home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



13

Возвращение в сознание после близкого знакомства с чужим «Шилком» сродни внезапному пробуждению после глубокого сна – не сразу понимаешь, кто ты, где находишься, что тут делаешь и как сюда попал. Особенно когда подстрелили тебя в одном месте, а очнуться довелось в каком-то другом. Например, в тесной каюте без мебели, да еще и со связанными за спиной руками.

Щурясь от яркого света (впоследствии выяснилось, что это всего лишь аварийные лампы – но как же резало глаза, особенно в первые мгновения!), Иван неловко перевалился на бок и тут уже уперся носом во что-то красное и холодное. Секунд пятнадцать ушло на то, чтобы узнать игровой К-комбинезон сборной «Альга», еще дюжина – чтобы предположить, что тот здесь не сам по себе валяется, а наверняка на кого-то надет, ну а уж на понимание того, что этот загадочный «кто-то» – не кто иной, как Рут Андерсон, Голицыну потребовались какие-то полминуты – отличный, надо признать, результат – учитывая обстоятельства.

Девушка была без сознания, явно все еще пребывая под действием парализующего заряда. Странно. Разве там, на центральном посту, их не одновременно вырубили? Разве что…

– С ней все будет в порядке, – ворвался в затуманенный мозг Ивана негромкий, вроде бы даже знакомый голос. – Я не стал пока колоть ей антидот – пусть отдохнет.

Упав обратно на спину, Голицын не без труда повернул голову: у входа в каюту стоял какой-то человек. Усилием воли Иван заставил свой взгляд сфокусироваться – хотя бы на миг.

– Цурр!

Ранолец скривил губы в отдаленном подобии улыбки.

– Я вижу, сознание вернулось к вам, курсант.

– Что вам нужно? – Иван предпочел бы задать этот вопрос холодно и жестко, но сумел лишь вяло, едва разборчиво пробубнить.

– Нужно поговорить, – неопределенно бросил Цурр.

– А, я понял! – события, предшествующие параличу, постепенно восстанавливались в памяти Голицына. Не без некоторого сумбура, конечно… – Пришли сдаваться?

– Сдаваться? – поднял брови ранолец. – С чего вы взяли?

– Ну как же… «Альг» потерял ход… «Бета»… «Бурк» то бишь… Вот-вот нас настигнет… Или уже настигла? Настиг…

– Нет, разумеется, – покачал головой Цурр, едва дослушав. – Не настиг и не настигнет – в обозримом будущем, по крайней мере.

– Почему это еще? – не смог сдержать удивления Иван. – Ведь щит «Альга» взорвался?

– Взорвался, – не стал спорить ранолец.

– Но как же тогда…

– Мина.

– Что?!

– Мина. Мы сбросили ее у выхода из тоннеля. Как показали недавние события, средств оперативного разминирования на борту преследовавшего нас корвета нет. Либо экипаж не умеет ими пользоваться, что в нашем случае одно и то же.

– Так «Бета»… взорвалась?! – в ужасе выдохнул Голицын.

– Зачем впадать в крайности? Мы, как и положено, заранее известили все заинтересованные стороны. Так что свернула ваша «Бета». Еще вопросы, курсант, или перейдем, наконец, к делу?

Грудь Ивана переполняли противоречивые чувства. «Бета» не пострадала! Глеб, Лера, Эмма, Маленький и все остальные – целы и невредимы! Но, похоже, погоня не удалась… Как же теперь прикажете остановить проклятого ранольца?!

– Что вам нужно? – процедил Голицын – просто чтобы не показать молчанием свою растерянность.

– Я хочу предложить вам сделку, курсант, – медленно, с расстановкой, словно стараясь максимально доходчиво довести каждое слово до замутненного сознания собеседника, проговорил Цурр.

– Ответ отрицательный, – не задумываясь, выдал Иван.

– Именно такой первой реакции я и ожидал, – спокойно кивнул ранолец. – Но позвольте тем не менее изложить суть моего предложения. Уверен, что оно вас заинтересует!

– А я уверен, что нет!

Заткнуть бы демонстративно уши – да руки скручены!

