home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 17 (Менаж)

Маленькая ведьмочка тянула время. Трей улыбнулся. Пятнадцать минут назад она сказала ему раздеться, лечь на кровать и ждать её, а затем исчезла в ванной комнате.

Он лежал голый, ждал и был настолько твёрдым, что это причиняло боль. Трей был возбуждён с момента, когда Тарин сказала ему, что на ней соблазнительное нижнее бельё от "Виктории Сикрет".

Единственный раз, когда член дал Трею передышку, произошёл тогда, когда парень решил прокатиться на той чёртовой "Смертельной западне". Теперь пришло время Тарин выполнять свою часть сделки, и у него складывалось впечатление, что его половинка уже пожалела, что вообще заключила её.

Он чувствовал, что Тарин нервничала. Так и должно быть – сегодня вечером он многое приготовил для своей половинки. Сейчас он познакомит её со своими идеями веселья. Вернее, так будет, если Тарин выйдет из чёртовой ванной комнаты.

– Детка, ты уже готова?

– Почти, – ответила она по ту сторону двери.

Трей улыбнулся и спросил:

– Ты же не раздумываешь над тем, чтобы отказаться от сделки, правда?

– Конечно же, нет, – рявкнула Тарин.

– Тогда тащи сюда свою задницу.

После долгожданных тридцати секунд щёлкнул замок и Тарин вышла из ванной. У Трея отпала челюсть.

– Срань господня.

Её великолепные груди так и норовили выпасть из атласных чашечек, удерживаемых бретельками. До верхней части бёдер спадала свободная юбочка, которая едва скрывала подходящие комплекту кружевные чёрные стринги. А что ещё лучше, она расходилась посередине, выставляя на показ полоску бархатистой кожи её живота. Волк Трея зарычал, желая, чтобы тот поставил Тарин на колени и трахал до тех пор, пока ни один из них не сможет двигаться.

Трей сел и передвинулся к краю постели.

– Иди ко мне, – произнёс он напряжённым от страсти голосом. Когда Тарин помедлила, он выгнул бровь и строго сказал: – Помни, следующий час ты моя игрушка. Ты должна делать то, что я скажу.

Проклятый ублюдочный неандерталец. Когда Тарин встала между его ног, в ней бушевали предвкушение, возбуждение, любопытство и нервозность. Долгое время Трей к ней не прикасался, лишь ласкал её тело с головы до кончиков пальцев взглядом.

Голод в его глазах отправил вспышку тепла в её тело. Словно она не была достаточно возбуждённой, просто глядя на него сидящего там в чем мать родила! Боже, у этого мужчины было чертовски красивое тело.

Трей был мускулистым, мощным, а исходящая от него неприкрытая сексуальность пленяла волчицу Тарин. О да, это тело обещало удовлетворение – что-то, что Трей доставлял ей уже множество раз.

– Моя. Целиком и полностью моя, – выражение его лица подталкивало ее опровергнуть его утверждение, но она не сделала этого. Трей задумался над тем, сколько же продлится её хорошее поведение.

– Руки за спину, – к его удивлению, она тут же подчинилась. – Очень хорошо. Там их и держи.

Он скользнул руками под разрез её ночной рубашки и обнял за талию, наслаждаясь ощущением нежной кожи под своими пальцами.

Скользнув руками ниже, Трей обхватил задницу Тарин, облизывая в это время ее груди.

Трею нравилась задница Тарин, которая была упругой и шикарной, и так идеально помещалась в его ладонях, как и груди, на которые он смотрел.

– Думаю, больше всего мне нравиться доступ вот к этому, – он скользнул руками в атласные чашечки лифчика и вытащил из них её груди. Идеально.

Когда он принялся кружить языком вокруг одного соска, Тарин застонала. Трей втянул его в рот, прикусил, лизнул, прикусил зубами и перешел ко второму соску.

Ее кожа покрылась мурашками, когда он отстранился и стал дуть на обе мокрые горошины, пока те болезненно не напряглись.

Нуждаясь в том, чтобы его рот вновь оказался на них и унял боль, Тарин слегка наклонилась вперед и выгнулась к нему. Вместо этого этот кусок дерьма шлепнул ее по заднице.

– Разведи чуть ноги. Хорошая девочка.

Без предварительных ласк Трей скользнул в нее пальцем и застонал, когда внутренние мышцы Тарин крепко сжались, и его обволокла влага. Трей медленно толкался пальцем внутрь и наружу, все время наблюдая за ее лицом и эмоциями, которые появлялись на нем: наслаждение, потребность, разочарование, беспокойство.

