нечто вроде квадратной платформы с бортиками. Бортики, плетеные из лозы, и давали основание называть эту конструкцию корзиной.

Да, сюда вполне можно было завести лошадь или корову, даже двух. Скорее всего, так и делали, иначе откуда в долине крупный скот? Коров-то держат почти в каждом втором дворе.

Эта так называемая корзина пока стояла на ровной площадке на берегу того, что уже можно было считать рекой Ласерн. Не у самой воды, локтях в ста, но все же шум водопада тут перекрывал человеческий голос.

Я махнула старосте рукой, мол, иди к своим, я тут все осмотрю, и побрела вокруг платформы. Меня томили нехорошие предчувствия, непонятно с чем связанные. Заглянув через край площадки, над которым нависала стрела устройства, посмотрела вниз. Вроде все нормально, все, как староста описывал. Внизу другая такая же площадка, окаймленная аккуратными каменными блоками, от нее короткая наклонная дорожка или скорее пандус спускается на большое мощеное пространство, по краям которого видны здания вроде складов, сейчас пустующие. Дальше видна была дорога, пробирая в скалах.

Ну что ж, если туда выбраться и идти вниз по течению, то это будет самый короткий путь до Кармеллы.

Я очень надеялась что Армандо в конце концов добрался до города, где у него есть собственный дом.

Вернувшись к платформе, я достала из сумки кисточку и краску и начала ее расписывать иероглифами. Не знаю, что затевает староста и его люди, но обезопасить себя я должна. А вот если еще здесь написать эту комбинацию… И вот тут пару значков… Такими же иероглифами расписана повозка Вэня, но она меньше по размеру, значит, вот сюда еще усиление.

В общем, если вся эта конструкция сорвется, то она не упадет, а полетит. Недалеко, всего лишь спланирует, но зато сядем мягко. Надо только подвести сюда пару потоков помощней. Ну да в горах с этим трудностей нет.

Выполнив страховочные работы, пошла к мужикам. Пусть хоть покормят перед дальней дорогой. Мне мрачно сунули ложку и миску с горячим варевом. Еда, сопровождаемая такими взглядами, становится почти несъедобной, но я все равно поела. если не знаешь, когда в следующий раз есть придется, лучше пользоваться случаем.

Но чувство, что против меня затеяли какую-то гадость, становилось все сильнее. Я бы и есть не стала, если бы не заметила, что похлебку наливают из общего котла в чистую миску.

А что их может интересовать? Моя смерть? Я и так ухожу из деревни, а брать грех на душу и убивать того, кто тебе помог, значит накликать на себя несчастья. Ослик? Да на кой он им нужен?

И тут, глядя на мрачные, искаженные алчностью лица мужчин, я поняла: золото! Они откуда-то знают, что у меня есть деньги. В общем, я это не очень-то скрывала, дура. В долине они не ценятся, там вовсю идет натуральный обмен.

А староста как раз занимается торговлей с внешним миром и цену деньгам знает отлично.

Уведя меня тайно, он рассчитывает все заграбастать себе. Мужики — всего лишь исполнители, тупые орудия.

Выходит, меня и Бака запихнут в корзину и отправят вниз, а ящик, каковым они считают повозку, оставят себе. Думают, наивные, что если разломать вместилище, то чары спадут и содержимое будет доступно.

Я так разозлилась, что готова была позволить им так поступить. Если сломать вместилище пространственного кармана, то он втягивает в себя все, до чего дотянется, и схлопывается. Скорее всего этих идиотов, не знающих основ магии, туда затянет, а выхода оттуда нет и не предвидится. Так и сдохли бы, блуждая все времени и пространства.

В принципе, пространственные карманы устроены так, что только зачаровавший их маг или тот, кому он дал допуск, мог достать оттуда то, что положил. Но если сломать предмет, к которому карман был привязан, то все, что там хранилось, будет утрачено навсегда. Это меня и остановило.

В повозке, кроме денег, вещей, книг и зелий, находилась урна с прахом Вэня и его жены. Его следовало развеять над морем. Я не могла допустить, чтобы завещание не было исполнено.

