home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава XVIII. И снова дела

Когда Леонард выложил восемьсот фунтов в качестве платежа по долгу в пятьсот, мистер Кавендиш сперва даже отказался принимать деньги. Но когда молодой человек спокойно и решительно объяснил, что намерен рассчитаться и за сам долг, и за набежавшие на него проценты, и все полагающиеся дополнительные суммы сразу, ростовщик с недоумением согласился. Он прекрасно знал юношей такого рода, а потому не сомневался, что вскоре Леонард снова появится на его пороге с просьбой о кредите. Когда это произойдет, надо не забыть включить в договор еще один пункт: фирма может устанавливать штраф по своему усмотрению в случае малейшей просрочки выплат.

В последнее время Леонард не так уж часто посещал город, в основном из-за стесненных финансовых обстоятельств. Теперь он решил, что заслуживает небольшого праздника, так что в Бриндехоу он появился лишь на третий день после отъезда. Отец не уделил особого внимания его отсутствию, заметив лишь:

– Вернулся? Какие новости в городе?

Интонация его была подчеркнуто учтивой, и это заставило Леонарда насторожиться. Молодой человек прошел к себе и занялся счетами, которые еще не были оплачены. Предстояло составить график выплат. Полученная общая сумма поразила и испугала его. Он с ужасом подумал, что скажет Стивен, когда он покажет ей эти документы. Она и так уже высказалась по этому поводу весьма неблагоприятным образом. А вдруг она откажется дать еще одну сумму? Надо как-то умиротворить ее. Что же сделать для этого? Мысли его естественным образом обратились к ее письму. Если он сохранит его, в дальнейшем у него останется орудие воздействия на Стивен. С другой стороны, если вернуть письмо, она обрадуется и точно не откажет ему в деньгах. Но он упустит возможность «привести ее в чувство» и поставить на место. Леонард никак не мог решиться.

В середине дня он вновь явился в Норманстенд, настроившись на сдержанность и дружелюбие. Его явно ждали, так как слуга без задержки провел гостя в кабинет. Там к нему вышли мисс Роули и Стивен. Обе были весьма любезны. После формальных приветствий и общих слов Стивен деловито спросила:

– Вы захватили с собой бумаги?

Леонард достал из кармана пакет и передал его Стивен. С учетом прежнего опыта он не был уверен, что сможет поговорить с ней наедине, и опасался вмешательства пожилой дамы. После некоторого колебания он сказал:

– Боюсь, вы сочтете эту сумму слишком большой. Но здесь действительно все!

На самом деле указанная им сумма была даже больше, чем требовалось на покрытие долгов. В последний момент он подумал, что стоит немного накинуть сверху, раз уж он берет столько денег. В таком случае у него останется запас. Леонард приписал к счету несколько «долгов чести», не подтвержденных документами. Ему показалось, что на женщину это должно произвести должное впечатление. Стивен не стала сразу разбираться с его бумагами. Она встала и обратилась к мисс Роули:

– Прошу, составьте компанию мистеру Эверарду, пока я спокойно прочитаю все документы у себя. Как только я буду готова и пойму ситуацию, я вернусь, и мы посмотрим, что можно сделать.

С этими словами Стивен грациозно развернулась и покинула комнату, аккуратно прикрыв за собой дверь. Как часто бывает у женщин, она руководствовалась не единственным названным мотивом, оставляя гостя с тетушкой. Прежде всего, она хотела прочитать документы без свидетелей и спокойно посчитать долги Леонарда и прикинуть график выплат. Она опасалась, что это занятие вызовет у нее гнев, и она не сможет скрыть эмоций, что при сложившейся ситуации было неразумно. Он не должен видеть ни ее раздражения, ни сочувствия, ни колебаний, только уверенность и спокойствие и подчеркнутое безразличие. Во вторых, она надеялась, что он передал ей не только финансовые документы, но и ее письмо, и Стивен не хотела, чтобы его увидела тетушка. В будуаре, с замирающим сердцем, она развязала ленту, скреплявшую пакет, и торопливо пролистала бумаги.

Ее письма среди них не было.

Несколько секунд она стояла неподвижно, нахмурившись и обдумывая дальнейшие шаги. Затем Стивен вздохнула и взялась за чтение списка долгов, сверяя пункты с приложенными долговыми расписками и счетами. По мере знакомства со списком ее удивление и возмущение нарастало, пока девушку не охватил настоящий ужас. Человек, которого она так опрометчиво едва не получила в мужья, был не просто беззаботным. Он был бездумным эгоистом. Стивен знала, что отец его обладает весьма умеренным состоянием, которому не по силам такое финансовое бремя, которое создает его сын. Если Леонард так мало думает о собственном отце, как же он способен поступить по отношению к ней? Прежде она не думала о том, что случится, если у него появится шанс показать ей свое истинное лицо. Теперь перед ней словно бездна разверзлась.