– Тебе нравится? – он нахмурился, когда Тарин кивнула. – Произнеси это, детка.

– Да, мне нравится.

– Хорошая девочка.

В качестве награды он втянул в рот сосок, в то же время лаская клитор круговыми движениями большого пальца той руки, которой её трахал.

Тогда он добавил ещё один палец и продолжил медленные движения, которые сводили Тарин с ума… и в этом-то и была вся задумка.

Трей хотел, чтобы напряжение покинуло её тело, чтобы она отключила мозги и стала ведомой лишь потребностью кончить, и не отказалась от тех желаний, которых притворялась, что не имеет.

Поэтому он продолжал неторопливые толчки, иногда сгибая пальцы, чтобы отыскать её сладкое местечко, но затем, всякий раз, когда Тарин была близка к кульминации, замедлялся, почти останавливаясь.

Чертов ублюдок проклятой членососущей суки! В восьмой раз не позволил ей кончить.

Тарин размышляла над тем, чтобы сломать ему нос… но потребовалось бы время для того, чтобы она его исцелила, а это только лишь продлило бы ее ожидание.

Трей отлично знал, что она не нуждалась в мягкости, медлительности и возможности смаковать каждую минуту. Сейчас ей хотелось, чтобы супруг оттрахал её до беспамятства.

Неужели она просит слишком многого? Тарин трясло от желания и сексуальной неудовлетворённости, и слова мольбы были готовы сорваться с ее языка. Но чёрта с два она их произнесет.

Она резко вдохнула, когда Трей вновь вернул своё внимание её соску, сильно втянув его в рот и посылая жар блаженства к её клитору.

Тарин даже не поняла, что запустила руки в волосы Трею, пока он не поднял голову и не одарил ее предупреждающим взглядом. Зарычав от раздражения, Тарин сцепила руки за спиной.

Она почти зарыдала, когда Трей в девятый раз подвел ее к самому краю, но не позволил переступить грань. Всё, это официально, Трей – зло.

– Детка, хочешь узнать, что произойдет дальше? Сюда войдут несколько членов стаи. Они будут здесь в любую минуту, – как Трей и ожидал, Тарин замерла. Он весьма жестко толкнулся в нее пальцами и прижал большой палец к клитору, вырвав у нее стон. – Никто из них тебя не трахнет. Я этого не допущу. Но они будут наблюдать, будут прикасаться к тебе. Будут смотреть, как я тебя возьму и желать оказаться на моем месте, понимая, что никогда не получат тебя, потому что ты – моя.

Хитрый ублюдок. Он намеренно вводил её в отчаянное, безумное состояние, когда её уже не волновало ничего, кроме желания кончить… и это работало! Тарин была готова его убить. Правда. Но завтра. После того, как он доведёт её до оргазма полдюжины раз. Вот тогда она его прикончит.

– Тебе бы этого хотелось, да, детка? Тебе может не нравится это желание, но ты этого хочешь.

Часть Тарин по-прежнему отрицала её эксгибиционистский порыв, громко произнеся "нет", но этот голос оказался погребенным под всеохватывающим желанием кончить и заинтригованной частью Тарин, которая хотела узнать получше эту развратную сторону себя.

Она бы солгала, сказав, что парни из стаи ее не привлекали или что ей до них не было никакого дела, но это просто не походило на Трея.

– Почему ты позволишь другим парням ко мне прикасаться? Я не понимаю.

– Детка, они не "другие парни". Они подростками покинули свою стаю, поверили мне, и остались преданными мне. Они даже были готовы вступить ради меня в битву, прекрасно осознавая, что скорее всего умрут. Другие могли покинуть тонущий корабль, но не эти парни. Через несколько дней мы, возможно, похороним некоторых из них, но они готовы остаться и драться, чтобы защитить тебя. А это значит для меня больше всего того, что они когда-либо делали. Мы можем провести эту ночь вместе. Я знаю, как ты им дорога, и знаю, как близки они тебе. Но если тебе не хочется, я прикажу им только наблюдать. Детка, будет так, как ты захочешь.

Она вздрогнула от стука в дверь.

– Детка, что думаешь? Позволим им присоединиться к нашему веселью? – он снова согнул пальцы, чтобы достичь ее сладкого местечка, умасливая Тарин толчками. – Позволим?

С трудом сглотнув, Тарин кивнула.

Трей прикусил ее губу.

– Ты снова киваешь. Я хочу услышать слова.

– Да, разреши им.

– Вот это моя хорошая девочка.

