home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 3

Трей три раза прошёл вдоль всей барной стойки в поисках Тарин. Где она, чёрт возьми? На секунду его посетила мысль, а не передумала ли она, но эта мысль тут же испарилась. Тарин Уорнер не из тех, кто увиливает от сделки.

Трей знал, что она не так давно была здесь. Её запах всё ещё витал в воздухе и был достаточно свежим. Волк Трея зарычал от экзотического запаха, желая поймать Тарин. Поймать и пометить как свою пару.

– Её запах исчез недалеко от этого места, – сообщил Данте, подойдя к Трею. – Похоже, что она вошла в частный офис и ещё не вышла.

– Что ей делать в кабинете владельца заведения? – Если там происходит что-то связанное с сексом, Трей убьёт хозяина клуба. Удивившись, насколько взбесила его эта мысль, он дважды моргнул. Вид ухмыляющегося беты и троих стражей дал понять, что они знали, о чём Трей подумал. Они все предупреждали, пока волк Трея руководит им, трудно сдерживать его под контролем. Всезнающие ублюдки.

Вот только они не знали, что тело Трея реагировало на Тарин, как ни на одну другую женщину. Он пытался найти в этом и хорошую сторону, предположив, что секс с ней будет просто потрясающим. Но ему не нравилось, что она имела над его телом, не говоря уже, над волком, своего рода власть. Да ради бога, Трей уже ощущал одержимость ею.

Намереваясь ответить на собственный вопрос о том, где находилась Тарин, Трей начал продвигаться через толпу к офису. Он был уже в менее трёх футах, когда дверь открылась и вышла Тарин – бледная и дрожащая. Трей узнал этот вид – так же выглядела его старая целительница стаи каждый раз, когда применяла свой дар. Беспокойство – чувство относительно незнакомое и непрошеное, – прошло по нему, но затем друг Тарин что-то ей сказал, её губы растянулись в улыбке, а в крови Трея забурлила похоть.

Видя, что Тарин его не заметила, Трей остался на месте, ожидая, когда она с ним поравняется. Как только она оказалась рядом, он намеренно врезался в неё, с удовольствием наблюдая, как в её глазах промелькнуло удивление, а затем страсть.

"О боже", – подумала Тарин, когда увидела страстное и решительное выражение лица Трея. Его соблазнительный, мужской аромат окружил её, блокируя все остальные запахи. Волчица Тарин, потеряв бдительность, рычала от возбуждения. Тарин замерла, когда Трей уткнулся носом ей в шею и глубоко вздохнул. Когда он повернулся к ней лицом, его глаза превратились в глаза волка, и он так смотрел на неё, словно кроме них двоих в клубе больше никого не было. Тарин понимала, что это всего лишь спектакль, но её тело всё равно отреагировало на Трея, а клитор запульсировал в такт гиперактивному сердцебиению.

Чётко зная, что должна сделать, Тарин уткнулась носом в изгиб между шеей и плечом Трея и так же, как он несколько секунд назад, втянула восхитительный аромат.

Ей не пришлось притворяться, что её влечёт к нему. Когда Тарин посмотрела Трею в глаза, он опустил руки на её бёдра и притянул к себе.

А затем он практически набросился на неё. Когда его рот обрушился на её, он настойчиво протолкнул к ней язык, сплетаясь с её. Поцелуй был властным и собственническим, требующим взаимности и полного подчинения.

Одной рукой он властно обхватил её горло, а другой – сжал попку, заявляя на Тарин свои права.

Она не осознавала, что прижимается к нему, пока он не приподнял ее, и она обвила его ногами, чтобы прижаться ещё теснее.

Тарин беспомощно стонала ему в рот, впиваясь ноготками в его спину. Если рычание, рокотавшее в его груди не обманывало, Трею нравилось, что она царапалась.

Трей поверить не мог, насколько Тарин откликающаяся. Возможно, заявление прав на неё и было спектаклем, но он знал, что реакция её тела не была, ни вынужденной, ни наигранной.

Тарин была сама огонь. Трей просто не мог не упиваться этим: её вкусом, запахом, ощущением кожи и тем, как идеально её тело ему подходило.

