home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



8

За неделю до матча с командой Глеба Голицын пребывал в весьма благодушном настроении: к первой игре сезона его «Альфа-Балласт» подходила во всеоружии. Основной состав определился окончательно: сам Иван, Смирнов-Маленький, Линь Вэньтянь, Бо Шаофань, Патрик Мак Мерфи и Рауль Гальтиери. В ближайшем резерве маячили Терри Лайн и, как это ни покажется странным, Хирото Танака – летал японец по-прежнему ни шатко ни валко, но, бросаясь в бой с отчаянием камикадзе, в каждом эпизоде отрабатывал на двести процентов: вот, кажется, все уже, отыгран защитничек, но в последний момент извернется, как-то нелепо взбрыкнет – и мяч выбит. А то, что потом со всей дури впечатается затылком в дужку шлюза – так нападающему противника от этого уже не легче: комбинация сорвана, снаряд потерян. Если бы Хирото еще правила пореже нарушал – выходить ему в стартовой пятерке, но тут уж Танака ничего не мог с собой поделать: оборотная сторона безграничной жажды борьбы, помноженной на зияющие провалы в базовой технике, восполнить которые за неполный месяц невозможно, хоть в лепешку расшибись на тренировке.

Каждый назначенный за его фолы штрафной бросок Хирото переживал страшно, так что Голицын всерьез опасался: случись такое в официальном матче – недалеко будет и до сэппуку – или как там них, у самураев, это безобразие называется?

Впрочем, на пути Танаки в стартовый состав стояли не соображения абстрактного гуманизма, а отличная игра игроков основы. Некоторую рассогласованность действий пары Иванов с китайской двойкой, а всех четверых – с любым пятым так до конца преодолеть и не удалось, но в некотором смысле Голицыну даже удалось обратить этот недостаток на пользу команде. Потратив почти полностью две суточные вахты, Иван разработал полтора десятка атакующих схем, в которых основное взаимодействие строилось попарно между ним и Маленьким и Бо и Линем соответственно, а переход снаряда от россиян к китайцам и обратно вносил в комбинацию тщательно просчитанную аритмию, способную запутать любого противника. А уж подключение к атаке Рауля или Патрика, большую часть времени отрабатывавших в защите, и вовсе должно было поставить соперников в тупик: данный ход планировалось применять нечасто, но в его эффективности Голицын не сомневался.

При всем при этом Иван прекрасно понимал, что противники готовятся не менее тщательно, что капитанский опыт Глеба, не говоря уже об Эмме, значительно богаче его собственного, и что легкой прогулки от предстоящих матчей ожидать никак не приходится. Но соперник на то и соперник, его подготовка – это его дело. А сейчас Голицын смотрел на свою, собственными руками созданную команду, и то, что он видел, ему весьма нравилось. За оставшиеся до игры с трубочистами две полноценные тренировки предстояло довести сие творение до подлинного совершенства.

Слегка косясь в сторону выходящей из душа Бо Шаофань – китаяночка обернула вокруг тела пушистое белое полотенце, но то ли оно оказалось узковато, то ли так и было задумано – посмотреть там определенно было на что – Иван, уже одетый по форме, принялся аккуратно складывать свой зеленый К-комбинезон. С противоположного конца раздевалки к нему подошел Маленький.

– Ну, что скажешь? – поинтересовался он.

– Насчет чего? – не понял Голицын.

– Ну, не насчет Бо же! – проследил взгляд своего капитана Смирнов. – Хотя согласен, тема более чем достойная… Но я о наших шансах против трубочистов.

– Я почему-то так сразу и подумал, – пробормотал Иван, торопливо отводя глаза от как раз принявшейся вытирать свои длинные черные как смоль волосы Шаофань. – Шансы… Скажу так: если сыграем так, как умеем, – например, как последние пятнадцать минут сегодня – даже не представляю, что Соколов со своими соколятами сможет нам противопоставить. Глеб с Леркой, конечно, мастера классные, но их защиту мы просто порвем, как тузик грелку… Это если покажем все, на что способны! – поспешно добавил Голицын. – А стоит расслабиться хоть на минуту… Не мне тебе напоминать прошлогоднюю игру со «Свободой»! – в отличие от Ивана, Маленький был непосредственным участником того злополучного матча с американцами. – Тогда тоже думали, что закатаем пиндосов в асфальт, как детей, а в итоге как все обернулось?!