Тарин ахнула, когда Трей запустил пальцы свободной руки ей в волосы и проник в её рот, переплетая их языки.

Его поцелуй, как обычно, полностью ею завладел. Трей целовал ее с жадностью. Все, что Тарин могла делать – целовать в ответ и льнуть к нему, к единственной твердыне в ее мире на данный момент.

В конце концов, Трей отстранился и крикнул:

– Входите.

С бутылками пива в руках и мальчишескими выражениями на лицах в комнату вошли Данте, Тао, Маркус, Трик, Доминик и Райан. Если бы Тарин не находилась почти в бессознательном состоянии, то рассмеялась бы над тем, насколько возбужденными они казались.

– Мне нравится, как она одета, – отметил Доминик. Грёбаный извращенец.

– А стринги еще больше, – в голосе Тао четко звучала ухмылка.

Данте одарил ее порочной улыбкой.

– Потрясающее тело.

Райан проворчал свое согласие.

Трей вернул улыбку.

– Да, это так. Самые прекрасные груди, самая сладкая попка и самый трахательный рот, что я когда-либо видел.

– Рот определенно создан для того, чтобы сосать, – заявил Маркус. Трик кивнул, тяжело сглотнув.

– Черт, Трей, ты должен позволить мне попробовать один из этих сосков.

Трей отрицательно покачал головой Доминику.

– Давайте сначала кое-что проясним. Тарин – моя. Это тело – мое. Каждый ее дюйм принадлежит мне. – Он покрутил пальцами, которые были глубоко в ней, и ощутил, как слегка затряслись ее колени. – Всё мое. Я позволю прикоснуться к ней лишь сегодня и больше никогда. И никто её никуда не трахнет. Трахать её буду только я. Поняли?

Все они закивали.

– Теперь ты, Тарин. Ты это понимаешь? – она кивнула. – Скажи мне. Кому принадлежит это тело?

– Тебе.

– Вот это моя хорошая девочка. А теперь у меня для тебя есть работенка. Тарин, на колени. Руки держи за спиной. Очень хорошо. А теперь пусть каждый увидит, как ты мне отсасываешь, детка. Ты же хочешь, чтобы они за этим наблюдали? Потому что знаешь, что каждый из них будет желать, чтобы именно его член оказался у тебя во рту.

Это не завело её сильнее. Нисколечко. Тарин провела языком по всей длине члена Трея, от основания до самого кончика, и облизала головку, заставив супруга застонать. Глядя Трею прямо в глаза, она слизнула выступившую капельку семенной жидкости.

Трей легонько похлопал Тарин членом по щеке.

– Открой ротик. – Он застонал, когда она в конце концов взяла его в рот. – О, да, вот так, ты знаешь, как мне это нравится. – При виде ее, стоящей перед ним, скользящей губами по его члену, с грудью, вываливающейся за края ночной сорочки, Трей уже готов был кончить. Он долго не продержится.

– Ты везучий ублюдок, Трей, – заявил Трик.

Трей усмехнулся.

– Ага, прямо сейчас я чувствую себя счастливчиком. – Ощущая быстрое приближение оргазма, он запустил руки в волосы Тарин и начал руководить движениями, вынуждая ее сосать быстрее. Он почти болезненно потянул ее за волосы, зная, что ей это нравилось, ощущая это. – Тарин, я сейчас кончу. Приготовься. Хочу, чтобы ты все проглотила.

Этого же хотел и его волк: отметить свою женщину, свою пару таким первобытным способом, он жаждал этого все эти месяцы. Из груди Трея вырвался стон, и он излился прямо в горло Тарин. Это оказалось настолько хорошо, что Трей удивился, как он не отключился, особенно, если учесть, что он ждал этого момента весь проклятый день. Он поднял Тарин на ноги и нежно провел большим пальцем по линии челюсти.

– Очень хорошо. Полагаю, ты заслуживаешь награды. Что думаете, парни?

Ответом стали восклицания "Определенно", "О, да" и "Пожалуйста, Господи".

Если награда включала в себя оргазм, то Тарин была только за. Когда Трей заговорил снова, его темный, затуманенный взгляд поймал ее в ловушку, а в голосе слышались нотки доминирования и силы, от которых Тарин не переставало бросать в дрожь. Её волчице это нравилось.

– Я хочу, чтобы ты легла на кровать и раздвинула ноги. Сделаешь это для меня?

Он что, издевается, разве ещё нужно спрашивать? Тарин беспрекословно забралась на кровать и сделала то, о чем её попросил Трей. Когда она развела ноги один или два парня выругались. Она бы покраснела, если бы потребность в оргазме не затмила все запреты.