Невероятно, как такая стройная девушка могла так хорошо соответствовать кому-то настолько большому и крепкому, как Трей. И всё же Тарин идеально ему подходила.

Стоны, которые она издавала, сводили его с ума, и Трей не хотел ничего больше, как задрать Тарин платье и трахнуть её, не сходя с того места. Только лишь осознание того, что поблизости была угроза их соединения, мешало ему осуществить задуманное.

Разорвав поцелуй, Трей убрал руку от горла Тарин и запустил в её волосы, тем временем целуя и покусывая её горло, пока не остановился в местечке между шеей и плечом.

Он царапнул кожу зубами, давая понять, что последует дальше. Уверившись, что оргазм Тарин на подходе, Трей жёстко укусил её, прокусив кожу и пробуя на вкус кровь. В это же мгновение Тарин содрогнулась, постанывая и дрожа.

Он присосался к укушенному местечку кожи, убеждаясь, что оставил чёткую метку, которую нельзя принять за что-то другое, кроме того, чем она является на самом деле. Клеймом.

Тело Трея прошила молниеносная вспышка, и он почувствовал щелчок в голове, подобный тому, что чувствовал при обмене кровью с членами своей стаи.

Затем он ощутил её по цепочке стаи, не её мысли, а пламенное, пряное, чувственное присутствие. Дело было сделано. Тарин принадлежала ему, и теперь Трей мог защищать её как свою пару и часть своей стаи.

Волк внутри него одобрительно зарычал, побуждая Трея унести Тарин на их территорию, подальше от угрозы, которую представляли стражи её отца.

Трей отклонился назад, любуясь своей работой, а затем провёл по метке языком, наслаждаясь тем, как она смотрелась на коже и тем, как Тарин задрожала в ответ.

Тарин знала, что на её лице явно читается удивление, и понимала, что все ошибочно примут его за потрясение от того, что она нашла свою пару.

Однако её удивление отнюдь не являлось поддельным. Она не ожидала, что Трей вызовет у неё подобный отклик, даже несмотря на тот эффект, что он на неё производил.

Она практически растаяла в его объятиях, хотя он даже толком к ней не притронулся. А когда его зубы вонзились в её кожу… казалось, что её прошиб электрический разряд, от которого её накрыл оргазм. Совсем не похоже на тот момент, когда её против воли укусил Роско. Тогда Тарин чувствовала себя осквернённой и полной ярости.

Её вездесущая связь с отцом-альфой исчезла, а на её месте появилась новая. Присутствие Лэнса в голове всегда ощущалось как что-то агрессивное из-за его отвращения к ней. Он был весь из себя лёд и высокомерие, сама лицемерность.

Но Трей был совсем другим: сильным, опасным и первобытно сексуальным. Его присутствие в её голове было подобно якорю для волчицы Тарин, которая сейчас испытывала небольшое самодовольство, так как была большой фанаткой этого психобоя.

– Трей, – хрипло представился он, когда её тело скользнуло вдоль его. Частенько два волка могли отметить друг друга, даже не познакомившись, так сильно охватывало их желание соединения.

Она улыбнулась.

– Тарин.

Трей почти закатил глаза, когда Данте произнёс:

– Эй, мои поздравления, альфа.

– О. Мой. Бог, – произнесла Шайя, глядя на них широко распахнутыми глазами.

"Ну, вот, началось", – прорычала Тарин про себя и обернулась, чтобы увидеть, что многие из её стаи наблюдали за их соединением и теперь пялились на них во все глаза. На лице каждого был шок. Даже Оскар и Перри, которые, казалось, пытались пробраться мимо Тао и Данте, замерли, разинув рты.

– Отпусти Тарин, – потребовал Перри. Неуверенность в его голосе наводила на мысль, что он знал, кем был Трей. – Как охранники её отца, мы за неё в ответе.

– Уже нет, – рыкнул Трей и собственнически схватил её за бедро.

Взгляды Оскара и Перри метались от него к Тарин и обратно, снова и снова, и она заметила, что сейчас они уже не выглядели такими решительными в своём желании добраться до неё.

