home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



10

Павел как всплыл – из тяжкого, горячего сна. Голова болит и ноет, сил нет. И повернуться невозможно, тело как не своё. Но запахи домашние, милые и приятные. Что это? Где он?

…сей пламень облаков,

По небу тихому летящих,

Сие дрожанье вод блестящих,

Сии картины берегов

В пожаре яркого заката —

Сии столь яркие черты —

Легко их ловит мысль крылата…

Афанасьевна! Павел смог повернуть голову и понял, что лежит в постели, и не видно компьютера Марии, и… Елена?!

– Очнулся наш герой! – зычно позвала баба Лиза, и отложила книгу. – Вот и славно, вот и чудесно. А то я переживать начала.

– Пушкин? – спросил отчего-то Павел, хотя вовсе не о том хотел спросить.

– Жуковский! – Баба Лиза подняла указательный палец. – Чему вас в школе учат, а? Жуковский Василий Андреевич. Хорошо пишет, шельма, – умилилась она. – Кашку есть будем? Леночка чудесные каши варит!

– Баба Лиза! – Павел опять понимал, что не то, не то хочет сказать. – А мне сказали, что вы померли давно.

– Это кто такое сказал? – Она посмотрела поверх очков. – А, понимаю. Аннушка. Я как в отпуск уеду, на курорт то есть, она вечно глупости выдумывает. Вот я ей уши-то откручу! Афанасьевна вас всех ещё переживёт! Вот улыбаешься, вот и умница.

– Паша! – Елена вошла, если бы не тарелка – вбежала бы. – Ой, я уже начала беспокоиться. Лежи, лежи. Ты просто голову ушиб, вот и всё.

– Пойду чай поставлю, – решила баба Лиза и поднялась, легко и просто, и безо всякой палочки. – Афанасьевна такой чай готовит – не оторвёшься! Лежи, лежи, Паша, поправляйся.

Елена встала на колени у дивана, уткнулась лицом в одеяло, долго лежала так. Павел не думал, что найдутся силы погладить её по голове, но нашлись. Тело начинало слушаться, и это прекрасно!

– Всё хорошо, – произнесла она глухо, уселась рядышком. – Лежи, и не беспокойся, я с тобой, и не отпущу теперь. Лежи и слушай.

…Он лежал, ел кашу – вкусную, ужас какую вкусную и сладкую – и слушал.

– …и было у них два сына, Пётр и Павел. Отец всё время ворчал, не нравилось ему, что такие имена, но мама настояла. Пётр был очень заботливым братом, хотя и ругал Павла, и кричал на него, но никогда всерьёз не злился. Однажды Павел побежал через дорогу, и Пётр спас его, не дал попасть под машину, но сам ударился о камень, сильно разбил голову. Павел побежал к нему, и закричал, и заплакал, и прибежали люди, и всё кончилось хорошо, Петра привезли в больницу и всё обошлось.

Павел ощущал, как дымкой подёргивается реальность вокруг, но Елена твёрдо держала его за руку, и никуда не пропадала, и он слышал только её голос.

– И они выросли. Пётр нашёл себе жену, по имени Мария, стал конструктором, как и мечтал, и делает самолёты. Они с Машей очень любят друг друга, и у них есть замечательная дочь, по имени Вика. И Павел нашёл себе жену, простую девушку из деревни, которая сама уехала учиться в город и нашла здесь своё счастье… и никто больше не сердится ни на кого, и все всех простили…

Она вытерла ему лицо, наклонилась и поцеловала. Реальность сгустилась вновь.

– Вика… – прошептал Павел. Елена взяла его ладонь, прижала её к своему животу.

– Она здесь, мы скоро увидимся, – шепнула она. – Она нас немножко перехитрила. Ты не сердишься на неё?

– Я?! – Павел попробовал усесться, но дико заболела перевязанная голова. И до него дошло. Таблетки. Те таблетки, которые он нёс из аптеки. Если бы Елена выпила их в тот вечер…

– Спи. – Она снова поцеловала его. Уже сквозь сон Павел слышал, как вошла Афанасьевна, и одуряюще запахло чаем, но даже это не помогло – спать, спать! Скорее спать!

Он слышал, уже почти совсем заснув, как гражданка Шварцберг снова читает стихи вслух. Красивый у вас голос, баба Лиза. Неужели вы в самом деле знали Левитана?


предыдущая глава | Фуга с огнём | cледующая глава