home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



9

Первая же тренировка в новом составе подтвердила самые мрачные ожидания Ивана. Случись в Школе конкурс на худшего игрока в криск – его новички Абдель ас-Саляль и Хампи Капур уверенно претендовали бы на победу, оставив далеко позади даже грека Ксахакоса. Рут Андерсон индивидуально была довольно сильна и в перспективе, вероятно, могла бы играть не хуже Бо Шаофань, но времени на встраивание американки в наработанные схемы решительно не было.

Да и сами эти схемы, заточенные под совершенно иных исполнителей, более не годились. В защите многострадальный Танака еще как-то мог заменить выбывшего Мак Мерфи, но роли, отведенные Маленькому и Бо Шаофань, Рут и Терри Лайну оказались не по плечу. Неудачей закончилась и попытка Ивана объединить американцев в атакующий тандем – на поле парочка почему-то в упор друг друга не видела.

От ощущения совершеннейшей безысходности у Голицына буквально слезы наворачивались на глаза, а мяч начинал валиться из рук. Нервозность капитана тут же передалась команде: потеря следовала за потерей, промах за промахом. В конце концов, махнув рукой, Иван за добрую четверть часа до срока прервал тренировку. Угрюмое молчание, грозовой тучей повисшее в раздевалке, было красноречивее любых слов.

– Разрешите, од-ин?

Иван поднял голову: в дверях его каюты стоял аргентинец Гальтиери.

– Входи, Рауль, – рассеянно кивнул Голицын. – Присаживайся.

– Благодарю, од-ин, – предпочел остаться на ногах курсант.

– Садись-садись, в ногах правды нет, – замахал рукой Иван.

– То есть правда – в том месте, на котором сидим? – усмехнулся Гальтиери, тем не менее опускаясь этим самым местом на круглый жесткий табурет.

– Боюсь, что и там ее не слишком много, – невесело улыбнулся Голицын. – Ладно, вываливай, с чем пожаловал – через пятнадцать минут тренировка, – вопреки обыкновению, мысль о криске не вызывала у него ни малейшего энтузиазма.

– Так точно, од-ин, – вновь перешел на официальный тон Рауль. – Тренировка. Последняя тренировка перед завтрашней игрой.

– Я знаком с нашим расписанием, – поморщился Иван. – Ближе к делу.

– Ближе к делу, – кивнул курсант. – Как вы считаете, од-ин, у нас есть шансы на победу?

Слегка прищурившись, Голицын смерил собеседника долгим взглядом.

– Шансы на победу… – медленно проговорил он. – Игрока, который заявит мне перед матчем, что у нас нет ни одного шанса на победу, я немедленно выведу из команды. Нельзя выходить на игру с мыслью, что ты уже проиграл… Поэтому отвечу так: шансы у нас есть. Но с такой игрой, как у нас сейчас… Честно признаюсь, даже и не знаю, что такого должно произойти, чтобы эти шансы реализовались во что-то более или менее существенное. Чтобы забивать голы, надо хоть иногда приближаться со снарядом к воротам противника. А как это сделаешь, если любая комбинация обрывается после второй-третьей передачи? И это – на тренировке, без сопротивления!

– Есть еще штрафные, – напомнил Рауль. – Их мы бьем неплохо.

– Штрафной еще надо заработать! А с нашими фееричными атаками…

– Согласен, од-ин, – кивнул Гальтиери. – Собственно, с этими мыслями я к вам и пришел. Вы знаете, что такое катеначчо?

– Что-то японское, – пожал плечами Иван. – У Танаки спроси.

– Нет, од-ин. Само слово итальянское, в переводе означает «дверь, в которую невозможно пройти» или дословно «дверь на болтах». Так называется футбольная тактическая схема, которую придумал мой соотечественник, аргентинский тренер Эленио Эррера, когда в 60-х годах прошлого века он возглавлял итальянский «Интер».

– Игра от обороны, что ли?

– Не совсем. Не просто игра от обороны, а игра в глухой обороне. С жесткой персональной опекой, подстраховкой – так, чтобы противник просто увяз в объятиях нашей защиты.

С минуту Голицын размышлял.