Возможно, это объяснялось волчьим оскалом Трея и смертельной угрозой в его глазах. Конечно, если оборотень не страдает тупизной, он никогда не дерзнёт разделить пару, а каким бы невероятным это ни казалось, они с Треем выглядели как настоящая пара.

Однако верность Перри и Оскара её отцу означала, что они не могут так просто позволить Тарин уйти, тем более предполагая, что она соединится с Роско.

Оскар выпрямился во весь рост.

– Отпусти Тарин или мы будем вынуждены связаться с её альфой.

– Он больше не её альфа, и вы знаете об этом.

– С этим не будет никаких проблем. Просто отпусти её.

Вместо этого Трей обхватил Тарин за талию и издал низкий, рокочущий, "отвали на хер" рык, который заставил всех вокруг оцепенеть.

– Она моя.

– Тарин, – позвала Шайя оживлённым голоском, – почему бы тебе не подойти сюда и… – её прервало рычание Трея.

– Она не твоя, – заявил Калеб сквозь стиснутые зубы, и перевёл взгляд на Тарин. – Ты же знаешь, что он не твоя пара, Тарин. Ты запуталась или что-то в этом роде, но ты…

Неожиданно Перри потянулся, чтобы схватить Тарин за руку, и она резко вздохнула. Прежде чем поняла, что происходит, она оказалась за спиной Трея, чья рука мёртвой хваткой обернулась вокруг горла Перри.

Тао заблокировал Оскара от вмешательства, в то время как охрана Трея – Смайлик (который сейчас не улыбался) и Здоровяк – заняли место по обе стороны от неё и приняли защитные стойки.

– Не. Трогай. Мою. Пару. – Трей выплевывал каждое слово.

– Она уже соединена, – как-то умудрился прохрипеть Перри. – Тарин – пара Роско Вестона.

– Если бы она была связана, я не смог бы отметить её… ты же это понимаешь. А ты только что видел, как я заявил на неё права.

– Её отец не позволит.

Трей улыбнулся.

– Считай, уже позволил. Теперь, вот что вы сделаете. Для начала вы отъебётесь от меня и моей пары. Потом вызовете своего альфу и скажите ему передать Роско Вестону, что он больше не прикоснётся к Тарин когда-либо снова. Если у вашего альфы возникнут с этим проблемы, я буду прямо здесь. Но пусть знает заранее, что Тарин уйдёт отсюда только со мной и, ни с кем больше.

Сталь в его голосе вызвала одобрительное рычание волчицы Тарин. Тупое животное повелось на демонстрацию доминантности, ему нравилось, что он прикрывал и защищал Тарин.

Она даже не противоречила идее сжать горло Перри ещё сильнее, несмотря на то, что парень опустил глаза в знак подчинения. Тарин прекрасно понимала Перри.

Трей обладал определённой мощью, которая делала его пугающим, но это было другое. Он был угрожающим, яростным, жёстким. Каждое слово было приказом, исполненным мощи и силы. Это вогнало Тарин немного в краску, честно призналась она себе.

– Роско приедет в воскресенье, – предупредил Перри. – Он придёт за тобой.

Трей засмеялся.

– О, я очень надеюсь, что он так и сделает. – На этом он отбросил от себя Перри и подал сигнал Тао отпустить Оскара.

Затем он повернулся к ним спиной, выражая полное пренебрежение, и обвил рукой талию Тарин, ещё теснее прижав к себе.

– Время показать, как мы поглощены друг другом, пока у нас есть немного времени поговорить, – прошептал он ей на ухо.

Обнимая его руками за шею, Тарин нацепила на лицо улыбку. Его ответная улыбка была дьявольской.

– Отец ужасно разозлится. Скорее всего, он почувствовал, что я разорвала связь со стаей.

– Думаю, что он уже на пути сюда. Когда охранники вначале попытались вмешаться, один мужчина из твоей стаи заявил женщине, что собирается позвонить твоему отцу. Ты справишься с тем, что может последовать дальше? Я не хочу драться с твоим отцом и рисковать возможностью объединиться с ним, однако не исключаю, что столкновение может к этому привести. – Трей не ожидал, что сразу сможет заключить союз. Не тогда, когда Уорнер будет в ярости, что его дочь забрали у него.

