home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



6

– Ну что, полюбуйся, вот они, наши дети Фрикса, – движением пальца Глеб вывел на экран четыре фотографии. – Во всей красе.

– Ранольцы? – хмуро спросил Иван.

– Только двое. Два других – из так называемой Третьей Конфедерации. Слышал когда-нибудь о такой?

– Доводилось…

– Реально? Ну, ты, блин, эрудит! А я вот, представь себе, в первый раз слышу.

– Независимый союз звездных систем в одном из отдаленных секторов, – подала голос Эмма. Полчаса назад наступило время ее вахты. – «Ворота» открыты для гражданских судов Альгера, военные корабли должны заблаговременно – не помню точно, за сколько – уведомлять о проходе. Ранола, по слухам, летает там свободно. Есть какие-то ограничения для судов третьих сторон, но нас они никаким боком не касаются.

– Короче, и не друг, и не враг – а так… – заключил Глеб.

– Ясно, – кивнул Голицын. – Вы мне лучше вот что скажите: остается хоть какая-то – самая ничтожная – вероятность, что это все-таки было учебное задание?

– Ни малейшей, – в один голос заявили Соколов и Маклеуд.

– Да? Откуда такая уверенность?

– А ты к фоткам повнимательнее присмотрись, – мотнул головой в сторону монитора Глеб. – Особенно вот к этой, крайней, – протянув руку к пульту, он увеличил нужное изображение во весь экран.

– Это ранолец? – спросил Иван, вглядываясь в узкое, хищное лицо.

– Это, дружище, не просто ранолец. Это всем ранольцам ранолец! Что, не узнаешь?

– Нет, – покачал головой Голицын. – Хотя…

– Ну, – подбодрил друга Соколов.

– На Цурра похож… – неуверенно проговорил Иван. – Ну, помните, того типа, что в Африке с французами таскался?! А потом еще Президента местного обработал!

– Он самый, – подтвердила Эмма. – До кучи – капитан ранольцев в том злополучном матче по криску.

– И таким образом, уж точно ни разу не подстава от преподов, – заключил Глеб. – Я во что угодно поверю, но чтобы к учебным заданиям привлекали всамделишных ранольцев – это уже, извините, перебор!

– Согласна, – кивнула Маклеуд. – Понимаете, что это значит?

– Что «Берг» ни в какой спасательной операции не участвовал, времени попусту не терял и теперь оторвался от нас еще баллов на десять-пятнадцать, – буркнул Голицын.

– Ну, это, конечно, тоже… Но боюсь, неприятности наши этими пятнадцатью баллами отнюдь не ограничатся… Мало нам было Юнната со Злодеем!

– Ну, эту парочку я бы охотно обменял на самых оголтелых ранольцев по курсу один к десяти, – бросил Соколов.

– Курсант Цурр? – проговорила Эмма, коротко кивнув ранольцу.

– Увы, мэм, – сделал шаг вперед тот. – Просто Цурр. Или, если угодно, арш Цурр. Но не курсант, увы, – развел он руками.

– Да? – недоверчиво прищурилась Маклеуд. – Сдается мне, во время нашей предыдущей встречи дела обстояли несколько иначе.

– Время течет, мэм. Сегодня мы уже не те, кем были вчера, а завтра сделаемся иными, нежели сегодня. И не всегда эти перемены радуют нас. Курсант Цурр остался в прошлом, мэм, сегодня перед вами стоит арш Цурр, сугубо гражданский человек. У вас же есть мои документы, мэм, там вся информация.

– Я бы предпочла получить ее от вас лично, – сурово покачала головой Эмма.

– Я к вашим услугам, мэм.

– Так вас что, исключили из вашей школы, Цурр?

– Как ни стыдно мне об этом говорить, мэм, – ранолец с неподдельной грустью оглянулся на троих своих товарищей по несчастью, стоящих у него за спиной, – да, я был исключен из школы по причине проступка, суть которого мне не хотелось бы сейчас называть, да она и не имеет никакого значения для существа дела. На борт «Небесного Сияния» я поднялся уже в качестве частного лица, мэм.

– Что произошло с вашим кораблем? – задала вопрос Маклеуд.

– Не знаю, мэм. Была объявлена срочная эвакуация. Я, как и многие другие, посчитал, что это обычная учебная тревога, но тем не менее, как и положено, проследовал к ближайшему спасательному судну. Едва я успел занять место, как люки автоматически закрылись, и судно оказалось отстрелено в космос. Дальнейшая судьба «Небесного Сияния» мне неизвестна, мэм.

Что ж, выглядело все довольно правдоподобно. «Небесное Сияние» – грузопассажирский лайнер дальнего радиуса, приписанный к одному из второстепенных портов Ранолы, но с экстерриториальным мандатом – пропало со связи трое суток назад. Поиск, правда, почему-то был объявлен лишь вчера и совершенно в другом секторе космоса, но последнее как раз неудивительно: не зная точного курса корабля вычислить его местонахождение невозможно, можно лишь угадать – с большей или меньшей погрешностью.