– Не получится, – проговорил он, наконец. – Самим отдать инициативу – все равно что сразу подписать себе смертный приговор. Рано или поздно дожмут.

– Совсем не обязательно! – горячо воскликнул Рауль. – Трубочисты к такой игре просто окажутся не готовы! Пока разберутся, что к чему, пока перестроят собственную тактику… А там, если повезет, и время закончится.

– Ну, закончится – и что? В криске ничьих не бывает… В нашем криске, по крайней мере, – добавил Иван, вспомнив злополучный прошлогодний матч по ранольским правилам.

– А нам только до пенальти… ну, в смысле до штрафных бросков дотянуть! А там уже сыгранность не важна!

– Там сыгранность не важна… – задумчиво повторил Голицын. – Ты знаешь, – вскинул он голову, – пожалуй, что-то во всем этом есть. Встать стеной у своих ворот, набрать битков… Определенно что-то в этом есть!

– А я что говорю! – обрадовался Рауль.

– Ломать – не строить, – продолжал между тем рассуждать Иван. – Если заранее отказаться от цели забить самим, тупо играть на отбой… И еще подстраховка… Подстраховку, конечно, придется отработать… Пошли! – вскочил он внезапно.

– Куда? – растерялся от неожиданности Гальтиери.

– В криск-зал – куда же еще?! Разучивать это твое капучино.

Команда технического подразделения «Альфы» носила гордое имя «Динамо». Помнится, первым вопросом, возникшим у Голицына, когда он об этом узнал, было: «А почему, к примеру, не «Спартак»?»

– При чем тут «Спартак»? – удивился Глеб. – «Динамо-машина» – слыхал? Отличное название для команды механиков и мотористов!

– И прочих трубочистов, – едва слышно проговорил Иван. – А иностранцы не возражали? – добавил он уже громче.

– У нас же в команде трое русских, – рассмеялся Соколов, – я, Лерка и Серега. Так что все демократично – большинством голосов!

К-комбинезоны у «динамовцев» были красные, «варяговские». Помимо тройки россиян, их сегодня надели австралиец Джим Лонг, англичанин Гарри – фамилия британца как-то вылетела у Голицына из головы – и китаец, имени которого Иван и вовсе не знал. Патрик Мак Мерфи не попал в команду Глеба даже запасным.

Ухватившись рукой за дужку шлюза – хорошим тоном считалось просто висеть рядом, ни за что не держась, но Голицыну сейчас было не до выпендрежа – Иван обвел взглядом свою замершую возле медленно закрывающихся ворот дружину: Линь Вэньтянь, Рауль, Танака – японец нацепил на голову белую повязку с какими-то замысловатыми иероглифами и красным диском восходящего солнца, Рут Андерсон и Терри Лайн – американец начнет матч в запасе. Остальные – в обороне.

– Запасным игрокам отойти за ворота! – распорядился между тем судья. – Начинаю отсчет! До начала матча шесть секунд… пять секунд… четыре… три… две… одна…

Взвыла сирена, и четверо игроков «Динамо» веером понеслись к центру поля. От ворот же «Балласта» стартовали лишь двое – Линь и Рут – причем целью их явно был не черный снаряд, а дрейфующие по обе стороны от него битки. Тем временем Голицын, Танака и Гальтиери рассыпались по стенам, занимая позицию для обороны.

Не встретив сопротивления, «динамовцы» завладели снарядом и тут же организовали первую атаку. Мчавшийся по центру Глеб отпасовал Лере, та почти тотчас же вернула черный мяч Соколову – и вот уже тот переправлен на противоположный фланг, где тенью скользит Джим Лонг. Австралиец отталкивается ногами от стены и устремляется к воротам. Навстречу ему, издав истошный самурайский клич, бросается Танака, но игрок в красной форме, подпустив соперника почти вплотную, изящным движением руки переправляет снаряд в центр – на налетающего капитана. Глеб ловко подхватил мяч кончиками пальцев, укрывая спиной от шального битка, – и в этот самый момент пронесшийся мимо Иван ударом кулака выбил снаряд далеко в поле.