– Черт, посмотрите какая она влажная, – произнес Данте.

Трей навис над ней.

– Тебе понравилось сосать мой член, детка? – Когда она лишь кивнула, он выгнул бровь. – Я не слышу.

– Да.

Доминик застонал и повернулся к Трею.

– Позволь попробовать её на вкус. Хочу узнать, на что он похож.

Трей один раз кивнул и отодвинулся в сторону. Не теряя времени даром, Доминик рухнул на колени и зарылся лицом Тарин между ног.

Тарин от неожиданности дернулась вверх, застонала. Доминик терзал ее языком, чередуя покусывание клитора, облизывания складочек и кружение языком вокруг входа в ее тело… но не углубляясь. Вместо того, чтобы предоставить ей хоть немного освобождения, это всего лишь доводило её до неистовства.

– Какова она на вкус?- спросил Тао хриплым голосом.

Доминик ответил, даже не подняв головы.

– Лучше всего, что я когда-либо пробовал.

– Тарин, тебе нравится, как Дом ласкает тебя языком? Трей, она мне не отвечает.

– Маркус задал тебе вопрос, детка.

– Да, нравится, – выдохнула Тарин, сопротивляясь желанию наорать на них за то, что они играют с ней как с… игрушкой. Проклятье, почему она пошла на эту сделку? – Мне нужно кончить.

– Доминик, ты ещё не закончил дразнить её? – когда в ответ тот лишь покачал головой, Трей пожал плечами. – Детка, он ещё не закончил. Придётся тебе подождать.

Тарин оттолкнула Доминика и провела когтями по своему засранцу-супругу.

– Трей, чёрт тебя побери!

Он взглядом пригвоздил её к постели.

– Будешь вести себя спокойно, или мне попросить двоих своих парней тебя подержать?

Тарин замерла.

– Ты этого не сделаешь.

– Ещё как сделаю. Кстати, мне нравится мысль о том, что ты обездвижена, пока мы пользуемся тобой так, как нам хочется. – Увидев вопросительные выражения лиц взобравшихся на кровать Райана и Тао, Трей кивнул. Оба склонились над ней и начали терзать её соски.

От неожиданности Тарин выругалась и Доминик усмехнулся, послав вибрацию к её клитору, который дразнил легкими касаниями. Затем он начал так искусно её покусывать, облизывать и входить в лоно языком, что Тарин больше не смогла оставаться тихой и принялась стонать, хныкать и вскрикивать. Проклятье, а он был талантлив не только на кухне. Она не могла сопротивляться такому мощному наплыву ощущений и чувствовала, что вот-вот достигнет оргазма.

– Мне правда очень нужно кончить.

– Отлично, потому что я готов позволить тебе это сделать. Доминик. – Тот резко ввёл в неё два пальца и жёстко, в то же время облизывая клитор, начал её ими трахать. Это ей и было нужно. Тарин, крича, кончила, сжав бёдрами голову Доминика. Он продолжал облизывать клитор, помогая отдаваться ощущениям оргазма, пока она обессилено не откинулась на матрасе. Удерживая её взгляд, Доминик поднёс пальцы, которыми её трахал, Данте, который, постанывая, их дочиста облизал. Вот это улёт.

Обезумевшее от страсти выражение лица Тарин почти заставило Трея снова кончить.

– Доминик, освободи место. Думаю, моя маленькая сучка готова принять мой член. – Трей опустился на колени и подтянул ноги Тарин к своей груди. – Давай, детка, покажи им, как ты хорошо принимаешь меня.

Удерживая её взгляд, Трей резко вошёл в неё и начал жёстко вколачиваться, зная, что именно этого она и жаждала.

– Да, Трей, так её, – одобрил Данте, сжимая свой член.

– Вот чёрт, – проговорил Райан, подняв голову от груди Тарин, чтобы понаблюдать за бешеными толчками Трея. – Она узкая?

– Восхитительно узкая. – А Тарин, похоже, не понравилось, что Райан прекратил свои действия, и она притянула его к груди, заставив того усмехнуться.

– Узкая, влажная, жаркая и целиком и полностью моя. Это ведь так, детка? Ты создана для меня. Ты существуешь, чтобы принимать в себя мой член. Разве это не так?

