home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



5

– Папа, я тебя люблю! – Вика схватила пакеты с йогуртом и помчалась к себе в комнату. Знает, что мама ворчит, когда едят не на кухне, но нарочно, нарочно злит. Вот как сейчас.

– …Что с твоим заказом? – Мария закрыла дверь в спальню. Вика самозабвенно смотрит детские фильмы. Уроки сделаны, йогурт есть, папа дома, что ещё нужно для счастья?

Павел чуть не прижал ладони к голове, с такой силой туда ворвалась память. Память обо всём, что случилось за этот день «здесь». И то, что пришлось звонить и чуть не оправдываться, что нет возможности приехать, и счастливая Вика, которая всю дорогу от школы рассказывала про то, какая она там умная, и скучно, ску-у-учно, и что такого щенка видела из окошка, папа, может мы всё-таки заведём собаку? Ну пожалуйста! Пожа-а-алуйста! С мамой я сама поговорю!

Взрослая уже. В том смысле, что всё прекрасно понимает, и уже рассуждает так серьёзно, что оторопь берёт. Не торопись, Вика, а? Второго детства ведь не будет.

– Может, не пропал ещё, – сообщил Павел сухо. Пропал, железно, и следующий уже могут предложить кому-то ещё. Начальнику зачем рисковать такими клиентами? Павел отличный столяр, слов нет, но жена им вертит как хочет…

– У меня было важное совещание. – Ого, да она почти оправдывается. – Прости. Завтра узнай, хорошо?

Они редко обнимались. Теперь – редко. И уж не приведи бог при ребёнке! Хотя Вика очень тактичная, многое уже знает о причудах взрослых отношений, и не любопытствует. При том, что во всём остальном нос суёт – успевай только ловить! И вот – Мария обняла его. Павел чуть даже не отшатнулся, так всё неожиданно.

– Вика, – позвала Мария. – Детское время кончилось!

– Да, мамочка!

Можно и не следить. Сейчас Вика вздохнёт, выключит видео и телевизор, и помчится в ванную – умываться. И сама потом ляжет спать. Дисциплина!

– Ты странно себя ведёшь, – заметил Павел, когда Мария его отпустила. – Что случилось?

– Мы всё ещё муж и жена. – Мария смотрела пронзительным, нестерпимым взглядом. – Или уже нет?

– Да, – ответил он, что означало «нет». Но сказано было другое, и сказано было вслух. И что-то защемило внутри, Павел даже прижал ладонь к груди – там, где сердце.

– Я была неправа. – Она всё поняла, подумал Павел. Естественно, трудно не заметить, что все мысли о другом. – Прости.

Но не просит, что вы. Это тоже требование, пусть и высказанное другим тоном. Голова снова закружилась…


– Паша! – Елена подбежала – сидела в кресле и заметила, как Павел прижал ладони к груди. – Что с тобой? Тебе нехорошо?

– Я сплю, – произнёс Павел безжизненно. – Лена, я не хотел говорить, прости…

Она что-то говорила, но он не слышал. Вновь всё завертелось, закружилось и его понесло, понесло, понесло…


– Не спишь? – услышал он голос Марии. – Я хочу поговорить с тобой.

Павел не сразу осознал, что он в постели, и не один, с Марией. Большая редкость в последнее время. Все моменты их близости чуть не по календарю расписаны. «Это я, ваш муж, пришёл исполнить свой супружеский долг. – Но вы были у меня уже трижды, мой муж! Вы великолепны! – Да?! Проклятый склероз…» Мария жутко возмутилась в тот раз, когда Павел, в компании, рассказал этот анекдот.

– О чём? – Павел вспомнил – да, и в самом деле они недавно были близки. Это неправильно, подумал он, так нельзя!

– У тебя в кармане куртки были таблетки. Не скажешь, зачем?

Какие таблетки? Павел не сразу понял, о чём она, и повторил вопрос вслух.

– Вот эти. – Мария достала коробку из-под подушки. – Это противозачаточные. Для женщин. Зачем они тебе?

Ах, да. Мария пользуется таблетками, но другими.

– Я задала вопрос, – повторила Мария резким тоном.

– Не мне. – Павлу ничего не хотелось – кроме одного: проснуться. Чтобы там, где он проснётся, была Елена, а Мария была далеко-далеко. И… чтобы была ещё Виктория. И всё.

– Ясно, что не тебе. Для кого купил?

– Для Елены, – ответил Павел чистую правду.

Мария уселась в постели. Уселся и Павел.

– Вот как. – Она говорит спокойно, но впереди или скандал, или другие неприятности. – Значит, ты снова был с Еленой.

– Был. – Павел уселся. – И остался бы с ней.

– Ты спятил. – Мария спустила ноги с дивана, обернулась. – Ты псих, ты знаешь? Одно я тебе точно обещаю: Вику ты не получишь.

– Она настоящая. – Павел выдержал взгляд. – Елена настоящая! Более настоящая, чем ты.