– Это понятно, – охотно кивнул Смирнов. – Расслабляться нельзя ни в коем случае. Но чую, трубочистам через неделю придется нелегко!

– Пусть это их заботит! – заявил Голицын. – Наша задача – сыграть в свою игру.

– Согласен, – подтвердил Маленький. – Ну что, вроде все готовы?

– Как все, а… – Иван обернулся в сторону китаянки: Бо Шаофань, уже в синем повседневном комбинезоне, как раз направлялась к ним. Когда она только успела? – Да, ты прав, – проговорил Голицын. – Двинули!

Вернувшись на «Альфу», Иван, как положено, доложил о прибытии вахтенному офицеру – сегодня в этой роли выступала Эмма. Маклеуд явно была чем-то озабочена – выслушав Голицына, пробубнила дежурное «Добро пожаловать на борт, од-ин» и отрубила связь прежде, чем Иван успел поинтересоваться, заскочит ли она к ним с Глебом в кают-компанию на ужин. Но даже это не могло сегодня испортить Голицыну настроение. Чем там особо заниматься, на вахте-то? Тоже, небось, сидит, атакующие схемы рисует… Ладно, дорогуша, твоя очередь еще придет, сейчас у нас трубочисты на повестке дня!..

Поднимаясь на родную батарейную палубу, Иван немного приотстал от остальных: ужин у матросов начинался на полчаса раньше, и те, весело переговариваясь, унеслись вперед, ему же спешить было особо некуда. Однако, повернув в коридор, ведущий к своей каюте, Голицын заметил у двери троих ожидающих его второкурсников. Слегка удивившись, Иван ускорил шаг. Еще более его удивление возросло, когда он понял, кто именно стоит в коридоре.

– Альгер! – торжественно, но недружно приветствовали Голицына матросы: Рут Андерсон, араб Абдель ас-Саляль и смуглянка Хампи Капур из индийской делегации.

– Альгер! – отсалютовал Иван, недоумевая, что привело курсантов из подразделений Эммы и Глеба – а индианка, кажется, так и вовсе с «Беты» – на его батарейную палубу.

– Прибыли в ваше распоряжение, од-ин! – сообщила тем временем Рут, только окончательно все запутывая.

– Э… А зачем? – растерянно спросил Голицын.

– Согласно приказу Начальника Школы нарда Орна переведены в силовое подразделение корвета «Альфа», од-ин! – доложил ас-Саляль.

– Да ладно, – отмахнулся Иван. – Шутка, да? У меня в подразделении полный комплект!

– Никаких шуток, од-ин! – с самым серьезным выражением лица заявил араб.

– Мы полагали, вы в курсе, од-ин, – с оттенком упрека в голосе добавила Хампи Капур.

Да, тут она права: командир обязан быть в курсе всего. Или по крайней мере производить соответствующее впечатление.

– Одну минуту, курсанты, – проговорил Голицын, отпирая дверь каюты. – Сейчас разберемся. Подождите здесь…

Стол. Компьютер. Разворачивая экран, Иван прикидывал в уме, что делать, если все это и впрямь окажется всерьез. У него в кубрике и коек-то свободных нет! Точнее есть – но всего одна… Мелькнула озорная мысль, что хочешь не хочешь – придется Рут и Хампи разместить в своей каюте, Голицын даже огляделся, подыскивая место для двух дополнительных коек. Не нашел. Ну, разве что вторым-третьим ярусом, как у матросов… Ага, вот оно: непрочитанное сообщение в почте! Сейчас все выясним…

Гм, действительно приказ нарда Орна. Точнее не весь приказ, только выписка. Так, что у нас тут?.. Перевести… курсанта ас-Саляля из технического подразделение в силовое… Курсанта Андерсон… Курсанта Купур… Надо же, не наврали! Так, это еще не все… Перевести… Что? ЧТО?!

– Не понял… – пробормотал Иван.

Первая мысль: так, а вот и они, свободные койки! Вторая: погодите, а как же матч?! Через неделю же играть! Третья: не зря говорят: если у вас третий день хорошее настроение, значит, от вас что-то скрывают…

Голицын еще раз пробежал глазами текст приказа. Этого не может быть… Просто не может быть! «Перевести курсанта Шаофань из силового подразделения в навигационное в распоряжение од-ина Маклеуд, курсанта Мак Мерфи из силового подразделения в техническое в распоряжение од-ина Соколова… Курсанта Смирнова из силового подразделения в навигационное подразделение второй очереди Полигона в распоряжение од-ина Мазовецки…» Они там что, с ума все посходили?! Какой еще, к лешему, Мазовецки?!

