home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



«Бентвинг» по $30,64

– Джимми, я в панике.

Семь тридцать утра. Рановато, чтобы расклеиться, особенно для Сидни. Обычно бывшая ассистентка Кьюсака была пуленепробиваемой, сама надежность и решительность. Сегодня она заикалась. Сидни говорила, как чудом уцелевший солдат разбитой армии. Будто ждала победителей, которые сотрут с лица земли оставшихся.

– Сид, что случилось?

– Мне нужна помощь.

– Ты не можешь просто сказать мне? При таких рынках все близки к нервному срыву.

– Я тоже.

У Кьюсака перехватило дыхание, он подумал о Жане Бертране Бувье и его субаренде офиса в Эмпайр-стейт-билдинг. Он молчал, пока Сидни не взмолилась:

– Пожалуйста!

– Уже еду.

– Хорошо. Когда люди придут на работу, тут будет ад.

– Что все это значит?

– Просто приезжай, – торопила Сидни.


Кьюсак не обратил внимания на вид с шестьдесят первого этажа Эмпайр-стейт-билдинг». Ничто не сравнится с внезапным фиаско ценой в один и два миллиона долларов. Джимми осмотрел свой старый офис и место, где раньше стояла кабинка Сидни. Потом заглянул в конференц-зал, из которого исчезли дубовый стол, все десять кресел и даже огромный плоский телевизор.

Исчезли телефоны. Компьютеры. Остался только «Мистер Кофе», купленный Эми на распродаже в «Уолмарт». Свежеиспеченный хедж-фонд Жана Бертрана Бувье спекся и исчез в ночи.

Сидни смотрела на Кьюсака. Потрясенный взгляд, растрепанные волосы, на лице следы волнений последних часов, скорее даже, последних дней.

– Я не знаю, что делать, – сказала она.

– Давай начнем с Жана Бертрана. Ты ему звонила?

– Его мобильник не отвечает.

– Сид, а ты спрашивала у работников здания?

– Они говорят, Жан Бертран сбежал прошлым вечером.

– Но кто-то же его видел.

– Конечно, Джимми. Но ты же его знаешь. Этот парень может выманить яд у гремучей змеи.

– Черт, ты уже говоришь, как он, – сказал Кьюсак.

– Извини.

– И что, от Бувье ничего не слышно? Есть какие-то номера, куда можно звонить?

– Нет. И мы ничего не услышим, – ответила Сидни с абсолютной убежденностью.

– Почему?

– Он не выплатил зарплату в прошлую пятницу, – доложила она.

– Ты смеешься? Почему ты не позвонила мне раньше?

– Жан Бертран сказал, произошел сбой компьютера, и на неделе он все уладит.

– Ты ему поверила? – спросил Кьюсак.

– Он пригласил весь офис на ужин в стейк-хаус и заказал вина на семь сотен, как будто деньги вообще ничего не стоят.

– Похоже на Тайную вечерю.

– Джимми, это не смешно.

– И не должно быть.

– Что мне теперь делать?

У Кьюсака начались спазмы в желудке, как будто ему в любую минуту может понадобиться туалет. Но он посмотрел на Сидни, которая была ему верной опорой долгие годы, и сказал:

– Ну, поехали. Позвони со своего мобильного в обслуживание здания. Пусть поставят кого-нибудь перед входом в офис. Никто не входит и не выходит, пока не прибудет полиция.

– Принято.

– Где Бувье держал активы клиентов?

– «Бэнк оф Нью-Йорк», – ответила Сидни.

– Скажи их представителю, что возникла проблема, – продолжал Джимми. – Никаких переводов и сделок вплоть до последующего уведомления. О’кей?

– Принято.

– Сид, позвони в полицию. Скажи, пусть приезжают сюда.

– Думаешь, с Жаном Бертраном что-то случилось?

– Нет, – ответил Кьюсак. – Я думаю, этот креольский кретин пробрался сюда ночью и вывез все, не прибитое гвоздями.

– Козел.

– Ты знаешь, – спросил Джимми, – его бухгалтеров или юристов?

– Мой компьютер исчез. Все номера были в нем.

«Хуже не придумаешь».

Луи Армстронг посмел не согласиться. Он прервал разговор исполнением «La Vie en Rose». Рингтон, который Кьюсак зарезервировал для Эми.


– Джеймс, ты можешь говорить?

– Не сейчас, – ответил он. – Я с Сид в Эмпайр-стейт-билдинг.

– А почему ты не в Гринвиче? – спросила Эми.

– Долго рассказывать. Милая, ты не против, если я перезвоню тебе попозже?

– Меня кто-то преследует.

Кьюсак позабыл о Бувье. Его лицо окаменело.