– Куда шло «Небесное Сияние»? – спросила Эмма.

– В порт Кз, Третья Конфедерация, мэм. Впрочем, вся эта информация есть в бортжурнале, мэм.

– Откуда? – проигнорировала последнее замечание ранольца Маклеуд.

– Я поднялся на борт в порту Ранн, Ранола, мэм. Но это была промежуточная остановка, мэм.

– Ясно, – кивнула Маклеуд. – Нарш Рисмт? – перевела она взгляд на второго ранольца.

– Совершенно верно, мэм, – соотечественник был несколько старше Цурра, выше ростом, значительно шире в плечах и имел на груди миниатюрный серый значок в виде расправленных крыльев (такой же, только в перевернутом виде, одно время носил в качестве трофея Иван, но потом куда-то засунул. «Надо будет обязательно найти и надеть», – подумал Голицын). Правое запястье ранольца украшал массивный, антикварного вида серебряный хронометр – час назад в корабельной лаборатории Глеб едва ли не на атомы его разложил в поисках каких-нибудь шпионских хитростей – но все оказалось чисто, пришлось собирать обратно.

– Вы можете что-то добавить к рассказу арша Цурра по поводу исчезновения «Небесного Сияния»? – задала вопрос Эмма.

– Весьма немногое, мэм. В момент, когда прозвучал сигнал тревоги, я находился в ресторане на палубе первого класса. Должен признать, что совершенно не воспринял приказ об эвакуации всерьез и попытался вернуться в свою каюту, но по дороге был перехвачен группой матросов, которые чуть ли не силой затолкали меня в люк спасательного судна. Из их отрывочных реплик я заключил, что судно атаковано неизвестным кораблем, но в тот момент предположил, что это всего лишь легенда учений. Потом люки закрылись… Вот и все, что я могу вам сообщить, мэм.

– Какое отношение вы имеете к вооруженным силам Ранолы? – спросила Маклеуд.

– Никакого, мэм. Я инженер-электронщик. Работаю на концерн «Р-4».

Ого! «Р-4»! Ничего себе, никакого отношения! А кто тогда, к примеру, поставляет начинку для артиллерийских батарей ранольского флота?!

– Ранее – я имею в виду до того, как вы попали на спасательное судно, – вы были знакомы с аршем Цурром? – продолжила спрашивать Эмма.

Рисмт смерил экс-курсанта таким взглядом, будто впервые его заметил.

– Нет, мэм. Не думаю. Конечно, мы могли пересекаться где-то на борту «Небесного Сияния», но не помню, чтобы мы были друг другу представлены, мэм.

– А с этими господами? – Маклеуд указала взглядом на двух других его спутников.

– Тоже нет, мэм, – на «конфедератов» ранолец даже не взглянул. – Сожалею, но до сих пор не знаю их имен и титулов, мэм. Обстановка, надо признать, не располагала к завязыванию знакомства…

– Вы направлялись в порт Кз?

– Да, мэм.

– С какой целью?

– Служебная командировка, мэм. Впрочем, боюсь, все сопроводительные документы остались на «Небесном Сиянии».

– Где вы поднялись на борт?

– На Ранне, мэм. Полагаю, не выдам особой тайны – ни коммерческой, ни государственной – если скажу, что там расположена штаб-квартира нашего концерна, – Иван заметил, что при последних словах соотечественника Цурр слегка поморщился – свойственная военным – пусть даже бывшим – тяга к засекречиванию всего и вся?

– Благодарю вас, нарш Рисмт, – проговорила Эмма. – Надеюсь, в случае необходимости вы не откажетесь ответить на дополнительные вопросы?

– Всегда к вашим услугам, мэм, – поклонился ранолец.

– Благодарю вас, – повторила Маклеуд. – Теперь что касается вас, господа, – ее взор обратился на «конфедератов». – Вы понимаете язык Альгера?

– Я понимаю ваш язык, мэм, – выступил вперед один из бедолаг. – Мой друг, к сожалению, из системных языков говорит только на ранолинге.

– Как ваши имена? – спросила Эмма.

– Я – Илл Шовд, мэм. Моего товарища зовут Арр Гос.

– Кстати, старшего из тех самых сыновей Фрикса звали Аргос, – одними губами прошептал Глеб на ухо Ивану.

– Достал уже своим Фриксом! – шепнул в ответ Голицын.

– Вы граждане Третьей Конфедерации? – продолжала тем временем допрос Маклеуд.

– Подданные, мэм. У нас не гражданство, а подданство.

– Да, разумеется, – кивнула Эмма, словно это и правда было для нее очевидно. – Вы летели на Кз?

– Да, мэм.

– Откуда?

– С планеты под названием Фаррд, мэм.

– С какой целью?

