home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



6

Вахты на Дальнем полигоне подразделялись на два вида: регулярные и учебные. Последние представляли собой лишь особой формы уроки – сопровождающиеся практическими заданиями – и занимали обычно час-два, не дольше. Регулярные же вахты были такими же, как и на настоящем боевом корабле: по одному дежурному от каждого подразделения (это в режиме стоянки, в полете – по двое) плюс вахтенный офицер. На «Альфе» и «Бете», за отсутствием настоящих офицеров, их обязанности исполняли сержанты-третьекурсники.

Если регулярная вахта матроса длилась всего шесть часов, то офицерская – полноценные сутки. Торчать все это время в рубке, правда, не требовалось: сферой ответственности заступившего на дежурство сержанта считался весь корабль. Можно было даже, к примеру, отлучиться в кают-компанию и поужинать. Нельзя было лишь покидать корабль (отдельный привет тренировкам по криску), спать и – специфика Дальнего полигона – посещать учебные занятия. Последнее обстоятельство, впрочем, едва ли сильно огорчало кого-то, за исключением Голицына: недельное отставание от программы нужно было как-то наверстывать, и долгие часы вынужденного безделья вахты подошли бы для этого как нельзя лучше. Ан нет: запрещено Уставом!

Ровно в полдень, одетый в белый парадный комбинезон, Иван вошел в рубку управления – вероятно, единственное по-настоящему просторное помещение на всем корвете: три курсанта-извозчика, приникшие к экранам в дальней его части, даже как-то не слишком бросались в глаза. Похоже, задание учебной вахты захватило их полностью: на появление Голицына они никак не отреагировали. Что ж, имели право.

Четвертый находившийся в рубке матрос – Иван узнал американца Майкла Мейера – коротавший время на месте штурмана, бросил короткий взгляд на Голицына, затем – на часы на приборной панели, и негромко проговорил в сторону:

– Смена, од-ин!

Тут же занимающее центральное место в рубке огромное черное кресло повернулось вокруг оси, и навстречу Ивану из него устало поднялась Эмма Маклеуд.

– Девятая вахта завершена, – проговорила она – счет корабельному времени традиционно велся офицерскими вахтами. – Корабль в режиме стоянки, обстановка стабильная, прогноз нейтральный. На борту отсутствуют од-ин Соколов и восемь матросов технического подразделения, – судя по всему, у команды Глеба как раз шла тренировка. – Дежурный навигатор – курсант Мейер. Дежурный в технических отсеках – курсант ас-Саляль, дежурный на батарейной палубе – курсант Шаофань. Од-ин Маклеуд вахту сдала! – отсалютовала девушка.

– Од-ин Голицын вахту принял! – бодро ответил Иван. – Устала? – поинтересовался он, оставляя официальный тон.

– Как овечий стригаль в дождливую погоду, – кивнула та. – Ну да ничего, высплюсь. Теперь еще ничего… Вот до твоего приезда – это было что-то!

Пока Голицын по милости любознательных французских детективов и примкнувших к ним российских чекистов торчал на Земле, на «Альфе» Глеб и Эмма несли вахту через день. Вины Ивана в этом, конечно, не было, и тем не менее…

– Ладно, пошла я, – проговорила Маклеуд. – Удачной вахты!

– Спасибо!

Двери рубки закрылись за спиной Эммы, и Голицын шагнул к командирскому креслу.

– Доложите обстановку, курсант! – потребовал он, как это и предписывал Устав, у дежурного навигатора.

– Обстановка стабильная, прогноз нейтральный, – в точности повторил американец слова Маклеуд.

Последовавшие доклады двух других вахтенных – Бо Шаофань и араба Абделя ас-Саляля из подразделения Глеба – также не отличались оригинальностью. Регулярная вахта на заживо похороненном в толще грунта корабле вообще была бедна на события, угнетая своей абсолютной бессмысленностью. Но порядок – есть порядок.

Убив полтора часа на знакомство с галактическими новостями – использование информационного терминала дозволялось и даже поощрялось – но так и не найдя там ровным счетом ничего любопытного, Иван заскучал. Попробовал было завязать разговор с Майклом – как гласит восточная пословица, хорошая беседа сокращает рабочий день – но американец держался нарочито отстраненно, на вопросы отвечал односложно и сухо. Не спасла положение даже такая, казалось бы, беспроигрышная тема, как криск – в прошлом году российская команда проиграла свой матч как раз американцам, а сам Мейер тогда забил три мяча, после чего и был приглашен Эммой в сборную Школы – но даже это воспоминание не растопило лед в душе дежурного навигатора.

– Да, упорная выдалась игра, – без особого выражения пробормотал Майкл и вновь отвернулся к своему монитору.

Голицын даже заподозрил было, что у американца там что-то нелегальное – не новости же он, в конце концов, шесть часов подряд с таким упоением читает – и, почти не таясь, подключился к терминалу Мейера. Майкл прокладывал курс. С Сопрола – к материнской системе Альгера, оттуда – к Земле, от Земли – еще куда-то… Хитро так, с использованием большого количества мерцающих «ворот».

Несколько секунд Иван размышлял, не является ли это нарушением запрета на учебные занятия во время регулярной вахты, но с другой стороны – что может быть более естественным в штурманском кресле? О криске рассуждать?

Решив так, Голицын оставил американца в покое.

Тем временем закончилась учебная вахта у троих других курсантов, о чем они и не замедлили доложить Ивану. Пожав плечами, Голицын принял информацию к сведению, и второкурсники отправились восвояси.