– Ты в порядке?

– Скорее жутко напугана.

– Эм, что случилось?

– Какая-то женщина пялилась на меня вчера во время обеда.

– Она что-нибудь сказала? – спросил Кьюсак.

– Нет. Но она смотрела так, словно забавлялась, что я ее не узнаю.

– Ты ее знаешь?

– Я сначала так и подумала, – ответила Эми. – Я заговорила с ней, и она была вполне любезна.

– Но?..

– Назови это женской интуицией. От нее у меня мурашки по коже пробежали.

Кьюсак сдержал раздражение:

– Я пока не вижу никакого преследования.

– Поначалу я тоже. Мы с ней пошли к нильским крокодилам. И знаешь, как иногда люди подходят к тебе слишком близко, нарушая личное пространство?

– Она касалась тебя? – спросил Кьюсак, уже не раздраженный, а озабоченный.

– Нет.

– Но?..

– Это трудно объяснить.

– Она схватила твою сумку? Что она сделала, Эм?

– У нас тут викторина? Я не знаю, что она сделала. Она была жуткая, как некоторые парни бывают потными. О’кей, Джеймс? Я не вспоминала о ней до сегодняшнего утра.

– А сегодня утром?

– Я поговорила с Тиной.

– Кто такая Тина?

– Она продает билеты, – пояснила Эми. – Тина сказала: «Я рада, что вы встретились со своей подругой».

– Преследователем?

– Именно, – ответила Эми. – Эта женщина заходила в зоопарк на прошлой неделе и задавала всякие вопросы. По словам Тины, она назвала себя «давно потерянной подругой, которая хочет сделать мне сюрприз, подарок ребенку от «Тиффани».

– И что Тина ей рассказала?

– Все, что знала о моем рабочем распорядке.

– А с чего она решила, что все получилось?

– Она видела нас вместе вчера.

– Господи, Эм. Ужас какой. Дай мне десять минут, и я помчусь в зоопарк.

– А почему ты не возвращаешься в офис?

– Боюсь сломать стул о морду Шэннона.


– Смитти, привет, – сказал Кьюсак. – У меня большие неприятности.

– Что на этот раз, Джимми?

– Вчера вечером Бувье сбежал из города. И прихватил с собой все, что смог оторвать от пола.

– Кто-нибудь знает, куда он делся?

– Пока нет, – ответил Кьюсак своему юристу.

– Это беда, – заявил Смитти. – Помнишь «Обслуживание кредитов Литтона»?

– Конечно, – сказал Джимми. – Ближе к делу.

– Приятель, у тебя нет сорока пяти дней. Твоя квартира пропала.

– О чем ты, Смитти? Мы говорим о моей аренде в Эмпайр-стейт-билдинг. Платить за квартиру не нужно до февраля.

– Вряд ли она останется в твоей собственности еще на месяц, особенно если ты не найдешь Бувье.

– Почему?

– Помнишь условия своей ипотеки? – спросил Смитти.

– Конечно нет, – рявкнул Кьюсак.

– Начнем с Эмпайр-стейт-билдинг. Ты лично гарантировал выплату аренды. Могу поспорить, Бувье просрочил два платежа. Технически вся аренда снова на тебе.

– У меня проблема на миллион долларов. Я в курсе.

– Нет, Джимми. У тебя проблема на четыре миллиона долларов. Ты подписал пункт о перекрестном неисполнении обязательств на свою квартиру. И если ты не выполнишь обязательства по аренде, то автоматически объявишь о невыполнении обязательств перед Саем.

– Почему я согласился на этот пункт? – раздраженно спросил Кьюсак.

– С одной стороны, у тебя не было выбора. С другой стороны, Сай настаивал на средствах раннего предупреждения. Ты делаешь один годовой платеж в феврале. Он хотел заблаговременно получать сообщения о возможных проблемах. А вот и проблема.

– Но Саю придется проходить через те же процедуры выкупа, – возразил Кьюсак, – что и «Литтону».

– Очень сомневаюсь, Джимми. Он не банк. Думаю, он просто заберет ключи от твоего дома.

– Квартира достанется ему? – Кьюсака внезапно затошнило.

– Ты еще можешь потянуть какое-то время. Но не сорок пять дней. Договаривайся со своим нанимателем. Но в конечном счете ты будешь платить аренду Саю Лизеру.

Кьюсак осел на стул. Потеря лица. Потеря денег. Нехватка наличных. И кто-то преследует Эми. Лизер тянул за все ниточки в офисе. А теперь он протягивает их к дому Джимми.

– Смитти, какие у меня варианты?


Глава 47 | Боги Гринвича | 1 октября, среда