– Посмотрим, – собеседник остался невозмутим. – Итак, я помогаю вам обезвредить конфедератов – Шовда и Госа, после чего мы грузим их в шлюпку и сбрасываем в космос – в свободное плавание, а сами общими усилиями ведем корвет на Сурру. Вы ведь, кажется, изначально именно туда и собирались, не так ли?

– Так, – на автомате кивнул Голицын. – Но… Погодите… Так вы что, все-таки сдаетесь?

– Я помогаю вам возвратить контроль над кораблем, – ушел от прямого ответа ранолец.

– И… – Иван лихорадочно соображал. Получалось пока плохо. – И что вы хотите взамен?

– Практически ничего.

– Практически?

– Я хочу, чтобы вы не препятствовали скорейшему прибытию корабля на Сурру – но это и так в ваших интересах. Еще я хочу, чтобы у идиотов-конфедератов был шанс выйти из этой передряги хотя бы просто живыми…

– Так никто ж вроде и не собирается их убивать, – пробормотал Иван. – Пиратство, конечно, серьезное преступление, но…

– Вы так ничего и не поняли, – раздраженно всплеснул руками Цурр. – Сурра! Название ни о чем вам не говорит? Сур-ра!

– Ну, Сурра… – Голицын никак не мог понять, куда клонит ранолец. – Планета как планета, наверное. А что с ней не так?

– Для вас и даже для меня с ней все как надо. А вот для Шовда с Госом… Чему вас только учат в вашей хваленой Школе?! Про Лигу независимых миров А3 когда-нибудь слышали? Хоть краем уха?

– Ну, слышал, – буркнул Иван.

– Значит, и о том, что Сурра – действительный член означенной Лиги, не слышать не могли?

А ведь действительно, что-то такое Лавг говорил тогда, на экзамене! И даже Сурру, кажется, упоминал… Или Ласурру… Это не одно и то же?.. И про Конфедерацию там что-то такое было… Точно, «вечная война» у них! И требуются радикальные меры, вот только от кого требуются и к кому должны быть применены – убейте, не вспомнить… Сдано – забыто. Так это что, та самая Сурра, что ли?!

– Судьба подданного Третьей Конфедерации, попавшего на Сурру, поистине ужасна, – как о само собой разумеющемся проговорил ранолец. – Там у них много чего намешалось: и политика, и религия, и чуть ли не биология… Мутная, в общем, история. Важен результат: ни один конфедерат в здравом уме и близко не сунется к системам Сурры, Ласурры или Криммы – трех действительных членов Лиги, ее основателей и гегемонов. Представляете ужас Шовда и Госа, когда они узнали, что первая остановка вашего корабля планируется именно там?

– Так что ж они молчали-то? – только и смог вымолвить Голицын.

– Насколько мне известно, они и не молчали. Шовд несколько раз поднимал этот вопрос в разговорах с офицерами корабля…

– Ага, плел про какой-то там День Нарождения!

– Он говорил все, что мог. Публичное обсуждение отношений с Лигой в Конфедерации – строжайшее табу. Это, кстати, весьма затрудняет любые переговоры, особенно – инопланетное посредничество, – проговорил ранолец с такой горечью, словно время от времени лично пытался организовать такие переговоры – и всякий раз неудачно. – Но сама по себе «вечная война» – ни для кого в галактике не секрет. Конфедераты, по крайней мере, в этом свято уверены. Поэтому Шовд и не сомневался, что его просьба будет понята правильно, и расценил полученный отказ как продуманный приговор.

– Ну а вы-то что молчали? – уже нашел Иван в конструкции ранольца слабое место. – У вас-то, небось, никакого табу нет? Намекнули бы нам, непонятливым…

– Ну… – впервые за время разговора Цурр вроде бы замялся. – Мотивы моих поступков к делу не относятся.

– Еще как относятся! – не отступал Голицын.

– Хорошо, можете считать, что я ступил – так же, как вы сами и этот ваш офицер-наблюдатель, как его…

– Юнн… Од-сун Свар, – подсказал Иван.

– Точно.

Внезапно Голицын вспомнил о еще одном обстоятельстве.

– А нападение на Нарша Рисмта имеет какое-то отношение ко всей этой истории? – спросил он.

Лицо Цурра мгновенно помрачнело.