Значит, мужиков надо напугать, причем сразу, как только они попытаются заграбастать ящик. А я его, дура, там, у корзины оставила.

Осторожно поставив на землю миску, я встала и прогулочной походкой двинулась в сторону корзины. Никого я этим не обманула. Стоило мне сделать шагов десять, как меня схватили сзади и поволокли прямо к спускающему устройству. Причем схватили так ловко, что я ни рукой, ни ногой двинуть не могла, даже головой крутить не получалось. Еще и в рот грязную тряпку засунули. Наверное, чтобы я их проклясть не могла. Это они зря: проклясть и про себя можно, главное видеть, кого проклинаешь. Так даже хуже: не слышно текста и неизвестно ограничивающее условие.

Следом раздался негодующий рев Бака. Выходит, я была права: его тоже схватили. Сейчас нас закинут в корзину, затем поднимут ее и опустят вниз.

Как-то неправильно я представляла порядок действий. Все произошло очень быстро. Меня и ослика просто вбросили в корзину, не заботясь о том, чтобы мы там удобно разместились. Я просто рухнула на четвереньки, а бедное животное окзалось у меня на спине. Пришлось из-под него выбираться.

А мужики тем временем не мешкали. Не успели мы с Баком оказаться в корзине, как уже висели над пропастью.

Надо сказать, мне-то рот заткнули, а ослику моему нет, за что и поплатились. Он успел куснуть двоих. Видели лошадиные зубы? Так у осла они ничуть не меньше. Так что мужики ругательски ругали моего Бака, рассматривая вырванные клоки одежды и пораненные руки. Но мы с ним находились уже вне досягаемости: в корзину к нам никто не полез.

Я вытащила тряпку изо рта и закричала:

— Кто мое добро тронет, у того по плечи руки отнимутся!

И пустила мелкую иллюзию. Золотой свет охватил руки всех моих недругов, подтверждая действенность проклятья.

— Я говорил, надо было ей по башке дать, а вы боялись. Вот и допрыгались! Пролетели мимо золота! — зарычал староста.

Отец вылеченных мной детей поднял с земли мой ящик и прижал к груди, не желая расставаться с чужими деньгами, а незнакомый мужик выхватил из-за пояса топор и стал ожесточенно рубить удерживающий корзину канат. Тот оказался прочным и не поддавался.

Я поднялась на ноги. Меня уже не трясло от злости, в душе поднималась настоящая ведьминская ярость. Слова проклятья сами складывались в голове:

— За то, как вы поступаете с теми, кто не сделал вам зла, а всегда нес добро, будьте прокляты! С сего дня в долине больше не зародится жизнь! Ни одна женщина не понесет ребенка, коровы, козы и овцы останутся яловыми, куры перестанут нестись! Бесплодие поразит всех! И прекратится это только тогда, когда та, кто придет после меня, найдет в долине дом, семью, любовь и счастье. Но если в вашей долине опять обидят ведьму, проклятье станет бессрочным и вы вымрете, как недостойные дара жизни.

На этих моих словах полыхнул яркий свет и в камень рядом с чистого неба ударила молния. Проклятье обрело силу.

В тот же миг канат наконец лопнул и мы полетели вниз. Именно полетели, мягко планируя. Не зря я рисовала иероглифы. Мужики от злости аж заревели, как быки, которых холостят. Тот, кто держал мой ящик, занес его над головой, чтобы бросить и разбить мне голову, раз уж не вышло убить другим способом, так ожесточили его услышанные слова.

Но выпущенная мной воздушная петля подхватила волшебное изделие мастера Вэня и опустила рядом со мной. А тут наш полет подошел к концу. Мне удалось мягко посадить корзину на предназначенное ей место.

Глупые мужики наверху зашумели. Кажется, они собираются побить нас с Баком камнями? Вот идиоты. Не знают, что если ведьму убить, ее проклятие не снимет даже выполненное условие. Объяснять — зря время тратить.