– Отец захочет этой борьбы не больше чем ты. Он поймёт, что твой волк сильнее и ты, скорее всего, одержишь над ним верх. Он не рискнёт выглядеть слабым перед всей стаей на тот случай, если кто-то решит бросить ему вызов.

– Тебе придётся открыто заявить, что я твой истинный спутник, Тарин, – нежно напомнил Трей, легко касаясь пальцем своей метки на её шее. – Ты сможешь это сделать?

Ей потребовалось немалое усилие, чтобы удержать улыбку на лице.

– Да. Я знаю, что нужно сделать.

Трей скользнул губами по её.

– Хорошая девочка. Как там твоя волчица? Она хотела, чтобы ты дала мне отпор, когда я ставил на тебе метку?

Тарин покачала головой.

– Ты нравишься ей.

Трей криво улыбнулся.

– Ты говоришь так, как будто это делает её глупой.

– Она под впечатлением от твоего уровня власти.

Это его удивило.

– Не испугана?

– Нет. Она думает, что ты достаточно силён, чтобы владеть ею. Она не любит слабаков. Ну а твой запах, она любит больше всего.

Его волку она действительно понравилась. Трей глубоко вздохнул, втягивая в себя её экзотический аромат.

– Мой волк неистовствует. Он хочет закончить начатое, – потираясь о неё, он шепнул ей на ухо. – И мне нужно быть внутри твоего маленького сексуального тела.

Было верно, что соединение не могло быть полным, пока они не займутся сексом, но так как они не настоящая пара, Тарин полагала, что сексуальная жажда не будет такой сильной. Вместо этого, и её волчица и всё её тело жаждали завершить спаривание.

Трей просунул руку ей под платье и дерзко обхватил её.

– Вот где я буду очень и очень скоро, Тарин, – пообещал он, почти пригрозил. – Внутри тебя, наполняя своей спермой и заставляя кричать.

– Я встречала парней вроде тебя раньше. Они много говорят, но… разговоры не доводят людей до оргазма, не так ли?

Трей лукаво улыбнулся.

– Тарин, когда я трахну тебя – и не сомневайся, детка, я трахну тебя, – единственное, что ты сможешь – это молить разрешить тебе кончить. Даже не сомневайся, я заставлю тебя кончить. И не один раз. Ты будешь кончать снова и снова, пока я не решу, что с тебя хватит. Пока я не решу, что насытился этим.

– Хм. Это всё просто очаровательно, но ты забываешь одну очень важную деталь.

– Какую?

– Полагаю, Тарзан, ты слишком долго имел дело со всякими Джейн, и не просто хочешь абсолютного послушания, а ожидаешь его. Я не уверена, что ты знаешь, что делать с женщиной, которая бы кусала, царапала и проклинала тебя к чертям собачьим, если бы что-то было не по ней. Хочешь моего подчинения, тогда тебе придётся побороться за него.

Трей подумал, что так резко его ещё никто не отфутболивал. Тарин была права, предполагая, что он привык только к покорным овечкам. Женщины были слишком осторожны с ним, чтобы бороться за главенство.

Он не жаждал подчинения, но ему оно нравилось. О, да, чёрт возьми, ему определённо понравилась мысль о Тарин, как о своей паре, подчиняющейся ему. А то, что ему придётся бороться за это и заработать право на её послушание…Твою мать.

– С нетерпением жду предстоящей борьбы.

– Да, и тебе на будущее, большой мальчик: знай, я никогда не прошу. – У всех альф был пунктик насчёт просьб, особенно, когда это касалось их пары, и Тарин хотела, чтобы Трей знал, что она этого делать не собирается. – Не сочти это вызовом, потому как это не так. Просто это то, чего я никогда не делаю.

Трею не нужно было спрашивать о причине. Просьба означало бы, что она полностью сдалась, отдалась в полное подчинение, а Тарин не готова была это сделать ни для кого. Он понимал её нежелание стать полностью уязвимой для другого человека.