Промаявшись еще около часа, единственным мало-мальски заслуживающим упоминания событием которого был доклад Глеба о том, что он и его команда возвратилась с тренировки и вновь присутствуют на борту, Иван сообщил Мейеру, что направляется в обход по кораблю. Процедуру эту дежурному офицеру полагалось осуществлять не реже, чем дважды в сутки, и Голицын решил, что сейчас – самое время. Американец нехотя пересел в командирское кресло, и Иван вышел из рубки.

По хорошему, на обход требовалось минут тридцать-сорок – это если не слишком спешить – но Голицыну удалось растянуть удовольствие почти на два часа. Дольше всего он задержался на родной батарейной палубе, наблюдая за тем, как Рауль Гальтиери и Дон Педро ловко расстреливают учебные цели, сопровождая каждое удачное попадание громкими возгласами на смеси испанского и португальского. Происходящее куда больше походило на увлекательную компьютерную игру, чем на скучный урок, и в какой-то момент Ивану даже самому захотелось усесться за пульт управления стрельбой.

По сравнению с этим в технологическом царстве Глеба было не так интересно, но зато вахтенной там к приходу Ивана оказалась Лерка Боголюбова, как раз сменившая на дежурстве по подразделению Абделя ас-Саляля. Разговорившись со старой школьной подругой, Голицын совершенно потерял счет времени, и лишь неожиданное появление в отсеке Соколова, по словам последнего, просто проходившего мимо по своим трубочистским делам и решившего заглянуть на огонек, напомнило Ивану, что пора бы и честь знать.

Распрощавшись с друзьями, Голицын, с ужасом предвкушая долгие скучные часы в компании Майкла, поплелся обратно в рубку.

– Доложите обстановку, курсант Мейер! – уныло предложил он, входя.

Командирское кресло привычно развернулось…

– Курсант Андерсон, од-ин! Заступила на вахту сорок семь минут назад, од-ин! Обстановка стабильная, прогноз нейтральный!

Рот Ивана сам собой расплылся в широкой улыбке.

– А жизнь-то налаживается… – по-русски прошептал себе под нос Голицын, глядя на выпорхнувшую из огромного кресла, словно птичка из гнезда, взволнованную второкурсницу. – Вольно, курсант, садитесь, – добавил он вслух.

Девушка поспешно отступила назад, к командирскому креслу, затем, опомнившись, метнулась на место штурмана.

– Да не суетитесь вы, курсант! – попытался успокоить ее Иван, чем только окончательно вверг в смущение. Покраснев, Рут Андерсон торопливо отвернулась, уставившись на выключенный монитор.

Пожав плечами, Голицын вальяжно занял положенное вахтенному офицеру по Уставу место.

Воцарилось неловкое молчание, прерывать которое Рут явно не собиралась, а Иван – не знал как.

– Вы обедали, курсант? – задал он, наконец, вопрос, показавшийся ему наиболее уместным.

– Нет, од-ин, – не оборачиваясь, проговорила девушка. Помедлила секунду и добавила, – не успела перед вахтой.

– Не желаете отобедать? – оживился Голицын.

– А… А разве можно? – от удивления Андерсон даже решилась повернуть голову.

– Нужно! – провозгласил Иван, вставая из кресла. – Что желаете?

Для нужд вахтенных офицеров, в настоящем полете далеко не всегда имеющих возможность покинуть свой пост, чтобы навестить кают-компанию, в рубке имелось окошко синтезатора. Матросам, чье дежурство ограничивалось шестью часами, пользоваться этой роскошью, вообще-то, не полагалось, но угощать их Устав не запрещал. По крайней мере, Голицын такого запрета не помнил.

– Что желаете? – повторил вопрос Иван, подходя к синтезатору.

– А можно выбирать, да? – широко распахнула свои карие глаза Рут. – Тогда я хочу гамбургер. Там есть, я знаю.

– Гамбургер? – переспросил, нахмурившись, Голицын, вспоминая красочный рассказ Глеба. – Гм… Боюсь, его убрали из активного меню…

– Убрали? Почему?

– Ну… Скажем так, решение руководства.

– Черт бы побрал этих альгердов! – сердито проговорила девушка, явно отнеся ссылку Ивана на счет коварных инопланетян. – Сами ничего в еде не понимают, а лезут! Столько трудов стоило достать эту формулу – и на тебе!

– Так это… – Иван даже растерялся. – Так это вы внесли их в базу?

– Ну а кто же?! Майкл у нас вегетарианец, Терри предпочитает техасскую кухню, Бен – любитель чикагской пиццы, к тому же он попал на «Бету», а Чак со Стивом едят все, что хотя бы теоретически способны переварить – так что, насколько я знаю, эти двое рецептов вообще не привезли… А то, что гамбургер якобы блюдо примитивное – чистой воды предрассудок! Простое – да, готовится быстро – тоже да, но разве это плохо?! По-моему, наоборот, хорошо! Просто, быстро, недорого и к тому же вкусно и сытно – идеальная американская еда! И ерунду говорят, будто от нее полнеют: полнеют не от еды, а от малоподвижного образа жизни! Вес можно и на рисе с рыбой набрать – японское сумо тому пример!

– Кстати, о рисе, – проговорил Иван, несколько ошарашенный напором этой оды гамбургеру. – Тут плов есть. Очень вкусный, я пробовал! Рекомендую!

– Плов? – чуть заметно сдвинула брови Андерсон. – Ну, ладно, раз нормальной еды все равно нет… Пусть будет плов…

Пальцы Голицына торопливо забегали по кнопкам, вводя код заказа.

Через час, давно расправившись с обедом, Иван и Рут горячо спорили, обсуждая нюансы одной известной крисковой комбинации. Голицын предлагал использовать для опоры стену зала, Андерсон горой стояла за корректирование полета атакующего игрока при помощи битков.

Время вахты летело незаметно.


предыдущая глава | Третий курс | cледующая глава