Захлопнув экран компьютера, Иван опрометью бросился к двери каюты. Надо что-то делать! Он этого так не оставит!

– Од-ин? – встретил его в коридоре ас-Саляль.

– Стойте тут, никуда не уходите! – бросил на бегу Голицын.

– Что все это значит?! – вскричал Иван, буквально врываясь в рубку.

– Ты про перевод матросов? – повернулась вместе с креслом ему навстречу Эмма.

– Нет, блин, про урожай зерновых в Нечерноземье! Про этот чертов перевод, про что же еще?!

– Приказ нарда Орна, – пожала плечами Маклеуд. – Нас предупреждали, что распределение по подразделениям носит предварительный характер, возможны еще какие-то изменения. Вот они и произошли – изменения в смысле.

– Но почему?!

– А я-то откуда знаю? Ну, допустим, с Андерсон все понятно – не стать ей навигатором, это сразу было ясно. Но вот Ракеша Баччана почему у меня забрали – ума не приложу! Сильнее него у нас только Майкл Мейер был, но нет: перекинули к Соколову!

– А у меня к нему Мак Мерфи перевели… Бо Шаофань к тебе – ты, наверное, знаешь…

Эмма кивнула.

– И главное: Маленького!.. Смирнова то есть… Вообще на «Бету» отправили!

– Сочувствую, – произнесла Маклеуд, без особых, впрочем, эмоций.

– А через неделю – уже первая игра! – жалобным тоном проговорил Голицын.

– Вдвойне сочувствую! – на этот раз голос Эммы звучал уже куда искреннее. – У меня у самой с уходом Андерсон ударная атакующая связка распалась. Кстати, если уж на то пошло, тут тебе повезло: Рут – ценный игрок!

– Повезло?! – взвился Иван. – Маленький, Шаофань, Мак Мерфи – это повезло?! Да у меня на них вся игра строилась!

– Согласна, обидно. Но, боюсь, сыгранность команд по криску – последнее, что учитывает Администрация Школы, формируя подразделения.

– А стоило бы учитывать! – воскликнул Голицын.

– Можешь им подсказать.

– И подскажу! – Иван рванулся к экрану видеосвязи.

– Э, нет! – решительным жестом остановила его Маклеуд. – Не через официальный канал! Или не в мою вахту!

– Боишься разделить ответственность… од-ин? – ехидно поинтересовался Голицын, тем не менее, останавливаясь.

– Ответственность? – хмыкнула девушка. – Нет, не боюсь… од-ин. А вот идиотом, оспаривающим приказ командования, выглядеть не хочу. Чего ты надеешься добиться? Отмены перевода? По мотивам интересов команды по криску?

– Не только по этим…

– Хорошо, по каким еще?

– Ну… – замялся Иван.

– Вот видишь! Самому-то не смешно? Ничего ты не добьешься!

– Не добьюсь – так хоть выскажу им все, что о них думаю! – упрямился Голицын.

– А толку? Никакого – кроме вреда! Охота выговориться – выскажи лучше мне. Да, собственно, ты этим тут и занимаешься… Легче стало? И не станет!

Иван не нашел, что ответить.

– Никто и не обещал, что будет легко, Ваня, – поднявшись из кресла, Эмма подошла к нему и заглянула в глаза. – Думаешь, я не расстроилась? Думаешь, Соколов прыгает от счастья, что заполучил твоего Мак Мерфи? А матросы – считаешь, они рады? Особенно те, кого с корабля на корабль перекинули?

– Вот я и предлагаю отыграть назад… – пролепетал Голицын.

– Нет пути назад, Ваня.

– Но это нечестно! Несправедливо!

– Скажи еще: «Я так не играю!» Жизнь – вообще штука не очень справедливая.

Несколько секунд они молчали, замерев друг напротив друга посреди рубки.

– Ладно, пойду я… – пробормотал затем Иван. – Меня там матросы ждут… А у них ужин вот-вот закончится…

– Иди, – кивнула Эмма, улыбнувшись одними уголками губ. – Увидимся в кают-компании через полчаса!


предыдущая глава | Третий курс | cледующая глава