Недовольно крякнув, обезоруженный Соколов вывалился к воротам «Балласта», едва избежав столкновения с дужкой шлюза. На какой-то момент он, так же как и Лера, и едва разминувшийся с Танакой Джим Лонг оказались отрезаны от своих тылов, но вместо быстрой контратаки «три на два» игроки в зеленой форме принялись торопливо собирать свободные битки.

Слегка обескураженные странной тактикой противника «динамовцы» поспешно вернулись на свою половину поля и после короткого совещания вновь пошли в наступление. Глеб летел теперь рядом с Лерой, на другом фланге также парой шли Фадеев и Лонг. Мощное атакующее построение, призванное запутать игроков обороны и вывести на ударную позицию неожиданно выскочившего из-за спин товарищей защитника. При этом, разумеется, кто-то из форвардов должен быстро отойти назад, страхуя партнеров.

Хорошая, надежная схема – вот только не рассчитанная на ситуацию, когда в руках противника восемь из десяти битков.

Залп – и Соколов с Боголюбовой словно наткнулись на твердую стену. Снаряд, правда, успел подхватить Джим Лонг – подхватить и даже переправить на свободное место по центру, куда и должен был врываться подключившийся к атаке защитник. Должен был, но не успел, нарвавшись грудью на биток Вэньтяня. Еще один биток – по сути, уже лишний – придал дополнительное ускорение Фадееву, и без того уже на всех парах мчащемуся к своим воротам.

И снова все по новой: «динамовцы» – за снарядом, «Балласт» – собирать битки.

На этот раз им удалось захватить лишь шесть красно-коричневых мячей: четыре, улетевшие на противоположную половину поля, достались сопернику. Но очередную свою атаку «динамовцы», по сути, сорвали сами, допустив грубую ошибку при перестроении. Снаряд, миновав Леру, отскочил к Танаке, но японец, растерявшись, лишь проводил его взглядом, и Рауль, уже в борьбе, выбил черный мяч подальше от своих ворот.

Зато в течение следующей минуты «Динамо» имело две вернейшие возможности открыть счет. Сначала Соколов с Фадеевым, при помощи мелкого перепаса, последовательно оставив не у дел Рут и Линя, вышли на одного Танаку, но тот каким-то чудом, по-вратарски вытянувшись в струну, отвел в сторону уже готовый было поразить кольцо снаряд, а затем Боголюбова, обманув Рауля, получила мяч перед никем не прикрытым шлюзом, но вовремя оказавшийся у нее за спиной Иван, действуя на грани фола, бросок накрыл. Мяч подобрала Андерсон и отпасовала Гальтиери, тот – Вэньтяню, однако не слишком точно: едва дотянувшись, китаец сумел лишь перевести снаряд на половину поля противника. Преследовать его игроки в зеленой форме, как водится, не стали.

В этом ключе шла игра и дальше: «Динамо» отчаянно наседало, изобретая все новые и новые хитроумные атакующие ходы, «Балласт» отбивался, и отбивался успешно: несмотря на подавляющее территориальное преимущество, поразить хотя бы один шлюз противника команде Глеба Соколова никак не удавалось. Однако с каждой минутой давление на ворота «зеленых» нарастало. В какой-то момент у «динамовцев» получилось закрутить на половине поля соперника карусель, достойную лучших классических образцов. Снаряд метался по полю черной молнией, все битки были защитой растрачены. К воротам «Балласта» откуда-то сбоку устремилась Лера – пока без мяча, но Иван был уверен: в нужный момент тот у нее непременно появится. Голицын бросился наперерез, но в следующее мгновение между ним и Боголюбовой откуда ни возьмись возник Глеб. Заслон был поставлен по всем правилам: Иван едва успел сгруппироваться, столкнувшись с Соколовым плечом в плечо. Голицына развернуло – и в этот момент сзади последовал еще один удар – вероятно, срикошетил пущенный кем-то биток. Закрутившись юлой, Иван полетел куда-то в сторону, каждую секунду ожидая столкновения со стеной, но та все не появлялась и не появлялась.