Тарин кивнула, в очередной раз подавив рефлекс бросить Трею вызов. Она чувствовала, что оргазм вот-вот возьмёт своё, и последнее, чего бы ей хотелось – это чтобы Трей остановился. Боже, это будет мега громадный оргазм. Трей внезапно замедлился, его толчки стали неглубокими. Чёрт! Она делала всё, что он сказал ей приказывал. Не жаловалась! Не выплёвывала оскорбления… ну, по крайней мере не вслух. Но он всё равно её чертовски разозлил.

– Трей…

– Детка, ты мне не ответила. Ты же знаешь, что мне не нравится, когда ты просто киваешь. Я повторю вопрос. Ты существуешь, чтобы принимать в себя мой член, да?

– Да! А теперь оттрахай меня!

– Мне следует оттрахать тебя жёстко? – Трей резко вошёл в неё. – Вот так? – Она кивнула. – Тарин, я тебя не слышу.

– Да, трахни меня жёстко! – Тогда Трей начал снова вколачиваться в неё, и Тарин почти рыдала от наслаждения/боли, так сильно цепляясь за простыню, что не удивилась бы, если бы её порвала. Она не могла об этом или о чём-нибудь другом беспокоиться, когда Трей так лихорадочно в неё вколачивался и, ох, она ощущала, как ласкали её клитор – Данте знал несколько трюков. Тарин ощутила накатывающие волны оргазма и взбрыкнула. И Трей снова остановился, оставив её на грани. Ублюдок.

Трей не удивился, когда Тарин подняла верхнюю часть тела и поцарапала его грудь.

– Трик, Маркус. – Те без промедления схватили Тарин за руки, прижав её к кровати. Она боролась и угрожала им и их жизнедеятельности, но Трей на неё лишь шикнул. – Это было не очень мило. Ты хочешь трахаться, или нет?

Что она хотела, так это откусить его член и бить им Трея по голове. Завтра, она сделает это завтра.

– Хочу, – прорычала она.

– Тогда ложись обратно, заткнись к чёртовой матери и прими мой член, – при этом Трей начал вбиваться в нее с бешеной скоростью, от чего Тарин выгнула спину, а из её горла вырвалось ещё больше хриплых вскриков. Райан сильно прикусил её сосок, заставив Тарин изумлённо вскрикнуть и ещё крепче сжать внутренние мышцы. Чёрт. Боже, Трею нравилось находиться в ней, видеть искорку непокорности в её глазах, и чувствовать, когда она кончала с ним внутри. Но сейчас он не был готов вот так просто позволить ей кончить. Он резко остановился и полностью из неё вышел.

– Ты-проклятый-ублюдочный-сын-членососки-которой-обкончали-лицо!

– Кажется, нужно заткнуть чем-нибудь её грязный ротик. Маркус.

Нацепив самую мальчишескую улыбку, Маркус обхватил член свободной рукой, второй по-прежнему удерживая Тарин.

– Хочу этот прелестный ротик вокруг моего члена. Открой его.

Зарычав, Тарин одарила его дерзким взглядом. По её мнению все они вели себя слишком нагло. Внезапно вокруг её клитора сомкнулся рот. Она посмотрела вниз и увидела, что Тао и Трей поменялись местами. Тао резко поднял её бёдра и скользнул языком в лоно. Воспользовавшись моментом, когда Тарин изумлённо ахнула, Маркус вставил член ей в рот. Очевидно, Трик очень хорошо знал его, чтобы понять, чего тот хотел, потому что свободной рукой удерживал голову Тарин неподвижной, пока Маркус трахал её в рот. А он действительно трахал. Пользовался её ртом так, как пользовался только Трей.

– Поаккуратнее, Маркус, не кончай ей в рот.

– Чёрт, Трей, это подло, – простонал в ответ Маркус.

– Подло будет сейчас же забрать у тебя её рот. Тарин не будет глотать ничью сперму, кроме моей.

Когда Трик засмеялся, Маркус повернулся к своему лучшему другу и нахмурился.

– Тогда вместо неё это можешь сделать ты. – Лишь представив такую картинку Тарин застонала. – Чёрт, она только что застонала с моим членом во рту. Кто-нибудь смените Трика, или я кончу ей в рот.

Как только Маркус вытащил член из её рта, а Трик отпустил её руку, Тао повернул голову Тарин и, прижимая её к кровати, сунул в рот свой член. Он трахал её рот сильными дикими толчками. На самом-то деле Тарин не должна была получать удовольствие от такого пользования, но получала. И это она ещё считала Трея странным! Слыша стоны Маркуса и ощущая его губы вокруг соска, Тарин заводилась ещё больше. Она знала, что член Маркуса глубоко в глотке Трика, и очень сильно хотела это видеть!