Мария набросила халат и ушла на кухню. Закрыла за собой дверь – неплотно. Будет плакать, подумал Павел. Кто тянул меня за язык, зачем я сказал «да»?

И захотелось спать. И он заснул – что бы ни было, а всё нужно решать на свежую голову.


Мария забрала с собой телефонную трубку из спальни и оба мобильника Павла. В кармане была не только коробочка с таблетками, но и чек из аптеки. Что-то в нём было не так.

Руки у Марии тряслись. Будь она проклята, эта выдуманная Елена! Одно время мама говорила, не связывайся, у него с головой не всё ладно, смотри, он же говорит сам с собой. Господи… Мария уткнулась лицом в руки. Но он один, он один смог вытащить её из запоя, ему одному она была нужна не только в постели, он один умел ей восхищаться. Умел? Умеет? Откуда у него второй мобильник? Откуда такой уверенный голос?

Мария не особенно удивилась, заметив в адресной книжке второго мобильника запись «Прохорова Елена Петровна». Посмотрела на номер…

Номер их домашнего телефона.

Ты сошёл с ума, Паша, подумала она. Господи, и я тебя любила! Или не любила? Ничего уже не понимаю, ни-че-го… Она думала, ощущая, что с головой происходит что-то неладное, и… вызвала номер Елены. Со второго мобильника. О существовании которого никогда не знала.

Посмотрела на телефонную трубку. Сюда, сюда она звонит. Сейчас зазвонит телефон и можно начинать думать, что делать с мужем, который запутался между реальностью и фантазией, который не осознаёт, где и с кем говорит.

Трубку сняли почти сразу. А телефон так и не зазвонил.

– Кто это? – спросила Мария почти робко. Повесь трубку, выключи телефон, выброси его! – вопил здравый смысл, но вопль звучал всё тише и тише.

– Маша? Это ты? – Женский голос.

– Елена? В-вы Елена Прохорова? – Мария чувствовала, что её знобит. Повесь трубку! Повесь немедленно!!

– Да. – Голос Елены спокойный. Судя по голосу, она на год или два младше самой Марии. – Паша спит, Маша. Если ты хочешь поговорить с ним, позвони завтра.

– Не «ты», а «вы»! – резко ответила Мария.

– Хорошо, Мария. Что-то ещё? Уже почти полночь, мне спать пора.

– Где Паша?! Что ты с ним сделала, ты…

– Паша спит. – Елена кажется воплощённым спокойствием. – Мария, я не буду с вами ругаться. И на порог не пущу, не приезжайте. Если хотите поговорить с Пашей, звоните завтра.

Отбой. Мария долго смотрела на трубку домашнего телефона – трубку, так и не зазвонившую. Взяла второй мобильник Павла, нашла там домашний номер, набрала.

Зазвонил домашний, да ещё как! Едва успела дать отбой – забыла уменьшить громкость, сейчас весь весь дом бы перебудила. Мария смотрела на второй мобильник и не могла заставить себя снова набрать номер Елены. Свой домашний номер.


…Павел словно выпал из одного сна в другой. Сон перешёл в дрёму… Ему померещилось, что звонят. Звонят на домашний.

Елена взяла трубку – судя по всему, ушла в гостиную

Елена?! Павел уселся, оглянулся – точно, её комната.

– Маша? Это ты?

Мария?! Чего ей вздумалось звонить?

– Да. – Елена спокойная-спокойная, а раньше нервничала, когда звонила Мария. – Паша спит, Маша. Если ты хочешь поговорить с ним, позвони завтра. – Она улыбнулась, Павел чувствовал. – Хорошо, Мария. Что-то ещё? Уже почти полночь, мне спать пора. – Пауза. – Паша спит. Мария, я не буду с вами ругаться. И на порог не пущу, не приезжайте. Если хотите поговорить с Пашей, звоните завтра.

Шаги. Елена возвращается в спальню. Павел хотел упасть, притвориться спящим, и не мог.

– Ой! – Она бросилась к Павлу. – Всё-таки разбудила! Паша, почему она звонит с твоего мобильного?! Ты его потерял?

– Не знаю. – Павлу было трудно говорить. – Лена, я засыпаю! Не бросай меня, пожалуйста!

Она держала его за руки.

– Я тебя никогда не бросала, дурачок ты мой. – Поцелуй Павел уже едва ощутил. – А ты убегаешь, убегаешь от меня. Паша! Не убегай, я прошу!

Наплыв. И тьма, тьма, жаркая и беспросветная. На какой-то момент Павлу примерещилось – он идёт по заснеженной равнине, и впереди стылый пламень заката, и ни души вокруг, и мороз пробирает до костей.

– Лена! – хотел крикнуть он и не смог, всего лишь прошептал. – Лена! Я хотел сказать «нет»! Пожалуйста, поверь мне!

Вьюга плакала, шептала и хохотала вокруг него.


предыдущая глава | Фуга с огнём | cледующая глава