А тем временем Лера со снарядом в руке устремилась к воротам. Справа ее поддерживал Фадеев, слева – партнер-китаец. Единственным препятствием на их пути был широко расставивший руки Танака. Пару шлюзов он таким образом действительно худо-бедно прикрывал, но остальные четыре представляли из себя идеальные мишени. Боголюбова могла бросать сама, но позиции ее партнеров были еще лучше, поэтому, когда Фадеев крикнул «Дай!», Лера, не задумываясь, послала снаряд ему. Мяч лег игроку в красной форме точно в ладонь, Сергей замахнулся и аккуратно послал его в ближайшее кольцо.

Как Танака оказался на пути снаряда, не поняли, вероятно, ни Фадеев, ни Лера, ни сам японец. Но что бы ни послужило ему опорой, Хирото каким-то образом сумел оттолкнуться и прикрыть атакованный шлюз. Ударившись ему в грудь, черный мяч отскочил Танаке в колено, от него, получив дополнительное ускорение – в дужку соседнего кольца, и уже оттуда – в поле, где через считанные секунды оказался в руках всеми забытого, завершившего, наконец, свой головокружительный полет Ивана. В распоряжении Голицына было достаточно времени, чтобы спокойно прицелиться и без сопротивления послать снаряд в никем не защищенное кольцо соперника.

– Поражен шлюз номер один команды «Динамо»! – в полной тишине беспристрастно объявил судья. – Счет один – ноль в пользу команды «Альфа-Балласт»!

С минуту «динамовцы» пребывали в полном шоке: сначала почему-то никто не решался извлечь мяч из кольца, затем, когда, наконец, этот труд взяла на себя Лера, никак не могли разобраться, какую комбинацию начать, тупо передавая снаряд друг другу на своей половине поля и в итоге едва не упустив его. Не могли поверить в нежданно свалившуюся на них удачу и игроки «Балласта» – даже забыли собрать парящие вокруг битки, за что едва не поплатились: в следующей атаке, кое-как все-таки организованной «Динамо», счет вполне мог сравняться. Героем эпизода вновь стал Танака, отразивший мяч головой.

А вот через минуту он же стал и антигероем, нарушив правила против Леры – при том, что Боголюбова в тот момент даже и не угрожала воротам. Глеб со штрафного был точен: «один-один» и «до конца матча осталась одна минута».

– Все отлично, все по плану, – проговорил Иван – главным образом для расстроенного Танаки – доставая снаряд из кольца. – Последняя минута. Держим мяч. Они и сами не полезут, побоятся!

Но они полезли. Не успела возобновиться игра, как Голицына атаковал Фадеев. Иван отправил мяч Линю, но на китайца тут же бросился соотечественник-«динамовец». Вэньтянь, впрочем, не растерялся, переадресовав снаряд Раулю, к которому немедленно устремились сразу два игрока в красных комбинезонах.

Гальтиери затравленно оглянулся, ища пути к отступлению.

– Дай мне! – от противоположной стены стартовала Андерсон.

– Мне! – потребовал сзади Иван, но аргентинец уже послал мяч на ход Рут.

– Поддержите! – крикнула американка. Перед ней был всего один соперник.

– Нет! – яростно завопил Голицын. – Все назад!

Но увлеченный азартом девушки Линь уже рванулся вперед. Следом за ним бросился жаждущий реабилитироваться Танака.

– Рауль, битки! – крикнул Иван.

Между тем, сблизившись с защитником, Рут отправила снаряд китайцу. Передача вышла точной, но не менее точным оказался биток, угодивший в спину Линя почти в то же мгновение. Сбитый с курса Вэньтянь еще успел произвести бросок, но снаряд просвистел мимо цели, даже не задев дужку кольца. Секунда – и он в руках у стремительно вернувшегося в защиту Глеба. Еще секунда – и длинным пасом на Фадеева отрезан в центре зала Танака. Навстречу выдвинулся так и не добравшийся до битков Рауль – пройти его безоружного на скорости для «динамовцев» было делом техники. Оставшийся в одиночестве на последнем рубеже Иван уже ничего не смог сделать: Джим Лонг, получивший передачу от Леры, расстрелял шлюз в упор.

– Поражен шлюз номер четыре команды «Альфа-Балласт»! – разнеслось по залу. – Счет два – один в пользу команды «Динамо»! – и тут же. – Матч завершен! Со счетом «два – один» победу на первой стадии одержала команда «Динамо»!


предыдущая глава | Третий курс | cледующая глава