home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



15

– Представителей подразделений прошу подтвердить готовность, – проговорила Бо Шаофань. Несмотря на сержантскую нашивку Ивана, как навигатор она считалась в их сборной учебной тройке старшей.

– Силовое – готово, – доложил Голицын.

– Техническое – готово, – вторил ему Патрик Мак Мерфи.

– Сборная тройка к работе готова, – в свою очередь сообщила китаянка видимому ей одной преподавателю.

– Приступайте, – коротко распорядился тот – судя по голосу, нард-кор Нивг собственной персоной.

– О’кей, ребята, – немного натянуто улыбнулась Шаофань Ивану с Патриком, явно стараясь скрыть волнение. – Начали! Предварительный доклад – через сорок минут!

– Принято! – бросил Голицын, нажимая пальцем большую зеленую кнопку под монитором, и в следующее мгновение индивидуальная учебная кабинка вокруг него исчезла, сменившись спартанским убранством центрального поста управления огнем – виртуального, разумеется.

Сегодняшнее занятие было необычным во всем, начиная от состава участников и заканчивая статусом – как-никак предэкзаменационный зачет. Сдаешь – выходишь на финишную прямую семестра. Проваливаешь – будет еще одна попытка, последняя. И тогда при неудаче уже точно проваливаешь. На Землю, в смысле.

В классную комнату Иван явился минут за пятнадцать до назначенного времени, однако оба его сегодняшних партнера уже были на месте. Говорили, что состав сборных учебных троек подбирается случайным образом – что ж, значит, случай оказался к Голицыну благосклонен, послав в напарники двух бывших соратников.

Завидев в дверях сержанта, Шаофань и Мак Мерфи вскочили на ноги.

– Вольно, – поспешно кивнул им Иван. – Сидите, сидите! Как твоя рука, Бо?

– Спасибо, уже намного лучше, – левая кисть китаянки, травмированная во время последнего матча по криску, все еще была скрыта за тугой повязкой.

– К игре-то поправишься? – с улыбкой спросил Голицын.

– Да. Я уже потихонечку тренируюсь.

– Молодец, – кивнул Иван. – Ты это… Береги руку. А то, боюсь, не так интересно будет вас обыгрывать.

– Прошу прощения, од-ин, – тут же перешла Шаофань на официальный тон, – но в предстоящей игре победит «Звездный Путь»!

– Посмотрим, посмотрим, – не стал спорить Голицын. – Зачетная задача уже известна?

– Еще нет, од-ин.

– Ладно, подождем…

– Внимание, тройка! Учебная задача получена! Представителей подразделений прошу подтвердить готовность.

– Силовое – готово.

– Техническое – готово.

– Сборная тройка к работе готова!

– Приступайте, – нет, это точно Нивг, никаких сомнений.

– О’кей, ребята, начали! Предварительный доклад – через сорок минут!

– Принято!

Задача как задача, чего-то подобного Голицын, наверное, и ожидал. Обследовать находящийся в аварийном состоянии корвет, выявить неисправности и установить их вероятную причину. А также, по возможности, виновных. Все, что касается двигательной установки, – на совести Патрика, Бо работает в рубке управления, на нем, Иване, вооружение и броня. Потом эти три куска мозаики надо будет соединить вместе – и задание выполнено. Если, разумеется, кусочки сложатся во что-то внятное.

Правой рукой Голицын запустил сканер энергетического щита, левой, с соседнего терминала, запросил состояние артустановок. Ответы поступили незамедлительно. Не сдержавшись, Иван присвистнул. Да, побывал кораблик в переделке. Защиты, по сути, нет – «броня последней надежды» не в счет. Кормовая батарея выведена из строя, носовая, правда, в порядке, но из восьми бортовых исправны три с общим сектором покрытия процентов в пятьдесят пять от нормативного. Непонятно только, как такое в принципе возможно – потерять артустановки при живом щите, пусть даже резервном? Ладно, будем разбираться…

– Полученные данные указывают на то, что инспектируемый корвет вступил в бой с тактическим соединением в составе корабля аналогичного класса и трех малых катеров поддержки. К моменту начала боестолкновения шесть из десяти артиллерийских батарей инспектируемого корвета были неисправны. Установить причину неисправности не представляется возможным ввиду отсутствия на месте контрольных самописцев. Указанные самописцы изъяты с использованием кодов капитанского допуска, содержавшаяся в них информация в компьютерах батарейной палубы отсутствует. «Черные ящики» четырех исправных батарей фиксируют уничтожение трех легковооруженных объектов – предположительно, малых катеров поддержки – и повреждение корабля класса «корвет». Вероятный характер повреждения – вывод из строя энергетического щита. В свою очередь, наш энергетический щит также выведен из строя. Причина – массированный обстрел со стороны противника. Вот, вкратце, и все… Да, еще важный момент: у исправных бортовых батарей сняты предохранители, ограничивающие угол поворота орудий. Использованы коды допуска старшего офицера батарейной палубы. Мотивировка данного действия не приведена, но по факту оно позволило увеличить сектор обстрела с пятидесяти пяти до семидесяти пяти процентов. Представитель силового подразделения доклад завершил, – отчеканил Иван.

– Принято, – откликнулась Шаофань. – Патрик, что у тебя?

– Маршевые двигатели исправны, однако семьдесят шесть процентов их мощности идет на поддержание резервного энергетического щита. А вот система маневрирования отсутствует как класс – уничтожена серией внутренних взрывов. Контрольных самописцев на месте нет – изъяты с использованием кодов капитанского допуска. Все остальное в норме. Представитель технического подразделения доклад завершил.