Нужно скорее отсюда убираться. Вылезти из корзины самостоятельно осел не мог, так что пришлось испепелить плетеные стенки. Затем мы побежали. Обычно Бака трудно сдвинуть с места, нужна морковка. Но тут мой ослик все прекрасно понял и бежал быстрее призового жеребца безо всякого поощрения.

Камни полетели нам вслед, но не причинили никакого вреда, только повредили площадку. А мы, выбежав на плац, приготовленный торговцами для своих караванов, были вне досягаемости. Так что я выбросила жителей долины Ласерн из головы. Я оставила им хороший шанс, так что они могут и сами спастись, и спасти всех, если успокоятся и подумают головой. А если нет… ну что ж, сами виноваты, что позволили злобе и жадности занять места в своем сердце, а глупости — в голове.

Тут пошел мелкий, противный дождь, больше похожий на осенний, чем на весенний. Путешествовать под дождем в горах не только неприятно, но еще и опасно, как мы с Баком успели убедиться. Так что для начала я решила укрыться в одном из пустующих складов и подготовиться к дальнейшей дороге. Поесть, переночевать, превратить ящик в повозку, прикрепить колеса и тент… У меня появилось куча работы, а здешние склады представляли для этого все условия. Крепкая крыша от дождя, очаг с таганом в углу, куча соломы в качестве подстилки, кое — какая мебель: стол и две табуретки. Широкие двустворчатые двери позволяли прокатить через них собранную и готовую к путешествию повозку, так что место меня более чем устраивало.

Баку тут тоже понравилось: гораздо просторнее, чем в сенях, где ему пришлось провести зиму. Он носился по пустому складу как щенок. Застоялся, бедняга.

Зимой я выпускала его во двор, но на снегу ему не нравилось и он спешил вернуться в тепло. А тут такой простор и никакого мерзкого, холодного снега!

Я развела в очаге огонь и приготовила еду, даже лепешек напекла.

Беспокоили меня сейчас две вещи: как я доберусь до моря и где взять морковь. Если первый вопрос был не так уж важен, в первом же поселении я смогу подправить маршрут, то морковка была настоящей проблемой. В долине она была не очень популярным продуктом: росла она в горах плохо и вместо нее сажали репу. Эх, если бы Бак увлекался репкой! Но к моему горю он ее терпеть не мог. В общем с морковью были плохо. К весне ее практически ни у кого не осталось, а мои запасы Бак уже давно слопал.

Полагая, что за лепешкой он с тем же энтузиазмом бежать не станет, я еще вчера выпросила у одной из деревенских кумушек ее запас морковки: три довольно вялых корнеплода. Обменяла на амулет против изжоги. Она еще удивлялась, зачем мне понадобилась эта гадость. Я не стала объяснять, сказала просто, что для моих ведьминских надобностей.

Сейчас пришло время о них позаботиться. Для начала я поймала и привязала ослика, чтобы не мешал, затем достала эти драгоценные морковки и положила перед собой на пол. Затем стала "воскрешать", осторожно вливая силу, чтобы они снова сделались сочными и сладкими. Напитав силой, взяла дождевой воды, сложила их в миску из-под моего ужина и хорошенько полила. Миску поставила так, чтобы Бак не смог добраться. Утром они будут как только что с грядки.

Три морковки — это три дня пути. За это время я должна добраться до людей и приобрести еще хоть несколько штук.

Долго гадала, в каком виде мне лучше путешествовать. Решила, что побуду Летицией. В этой отдаленной, пограничной провинции Элидианы так будет безопасней. А как она, кстати, называется?

Я развернула карту, доставшуюся мне по наследству, и прочитала: герцогство Веркан. Если верить тому, что нарисовано, деревня должна попасться уже завтра к вечеру, а в главный город Оджалис я прибуду послезавтра к обеду. Что ж, это будет первый опорный пункт на моем пути. Дорога от водопада идет прямо, а река делает широкую петлю и снова возвращается к дороге аккурат в столице герцогства. Вот и отлично. Там можно будет нанять лодку или напроситься на барку до устья.


* * * | Осел и морковка (СИ) | * * *