Словно прочитав мысли, Тао вытащил свой член из её рта и повернул её голову. Вот это зрелище. Трик стоял на коленях, целиком заглотив член – совсем немаленький член – Маркуса. Тарин всегда считала наблюдение за тем, как два парня ласкают друг друга – горячим зрелищем, но вид этих двоих был самым жарким из всего, что ей доводилось видеть. Вероятно, они были очень близки друг другу. И, конечно, вместе восхитительно смотрелись. Вот только не долго Тао дал ей насладиться видом, повернув её голову и снова вставив в рот член.

– Тарин, тебе нравятся ласкающие тебя руки и губы? – спросил Трей. – Язык Райана в твоём лоне, рот Маркуса на твоём соске, зубы Доминика на другом соске, пальцы Данте на клиторе, а член Тао у тебя во рту. Детка, тебе это нравится?

Она смогла только застонать, от чего Тао выругался.

– Готова к тому, чтобы я тебя трахнул и заставил так сильно кончить, что ты закричишь?

Тарин снова застонала и Тао, прежде чем вытащил член из её рта, снова выругался. Затем исчез и рот Райана и в её лоно ворвался член Трея, покоряя каждый дюйм тела и одним толчком погружаясь до самого основания. Он не дал Тарин даже минутки, чтобы приспособиться. Нет, Трей просто трахал её, брал, владел, использовал. Она металась под ним, практически рыдая от тех ощущений, что охватили её тело. А затем внезапно Маркус наклонился и проскользнул языком между её губами и зубами. Его поцелуй отличался от поцелуя Трея, но не в плохом смысле. Трей полностью овладевал её ртом, подавлял. Поцелуй Маркуса, хоть и был таким же страстным, но всё же не таким напористым.

– Классное ощущение, когда он вот так тебя трахает? – спросил Трик, поднявшись с колен, по-видимому заставив Маркуса кончить. От тоски в его голосе Тарин внутренне улыбнулась.

Желая подразнить его за то, что ранее прижимал её к кровати – Тарин отказывалась признавать, что ей это понравилось – она простонала:

– Да, это потрясающее ощущение. Желаешь оказаться на месте Трея, да?

– Чёрт тебя побери, Тарин.

Трей рассмеялся.

– Прости, Трик, но я не отдам это место. Хотя меня просто зачаровывает задница Тарин. – Воспользовавшись одной рукой, чтобы прижать обе её ноги к своей груди, он резко вошёл одним пальцем в её задницу. Тарин вскрикнула и выгнулась.

– Трей, она готова кончить. Позволь коснуться её клитора, позволь отправить её за грань.

Трей кивнул Доминику, и тот начал терзать двумя пальцами клитор Тарин. Её внутренние мышцы снова сжались и Трей застонал.

– Дай мне почувствовать, как ты кончаешь. – И спустя несколько секунд Тарин, крича, достигла оргазма. От ощущения её оргазма как своего собственного, Трей кончил так сильно, что увидел звёзды. – Блять.

Трей кивнул Тао и Маркусу, показав отпустить руки Тарин. Когда все парни слезли с постели, Трей рухнул рядом с Тарин. Вдохнув её аромат и нежно поцеловав в шею, спросил:

– Детка, ты в порядке?

– Угу, – всё, что она могла сейчас произнести лёжа на кровати, тяжело дыша и даже без сил держать открытыми глаза.

– Не думай, что можешь уснуть. Я ещё не закончил с твоим телом. – Он лизнул свою метку. – Пока ты восстанавливаешь силы, я поиграю с твоими розовыми сосками. А Трик и Маркус попробуют твой вкус – у них ещё не было возможности. – Трей щипал, дёргал, покусывал и посасывал соски Тарин, наслаждаясь тем, как она стонет и извивается. Временами он поглядывал на Маркуса и Трика, которые облизывали лоно Тарин и входили в него языками, и удивлялся, насколько жарким находил зрелище того, как его стражи пробуют на вкус его супругу.

– Трей, я должен поцеловать её рот, – простонал Доминик, присев рядом с головой Тарин. Запустив руку в её волосы, он повернул Тарин к себе лицом и скользнул языком в рот.

– Ты же знаешь, что будет дальше? – проурчал Трей, когда его накрыло предвкушение. – Я трахну эту милую задницу.

– Чёрт, нет. Я не хочу узнать, как себя чувствует нафаршированная индюшка. – Или, во всяком случае, как бы она себя почувствовала, если бы с ней это проделывали, пока она жива. Волчица Тарин была не совсем с ней согласна. Шлюшка.