– Теперь, когда мы выяснили это, – он обвил её руками, положив ладони на попку, – я спрошу… думаешь нам удалось одурачить их?

– Думаю, большинству из них будет нелегко принять, что я заблуждалась на счёт Джои, но они не смогут отрицать того, что они видели. – Или того, что они думали, что видели. Сейчас она поняла, что если бы они не сделали всё именно так, никто бы не купился на представление. – Я не думаю, что кто-либо из них верит, что мы это спланировали. Скорее всего, они задаются вопросом, было ли это неконтролируемой страстью или чем-то ещё.

Трей кивнул.

– Они могут задаться вопросом, зачем тебе понадобилось лгать об этом, но додуматься, зачем это нужно было бы мне, они не смогут.

У Тарин перехватило дыхание, когда он склонил голову набок и его глаза превратились в волчьи. Его взгляд был прикован к её плечу, и она точно знала, из-за чего его волк рвался на свободу.

Она должна была сдержаться и не вздрогнуть, когда Трей угрожающе зарычал. Если бы Тарин – женщина, которую его волк считал своей – выказала малейший намёк на страх перед ним, это бы оскорбило и разозлило его. Его контроль уже был на грани.

Понимая, в чём нуждается зверь и чего хочет, Тарин сказала Трею:

– Сделай это.

Он не колебался. Просто наклонил голову и сильно укусил Тарин поверх метки Роско, посасывая и облизывая кожу, закрывая чужую метку своей.

Когда он поднял голову, на неё смотрел снова Трей. Очевидно, его волк был достаточно удовлетворен, пожелав отступить.

Трей не был удивлён ревнивой реакцией своего волка при виде исчезающей метки другого волка на теле Тарин, но был удивлен, что она удовлетворила главную потребность его зверя – заменить чужую метку своей. Он поступил так же, как Роско, резко вцепившись зубами в её плечо.

– Ты не сопротивлялась, – сказал он, зная, что выглядит немного озадаченным. Трей не ожидал, что Тарин, не способная перекидываться, поймёт, насколько трудно управлять инстинктом зверя, когда тот находится так близко к выходу из-под контроля, как волк Трея.

Тарин вздохнула.

– Ты и я не так уж и отличаемся, когда дело касается наших волков. Моя волчица постоянно проявляет себя, она не понимает, почему заперта. Её расстраивает пребывание в ловушке, и всё это раздражение подпитывает её дух и делает дерзкой и испытывающей. И этот дерзкий, испытывающий дух постоянно влияет на меня, навязывая её желания и потребности – только так она может проявить себя. Так что я понимаю больше, чем ты думаешь, о том, каково тебе, когда твой волк так близко к появлению. Не то чтобы я всегда буду успокаивать его, будет лучше, если ты уяснишь себе это сейчас. Но я и она – мы обе знаем, когда лучше отступить, а когда надавить.

Это было то, что могла сделать только истинная альфа. Трей обнаружил, что уважает Тарин Уорнер, а это касалось отнюдь немногих.

– Было бы не так забано, если бы ты делала это со мной или моим волком всё время. – Он резко повернул голову, когда одна из женщин заговорила.

– Тарин, мы могли бы поговорить наедине?

Тарин догадалась, что Шайя считала, она будет мыслить яснее вдали от Трея. Она уже было хотела ответить, когда Ричи похлопал Шайю по плечу.

– Плохая идея становиться между парой, – сказал он ей. – Особенно, когда они только что заклеймили друг друга.

– Но они не могут… – она замолкла, не договорив, и Тарин знала почему. Приехал её отец.

Как только Лэнс Уорнер обнаружил, где она, он направился к ней, сжав кулаки. Его взгляд метнулся от Тарин к Трею.

– Что, чёрт возьми, это всё значит? – Затем он увидел метку на её шее и выпучил глаза.

– Я нашла свою вторую половинку, – заявила она ровным голосом.

– Свою половинку? – небрежно повторил он. – О чём, чёрт возьми, ты говоришь, девочка?

– Ты не рад за меня, дорогой папочка? И почему я не удивляюсь?

Лэнс пристально посмотрел на Трея.

