home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Первый день в «ЛиУэлл»…

Когда Джимми впервые увидел Виктора Ли, трейдер как раз откусил треть чизбургера, раздувшегося от грибов, бекона и красно-коричневого соуса барбекю. Не исключено, что в этой мешанине присутствовали маринованные огурцы и салат, а может, даже лук. Хотя уверенности у Кьюсака не было: изо рта Виктора не ускользнул бы даже одинокий микроэлемент, не говоря уже о каплях соуса, неизбежных у человека с меньшим ртом.

У Ли было широкое лицо, а размеров рта вполне хватало, чтобы откусить добрую половину чизбургера за раз. Но Ли остановил выбор на картошке фри, засовывая ее между чизбургером и щекой и бурча в телефон между двумя глотками.

С некоторого расстояния эти звуки – услышь их вне «Гринвич Плаза» – можно было бы принять за спаривание моржей.

Ведущий трейдер бросил один взгляд на Сая и еще один – на нового парня. Виктор что-то хрюкнул в телефон, то ли «мне пора», то ли «пойду поем». Разобрать яснее мешали пятнадцать сантиметров чизбургера.

– Виктор Ли, – представился он, сорвав с себя легкую гарнитуру и швырнув ее в сторону стены с тремя тридцатидюймовыми ЖК-мониторами.

Потом несколько раз моргнул. На носу Ли красовались очки в роговой оправе, короткие жесткие волосы торчали ежиком. Виктору было лет тридцать, но он походил на персонажа из 50-х.

– Познакомься с Джимми Кьюсаком, – сказал Лизер. – Он – новое лицо наших продаж.

Кьюсак потряс руку Виктора:

– Много о вас слышал.

– Вон там, – продолжал Лизер, – Билл. Это Адам. А это Дэвид. Они все трейдеры, под началом Виктора.

Кьюсак пожал каждому руку.

– Ты хорош? – спросил Ли без тени юмора.

Один из младших трейдеров закатил глаза. Другие смотрели на Джимми. Им уже приходилось наблюдать за Виктором.

– Нам, Кьюсак, всякий отстой не нужен.

Отрывистое произношение Ли выдавало долгие годы на улицах Гонконга. Метр шестьдесят семь, семьдесят пять килограмм и ни капли жира. Он походил на старомодный пожарный гидрант, который вместо воды извергает тестостерон.

– Я подойду, – ответил Кьюсак.

Он по собственному опыту знал, что для укрощения таких говорунов лучше всего подходит техника выматывания. Принимайте удары, пока человек сам не заговорит себя до изнеможения. А потом отправьте его в нокаут парочкой дерзких комбо. Он насмотрелся на таких Викторов Ли в «Голдман Сакс» и других конторах. Джимми доводилось спарринговать с лучшими.

– Ты хоть представляешь, Кьюсак, чем мы здесь занимаемся?

– Делаете деньги.

– Эй, Сай, – впервые ухмыльнувшись, заметил Виктор, – мне нравится этот парень.

Ведущий трейдер повернулся к Кьюсаку:

– А что еще, новичок?

Джимми замялся и взглянул на босса. Лизер молчал. Он смотрел на своих сотрудников, невыразительностью лица соперничая с дыней.

– Я не видел портфеля, – начал Кьюсак, – но знаю, что «ЛиУэлл» сосредоточена на горстке компаний. Вы покупаете огромные пакеты акций, но не даете ценам идти вверх. Сай сидит в совете «Бентвинг Энерджи», где не боится раздразнить остальных.

– Ты ни хрена не знаешь, – выпалил Виктор. – Вот правильный ответ.

– Простите?

– Никто не знает, что мы делаем, – ответил Виктор, подчеркивая паузами слова. – Мы никому ничего не говорим. Иначе каждый придурок в Гринвиче последует нашему примеру.

Кьюсак молча принял критику.

– Никто не заработает денег, – продолжал Ли, – убалтывая своих мамочек меняться друг с другом.

– Ты общаешься с клиентами? – без тени сарказма спросил Кьюсак. – Ты отлично подходишь для фондов пожертвований. Гарвард, Йель, Принстон – мы можем неплохо прокатиться. По пути остановимся в паре пенсионных фондов, может, в одном-двух семейных офисах.

– Виктор – не отдел кадров, – вступился Сай, сдерживая улыбку, и похлопал трейдера по спине. – Но у него степень Массачусетского технологического, и он знает, как торговать. Поэтому я рад, что он в нашей команде.

– Надеюсь поработать с вами, – сказал Кьюсак трем младшим трейдерам, подняв большой палец, и получил такой же ответ.

– Парни, выпьете после работы со мной и Джимми? – спросил Лизер.

Прежде чем Виктор ответил, его телефон зазвонил. Номер высветился на экране, и Ли произнес: «Мне нужно принять звонок».

– Что у вас? – сказал он в микрофон, натянув наушники.

Слушая, Виктор играл с полукилограммовым молотком. В большинстве офисов инструменты неуместны. Однако у трейдеров все было иначе. Они вечно возились с чем-нибудь – бейсбольные биты, мячики и прочее в таком же роде. Предметы, которые помогали снять нервное напряжение.

Собранный и настороженный, Виктор просматривал один дисплей за другим. Он изучал графики, бегущие строки и ленты новостей, как будто оценивал совет своего абонента.

– Приятель, не трать мое время, – наконец заявил он и отключился.

Сай слабо улыбнулся.

Ли схватил молоток и, указывая рукояткой на Джимми, заявил:

– Кьюсак, просто запомни. В мире есть два типа людей. Те, кто зарабатывает деньги…

– И?