– Самое прямое. Вот кто и правда слыхом не слыхивал ни о какой «вечной войне» – интересы Рисмта лежали совсем в иной плоскости. Вдобавок он потомок рода Ран – одного из знатнейших… Да что там – самого знатного из древних родов Ранолы! Понятие фамильной чести там возведено в абсолют. И дернуло же этих идиотов – я про Шовда с Госом – начать его обрабатывать на предмет участия в захвате корвета! Нет чтобы… Впрочем, не суть… Рисмт, разумеется, отказался. И не просто отказался, а заявил, что, чувствуя себя в долгу перед капитаном спасшего их корабля, поставит того в известность об их планах – если только заговорщики немедленно не откажутся от них сами. Конфедераты запаниковали – и попытались его устранить.

– А вот и нет! – воскликнул Иван, радуясь, что удалось, наконец, поймать ранольца на лжи. – Ни Шовд, ни Гос не могли этого сделать! Я проверял – у них железное алиби!

– Вы это про тот хронометр на руке Рисмта? – невозмутимо поинтересовался Цурр. – Там все элементарно. После нападения они перевели стрелки назад, и лишь потом разбили часы.

– Что?.. – осекся Голицын.

– В тот момент я ни о чем этом не знал, – продолжал, между тем, свой рассказ ранолец. – Но после того, как конфедераты захватили корабль, заставил Шовда признаться. Он, в общем-то, и не отпирался особо.

– Так, значит, это конфедераты захватили «Альг»? – пораженный тем, что столь простое решение детективной загадки не пришло ему в голову, Иван даже забыл вложить в свой тон причитающуюся долю сарказма. – А вы, стало быть, весь в белом, просто стояли в сторонке.

– В сером, – поправил Цурр. – Белый цвет – цвет снега и льда – у нас в Раноле ассоциируется с изменой и коварством. Цвет невинности – серый, как голые, открытые скалы. Не стану утверждать, что узнал о захвате корабля, когда тот уже состоялся – в последний момент конфедераты все же поставили меня в известность. Им был нужен навигатор. Они могли, конечно, использовать психотехнику – соответствующее оборудование на корабле имеется – и перевербовать кого-нибудь из команды, но привлечь меня им казалось более простым решением.

– Кстати, о членах команды – как конфедератам удалось застать их врасплох? – спросил Голицын. – Нет, я, конечно, понимаю: все смотрели криск, но двери-то должны были быть заперты – и в рубке, и, тем более – на центральном посту…

– Им помог один из членов экипажа, – Ивану показалось, что ранолец ухмыльнулся.

– Кто? – резко спросил Голицын.

– Некто Злод.

– Что? Злод? Злодей?!

– Человекообразная обезьяна. Редкая штука, знаете ли – я когда впервые увидел, подумал даже, что это и правда матрос, просто представитель какой-то неизвестной мне расы. Ну, или просто урод. Шовд и Гос ее приручили – я бы даже сказал, сдружились с ней – и, когда потребовалось, без труда воспользовались ее допуском. Так что и в рубку, и на центральный пост они попали беспрепятственно.

– Понятно… – Чертов Злодей! И чертов Юннат! – Что стало с вахтенными?

– Один из них, боюсь, погиб, – сердце Ивана болезненно сжалось. – Двое других – в медицинском отсеке. На тот момент у Шовда с Госом не было бластеров, а матросы, надо отдать им должное, сопротивлялись отчаянно. Один из них – баллистик – даже успел подстрелить Шовда, Гос потом ввел антидот.

– Кто именно погиб? – тихо спросил Голицын.

– Имени я не знаю, – развел руками Цурр. – Это был вахтенный механик.

Не Ксархакос… От этого, правда, не намного легче.

– Такой еще вопрос… – проговорил Иван после полуминутных раздумий. – Если «Альг» действительно захватили конфедераты – почему корабль летел на Лыж, в Ранолу, а не на одну из планет Конфедерации?

– Лыж ближе, – пожал плечами Цурр. – К тому же, как я понимаю, они всеми силами пытались избежать прямого столкновения Конфедерации с интересами Альгера. И про консула – правда, – добавил он. – Я сам отправлял сообщение по дальней связи. Они действительно намеревались сразу же вернуть и корабль, и экипаж.