– Отпусти мою дочь, – в его голосе улавливалась лёгкая дрожь, выдающая нервозность.

– Этого не произойдёт.

– Какую игру ты затеял? Мы все знаем, что она не твоя пара. Что бы ты да связался с латентной?

– Осторожней, – предупредил Трей обманчиво снисходительным голосом, не одобряя оскорбительный тон, которым Лэнс говорил о Тарин.

– Хочешь обменять её на мои земли?

Трей рассмеялся, и это был неприятный звук.

– Если бы я хотел твои территории, то бросил бы тебе вызов как альфа альфе. И поверь, я бы выиграл.

– Ну, если речь идёт не о территории, тогда что, чёрт возьми, всё это значит?

– Э-э, альфа, – начал Ричи, – мы все только что видели, что произошло. Было похоже на то, что истинная пара нашла друг друга.

Облегчение захлестнуло Тарин, когда она увидела, что многие волки вокруг них закивали, соглашаясь с Ричи.

– Нет! – настаивал Лэнс. Он указал на неё пальцем. – Делаешь назло мне, ты, маленькая стерва!

– Эй, – рявкнул Трей, делая шаг навстречу Лэнсу. – Будь очень, очень осторожным. Моё терпение скоро лопнет, как грёбаный мыльный пузырь.

Тарин почти дрожала. Слова были произнесены таким смертельным и властным тоном, что отец едва удержался, чтобы не оскалиться в ответ.

– Решение было принято независимо от кого-либо, так решила природа, папа.

– Природа? Если ты говоришь о своей бунтарской природе, тогда да, это по её вине. Ты делаешь это, чтобы избежать соединения с Роско. Мы оба знаем, что Джои был твоей истинной парой.

– Я тоже так думала, но каким бы невероятным это, ни казалось, я ошибалась. – Боже, как же больно было говорить это.

– Нет. Я помню, что с тобой было, когда он умер. Ты не разговаривала, едва ела, не выходила из дома. И так шесть месяцев.

– Вероятно, это было по большей части из-за того, что в этой же аварии я потеряла маму.

Лэнс хотел сделать шаг по направлению к ней, но рычание Трея остановило его намерение. Он ощерился на Трея.

– Даже если паренёк не был её настоящей парой, она уже заклеймена. Она заклеймена Роско Вестоном.

– Как я уже сказал твоему охраннику, если бы это было правдой, то я не смог бы заклеймить её.

– Думаю, что Роско тоже не согласится с тобой. И поэтому Тарин идёт со мной домой. – Лэнс подал знак Перри и Оскару схватить её.

– Попробуй, – рявкнул Трей с выражением надвигающейся грозы на лице, и гневом, сверкающим в глазах. – Гарантирую, тебе не понравится то, что случится потом. – Разумно, его стражи Лэнса не пытались выполнить приказ своего альфы.

– Чего же вы ждёте? – зарычал Лэнс на Перри и Оскара.

Оскар пожал плечами.

– Всё так, как сказал Ричи. Мы видели то, что случилось. Они определённо выглядели как настоящая пара.

Лэнс покачал головой.

– Что-то тут есть, чего я не знаю.

Тарин использовала его собственные слова против него.

– С твоим мировоззрением, я подумала, тебе будет достаточно легко принять это. По твоим словам, волк не захотел бы латентного волка себе в пару, если только у него не было выбора в этом деле.

– Это правда, – усмехнулся Лэнс. – Даже не знаю, почему Роско хочет тебя, с чего бы вообще кому-либо хотеть тебя.

Секунду спустя Лэнс оказался прижат к стене. Трей сжал его горло рукой.

– Кажется, ты хочешь, чтобы я вырвал тебе глотку, – зарычал он, делая усилия удержать своего зверя.

Он не хотел, чтобы имело место хоть какое-нибудь насилие, но Тарин оказалась права. Хотя истинной парой они не были, и всё это было временно, волка эти детали не интересовали, и не останавливали.

Его волк обладал цельной натурой и действовал в основном инстинктивно. С того момента как он заклеймил Тарин, он считал её своей, чтобы защищать, утешать, прикрывать, обладать. И Трей согласился с ним.