– И те, кто зря тратит воздух.


Сай и Джимми продолжали турне по «ЛиУэлл Кэпитал». Помещения – шикарные, напичканные технологиями, хедж-фондовый шик и Шангри-Ла университетских клубов – включали серверную, восемь на десять, и вместительную бильярдную с регулируемыми лампами над столом. На одной стене висели кии. На другой – плоский телевизор в пятьдесят два дюйма, настроенный на «Фокс Бизнес».

– Симпатичный стол для пула, – заметил Кьюсак.

– Для снукера, – поправил Лизер, снимая кий со стены. – Стол больше, а шары меньше.

Кухня «ЛиУэлл» включала гриль для стейков с открытым огнем, винный шкаф от «Ле Каш» на сто шестьдесят бутылок и еще один огромный телевизор. С этого вещал Си-эн-би-си. Здоровенная кофемашина, сплошь медь и латунь, занимала целый угол. Два датчика, один цифровой дисплей и минимум три патрубка. Сверху сидел орел с расправленными крыльями, ища на горизонте беспризорные кофейные зерна.

– Доставлена прямо из Италии, – с гордостью собственника заметил Сай. – Кофе должен быть хорошим.

Он все еще нес с собой кий, прихваченный из бильярдной.

Джимми постарался выказать уважение. Он вспомнил кофе-машину «Мистер Кофе» в своем офисе, которую Эми купила на распродаже за $19,99.

– Могу поспорить, эта штука способна гнать даже виски.

– Наш кофе крепче, – ответил Сай, – и вкуснее.

В тренажерном зале стоял велотренажер, станок для силовых упражнений и еще один плоский телевизор. Лизер, пользуясь кием как указкой, ткнул в сторону двери в дальней части комнаты:

– Там у нас душевые, шкафчики и сауна, которой хватит, чтобы проводить встречи с клиентами.

– А стены покрыты слайдами из «ПауэрПойнт»? – невозмутимо поинтересовался Кьюсак.

– Нет места ближе к продажам, чем сауна, – ответил Лизер, сжимая загрубевшей рукой кий. – Просто подбавьте пару и разнесите мартини.

За следующие тридцать две минуты Кьюсак познакомился с двумя бухгалтерами, несколькими младшими референтами и Кеннеди из отдела внутреннего контроля. Он зашел к Никки, которая сидела перед кабинетом Сая, практически скрытая монитором и толстыми стопками папок, разложенных на столе.

– Если вам что-то понадобится, говорите мне, – предложила она. – Я буду заказывать билеты и отвечать на звонки, когда вас нет.

– Спасибо, Никки. Это замечательно.

– А вот, Джимми, ваш новый дом, – заявил Лизер, указывая на дверь рядом со своим кабинетом.

В эту минуту в дверях показалась массивная фигура Шэннона.

– Чисто, – сказал он Лизеру, не глядя на Кьюсака.

– Хорошо, – ответил Сай.

Шэннон взглянул на двухзвездочный значок Джимми. Выражение лица здоровяка было холодней, чем у страдающей подагрой пираньи.

– Что-нибудь еще нужно, босс? – спросил он у Лизера.

– Все сделано, – ответил Лизер, и Шэннон ушел.

– Что «чисто»? – поинтересовался Джимми.

– Ваш кабинет. Мы искали «жучки».

– Да вы шутите.

– Джимми, наши конкуренты пойдут на все, что угодно. Даже подкупать сотрудников или копаться в мусорном баке.

– Уже были какие-то неприятности?

– Пока нет. Наши премии заставляют людей играть честно.

– Когда вы нанимали меня, то не слишком беспокоились, – возразил Кьюсак.

– Вы ждали пару дней, прежде чем начать.

– И что?

– Мы как следует вас проверили, – широко улыбнулся Лизер, сверкая карими глазами.

Кьюсак внезапно почувствовал себя оскорбленным. Он пытался скрыть реакцию, но кривая улыбка запоздала.

– Что я могу сказать? – произнес Сай сухим тоном. – В нашем бизнесе люди пойдут на все, лишь бы выиграть.

– О чем вы?

– Что вы получали?

– Два и двадцать, как и все остальные, – ответил Кьюсак.

– В вашем фонде было двести миллионов. Если в один год вы поднимаетесь на пятьдесят процентов, то получаете двадцать миллионов. Один раз нарушить правила – а потом уйти и сказать миру, что он может поцеловать вас в задницу.

– Но это работает и в обратную сторону, Сай. Один плохой год, и мы вылетаем из бизнеса.

– Нынче верность – гребаная экзотика, – задумчиво согласился Лизер.

– Эй, вы не можете сбежать прямо сейчас, – отчасти в шутку заметил Кьюсак. – Я только начинаю.

– Обо мне, Джимми, не беспокойтесь. Я люблю эту игру.

Перебрасывая кий из руки в руку, как эстафетную палочку, Лизер добавил:

– В «ЛиУэлл Кэпитал» создаются долгосрочные ценности.

В свой первый рабочий день Кьюсак уселся за настоящую работу за сорок минут до закрытия рынков. Он сидел один в кабинете, смотрел на стопку бумаг и кипел от оптимизма.

Джимми просеял свою гору бумаг и обнаружил сведения о портфеле акций «ЛиУэлл». Полминуты спустя его глаза расширились, а челюсть отпала. Наконец он еле слышно прошептал себе под нос:

– Сай, да ты прикалываешься.


21 апреля, понедельник… | Боги Гринвича | 29 апреля, вторник…