– Мы там живем, мэм. На Кз.

– Что вы можете сообщить о случившемся с «Небесным Сиянием»?

– Это было нападение пиратов, мэм! – быстро и от того слегка коверкая слова, заговорил Илл Шовд. – Я сам слышал, как матросы говорили об этом между собой!

– Пиратов? – нахмурилась Маклеуд. – Почему же тогда они дали скрыться вашему спасательному судну?

– Не знаю, мэм, – развел руками «конфедерат». – Я не космолетчик, мэм, мой друг – тоже, в таких делах мы не разбираемся.

– Ладно, ясно. Вы – и ваш друг – имеете какое-нибудь отношение к вооруженным силам Третьей Конфедерации?

– Как вам сказать, мэм… Разумеется, мы оба – военнообязанные, проходили начальную подготовку – как и все подданные Конфедерации, мэм. Но в обычной жизни мы сугубо мирные люди… Я – механик, мой друг – геолог…

– Ясно, – склонила голову Эмма. – Ну что ж… Добро пожаловать на «Альг», господа! Вам отведут каюту… Не слишком просторную – но уж не обессудьте, у нас тут не лайнер, – развела она руками. – К сожалению, позволить вам свободно перемещаться по корвету я не могу – все-таки это боевой корабль, сами понимаете… Но на своей палубе можете чувствовать себя как дома. При возникновении каких-либо вопросов – не стесняйтесь обращаться к любому члену экипажа. К сожалению, мы связаны условиями миссии и не можем изменить курс, но при заходе в первый же цивилизованный порт – по моим прикидкам, это может произойти стандартных суток через семь-десять, точнее пока сказать не могу – мы высадим вас и, как того требует Конвенция о потерпевших кораблекрушение, снабдим билетом до Кз или любой иной планеты по вашему выбору. Ну, как-то так… Какие-нибудь вопросы?

– Прошу прощения, мэм… – вперед вновь выступил нарш Рисмт. – А этот цивилизованный порт, о котором вы упомянули… Что это будет за планета?

Секунду Маклеуд колебалась.

– Полагаю, не выдам особой тайны, – проговорила она, наконец, скрывая легкую неуверенность за пародийным тоном, – если скажу, что это будет либо Сурра, либо Ласурра. Девять шансов из десяти – что Сурра.

– Благодарю, мэм, – склонился в поклоне ранолец. Цурр тоже кивнул. А вот «конфедерат» Илл Шовд – показалось Ивану, или на мгновение тот и правда утратил над собой контроль, изменившись в лице?

– Эх, прокачать бы их психотехнически… – мечтательно проговорил Иван.

– Ты думаешь, они что-то скрывают? – спросил, нахмурившись, Глеб.

– Вот и узнали бы…

– Не имеем права, – покачала головой Эмма. – Мирные граждане, к тому же потерпевшие кораблекрушение. Конвенция, понимаете ли…

– Конвенция… А если это шпионы? Специально к нам засланные? – бросил Голицын. – Как-то уж очень вовремя этого гада Цурра из школы поперли!

– Да ладно, – покачала головой Маклеуд. – Что тут у нас делать шпиону?! Рацион питания Злодея выведывать?

– Кстати, о злодеях… – оживился Соколов. – А что Юннат-то говорит?

– Юннат самоустранился, – фыркнула Эмма. – Говорит, действуйте по Уставу. У самого, видать, подобающих инструкций не оказалось.

– Ну что ж, по Уставу так по Уставу, – пожал плечами Иван. – Но за гостями все же предлагаю приглядывать.

– Согласна, – кивнула Маклеуд. – На выходах с палубы гостей разместим посты. Вот здесь и здесь, – ткнула она пальцем в план корвета на экране, – поставим по матросу. Смена через каждые четыре часа. Ваня, кадры за тобой!

– Блин, напросился, – недовольно проворчал Голицын.

– Что делать, инициатива наказуема! – похлопал его по плечу Глеб.

– Надо было этого Цурра оставить дрейфовать, – зло процедил сквозь зубы Иван. – За все хорошее, что он нам сделал в Африке. За Сварама, в конце концов!

– Сварама убили туземцы, – покачала головой Эмма. – Прямой вины ранольцев расследование не установило.

– Прямой, кривой… Мы-то с вами знаем, как там все было!

– Так, отставить ропот! – оборвала его Маклеуд. – Что сделано – то сделано. Все, забыли про ранольцев. Думайте лучше, как «Берг» догонять будем.

– Как, как… Цурра поставим курс прокладывать, он нас тайными ранольскими «воротами» проведет…

– Закончили с ранольцами, я сказала! Если по существу больше ни у кого ничего нет – не смею более никого задерживать!

– Да, мэм! Слушаюсь, мэм! – с деланным акцентом рявкнул Голицын и, демонстративно отсалютовав, вышел в коридор.


предыдущая глава | Третий курс | cледующая глава