Стивен сделала несколько пометок карандашом на списке долгов Леонарда и продолжила чтение. Постепенно к ней возвращалось присутствие духа. Теперь разум ее прояснился, настроение стало деловитым и ровным, она уже не выражала неодобрения поступкам Леонарда, полностью сосредоточившись на фактах. Когда пришло время вернуться в кабинет, она была уже совершенно готова к разговору. Она задала Леонарду несколько конкретных вопросов – она не зря сделала ряд пометок в его списке. Затем она вернула ему документы и заявила:

– Прошу вас указать имена лиц, которым вы должны, – указав на анонимные «долги чести».

– Что вы имеете в виду? – вспыхнул Леонард.

– Я хочу знать имена людей, которых вы подразумеваете, указывая вот эти суммы по «долгам чести».

Леонард отреагировал быстро и с вызовом, думая, что потребуется некоторый блеф, чтобы прикрыть свой замысел.

– Не вижу в этом необходимости. Когда я получу деньги, я сам все с ними улажу.

Стивен не потребовалось обдумывать ответ, она уже заранее знала его, так что прямо взглянула в глаза юноше и протянула ему список:

– Конечно, никакой необходимости! На свете немного по-настоящему необходимых вещей. Я лишь хочу помочь вам справиться с трудностями, но если вам не угодно…

Леонард встревоженно перебил ее:

– Нет-нет! Я не это имел в виду. Просто «долги чести» это такое деликатное дело, мне не хотелось бы называть имена, – он искоса взглянул на Стивен, чтобы угадать ее настроение, но понял, что шансов взять верх над ней у него нет, а потому сказал как можно спокойнее, еле сдерживая злость: – Хорошо, дайте сюда эти бумаги!

Он взял перо и что-то написал. Когда Стивен взяла лист, содержание вызвало у нее смесь удивления и негодования. Наблюдательная тетушка без труда прочитала это по ее лицу и заглянула в бумагу, а потом горько усмехнулась.

Леонард вписал имена печатными буквами! Обе женщины мгновенно поняли его уловку. Он не хотел, чтобы его почерк был узнаваемым и послужил свидетельством против него. Наказание последовало немедленно. Стивен спокойно распрямилась и произнесла:

– Но, Леонард, вы забыли указать адреса!

– Разве они нужны?

– Конечно. Как же мы сможем заплатить этим людям, не имея их адресов?

Леонард чувствовал себя крысой в западне, но не видел выхода. Он был так раздражен, так напряженно пытался скрыть это чувство, что забыл об осторожности и разуме. Он молча взял лист и стал писать – уже не печатными буквами, а своим обычным почерком – выдуманные адреса. Глаза Стивен сверкнули, когда она посмотрела на результаты его трудов: Леонард выдал себя с головой.

А он решил, что и так выполнил все требования, так что вправе просить еще об одном одолжении:

– Тут есть несколько счетов, которые я обещал оплатить к понедельнику.

– Обещали? – Стивен преувеличенно широко открыла глаза. – Но, Леонард, вы ведь, кажется, говорили, что не имеете средств для оплаты этих долгов, не так ли?

Он снова поставил себя в ложное положение. Он не мог сослаться на помощь отца, от имени которого якобы сделал обещание, ведь он уже говорил Стивен, что боится признаться отцу в этих долгах. В отчаянии покосившись на мисс Роули, которая смотрела прямо на него, внимательно и бесстрастно, он пробормотал:

– Я думал, я могу дать обещание, раз вы сказали, что с радостью поможете мне. Помните, в тот день на холме?

Если он рассчитывал этим напоминанием смутить Стивен, то жестоко просчитался. Она столько раз продумывала возможные неприятные последствия своего опрометчивого поступка, столько раз представляла разнообразные оскорбления и унижения, что теперь лишь улыбнулась едва заметно и проговорила так ласково и вкрадчиво, что Леонард встревожился:

– Но это не было обещанием заплатить. Если вы помните, я всего лишь предложила помощь, и разница есть. Тем более что тогда вы ее не приняли! – она балансировала на грани пропасти, отважно глядя прямо на опасного собеседника.

– Но потом я ведь его принял! – выпалил Леонард, испытывая удовлетворение от того, что уклончивость разговора давала ему некоторое преимущество.

Однако ее ответ лишил его этой иллюзии:

– Подобные предложения не повторяют. В конце концов, они мимолетны. Они возникают внезапно и так же стремительно теряют силу. Это всего лишь разговор двух людей, не имеющий ни веса, ни силы. Едва ли можно полагаться на такой эфемерный случай!