– Принято, – задумчиво проговорила китаянка. – О’кей, теперь послушайте, что у меня. Самописцы ваши изъяты капитаном и опечатаны, их анализ вне пределов нашего допуска, а значит – за рамками поставленной задачи. Можно с уверенностью утверждать, что из тоннеля корабль вышел уже лишенный системы маневрирования и шести артиллерийских батарей. А вот дальше – самое интересное. Сразу же по прохождении «ворот» корвет был атакован группой кораблей противника. Вот только равного по классу инспектируемому среди них не было – три малых катера, и все!

– Не может быть! – воскликнул в изумлении Иван. – Как только три катера?! Должен быть еще корвет!

– Увы. Кроме инспектируемого корабля и трех катеров в радиусе десяти парсеков не было ни одного военного или гражданского объекта.

– Не может быть… – повторил Голицын. – Просто невозможно! Бо, сбрось-ка мне исходники, пока сам не увижу – не поверю!

– Отправляю. А ты кидай мне свои.

– Уже ушло…

– Ребята, и мне тоже перебросьте, – попросил Мак Мерфи. – Буду у вас третейским судьей!

– Не суди – и не судим будешь, – пробормотал Иван, отправляя данные ирландцу.

– Пятнадцать минут до контрольного срока. Кто-нибудь что-нибудь понимает? – робко задал вопрос Патрик.

Ни Бо, ни Иван с ответом не торопились. Не складывалась мозаика! По данным из рубки все вроде бы было очевидно: поврежденный корвет атакован тремя быстроходными, маневренными катерами. В исправном состоянии он от них мокрого места бы не оставил, а тут сначала попытался уклониться от боя, оторваться. Не вышло. Завязалась артиллерийская дуэль – длившаяся двадцать три минуты – в ходе которой нападавшие таки были уничтожены, а корвет лишился штатной брони. Что ж, бывает. Но вот только не пробить легким пушкам катеров щит корабля такого класса за двадцать три минуты! Не хватит огневой мощи!

С другой стороны, если бы у противника и правда имелся собственный корвет, шансов выйти из схватки победителем – да что там победителем, просто уйти живым – у поврежденного корабля не было. Разве что и оппонент вдруг оказался бы таким же инвалидом – но таких совпадений в жизни не бывает…

– По данным с батарейной палубы четвертый вымпел в составе атакующего соединения был, – медленно проговорила Шаофань. – При этом по данным из рубки его не было. И не могло быть – иначе инспектировать нам с вами было бы уже нечего. И при этом не могло не быть – иначе энергетический щит остался бы цел. Вот и понимай как хочешь…

– Мистика, – буркнул Мак Мерфи. – «Летучий голландец»…

– Так в отчете и напишем? – хмыкнула китаянка.

– Это уж вам, ребята, решать. Я про двигатели напишу – с ними ничего сверхъестественного.

– Не надейся! – осадила ирландца Бо. – По условиям зачета мы все в одной лодке.

– Угу. На «Марии Целесте».

– Что? На какой еще Марии?

– Да заткнитесь вы! – рявкнул Голицын. – Думать мешаете!

– Да тут думай не думай… – вполголоса проворчал напоследок Патрик.

Решение есть. Раз есть задача – значит, есть и решение. Следовательно, противоречие, с которым они столкнулись, лишь кажется неразрешимым. Итак. Компьютеры батарейной палубы зафиксировали попадание по четырем объектам. Причем четвертый – равный по классу нашему корвету. Это факт. Который, кстати, подтверждается уничтожением нашего энергетического щита. Но рубка, хоть ты тресни, видит только три катера. Это тоже факт. Значит, другого корвета нет. Еще раз. Корвет есть – как цель и как ударная сила. Другого корвета нет, потому что рубка его не видит. Другого корвета… Стоп! Другого корвета! Что там у нас было с теми предохранителями?..

– Пять минут до контрольного срока, – негромко, как бы про себя, произнесла Шаофань. – Есть идеи?

Идеи? Есть, да еще какие!

Пальцы Ивана заплясали по клавиатуре терминала.

– Я должен был сразу догадаться, – устало проговорил Иван. – Как только увидел эти сорванные предохранители – тотчас же обязан был все понять.

– Лучше поздно, чем никогда, – заметила Бо.

– Тоже верно…

– Что до меня, так я до сих пор в непонятках, – вмешался Патрик. – Растолкуйте убогому!

– Элементарно, мой дорогой Ватсон! Корвет выходит из тоннеля и нарывается на эти несчастные катера. Неисправные батареи создают гигантскую мертвую зону, возможность помогать наводчикам маневром почти на нуле. И атакующим это, судя по всему, прекрасно известно – иначе эти моськи ни за что бы не сунулись на нашего слона. Уйти не удается, приходится принять бой. Катера, естественно, стараются заходить со стороны, не прикрытой артустановками, и расстреливают неповоротливый корвет, словно мишень в тире. Подрыв щита – лишь вопрос времени. И тогда старший офицер батарейной палубы срывает предохранители, резко увеличивая сектор обстрела своих орудий. Но теперь на критичных углах под их огнем оказывается и собственный корпус корвета! Нагрузка на щит многократно возрастает, но и катера теперь чувствуют себя не так вольготно. Двадцать три минуты – и все кончено. Один за другим катера сожжены, но тут исчерпывает свой ресурс родная броня. В результате – имеем то, что имеем. Все очевидно! И как это я так затупил? Сразу же должен был догадаться!

– Я тоже, – проговорила Шаофань. – Это же в чистом виде стратагема номер тридцать четыре – Ку жоу цзи.

– Ку… что?

– Не знаю, как точно перевести… Что-то вроде «нанесение себе увечий». А, не важно…

– Контрольный срок, – прервал беседу о национальных китайских хитростях бесстрастный голос нард-кора Нивга. – Прошу приступить к отчету.


предыдущая глава | Третий курс | cледующая глава