home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



19

– Вася? – Нина поддерживала его голову. Василий понял, что всё тело затекло. И ещё понял, что они на природе, так скажем. И ночь. – Ты как? Можешь встать?

– Могу, – он поднялся на ноги. Неплохо выспались, так скажем. Очень даже неплохо. Но… что-то изменилось.

– Слушай, да это же ботсад! – удивилась Нина. – Наш! Смотри, мы же с тобой там познакомились, – указала рукой вниз. – Вон там, у запруды! Точно!

Он обнял её. И поцеловал – как в тот раз. И снова помогло.

– Нина, – он смотрел ей в глаза, и слова не казались банальными или возвышенными. – Я люблю тебя.

– Я люблю тебя, – прошептала она и снова бросилась ему на шею.

Ночь. И никто не мешает. Одно из самых тихих мест.

– …Слушай, на тебе та самая одежда! – поразилась Нина, отпустив его. – И на мне! Так это было, да? Было на самом деле?

– Похоже на то, – согласился Василий. Потом уже осознал, что поступил глупо, но в тот момент не сомневался. Вытащил свой новомодный мобильный, который стоит столько, что подумать страшно, и зашвырнул его в озеро. Туда, подальше, где больше всего ила. Гарнитуру отправил следом.

– Правильно, – согласилась Нина. – А что в портфеле?

Они долго смотрели, что там. В портфеле нашёлся и фонарик. Листы, формулы. Нина испугалась, увидев их, он сразу ощутил.

– Сейчас, – он добыл из глубин портфеля зажигалку, и поджёг лист. Устроил костёр прямо тут, в беседке. Уже не опасаясь, что кто-нибудь заметит. Всё сжёг. И пепел переворошил, втоптал в песок, как следует. В портфеле остался только бумажник и всякая мелочь. Деньги горели с трудом, но и их удалось сжечь, а банковские карты – расплавить до неузнаваемости. Вот теперь порядок.

– Ты не запомнил формулы? – тихо поинтересовалась Нина. – Да? А это? – она показала на баллончик. – Тоже выбросишь?

И тут, похоже, Василий допустил вторую ошибку. Но кто бы поверил? И кто бы стал искать?

– Формулы не помню, – признался он. От аэрозоля, от антидота, наступает лёгкая, частичная амнезия. А формулы и в самом деле не помнит. Ну разве что напрячься и попробовать…

Нет. Лучше не пробовать, не напрягаться.

– Баллон оставлю, – решил он. – Надо ещё раз, для уверенности. А потом всё выпустить, что останется, вымыть и выбросить.

Нина покивала головой – верит, не сомневается ни в чём! Ну да, после того, что было… Ведь всё осталось – и царапины, и телефон… вот зачем утопил его? Стёр бы все адреса из памяти, и всё. Но уже утопил, поздно.

– Идём, – он взял её за руку. – Идём домой. Всё кончилось. Мы победили.

Да. Именно так и казалось. Пусть не войну выиграли, а битву, но – победили.

– Не торопись, – попросила она. – Я коленку ушибла.


– Человек! – Нина вцепилась в его руку. – С собакой! Ой… да это же ваш дворник! Здравствуйте, Харитон Васильевич! – И бесстрашно присела, чтобы потрепать старика-ротвейлера по загривку, когда дворник остановился рядом с ними. И псу понравилось, смотри-ка!

– Василий, – вот за что уважают все дворника Харитона, так это за трезвость и вежливость. – Вы ключи обронили там, во дворе. Возьмите, – протянул их.

– А что вы тут делаете? – удивилась Нина. – Спасибо!

– Не спится, – пояснил Харитон Васильевич, добывая папиросы. И тут только Василий заметил, что дворник нёс тонкую, длинную удочку. – Погулять захотелось. И мне, и Борьке. Дай, думаю, рыбку половлю. Вы сможете дойти, Нина? Вы хромаете?

– Нет, всё в порядке, справлюсь, – заверила та, и стояла, рядом с Василием, и смотрела, как дворник и его ротвейлер исчезают в темноте – позади, в чаще ботанического сада. – Вася, я не сплю? Это на самом деле он?

– Он, – Василий тоже не мог отвести взгляда. – Только мне теперь кажется, что это не совсем дворник.

– Хватит! – решительно заявила Нина и поцеловала его в щёку. – Мы выбрались, да? Всё, домой и спать-спать-спать! Нет, сначала – есть!


– Слушай, я не верю всё ещё, – призналась Нина, едва дверь захлопнулась за ними. – Смотри! Ужин готов, компьютер включен! Так всё и было, когда… когда меня…

– Всё хорошо, – Василий обнял её, сам не вполне ещё веря тому, что вокруг снова привычная реальность. – Ну, кто первый в душ?

– Я! – и она убежала в комнату – за халатом – и сразу же назад.

Василий подошёл к компьютеру и тронул мышку, чтобы включить экран.

– Идём, – он взял её за руку. – Идём домой. Всё кончилось. Мы победили.

Так и сел на стул, прочитав последние строки. Если верить редактору, книга выросла чуть не на сорок страниц, пока их тут не было. Скользнул взглядом вверх – и увидел там их, с Ниной, разговор. Там, в беседке. Ну и описание всего, что сделал. Почти слово в слово.

Несколько секунд боролся с желанием стереть, всё стереть, закрыть и забыть. А компьютер – сломать. Но малодушие и страх прошли.

Василий улыбнулся, сел… и добавил ещё две строки. Два коротких абзаца. А потом, ниже, написал крупными буквами слово из пяти букв. Которое всегда писал крупными буквами.


предыдущая глава | Фуга с огнём | cледующая глава