– Ну уж нет, Тарин, ты сказала, этой ночью я могу делать что угодно. А я хочу, чтобы мой член оказался в твоей заднице. – Тарин могла сколько угодно претворяться, что ей это не по нраву, но Трей то чувствовал её заинтересованность и знал, как ей понравилось, когда от трахал её задницу пальцем. Указав Маркусу и Трику отодвинуться, он перевернул Тарин на живот и процеловал дорожку по позвоночнику. – Либо будешь вести себя спокойно, либо я прикажу Доминику и Райану тебя держать.

– А почему не мне? – обиженно произнёс Данте.

– Потому что, пока я буду трахать её в задницу, ты будешь трахать её в рот.

Порочная улыбка на лице беты едва не рассмешила Трея.

Тарин начала бороться, пытаясь вывернуться.

– Держись от моей задницы подальше.

– Доминик, Райан.

Тарин охнула от возмущения, когда её резко распластали на кровати, а сильные руки прижали запястья к матрасу.

– Отвалите от меня!

Трей приподнял её задницу и сильно ударил по каждой ягодице, с любовью глядя на проявившиеся отпечатки его ладони.

– Успокойся.

– Да ты же меня пополам порвёшь! – парни засмеялись, из-за чего она разозлилась ещё больше.

– Тарин, я твоя пара. Твоё тело создано для того, чтобы принимать моё… туда, куда я захочу.

Тарин попыталась вырваться от Доминика и Райана, но их хватки были надёжными. Она ожидала такого от Доминика, потому что он был долбаным извращенцем. Но вот Райан, тот, кто из этой группы был самым защищающим… она бы никогда не подумала, что он будет удерживать её, чтобы псих сзади мог трахнуть её в зад! Тарин зыркнула на Райана.

– Не думай, что завтра за это не заплатишь, предатель.

Пристроившись сзади, Трей схватил Тарин за волосы и оттянул её голову назад.

– Тарин, вот что произойдёт. Я трахну твою задницу пальцами, чтобы подготовить её к своему члену. И тебе, хочешь ты или нет, это понравится, ты не сможешь противиться. Затем я заменю пальцы членом, детка, и тебе это понравится, ты захочешь большего. И я исполню твоё желание. Сделаю это жёстко и быстро, так, как тебе захочется. И могу пообещать, что ты кончишь крича.

Используя свою сперму и её соки, Трей одним пальцем смазал её задницу, входя и выходя в гипнотизирующем ритме. И судя по зачарованным лицам его парней, он не один от этого пёрся.

Когда он добавил ещё один палец, Тарин подскочила от этого вторжения, не потому что оно причиняло боль, а потому что она была слишком напряжена.

– Ш-ш-ш, детка, я не причиню тебе боли, ты же знаешь, что я никогда это не сделаю. – Тарин чуть расслабилась, как будто эти слова ослабили её страх. Трей продолжил растягивать её двумя пальцами и уже скоро Тарин стонала и извивалась, пытаясь подстроиться под ритм. – Вот так. Нравится? – Она лишь кивнула, но в этот раз он не стал её ругать. Чёрт, он был слишком очарован видом, как его пальцы двигаются внутрь и наружу, чтобы заботиться из-за такой мелочи. Когда Трей добавил третий палец и Тарин застонала больше от удовольствия, чем боли, он понял, что она готова.

Спасибо Господи.

– Детка, я больше не могу ждать. – Трей медленно вытащил пальцы и пристроил ко входу член. – Ш-ш-ш, расслабься, впусти меня. – Протяжно выдохнув, Тарин позволила напряжённости покинуть тело. Трей успокаивающе погладил её по спине. – Хорошая девочка. А теперь, когда я буду двигаться вперёд, двигайся назад. – Игнорируя дикое желание рывком загнать член в её задницу, он дюйм за дюймом медленно проталкивал его, заботясь о том, чтобы не причинить Тарин боль. – Детка, ты даже не представляешь, как жарко наблюдать за тем, как мой член исчезает в твоей заднице. Хорошо, Тарин. Вбери больше. – И вот, наконец-то, он полностью был в ней. – Блять, невероятное ощущение.