Леонард понял, что речь идет не столько о деньгах, сколько о другой, скрытой теме, а потому парировал:

– Я не представлял, что такое возможно. Некоторые моменты незабываемы, несмотря на свою мимолетность.

– Это так, – Стивен не вполне понимала, чего он добивается таким ответом.

А Леонард почувствовал, что все же нашел способ контролировать ситуацию, что ему удается переиграть эту самоуверенную Стивен. И он решил развивать тему.

– Просто удивительно, как легко иной разговор, сказанное слово обретает силу и власть над нами. Фраза остается в памяти, воспоминание о приятном мгновении греет душу, аромат цветка или листок с письмом напоминает о чем-то минувшем и возвращает нас в прошлое. Иногда именно в прошлом кроется тайна будущего!

Мисс Роули насторожилась. Было очевидно, что происходит нечто непонятное и не имеющее прямого отношения к долгам соседа. Но что бы тот ни говорил, это казалось опасным и неуместным, так что почтенная дама решительно прервала сомнительный монолог:

– Помилуйте! Как все это поэтично! Прошлое, будущее, воспоминания, аромат цветка, встречи, письма… Да вы философ! Не хотите ли объясниться попроще, мистер Эверард?

Леонард не рассчитывал на ее вмешательство. Упоминание о письме было намеренным, он хотел припугнуть Стивен, но в итоге испугался сам. Он не принес письмо, но главное – еще не получил необходимые ему деньги. Стивен не пропустила намек, но не показала этого. Воспользовавшись заминкой, она сказала почти весело:

– Если письмо может обладать подобной властью, надо полагать, я могу рассчитывать на свою власть. Вы должны были принести письмо, в котором я просила вас прийти на встречу со мной. Именно там я заговорила о ваших долгах, но что-то не помню, писала об этом или нет. Покажите письмо!

– У меня его нет с собой, – мрачно заявил Леонард.

– И почему же?

– Я забыл его.

– Какая жалость! Всегда жаль, когда люди забывают важные детали делового соглашения. Тетушка, я думаю, нам следует подождать и получить все документы, прежде чем действовать дальше.

Леонард встревожился всерьез. Если они не решат вопрос о займе немедленно, он не сможет оплатить счет ювелира в понедельник, а в итоге отец снова устроит сцену. Молодой человек обратился к Стивен и заговорил как можно убедительнее и очаровательнее, стараясь быть милым и искренним:

– Ужасно виноват! Но все эти долги так беспокоят меня, что в голове все перепуталось. Счет надо оплатить в понедельник, а у меня ничего нет, я просто с ума схожу от отчаяния. Письмо все время было со мной, поэтому я совершенно забыл о нем, не проверил, когда отправился сюда. Не могли бы вы простить мне на этот раз?

– Простить! – рассмеялась Стивен. – Это не стоит прощения. Такие пустяки! Хорошо. Леонард, вы можете успокоиться, счет в понедельник будет оплачен.

Мисс Роули осторожно заметила:

– Я должна в понедельник поехать в Лондон, так что могу оплатить его от вашего имени.

Это заявление было для Леонарда настоящим шоком. Он отреагировал импульсивно, не успев подумать:

– О, что вы! Могу ли я…

Он осекся, наткнувшись на острый и пристальный взгляд пожилой дамы, через лорнет смотревшей на него весьма холодно. Выдержав небольшую паузу, она продолжила:

– Знаете, мне даже не придется делать большой крюк, если отправлюсь в офис мистера Мальпаса. Я заеду туда по дороге из отеля на Риджент-стрит.

Для Стивен это было неожиданностью. Она не знала, что тетушка собирается в Лондон и что у нее дела с мистером Мальпасом, юридическая фирма которого на протяжении нескольких поколений вела дела всех Роули. Однако Стивен не сомневалась, что мисс Роули искренне желает помочь ей. Девушка почувствовала трогательную благодарность к доброй родственнице. Леонард молчал. Казалось, он буквально утратил дар речи. Стивен встала, показывая, что разговор на сегодня закончен, и он лишь тогда вяло пробормотал:

– Могу ли я рассчитывать на то, что получу назад расписку от ювелира до конца понедельника? Я должен буду показать ее отцу.

– Ну конечно! – энергично кивнула мисс Роули. – Я вернусь двухчасовым поездом, и если вы встретите меня на станции в Норчестере, я сразу отдам вам документ.

Леонард уходил с некоторым облегчением, но пылая жаждой мести. Он думал лишь о том, что как только получит деньги на уплату остальных долгов, он сделает все возможное, чтобы встретиться со Стивен без этой старой дамы, и вот тогда они поговорят напрямую.


Глава XVII. Деловое соглашение | Врата жизни | Глава XIX. Письмо