– Не считая тех, кто не доживет до этого радостного момента…

– Я уверен, Шовд старался минимизировать жертвы.

– Плохо старался! Ладно, ваша версия происшедшего ясна, – заявил Голицын. – Сомневаюсь, что она правдива, и, тем не менее, готов какое-то время от нее отталкиваться. И тут сразу же возникает простой вопрос: что это вы вдруг решили переметнуться? Совесть заела? Не верю!

– Правильно не верите: стыдиться мне абсолютно нечего, – кивнул Цурр. – Как, честно говоря, нет и никаких резонов препятствовать попаданию корвета в руки властей Ранолы. Отдадут его потом Альгеру, не отдадут – вопрос и вовсе не принципиальный… Буду с вами абсолютно откровенен… Смейтесь, воля ваша! – бросил он, увидев на лице Голицына неприкрытый скепсис. – Но выслушайте и попытайтесь понять. Энергетический щит корабля уничтожен – вашими стараниями. Как профессионал профессионалу аплодирую стоя: идея была великолепная. И хотя в итоге своей цели вы не добились, ситуация резко изменилась. Подавляющая часть мощности силовых установок идет на поддержание резервного щита, и поделать с этим ничего нельзя. Почти все, что остается, забирают маршевые двигатели – это тоже данность. На поддержание прочих систем корабля остается минимум. И среди этих прочих систем – медицинский отсек. А там, если вы помните, не только двое ваших, но и Нарш Рисмт. При существующем уровне обеспечения отсека до Лыж ему просто не дотянуть. Как и одному из ваших, кстати – черненький такой, кучерявый, баллистик, кажется. Единственная возможность спасти их жизни – выполнить поворот оверштаг и идти на Сурру. Вот, собственно, и весь расклад…

– Воспылали, значит, любовью к ближнему? – хмыкнул, недоверчиво прищурившись, Голицын. – Кто вам этот Рисмт? Сват? Брат? Что это вы вдруг так рветесь его спасать? На войне – как на войне…

– Это мое дело, – отрезал ранолец. – Я мог бы назвать вам десяток причин, почему обязан спасти жизнь Нарша Рисмта, и, по меньшей мере, половина из них будет чистой правдой – но именно они покажутся вам наиболее надуманными. Как вам, например, такая: мои предки на протяжении веков служили роду Ран, и, дав погибнуть его отпрыску, я покрою свое имя несмываемым позором?

– Слишком мелодраматично, – демонстративно поморщился Иван. – Не в вашем стиле.

– Ну вот, я же говорил! – ничуть не удивился его реакции Цурр. – Итак, вернемся к тому, с чего начали. Вы согласны на мои условия?

– Какие гарантии вы можете дать, что действительно выполните все то, что наобещаете? – деловым тоном спросил Голицын.

– Я – никаких. Кроме того, что немедленно освобожу вас и вашу подругу, – ранолец кивнул в сторону по-прежнему лежащей в забытьи Рут. – А могу ведь просто выйти, заперев дверь. Но одному мне корабль до Сурры не довести… – с сожалением проговорил он. – Так что гарантии понадобятся не вам, а мне. И они следующие: во-первых, прежде чем освободить вас, я выведу из строя станцию дальней связи – чтобы исключить вмешательство в наши дела кого бы то ни было. Обратите внимание, я играю в открытую, а ведь мог, к примеру, сказать, что станцию уничтожили конфедераты. И во-вторых, я берусь провести корабль на Сурру тоннелем, о котором в Альгере не знают. По крайней мере в ваши официальные лоции он не включен. Этот путь короче, и только он позволяет нам надеяться на успех. Так что на время полета мы будем друг другу нужны. Ну а устраивать междоусобные разборки в пространстве, контролируемом Лигой – себе дороже. Попасть под их суд – удовольствие то еще. Даже если в итоге тебя признают правым. А представления о правосудии, надо сказать, у них весьма специфические… Ну так как? Договорились? Время идет – а ведь надо еще будет с Шовдом и Госом разобраться, – напомнил он. – Ну?

– Договорились! – отбросив сомнения, выпалил Иван – словно в прорубь сиганул.


предыдущая глава | Третий курс | cледующая глава