И он прав, так и было… и это чертовски удивило Тарин – она никогда в жизни не ощущала себя настолько заполненной. Да, конечно, было больно, но боль оказалась приятной. И это лишь усиливало наслаждение. Трей был прав – её тело подстроилось под него, было создано, чтобы подстраиваться под него всякий раз, как он хотел её взять. Вот только начал бы он двигаться…

– Готова, детка? – приняв её стон за согласие, Трей медленно вышел из неё, оставив внутри лишь головку члена, и медленно скользнул обратно. Тарин всхлипнула. – Думаю, она будет хорошей девочкой, – сказал он Доминику и Райану. – Отпустите. – Выглядя очень разочарованными, они так и сделали. Трей снова погладил Тарин по спине. – А сейчас, детка, пришло время пососать член Данте.

Тарин подумала, что уже должна была быть чертовски уставшей. Конечно же. И, естественно, не хотела сосать ещё один член, когда уже позаботилась о Трее, Маркусе и Тао. Но, вместо этого, когда Данте опустился перед ней на колени, она облизнула губы от вида его члена. Грета, очевидно, оказалась права – она шлюшка.

– Тарин, открой ротик, – произнёс Данте, потеревшись головкой члена о её губы. – Хочу, чтобы эти губы обхватили мой член. – В ту же секунду, как она открыла рот, он подался вперёд. – Прими меня глубже, сладкая. Вот так. Твои губки созданы для этого.

– Чёрт, да, – согласился Маркус.

Когда Трей сделал ещё несколько медленных толчков, Тарин начала беспокойно ёрзать.

– Хочешь большего? Хочешь пожёстче? – Она кивнула. – Тарин?

Она повернула голову и встретилась с его взглядом.

– Да, хочу жёстче.

– Хорошая девочка.

Надувшись, как ребёнок, Данте схватил её за голову и повернул к себе, чтобы она продолжила сосать его член.

Трей дал Тарин то, чего она хотела, выйдя из неё и резко ворвавшись внутрь. Он стал жёстче вбиваться в неё, но не настолько, чтобы заставить её кончить. Когда Данте кинул на него взгляд, говорящий, что он близок к оргазму, Трей схватил Тарин за волосы и дёрнул вверх, держа её спину выгнутой, как лук.

– Детка, посмотри, как они ласкают свои члены.

От его слов Тарин удивлённо распахнула глаза. Чёрт, Трей не шутил. Все парни стояли и дрочили. Ну, все, за исключением Трика, который отсасывал Маркусу, который надрачивал свой член.

– Они представляют, что трахают тебя в задницу. Но они же не могу заполучить ни одну из твоих дырочек?

– Нет, – хрипло ответила Тарин.

– Скажи им. Скажи, что они никогда не смогут тебя трахнуть.

– Вы никогда не сможете трахнуть меня.

Держа её за волосы, Трей повернул её голову к себе, чтобы заглянуть в глаза.

– Детка, и почему же они не смогут тебя трахнуть?

– Потому что я твоя.

– Верно, ты целиком и полностью моя. Моя маленькая сучка. Моя хорошая девочка. Моя пара. А теперь, детка, наклонись, чтобы они могли на тебя кончить.

И Трей начал жёстче, глубже и быстрее вколачиваться в её задницу, зная, что Тарин этого хотела, что ей это нравилось. Нравилось настолько, что она подавалась навстречу его толчкам.

– Вот так, детка. Заставь себя кончить. – Тарин без промедления скользнула рукой себе между ног и накрыла клитор. – Когда кончишь, выкрикни моё имя. Вот так. Сочетание ощущения её яростного оргазма и того, как она выкрикнула его имя, подтолкнуло Трея к собственной разрядке.

– Сукин сын!

Трей наблюдал за тем, как бета и стражи кончили Тарин на спину, тяжело дыша и трясясь также сильно, как и он.

– Самое жаркое зрелище из всех, что я видел, – хрипло констатировал Доминик.

"Что ж, если самый извращенистый извращенец в мире не видел ничего жарче, значит зрелище было воистину стоящим", – подумала Тарин, с улыбкой закрыв глаза.

– Детка, оставайся тут, пока мы приведём тебя в порядок.

Если он считал, что она куда-то собиралась, то был просто сумасшедшим. Тарин не смогла бы сдвинуться с места, даже если бы от этого зависела её жизнь. Множество рук бережно вытирали и массировали её, движения были успокаивающими, расслабляющими и уважительными. Затем каждый из парней прошептал ей на ухо искреннее спасибо и поцеловал в щёку или в волосы. Истощённая Тарин всё же умудрилась поднять руку и раз им махнуть. Парни усмехнулись. По-видимому, нашли её усталое состояние забавным. Задницы.


Переводчики: Casas_went, Joffrey_Lupul, marisha310191, natali1875

Редактор: navaprecious


Глава 17 (без сцены менаж) | Дикие грехи | Глава 18