Все это слишком задело его, напоминая Трею об его отце, который был довольно внимательным и защищающим… до тех пор, пока провидица из стаи, когда Трею было всего пять лет, не предсказала, что однажды он сместит альфу с поста.

После этого отец практически отрёкся от него, оставлял заботам бабушки по материнской линии… когда не был занят, насмехаясь над ним или используя в качестве груши для битья.

Мама старалась уладить разногласия между ними, но была слишком покорной волчицей и не имела влияния на отца Трея.

– Отвали от меня к чёртовой матери!

– Мне и здесь удобно, – улыбнулся Трей, наблюдая, как Лэнс пытается оглядеться вокруг. – Никто тебе не поможет. В отличие от тебя, они знают, что лучше не встревать между истинной парой. То, что никто не желает отдать свою жизнь за твою, много говорит о тебе как об альфе.

– Она моя дочь…

– И она моя пара. Она моя. Никто не удерживает её от меня. Никто не оскорбляет её. И никто… я подчёркиваю, никто не говорит с ней в подобном тоне, понял меня?

– Просто скажи, чего ты в действительности хочешь? – прорычал Лэнс. – Ты так отчаянно нуждаешься в целителе для стаи, что даже готов связать себя с латентной волчицей?

Усилив хватку на горле Лэнса, Трей прислонился головой к стене.

– Разве я только что не сказал тебе, что никто не оскорбляет мою пару? Туго соображаешь, да? – Он огорчённо взглянул на Тарин. – Ты уверена, что вы двое родственники?

Она изящно пожала плечиком.

– Я действительно очень похожа на него. – Она подошла к Трею, встала рядом и посмотрела на Лэнса. – Не знаю, в чём твоя проблема, дорогой папочка. Ты не выносишь моего вида. Ты должен радоваться, что я оставляю стаю. О, а ещё тебе нужно перестать оскорблять меня, если ты надеешься, что Трей отпустит тебя в ближайшее время.

Лэнс уставился на неё неверящим взглядом на фиолетово-красном лице.

– Ты искренне веришь, что он не ведёт какую-то игру? Он использует тебя, Тарин. Когда ты сама поймёшь это, не думай, что будешь принята назад в мою стаю с распростёртыми объятиями.

Тарин печально улыбнулась ему.

– Я перестала быть там желанной с того дня, как ты понял, что я не могу перекидываться.

– Вот из-за чего всё это? Это месть? Ты знаешь, как сильно я хочу заключить союз с Роско.

Трей усмехнулся.

– А что, союз со мной ничего не значит для тебя?

Лэнс стрельнул взглядом в Трея. Было очевидно, что он не думал об этом, и Тарин почти видела, как крутятся колёсики у него в голове.

Она скучающе вздохнула.

– Просто отпусти его, Трей. – Но Трей не сделал этого. Казалось, ему слишком нравилось наблюдать, как её отец пытается дышать. – Давай же, он пустая трата кожи и меха.

Сделав глубокий, расслабляющий вдох, Трей очень медленно отпустил Лэнса и отступил.

– Вот как обстоят дела, Уорнер. Тарин – моя пара, и теперь она часть моей стаи, а Роско Вестон больше никогда не коснётся её. Если у него с этим какие-то проблемы, он волен прийти на мою территорию. Я буду ждать его. – Он протянул руку Тарин. – Пойдём, детка.

Бросив на отца испепеляющий взгляд, Тарин приняла руку Трея, и он притянул её к себе. Его тепло проникло в её тело и успокоило волчицу, даже, несмотря на напряжение. Когда Тарин посмотрела на Шайю и Калеба и увидела беспокойство и ужас на их лицах, её кольнуло чувство вины.

"Или так, или ты станешь маленькой сексуальной рабыней Роско!" – напомнил ей внутренний голос.

Пробормотав "до-свидания" Шайе и Калебу, она позволила Трею увести себя из клуба.


Переводчики: angel1na, natali1875, Eko_Devilson, silvermoon, lera0711

Редактор: Casas_went


Глава 2 | Дикие грехи | Глава 4